Жизнь на острове Завьялова

Рыбзавод на острове Завьялова в бухте Рассвет. 60-е годы 20 века.

Рыбзавод на острове Завьялова в бухте Рассвет. 60-е годы 20 века.

Тамара Удалова с подругами завербовались на Север на 6 месяцев. В то время ей было 19 лет. Из Орла сначала во Владивосток, потом в Магадан. На остров Завьялова девушки прибыли на путину в июне 1962 года по направлению ольского рыбозавода.

Однако хода сельди не было и их перекинули на в посёлок Олу на разделку красной рыбы. Работа была тяжёлой – приходилось по 8 часов работать в холодной воде без перчаток. Девушки обратились к руководству по поводу тяжелых условий работы и их в качестве наказания отправили… грузить камни.

В результате Тамара с подругами сбежали с Олы на рыбацком катере под брезентом назад на остров Завьялова. Начальник метеостанции Николай Жук (негласный глава острова) не только принял девушек, но и встал на их защиту в этом конфликте.

Ситуация разрешилась благополучно. Скоро вовсю пошла путина, селёдки было много и работы тоже, но самое главное – это было по настоящему человеческое отношение. Девушки отработали на острове Завьялова до декабря месяца.

Заработали девушки за путину хорошо. Во время житья на острове выдавали авансы, а после окончания путины и перед отправкой на Олу рассчитались полностью. В декабре 1962 года Тамара перебралась в Магадан.

Летом 1962 года на путину на остров прибыло 12 человек завербованных: две семейных пары и восемь девушек.

Другая часть жителей на острове жила круглый год. Это начальник метеостанции Николай Жук, медсестра и заключенные на поселении. Заключенные (поселенцы) жили в двух утепленных домах. Негласным начальником над всеми на острове был Николай Жук.

Не смотря на такое пестрое по составу население на Завьялова всегда был порядок. По колымским обычаям и двери не запирались.

Тамара Мурлина c подругой на острове Завьялова. Бухта Рассвет. 1962 год.

Тамара Удалова (Мурлина) c подругой на острове Завьялова. Бухта Рассвет. 1962 год.

Девушек поселили на острове в фанерных домиках. Жили в фанерном домике на 4 человека. В домике был стол, четыре кровати и печка. Топили и готовили сами. Печку топили стлаником и ветками, которые сами собирали на сопке. С холодами кровати отодвигали от стены чтобы не примёрзнуть.

Когда наступили морозы, в домике приходилось поддерживать оптимальную температуру и топить практически постоянно. Проморгаешь температуру  – и стены все в инее, слишком высокая температура – все тает… В этот год снег выпал только в ноябре. А морозы начались в октябре месяце.

За время путины девушкам выдали по 10 кг картошки на человека. В основном питались тем, что добывали сами. На острове в изобилии были  грибы, ягоды, голубика. Работники могли брать рыбу с завода или ловили сами с пирса (ёрша, камбалу и тд…). На острове был магазин, где можно было купить консервы, шоколад.

Была на рыбзаводе и своя столовая на пирсе. Готовила одна из семейных пар. В ней стловалась большая часть рабочих под запись, деньги списывались с аванса.

Отношения с обитателями острова складывались по разному. С семейными парами девушки общались нормально. А вот от заключенных бегали, даже в лесу пару раз приходилось ночевать. А они им кричали: «Выходите мы вас не тронем, не бойтесь!».

Часто, когда девушки после работы приходили домой, на подушках они находили гостинцы от поселенцев, шоколад, цветы, книги…

Как и в любом месте Магаданской области рядом с людьми всегда жили медведи. Ну если быть точнее, это люди потеснили медведей. Не был исключением и остров Завьялова. Порой это соседство было спокойным, но иногда назойливых мишек приходилось отгонять выстрелами. Но были случаи, когда потапычи группами приходили в гости и осаждали поселения людей. Так, однажды, мишки в буквальном смысле слова осадили маяк и работники с охотничьими ружьями были вынуждены укрыться на маяке и вызывать помощь с завода с трехлинейкой. Благо, все закончилось благополучно.

Оружие на острове было. Для борьбы с медведями, охоты ну и на всякий случай. У смотрителей маяка были два охотничьих ружья и у начальника метеостанции Николай Жук были две винтовки (трехлинейки).

