О жизни на Штурмовом

У приисковой Доски Почёта.

Посёлок Штурмовой. Голубовский Валентин у приисковой Доски Почёта.

Мои родители приехали на Колыму по оргнабору на прииск Ветвистый в 1940 году. Я родился 13 апреля 1941 года в больнице посёлка Хатыннах. В 1942 году родилась моя сестра Светлана и в 1943 году сестра Людмила.

В 1944 году мы переехали на прииск Штурмовой и жили на 3-м участке. Посёлочек не большой – 2-3 деревянных дома, общежитие и конбаза. Из детей, кроме нас, в посёлке было ещё две девочки.

Наиболее чёткие воспоминания, по словам родителей, начинаются с возраста где-то 4-6 лет. Хорошо помню когда родился брат (мама рожала дома) 9 августа 1945 года. Так же помню, как проснулся ночью от какого-то оживления в доме – это все обсуждали сообщение о денежной реформе и отмене продуктовых карточек в 1947 году. Не знаю, что испытывали родители, но мы (дети) не голодовали, хотя и большого избытка не было.

В 1945 году мы переехали жить на основной посёлок. На это время в посёлке были: амбулатория, золотоприёмная и сберегательная кассы, почта и телефонная станция школа, детский сад, клуб, магазин, хлебопекарня, баня,управление, цехи ремонта горного оборудования (ЦРГО), прод. и тех.склады.

Жилой фонд состоял из десятка 2-4 квартирных одноэтажных домов, были два двухэтажных дома – общежития и коммунального типа дома ИТР. Всё это были постройки 1930 – 1940 годов.

В 1,5 км от основного посёлка располагалась охраняемая лагерная зона (посёлок Комендантский).

Так же не вдалеке от посёлка располагалась конбаза – конюшня и коровник на 4-5 коров При конбазе был дом для обслуживающего персонала.

Ещё в пределах 10 километров от Штурмового располагался небольшой жилой посёлок 1-й участок (в последствии посёлок Речной).

ЦРГО.

ЦРГО.

Территория ЦРГО была охраняемой лагерной зоной. Для охраны на прииске располагался взвод солдат срочной службы. Солдаты были все нерусские и малограмотные (по словам знакомого солдата у них был очень грамотным помкомвзвода – имел «целых 5 классов образования»). Видимо, так было нужно.

Директором прииска в то время был Хороненко И.К, гл.инженером Панков А.Н., начальником ПЭО Гудков И.И., начальником ОК Кокурина, главным бухгалтером Пархоменко,  главным механиком Михайлов В.В..

Урлапов, Гудков, Черепанов и Голубовская.

Урлапов, Гудков, Черепанов и Голубовская.

В начальной школе посёлка Штурмовой дети учились по 4 класс. Размещалась она в двухэтажном доме.  На первом этаже одну квартиру занимал учебный класс, над ним, этажом выше, была квартира учителя. Занимались в две смены в одном классе. В первую смену учились 1-й и 3-й классы, во вторую 2-й и 4-й. Я пошёл в школу в 1948 году. Моей первой учительницей была Аникина Мария Афанасьевна. Во 2-м классе – Хрусталёва Елена Николаевна, в 3 и 4-м классах – Горшкова Раиса Карповна.

Дети Штурмового.

Дети Штурмового.

Детей на Штурмовом было мало. Кого помню: Хороненко Володя, Хараим Лиля, Панкова Галя, Пархоменко Люба, Жураховский Виталик, Сидякины Валик, Костя и Надя, Мокроусов Витя, Ильченко Рая, Постнова Зина, Тухватулина Ида, Черепановы Вова, Юра и Галя. Конечно у девчат сейчас другие фамилии, но может из читателей блога кто-нибудь увидит знакомую фамилию или на фото, которые я присылаю кого-нибудь узнают.

Из детских воспоминаний хорошо запомнилось отсутствие всех овощей в свежем виде – всё было в сухом, брикетированном или порошковом состоянии. Отсутствие витамина С компенсировалось (как противоцинготное) местным средством – отваром хвои стланика. Это был горький тягучий состав тёмно-коричневого цвета, применяющийся повсеместно, даже в столовых, в обязательном порядке, на столах стояли бутылки с «стлаником».

Впервые свежие овощи, «живое» молоко я попробовал в 11 лет, когда с родителями съездил в отпуск на материк в Ярославскую область под Ростов. Пока родители отдыхали на курорте в Сочи мы жили у бабушки в деревне. Вот там нам было раздолье!

В 1952 году мы с Магадана до Москвы добирались трое суток, самолёт летал только днём с ночёвками на промежуточных пунктах. Со Штурмового мы выехали в конце апреля автобусом до Ягодного, штурмовской перевал проезжали как по туннелю – снег был выше крыши автобуса. С Ягодного до Магадана ехали на автобусе, везде было ещё много снега. В Магадане снега уже не было.

Взлетает «воздушный извозчик» Ли-2. Аэропорт «Магадан-13 км». 60-е годы ХХ века.

Взлетает «воздушный извозчик» Ли-2. Аэропорт «Магадан-13 км». 60-е годы ХХ века.

Из Магадана вылетели на Москву на самолёте Ли-2 рассчитанном на 14 пассажиров, оборудованном двумя жёсткими скамейками по бортам фюзеляжа. Маршрут полёта Магадан – Якутск – Олёкминск – Омск – Свердловск – Казань – Москва. В Якутске была уже весна, но особенно запомнился аэродром в Олёкминске – грунтовое зелёное поле, цветут цветы, тепло и прыгают лягушки, которых мы никогда не видели и сразу принялись ловить, даже не захотели идти в столовую. В Москве впервые увидели паровоз. В общем впечатлений – на всю жизнь.

После возвращения из отпуска в 1952 году в 5-й класс  мне пришлось ехать учиться в среднюю школу-интернат в райцентр – посёлок Ягодный (В Штурмовом была только начальная школа). Автобус тогда на Штурмовой не ходил и нас 6 -7 учеников возили в закрытой продуктовой будке на сене «вповалку». В интернате мы и жили, домой привозили только на праздники и на каникулы.

Жили в комнатах по 10-12 человек. Днём под присмотром воспитателя, а ночью – дежурного, который здесь и жил в отдельной комнате. В основном были предоставлены сами себе. В такой обстановке жить и учиться было сложно.

Питались в интернатской столовой, Кормили хорошо и вкусно, но это тому, кто был не брезглив и ловок. За столом размещалось 10-12 человек, на стол накрывали дежурные из учеников. Брезгливому соседи по столу обязательно испортят аппетит, тогда хватай кусок хлеба и пытайся где-нибудь съесть, если снова не испортят аппетит. Вкусности конфеты или печенье вбрасывались на стол «на хопок», схватит быстрый и ловкий.

Уборкой помещений занимались сами( мойка полов и т.д). Помощь в столовой – чистка картошки, мойка посуды и так далее – всё это наше. Больше всего нравилось помогать в столовой, повар обязательно чем-то вкусным угостит (особенно жареной картошкой).

Повара дядю Сашу Фридмана все любили – очень был добрый человек всегда даст добавку, а если ещё и похвалишь, тогда ничего не жалел.

Поначалу (до зимних каникул) заливался горючими слезами – это и понятно: пацану 11 лет, всё время жил с родителями и в такие условия. Первый месяц жил впроголодь (был очень брезглив), постоянно из-за детских очень жестоких шалостей не досыпал. Но потом поборол брезгливость, научился давать отпор и получил закалку на всю жизнь: есть могу что угодно, спать в любых условиях.

Учился я в Ягодном до 1956 года, а там из-за како-то реформации пришлось в 1956-1957 годах учиться в школе-интернате посёлка Оротукан.

14-й выпуск Ягоднинской средней школы 1958 года. Фото Голубовского Валентина.

14-й выпуск Ягоднинской средней школы 1958 года. Фото Голубовского Валентина.

В 1957-1958 годах снова учился в Ягодном. Условия были значительно лучшие: новое здание комнаты на 2-3 человека, обеспечение нижним бельём, учебной формой (возможно и не бесплатно).  При школе была возможность окончить курсы шоферов с получением удостоверения категории «С». Школу я окончил в 1958 году, с получением аттестата кончилось детство – началась взрослая жизнь.

После окончания школы в 1958 году, я вернулся на Штурмовой и три месяца поработал слесарем в гараже.

Так как в то время не было на Колыме института, я, как и многие, решил поступать в Магаданский горно-геологический техникум. Успешно сдав экзамены, поступил на отделение эл.механики с сокращённым сроком обучения за три года.

Нас сразу же отправили в Тауйский совхоз сначала на заготовку силоса, затем картофеля. Условия без натяжки можно было назвать ужасными: поселили в отгороженный отсек в овощехранилище вместо подушек матрасов набитые сеном мешки, две простыни. Спали вповалку на 2-х этажных нарах, отопление – буржуйка. Бани не было. Помыться можно было только в реке, но уже наступали холода. Особенно жалко было пацанов – первогодков по 14-15 лет.

Все работники совхоза были при должностях – хозяин поля, конюх и так далее. От техникума были кураторы – преподаватели.

Уже ожидали скорого снегопада и форсировали работы. Работали по 10 – 12 часов, а то и более и без выходных. Все возмущения пресекались угрозой отчисления из техникума. Все расходы на питание и перевозки грозились компенсировать из зарплаты или из стипендии (у кого не хватит зарплаты). В последствии многие так и оказались должниками. Человека 3 – 4 «заводил» все-же отчислили, но потом, по возвращению в Магадан, восстановили.

Нормы выработки доводились практически невыполнимыми: на заготовке силоса накосить по 900 килограмм (некоторые даже косы в руках и не держали), картофеля выкопать 3 сотки (копали вручную). Естественно нормы почти никто не выполнял – какие тогда могли быть заработки. Всё же до выпадания снега все работы сделать не успели и много картофеля ушло под снег.

После выпадания снега нас на буксирах по морю вывезли в Магадан, там санпропускник, медосмотр Помылись, подстриглись, прожарили одежду и на неделю в отпуск до начала занятий.Конечно я никуда не поехал. Поселился в техникумовское общежитие и неделю знакомился с городом.

Через неделю приступили к занятиям. Аудитории располагались в новом корпусе по ул.Ленина, рядом с автовокзалом и напротив ресторана «Магадан». Наш техникум был при Магаданском СНХ и стипендии были намного выше чем в соседних училищах: на 3-м курсе – 600руб. на 4 – 5-м курсах  – 650 рублей, а в пед. и мед. училищах стипендия была 150 – 200 руб. Талоны на питание в столовой техникума стоили 350 рублей на месяц. На период производственных и преддипломной практик стипендия сохранялась, по окончании обучения и получения распределения и оформления на работу предоставлялся месячный отпуск с выплатой стипендии.

Выпуск электромехаников Магаданского горно-геологического техникума 1958-1961 годов. Фото Голубовского Валентина.

Выпуск электромехаников Магаданского горно-геологического техникума 1958-1961 годов. Фото Голубовского Валентина.

На свою первую и вторую производственные практики я выезжал на Штурмовой, а преддипломную практику проходил на прииске «Экспериментальный». После получения диплома в 1961 году я получил направление на прииск Штурмовой.

Молодые специалисты.

Молодые специалисты.

Второй раз летели в отпуск на материк в мае 1964 года.  По сравнение с нашим первым полётом в 1952 году можно было понять, какой произошёл разительный прогресс.

Обработка антиобледенительной жидкостью самолета Ил-14 перед вылетом в аэропорту «Магадан - 47».

Обработка антиобледенительной жидкостью самолета Ил-14 перед вылетом из Магадана.

Летели самолётом Ил-14 Магадан – Москва с посадкой на дозаправку в Иркутске, лётное время 14 часов. Сказалась разница во времени – из Магадана вылетели в 12.00 в Москву прилетели в 18.00. По рассказам колымчан позже время полёта сократилось до 8-ми часов.