Малоизвестное о китах (Кашалот)

h32

Всё, что окружало этого кита, было окутано плотной завесой тайны. Загадочно непонятным было самое простое, легко доказуемое при научном изучение любого иного живого организма на планете — стадная иерархия.

Семейные кашалоты: самцы, самки и детеныши плавают в океане огромными стадами, в несколько сот голов. Если они ещё не пуганы, то их вид поражает идеальным порядком стада. Кашалоты плывут развернутым строем, одновременно, всем стадом, ныряют, и также синхронно выходят на поверхность.

Взрослый самец может пробыть под водой около часа. Самка, максимум полчаса, детеныши ни более десяти-пятнадцати минут.

Но всё стадо даже во время охоты, под взрывами гарпунных гранат, потеряв от ужаса стройность своих рядов и сбившись в кучу, будет по-прежнему выдерживать скорость и длительность пребывания под водой доступную для самых маленьких детенышей стада.

Делают это кашалоты не сами, а подчиняясь воле одного кита, именуемого на сленге китобоев «помполитом». На роль вожака, как правило, этот кашалот совершенно не годился. В стаде более половины самцов были и мощнее и старше его. Наоборот, очень часто он, был самым слабым «замухрышкой» в стаде, но все стадо синхронно повторяло каждое его действие.

Даже при групповых охотах, когда на стадо одновременно обрушивалось пять-восемь китобойцев и рвали стадо в клочья, но если «помполит» был ещё жив, казалось бы, уже рассеянное стадо снова собиралось под водой и выходило на поверхность тесной группой. Более того, пока он ещё в стаде, ни один крупный самец не посмеет отсидеться под водой, или используя свою мощь уйти, спасая свою жизнь. Их будут бить, а они будут продолжать идти за своим вожаком. Убит «помполит» и стадо в сотни голов сразу же бросится врассыпную.

Но самое поразительное было в ином. Когда в конце шестидесятых спустившись к северному тропику, китобои обнаружили там такие скопления, кашалотов, что нередкими были случаи, когда вся флотилия била одно и тоже стадо по неделе, каждый день убивая «помполита» и рассеивая стадо. За ночь стадо снова собиралось вместе, и утром у него обязательно был новый «помполит», а его власть была безграничной, как и у прежнего, убитого, вожака. Ни у одного вида живых организмов на планете нет и сотой доли подобной скоротечности смены безоговорочного лидера. У кашалотов есть. Почему?

И хотя ежегодно на каждой из китобойных флотилий в море уходила целая плеяда блистательных ученых, каждый второй если не академик, то профессор или доктор наук. Высказать научное обоснование этому не решился никто из них. Не вписывается этот кит ни в одну научную догму или в фундаментальную теорию учёных земли. Но это всего лишь пролог главных, действительно не подвластных человеческому разуму загадок кашалота.

Согласно базисным научным законам ни один живой организм на планете земля не в состоянии избежать закона о декомпрессии — это научная истина для всех живых организмов. При быстром подъёме с глубины в крови закипает азот. Он не только рвёт все кровяные сосуды, а буквально раздувает до чудовищных размеров любой организм.

Это отлично видно при подъёме глубоководных тралов с рыбой. Если трал полон, а при подъёме не были соблюдены временные интервалы остановок, то рыба раздувается так, что рвёт крепчайший трал, сплетённый из стального троса повышенной прочности, в клочья, словно он был сплетён из гнилых ниток.

Но… Этот всепланетный закон для всех живых организмов не распространяется на кашалота. Кашалот ныряет не на смертельный для всего живого на земле рубеж в сотню метров, а на тысячи метров и ни испытывая при этом ни малейшего дискомфорта. Здесь третьего не дано, или закон о декомпрессии абсолютно не верен, либо даже подумать страшно… Кашалот представитель иной, не земной цивилизации.

Почти триста лет подряд все справочники и энциклопедии, основываясь на остатках глубоководной пищи найденной в желудках убитых кашалотов, безапелляционно утверждали: предельно допустимая глубина для крупного кашалота не более чем 600 -700 метров. Но…

В начале шестидесятых годов прошлого столетия ремонтники спустившиеся на батискафе для ремонта повреждённого кабеля, обнаружили, что кабель повреждён запутавшимся в него кашалотом. И было это на глубине не в 700, а в 1280 метров.

Весь научный мир планеты горячо дискутировал, доказывая, что это фальсификация, что ни одно млекопитающее планеты земля, даже в самых радужных теоретических мечтаниях, не способно остаться в живых на такой глубине… Кашалот, словно издеваясь над учёными, стал регулярно запутываться в подводных кабелях на всё больших и больших глубинах: 1500; 1800; 2500; и, наконец, на 2850 метров!!!

Учёные ошеломленно замолчали. Это был шок. Десятки, сотни научных догм, блестяще защищённых диссертаций, открытий, оказались, всего лишь фантазиями учёных. Единственное на что хватило блистательного научного сообщества, так это высказать своё научное резюме: «Самая любимая еда кашалотов кальмары, во мраке больших глубин кашалот путает кабель с гигантскими кальмарами и спрутами и нападает на него». Но уже через десять лет весь научный мир планеты будет стыдиться даже вспоминать о своём научном резюме…

Долгие столетия самые блистательные учёные мира безуспешно пытались подвести хотя бы какое-нибудь внятное, научное обоснование, почему у кашалотов такая не просто большая, а гигантски большая голова. (Она у кашалота равна одной трети длины его тела и составляет свыше 60% от всего общего веса кашалота).

Вся голова состоит из зернистого, очень плотного, но в то же время мягкого, который легко режется ножом, хряща. Весь хрящ пропитан спермацетом. Кроме этого, в самом центре головы кашалота, есть большой спермацетный мешок. Зачем кашалоту нужна такая гигантская голова, что такое спермацет, для каких целей он предназначен? Ответа на этот вопрос не знал никто в мире.

После продолжительных научных дискуссий, учёные выдвинули гипотезу, что именно спермацет, каким-то совершенно непонятным образом, способен регулировать ритм работы сердца и кровяное давление, согласно глубинам. Именно это и ставит кашалота вне всепланетного закона о декомпрессии.

Выдвинули и… сильно испугались этой гипотезы. Ведь если это действительно верно, то в голове у кашалота для управления этим процессом синхронного изменения кровяного давления согласно глубинам, обязан быть не просто компьютер, а супермощный компьютер. Причём совершенно неведомых ещё на земле параметров и мощности. Но и эти терзания учёных не были долгими. Через несколько лет, четко, ясно и безоговорочно кашалот наглядно продемонстрирует всему миру, что в его голове есть гораздо более значимое и совершенно необъяснимое, чем просто суперкомпьютер.

В самом начале 70 годов была проведена первая, она же последняя, международная экспедиция по комплексному изучению китов. Три ведущих государства мира: Япония, США, СССР выделили на экспедицию самое лучшее, что у них было. Впервые в мире в море работало не одно научное судно, а целая флотилия научных судов, которая, благодаря регулярному снабжению, могла работать автономно в океане более шести месяцев.

Результат экспедиции был столь ошеломляющим, что, не смотря на подписанный договор о пятилетнем сотрудничестве, после первого рейса международная коалиция рассыпалась, как карточный домик. Ни одно из трёх участвующих в экспедиции государств, категорически не пожелало в будущем делиться своей информацией о китах.

К огромному сожалению ни я, никто иной, не сумеет дать читателю полную информацию обо всех итогах этой уникальной экспедиции. В еженедельной морской газете китобойной флотилии «Дальний Восток» «Труженик моря» была опубликована только начальная, вступительная часть отчёта экспедиции и дальнейшую публикацию тут же запретили. Более того, была предпринята попытка изъятия всего тиража газеты с этой статьёй у членов экипажей плавбазы и добывающих судов. Но даже эта, мизерная часть отчёта, поражала, заставляла замирать в восхищении…

Экспедиция не только подтвердила научным путём гипотезу о том, что ритм работы сердца и кровяное давление у кашалота с непостижимой человеческому восприятию скоростью в сотые доли секунды изменяется согласно глубине погружения кашалота.

Оказалось зернистость хряща головы кашалота это живое, гигантское плато радиолокационной станции. Спермацет — переносчик информации между ячейками плато. Кашалот в автоматическом режиме, постоянно имеет полную чёткую картинку локации всего происходящего вокруг него на расстояние более одной морской мили. Всё зависит от величины головы, а, следовательно, и мощности этой живой локационной станции.

Но это всего лишь начало. Оказалось, что кашалоту совершенно не нужно преследовать свою добычу. Станция способна отслеживать в радиусе своего действия, самую мелкую рыбу, любой живой организм. Если обнаруженная станцией добыча устраивает кашалота, то происходит нечто супер невероятное, кашалот способен мгновенно аккумулировать всю мощность своей станции в пучок и «выстрелить» ею.

Экспедиция сумела это доказать безоговорочно. Даже кашалот среднего размера способен своим «выстрелом» парализовать двухметрового кальмара на расстояние до 450 и более метров!!! На время более чем достаточное, чтобы кашалот успел подплыть к парализованной жертве и спокойно проглотить её.

Это объяснило загадку столетий. Каким образом слепые с рождения кашалоты не только могут жить в большом семейном стаде, обзаводиться потомством, но и нисколько не уступать в упитанности зрячим китам. Ведь им, практически, обыкновенное зрение не нужно. Ведь у них есть супер мощная локационная станция  -пушка. Но это задало учёным ещё более сложную задачу.

Каким образом кашалот обладающей локационной станцией, аналогов которой нет даже у людей, может спутать «мёртвый» подводный кабель, с живым щупальцем гигантского кальмара или спрута. И почему до начала шестидесятых годов, в течение долгих десятилетий, ни один кашалот, ни разу не нападал на подводный кабель. А вот после шестидесятого года, кашалоты стали нападать на подводные кабели регулярно. Но самое поразительное, что кашалоты нападают на подводные кабеля не по всему мировому океану, а практически в одних и тех же регионах. Это уже не может быть случайностью совпадения — это закономерность. Но в чём именно она выражена, это уже был неразрешимый вопрос…

…По большому счёту, еженедельные морские газеты каждой из китобойных флотилий, по своему объему информационного поля, могли дать огромную фору всем остальным СМИ СССР, включая толстые научные журналы вместе взятыми. Являясь по существу «закрытыми» СМИ, на берегу газеты не выходили, и всё, что не публиковалось в них дальше моря, то есть членов экипажей флотилий, не выходило. Лишённые политически идеологической цензуры, они зачастую открыто публиковали такое, о чём на берегу люди опасались говорить в кругу своих даже шепотом. Особенно охотно на страницах этих «морских» газет, регулярно делились с моряками своими взглядами, гипотезами, выводами, учёные из научных бригад.

По единодушному мнению подавляющего числа китобоев, единственной реально возможной гипотезой объясняющую причину нападения кашалотов на подводные кабели связи, являлась большая статья одного из докторов наук.

«…То, что нападение кашалотов на подводные кабели связи происходит практически в одних и тех же регионах, заставило меня обратиться за помощью к коллегам. Меня интересовало, являются ли данные регионы привлекательной кормовой базой для кашалотов?

Они подтвердили это. Именно в местах нападения кашалотов на кабели связи, ежегодно происходят эмиграционные скопления очень крупных кальмаров.

Теперь сами вспомните то, что было опубликовано в этой же газете, об итогах международной экспедиции. В голове кашалотов ни просто уникальная по своей мощности локационная станция. Это многоцелевая станция способная отслеживать такие процессы, о параметрах и принципах работы которых, современной науке неизвестно совершенно ничего.

Если взять за исходную точку именно эту, пока ещё совершенно неизвестную нам, уникальность локационной станции то тогда всё выстраивается в чёткую, логическую цепочку.

В конце пятидесятых начале шестидесятых годов, все государства мира имеющие подводные кабели, в связи увеличения потока информации, стали переходить на другие частоты их передачи. Новые частоты, это совершенно иное электромагнитное поле, вокруг кабеля. Единственно логическое объяснение причины нападения кашалота на кабель это то, что новое электромагнитное поле, в отличие от старого, стало мешать кашалотам, отслеживать свою любимую пищу — кальмаров. И кашалоты сознательно стали нападать на подводные кабели, дабы уничтожить эти источники помех работы их локационных станций. Именно не случайно запутаться, а уничтожить.

Ведь в каждом из отчётов водолазов ремонтников чётко прописано, что режде чем запутаться в подводном кабеле и погибнуть, кашалоты успевали повредить внешнюю оболочку кабеля на весьма значительном протяжении. Не сумев оборвать кабель с первого захода, кашалот поднимался на поверхность, отдыхал, чтобы нырнув, вновь напасть на подводный кабель в том же самом месте.

Но подобного просто не может быть в природе! Не может быть, по определению. При любой попытке научного обоснования этому нападению, нам, ученым, становиться страшно. Ибо это выходит за рамки человеческого восприятия нашего мира.

Кашалот буквально взрывает всю земную науку, все фундаментальные законы физики, электромагнитной индукции. Согласно которым, найти под водой подводный кабель связи, не имея точнейшей схемы его расположения невозможно сугубо теоретически.

Ведь именно по причине сохранения тайны его местонахождения, все подводные кабели связи помимо бронированной внешней оболочки, в обязательном порядке имеют не просто свинцовую оболочку, как все земные кабели, а специально — толстую. Мощный свинцовый экран, который глушит всю электромагнитную индукцию.

Кашалот же со своей локационной станцией, без каких – либо затруднений пеленгует этот кабель, находясь от него более чем в двух километров на поверхности моря.

Следовательно, его локационная станция базируется на совершенно иных, неизвестных на земле, физических принципах и параметрах. А сама мощь этой станции, особенно его парализующее всё живое выстрелы, чуть ли ни на полкилометра? Ведь, чтобы получить на земле согласно всем законам физики установку, способную осуществить подобный «выстрел», придется специально строить мощную электростанцию. У кашалота, такая воистину неземная мощь заложена в его голову с момента рождения. Из пустоты, возможно, создать исключительно лишь новую пустоту. Тогда же что, как, по какому принципу, является источником энергии для локационной станции головы кашалота? Что же тогда на самом деле представляет собой это животное? Откуда у него такой широкий спектр достоинств опровергающий все земные законы? Раз он наделён неземными достоинствами, то тогда откуда он, кто, или что это, кашалот?

Представитель неземной цивилизации… параллельных миров… потомок исчезнувшей в пучинах океана Атлантиды. Кто он на самом деле этот пугающий весь научный мир планеты земля, своей неподвластной загадочностью, кашалот?….Кто он?!!!.».

Профессора

То, что кашалот действительно уникально-неповторимое и самое загадочное явление природы на нашей планете, наиболее ярко, мистически необъяснимо, доказали китобоям «профессора» ещё десятки лет тому назад. Эти довольно редко встречающиеся кашалоты мужского пола, вне всяких сомнений стали залогом будущих инсультов и инфарктов для многих китобоев. Они просто издевались над людьми, доводя их до бешенства, вселяя мистический страх.

«Профессора» можно было встретить где угодно: в семейном стаде, в группе молодых самцов, в одиночном бродяжничестве. Непременной особенностью всех «профессоров» была седая, сплошь усеянная шрамами, от былых сражений с гигантскими кальмарами и спрутами голова и большой вес.

Но вес «профессора» эта величина скорее виртуальная, чем реальная. Встречали их китобои не одну сотню раз, а вот брали «профессоров» на линь, считанное число гарпунеров.

Для всех других китов усвоивших с детства, что им сулит встреча с человеком, приближение ревущего дизелями китобойца служило сигналом тревоги, и они начинали стремительно уходить ходом. То для «профессора» это было приглашением к веселой игре, и они с радостью принимали вызов. Ведь в проигрыше, а значит и в дураках, неизменно останутся китобои.

Услышав звук приближающегося китобойца, «профессор» ложился на самой поверхности воды, давая жиденький фонтанчик вконец измученного и очень сильно уставшего кита. Словно приглашая китобоев: «Видишь, как я измучен и слаб? Подходи и бей меня в упор. У меня уже нет сил, спасаться от тебя бегством или нырять на глубину»

Но это было обманом. У этих извергов была просто мистически необъяснимая способность чувствовать дистанцию предельного выстрела, гарпунной пушки буквально до одного метра. Стоило китобойцу приблизиться к этой дистанции, кит притапливался на два метра.

Почему на два? Да потому, что взять кита через воду можно исключительно до глубины не более полутора метров, после чего гарпун рикошетит, изменяя свое дальнейшие продвижение в воде на горизонтальное. «Профессор» это отлично знал, притонул на два метра, и он в полной безопасности.

Пока китобоец делал циркуляцию, заходя на новый заход. Кит выходил на поверхность воды, радостно и громко фыркал: «Не получилось? А ты попробуй ещё разок».

Китобоец пробовал: второй, третий… двадцатый… всё напрасно.

Кит лежал, мощно и как казалось людям, радостно пыхтел и…. Уходил на два метра под воду каждый раз, когда китобоец приближался на дистанцию предельного выстрела. На этого изверга даже не действовали взрывы гранат. Обычно, чтобы не пугать кита, в него стреляют с пустой гранатой, а вот когда кит будет уже на лине, ставят гранату с зарядом. Детонатор гранаты срабатывает при ударе об воду. По «профессору», точнее над ним, можно было взорвать весь годовой боезапас, все без толку. Этот кит совершенно не боялся ни шума взрыва гранат, ни её осколков. Они для «профессоров», как для слона дробина.

Старые китобои были твердо уверены в том, что «профессора» обладая телепатией, способны читать мысли людей. Причём на весьма солидном расстоянии. Чем ещё, кроме телепатии, можно объяснить тысячи фактов тому, что когда взбешенный гарпунер, решившись на рискованный шаг, даже ни говорил, а тихо шептал в микрофон: «Мостик — внимание. Новый заход делайте шире, с таким расчетом, что бы, когда этот умник вновь начнет притапливаться, у нас было достаточно времени и пространства, дав полный ход и положив руль на борт, ударить форштевнем по его мудрой башке».

И «профессор», который до этого подхода двадцать раз подряд, притапливался на два метра, уходил под воду на пять метров! А осадка китобойца всего четыре с половиной метра.

При этом «профессор» ни просто уходил от удара, он буквально плющил разум людей, оплевывая их в полном смысле этого слова. И уже не китобои, а те из блистательных ученых, которым доводилось увидеть это приходили в полное смятение: «Боже праведный! Что же это? Если попытаться дать этому хоть какое-нибудь внятное объяснение, то получается, что разум этого кита на порядок, а то и все два, выше, чем у человека!!!».

Кашалот никогда ни выходит на поверхность вертикально. В отличие от всех других китообразных, дыхало кашалота расположено не по центральной оси головы, а слева. В следствии этому кашалот даёт фонтан не вертикально вверх, а под углом в сторону от себя.

После того как «профессор» ловко уходил от удара, он стремительно всплывал мимо бешено вращающегося винта головой вверх. Выскочив из воды вертикально, всего в паре метров от китобойца, кит давал мощный фонтан, обрушивая на людей находившихся на корме, потоки воды.

Это никогда не было случайностью. Это было закономерностью ответа кашалота на помыслы людей ударить его форштевнем по голове. В ста случаях из ста, если люди задумали ударить «профессора» по голове, он «оплевывал» их. И не разу не промахнулся, его дыхало, словно ствол орудия, неизменно было направлено на людей стоящих, на корме китобойца.

Длинна китобойца 61 метр, скорость 18 узлов, осадка четыре с половиной метра. Значит для того, чтобы кит успел, резко притонув, уйти от удара, а потом, развернувшись вертикально, всплыть в считанных сантиметрах от вращающегося винта и именно развернув дыхало в сторону людей, его действиями обязан был управлять мощный компьютер, ведь счет шел на доли секунд.

И не просто компьютер. Сначала чётко осознав грозящую тебе смертельную опасность от удара по голове, не только ловко уйти от неё в считанные мгновенья, но и молниеносно просчитав другую смертельную опасность, бешено вращающийся винт. Всплыть буквально в считанных сантиметрах от него. Затем развернуть своё тело так, чтобы твоё дыхало было строго направленно на китобоец. И «оплевать» людей, стоящих на корме. Это уже не рефлексы или инстинкты — то разум. И не просто разум, а Разум с самой большой буквы.

Но учёные поняли это преступно поздно. Буквально в преддверии введения всепланетного запрета на промышленную добычу китов. Когда доступ к изучению феномена кашалота для них, уже был практически закрыт.

Академики

Но и усатые киты не остались в долгу в своей, совершенно недоступной для разума человека, уникальности. Наглядно доказав людям, что не только один кашалот, но и весь отряд китообразных, требует от людей, совершенно иного осознания их существования.

Если у кашалотов были «профессора», то у усатых (сленг китобоев) «академики». Эти киты встречались, исключительно, среди самых мощных и скоростных усатых китов: финвал и голубой кит-блювал.

Если «профессора», тонко чувствуя предельную дистанцию выстрела, прятались от китобоев под слой воды, то «академики», наоборот, все время были на виду, доводя китобоев до бешенства недосягаемостью своей близости.

До начала охоты на них, они неспешно, даже лениво, плавали в поисках пищи. Но лишь только китобоец направлялся в их сторону, их поведение кардинально изменялось. Мощно работая своим хвостом, они давали фонтаны через абсолютно равные промежутки времени, и плыли ходом по идеальной прямой. Безукоризненно, словно хорошо отлаженная машина, выдерживая интервал между собой и преследователями, сто метров.

Максимальная дальность стрельбы гарпунной пушки, с усиленным зарядом, всего 95 метров. У «академиков» всегда были гарантирующие ему полную безопасность, пять «лишних» метров дистанции.

Энергетическая установка китобойца: четыре дизель-генератора по тысячи лошадиных сил каждый дизель. Движитель — гребной электродвигатель. Когда надо резко увеличить скорость и мощь, к работающему дизелю добавляют в схему требуемое число других дизель-генераторов. Кажется наивным вопрос: «Сумеет ли кит выдержать многочасовую гонку, сопротивляясь мощи четырех тысяч лошадиных сил?». Оказалось, что «академики» могут, и очень легко.

Этот случай произошел на китобойце «Резвый» в 1968 году и поверг в шок двух докторов наук находившихся на борту.

«Резвый» был уникальным китобойцем среди всех иных китобойных судов всех семи китобойных флотилий СССР. Он был единственным китобойцем, на которой стоял знаменитый японский гидроакустический прибор «Фуруно», позволяющий отслеживать кита под водой, на глубине свыше двухсот метров и на расстояние более полутора морских миль.

Все попытки советских учёных создать отечественный аналог японскому прибору путём многократных модификаций рыбацкого прибора «Палтус» потерпели полное фиаско. В силу этому, один или два учёных, сменяя друг друга, находились на борту «Резвого» практически постоянно, весь рейс. Ведь иных приборов позволяющих отслеживать кита под водой, у советских учёных просто не было. Именно наличие на «Резвом» такого прибора и двух докторов наук, и позволили учёным научно непогрешимо запротоколировать все, об этой уникальной для мировой науки гонки.

В поиске промысловых скоплений китов китобойная флотилия «Дальний Восток» делала переход из района Курильских островов к берегам Америки. Выстроившись фронтом в 150 миль, от восхода до заката, флотилия гигантской гребенкой прочесывала океан. На ночь китобойцы ложились в дрейф, чтобы с первыми лучами солнца, выстроившись в шеренгу с интервалом в десять миль между судами, вновь начать прочесывать океан. Во время перехода база разрешает бить только крупных пищевых китов весом не менее 55-60 тонн. Ведь именно в этом регионе: Командорских, Алеутских и островов королевы Шарлотты и встречаются самые крупные пищевые киты северного полушария Тихого Океана.

С рассветом «Резвый», снимаясь с дрейфа, наткнулся на огромного спящего блювала порядком 95-100 тонн. Но пока запустили дизель, сыграли сигнал охота, кит проснулся, и, установив интервал в сто метров, пошел ходом на восток. Взяли в схему второй дизель, затем третий, четвертый, но «академик», а в том, что это был он, сомнений не было ни у кого, тут же добавлял скорости и интервал в сто метров оставался неизменным. Прошло три часа, за это время, «Резвый» уже сильно оторвался от фронта китобойцев идущих поиском на одном дизели. Запросили базу: «Что делать?»

Капитан — директор попросил пригласить к микрофону докторов наук и спросил: «Представляет ли научный интерес эта многочасовая гонка блювала?». Те вскричали: «Огромнейшее!!! Мы уже сумели провести на этом ките воистину уникальный, не имеющий аналогов в мире эксперимент. Японский прибор позволяет отслеживать расстояние с точностью до полуметра. За эти три часа гонки, по нашей просьбе, китобоец десять раз: сначала резко уменьшал, а затем так же резко, увеличивал скорость. Это просто неподвластно даже нашему, искушённому разуму учёных. Но непостижимым образом, буквально в считанные мгновения, кит синхронно снижал или добавлял свой ход. Но к роковому для него рубежу в 95 метров, за эти десять совершенно неожиданных для него смен ходов, кит не приблизился не одного раза!

Безопасный для него интервал предельного выстрела гарпунной пушки, кит выдерживает безукоризненно. Словно это не живой организм, а умная оснащённая радаром и дальномером машина. А теперь, если мы в добавление к этому сумеем определить и степень выносливости этой живой машины, это будет мировая сенсация!!!».

Капитан-директор задал вопрос уже капитану «Резвого».

— Кит идет нашим курсом?.

-Да, чистый ост.

-Ну, тогда давите его на четырех дизелях самым полным ходом до темноты, а завтра будете лежать в дрейфе, пока флотилия вас не догонит. Хотя тут парочка профессоров подошла, так они даже готовы со старпомом пари заключить. По их научному резюме, более пяти часов такой гонки, ни блювал, ни какой иной вид китообразных, не способны выдержать даже сугубо теоретически. Три часа уже прошли, осталось всего пара часов. Так что давите вы этого «академика» до упора. Ведь он ни корабль, он должен, просто обязан, когда – нибудь, наконец, то устать…

Но «академик» не устал ни через пять, ни через десять часов. Ровно шестнадцать часов подряд, с восхода до девяти вечера, словно машина, размерено и четко, он плыл по идеальной прямой, не позволяя китобойцу даже на один метр, сократить гарантированно безопасную для себя дистанцию. Сгустились сумерки, «Резвый» заглушил дизеля и лег в дрейф, а морской «академик» растворился в ночи.

Весь научный состав блистательных учёных находящийся на борту базы был в шоке. Ничего, даже отдалённо похожего на этот конфуз, не было описано ни в одном научном трактате, не упоминалось ни одним учёным в мире. Но это произошло, и было запротоколировано по всем мировым стандартам научного эксперимента.

Четыре тысячи лошадей, за шестнадцать часов гонки, так и не смогли пересилить силу одного кита. И хотя бы на самую ничтожную малость, сократить, безопасно гарантированную для него, дистанцию предельного выстрела гарпунной пушки.

Но за то, какого кита? Морского Академика!!!

Автор: Юрий Маленко.