Связь рыбзавод с материком и с маяком держал по рации.

Рыбзавод на острове Завьялова во время путины занимался переработкой сельди. Рыбу доставляли в бухту Рассвет МРС (малые рыболовецкие сейнера). Готовую продукцию с завода забирали небольшие суда (из-за малых глубин в бухте большие суда не могли подойти к пирсу) и перегружали на большое судно, либо доставляли на побережье. Суда к пирсу подходили по приливу (во время отлива вода от пирса практически полностью отходила и обнажая морское дно).

Сама бухта Рассвет очень удобная для стоянки судов, большей частью прикрытая от ветра и волн сопками (наверное и единственная в этом плане на острове Завьялова). Во время шторма в ней находили убежище МРС и другие малые суда.

Остров Завьялова. Бухта Рассвет. 2016 год.

Остров Завьялова. Бухта Рассвет. 2016 год.

Фотография Бухты Рассвет сделана в 2016 году. На ней обозначены: пирс рыбзавода (практически полностью разрушен), место где находился сам рыбзавод и где были жилые строения.

Рыбзавод на острове Завьялова начинался с пирса. На нём осуществлялась приёмка сельди с МРС, там же её и мыли. С этого же пирса производилась отгрузка готовой продукции (бочек).

Далее промытая сельдь в тачках доставлялась от пирса (практически по прямой) к большим брезентовым засолочным чанам в распадке и засаливали. Руководил процессом мастер по засолке. Чаны располагались чуть выше по распадку, за местом, где сельдь упаковывали в бочки.

Также слева располагались хранилища льда. Лёд добывали и складировали для путины всю зиму поселенцы – заключенные. Лед бросали в чаны для охлаждения.

Капитальных строений в распадке над чанами не было. От непогоды и дождя их укрывала натянутая крыша из брезента. Участок работы с бочками также был под брезентовой крышей.

Готовую рыбу укладывали в бочки по 100 кг вручную. Для уплотнения сельди в бочке использовался вибратор (этой работой и занималась Тамара).  Бочку заливали рассолом, заколачивали, трафаретили и после этого катили по мостику и трапу на судно. Этой работой также занимались девушки.

Дальше влево был красивый распадок, где было много грибов и ягод.

В посёлке было своё электричество, генератор стоял на берегу. Электричество использовалось для освещения и электроприборов. Топливо для электрогенератора хранилось в бочке.

(Видимо в последующие годы рыбзавод на Завьялова стал более электрофицирован. В 2016 году на берегу и распадке можно было найти остатки электродвигателей, применявшихся на производстве – О.В.).

По правой стороне располагались баня и магазинчик (в магазин привозили хорошие китайские товары, свитера, другие вещи и даже духи).

Выше стоял «Белый дом». В нем были медицинский кабинет (медсестра жила в нём), кабинет начальника рыбзавода Веретенникова, метеостанция Николая Жука (жил там) и комната мастера по засолке рыбы. Два домика утепленных (для поселенцев) и три фанерных для завербованных.

Жизнь  потом у всех сложилась по разному. Трое из них остались на севере, одна подруга вернулась домой через полгода. Тамара Удалова (Мурлина) с семьёй покинула Магадан в 1993 году.

На клоне одной из сопок острова Завьялова, недалеко от бухты Рассвет, стоял маяк. Этот маяк был построен ещё до войны из бута (камня).

Там работала бригада из 3 человек, выпускники новосибирского института, один из них –  Юрий Торопов. Один раз в год к ним завозили провиант и снаряжение. Маяк стоял примерно 400 метров над уровнем моря. Радиостанция на маяке работала от аккумулятора, был там и электрогенератор на базе бензинового двигателя. Население маяка жило в деревянном домике, который стоял возле маяка. В доме был рабочий кабинет и жилая комната. Также возле маяка располагалась вторая метеостанция.

К месту, где располагался маяк, катера подойти (волнение, камни, мелководье) не могли и перевозка грузов с катера на берег (и обратно) осуществлялась на лодке.

Воле маяка была могила. Смотритель маяка пошел фотографировать окрестности, сорвался со скалы и утонул. Его похоронили недалеко от маяка и могилу заложили камнями.

Из рассказа Тамары Удаловой (Мурлиной). Огромное спасибо ей и её дочери, Ольге Фроловой!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *