Усть-Таскан. Маленькое путешествие

Панорама Усть-Таскана.

Панорама Усть-Таскана.

Знакомство с Усть-Тасканом началось в середине шестидесятых, когда мы ещё пацанами проезжали через этот посёлок на речку Судар на рыбалку. Туда регулярно ходил рабочий автобус, возил на летние пастбища эльгенских тружеников. Рыбалка на Сударе всегда была отменная, а речка, хотя и не такая большая как Таскан, но очень красивая, чистая и к тому же богатая ягодами и грибами по берегам.

Первый раз переезжая мост через Таскан я увидал на высокой террасе левого берега реки огромное здание, напоминающее старинный, величественный замок окружённый рвом с водой и узким мостиком. Было в этой картине нечто суровое и неприступное, даже дорога от моста резко шла на подъём, затрудняя подходы к высоким стенам крепости. 

Первое впечатление от необычной в наших краях картины вскоре проходило и оставалось сознавать что это мирная и добрая, хотя и огромная электростанция. Всё внимание было сосредоточено на станции пока автобус потихоньку огибал территорию этого большого предприятия.

Не сразу успел разглядеть замысловатые подсобные строения и агрегаты. Но позже разглядел всё до мелочей и даже на противоположной стороне дороги смешную избушку, малюсенькую, но какую-то весёлую и одинокую. Позже узнал, что местные зовут её Кошкин дом. Вроде бы её назначение — метеостанция, а может и что другое.

Усть-Тасканская ТЭС. 1965 год.

Усть-Тасканская ТЭС. 1965 год.

Вот так с крутого извилистого подъёма и станции с пятью дымящими трубами начинается Усть-Таскан. От станции начиналась насыпь бывшей узкоколейки, превращённой теперь в обычную грунтовую дорогу, ведущую в посёлок, а точнее в верхнюю его часть.

Дорога больше походила на застывшие в оцепенении морские волны, на которых то вздымаясь ввысь, то проваливаясь, катил автобус. Потом на этих волнах пришлось качаться сотни раз, проезжая на маршрутном автобусе в райцентр — Ягодное, путь которого неизменно пролегал через Усть-Таскан.

К случаю немного отвлекусь, рассказав о том как мы совместно с жителями Усть-Таскана ездили на том самом автобусе в райцентр. Маршрут начинался от столовой, мимо станции, через мост и в Эльген, тасканцы, наверное, кляня эльгенцев гарцевали по пыльной дороге лишних шестнадцать километров. Потом эльгенцы, в душе ругая соседей, садились в переполненный автобус, без свободных мест и стоя два часа тряслись до Ягодного. В конечной точке почти все обалдевшие от духоты и пыли разбредались по делам. А вечером дружно штурмовали тот же автобус в надежде урвать свободное место. Здесь уже тасканцы теряли картбланш, а лидировали самые шустрые и наглые. В конце маршрута уже эльгенцы катались лишних восемь километров, только сидя в свободных креслах, измотанные и счастливые.

В Усть-Таскане тем временем дорога от станции несла свои волны куда-то вдаль, под уклон, сколько хватало глаз. Это участок бывшей узкоколейной трассы до угольного разреза на Среднем Эльгене, речка так называлась. В шестидесяти вёрстах три Эльгена сливаются в один и впадают в Колыму почти у Сеймчана. Сразу замечу, что речек с именем — Эльген на Колыме очень много и с непривычки легко запутаться.

Но нам так далеко не надо, проехав метров триста от станции, мы поворачиваем направо и минуя ряд домов, въезжаем в центр Усть-Таскана. Центр — это клуб с афишей у дороги, слева магазин продуктовый в одном здании со столовой, рядом промтоварный магазин. Здания одноэтажные и не очень новые. Народ правда привык и для него всё родное и любимое. Клуб с его радостями и весельем. Промтоварный магазин совсем новый, хотя и маленький. Главное — столовая! В ней так уютно и вкусно пахнет, здесь всегда хорошо готовят. В магазине продукты на витринах рядами, справа батареи ящиков с пивом, вином и даже водкой, но это на любителя.
Обожают тасканцы свой магазин — зимой всегда тепло, а летом наоборот прохладно и всегда уютно.

Посёлок Усть-Таскан. Слева виден продуктовый магазин, а справа - промтоварный. Июль 1978 год.

Посёлок Усть-Таскан. Слева виден продуктовый магазин, а справа – промтоварный. Июль 1978 год.

Ниже магазина и столовой — пустырь, ему отводится роль центральной площади. На этом месте народ собирается по праздникам, особенно многолюдно здесь в масленицу, по местному — проводы зимы. На севере это особый случай порадоваться концу скучной, надоевшей до изжоги зимы. Весело, радостно празднуют люди с гармошкою, с чучелом зимы, не упуская возможность прихватить винца в любимом магазинчике.

В будни через эту условную площадь снуют ученики с портфелями то в школу, то домой. От площади храм науки отгородился заборчиком, который во многих местах успел прилечь на отдых, но проход в нём строго обозначен воротами в виде двух деревянных колонн. Сама школа архитектурой почти не отличается от магазина и остальных зданий. Пожалуй, только новее и потому свежее. Это не единственная школа в посёлке, ещё одну мы встретим, продолжив путешествие.

Клуб. Усть-Таскан.

Клуб. Усть-Таскан.

Кинотеатр, по совместительству он же и клуб, тоже расположился в самом центре посёлка, только перейди через центральную дорогу от площади. Перед ним, как и положено, имеется стенд с афишами, а незамысловато намалёванные каракули информируют о том чего ожидать скоро завтра и сегодня. Реклама и в ту пору имела место, правда более информативного характера, и намного скромнее и лаконичнее.

Здание огромное и приземистое от не пропорционально малой высоты. Внутри выглядит уютно и всё как положено в скромном поселковом клубе. Обилие кумача и транспарантов с политическими лозунгами. Неизбежный атрибут советской пропаганды, которая примелькалась и не вызывает никакой реакции или протеста. Время постройки скорее всего, как и в Эльгене — послевоенное, до того не было ни времени, ни средств.

Субботник по посадке деревьев. Усть-Таскан.

Субботник по посадке деревьев. Усть-Таскан.

Чуть ниже клуба в молодом скверике, созданном заботливыми руками жителей, в один из знаменитых субботников — видим невысокую стелу из бетона в виде четырёхугольного усечённого конуса. Но никак не обозначенную. Очевидно жители и так знали чему она посвящается, а для туристов и так хорошо!

Это не помешало моему другу Мишке вскарабкаться на неё и принять позу великого поэта. Так я его и запечатлел на пленку, на века. Уже давно нет Мишани, и стелу наверное снесли, а я смотрю на него юного и умиляюсь, какими мы были молодыми и глупыми.

В те времена как раз шёл фильм «Белое солнце пустыни» мы его смотрели в Эльгене два дня подряд. И так он нам понравился, что прикатили в Усть-Таскан на велосипедах, дабы созерцать его в третий раз. Вот тогда мы и посетили этот клуб впервые. Всё с тем же Мишаней Колодяжным.

Не сомневаюсь, что у тасканцев больше воспоминаний и впечатлений от их центра культуры, пускай пишут воспоминания и делятся. Ведь так мало, если не сказать вообще ничего — написано о этом замечательном посёлке. Но пойдём дальше.

Детский сад. Усть-Таскан.

Детский сад. Усть-Таскан.

Чуть выше клуба находится детский сад, незатейливое типичное здание, но его украшает на входе круглая арка с колоннами и это придаёт унылому бараку художественный вид, что резко его отличает от прочих строений. Такая малость, а как приятно!

Рядом два корпуса (громко сказано) местной больницы. Здесь есть хирургическое отделение и даже перинатальное, скорее это на крайний случай. Больница небольшая, но службы поставлены отлично и спецы подобраны отличные. Много добра они сотворили за годы работы больницы. Спасибо им огромное!

Необходимость в больнице возникла со времён открытия посёлка. Место очень удалённое от центров и эпоха паромной переправы продиктовали эту неизбежность. Местные знаменитости приукрасили помять об этом заведении. Здесь работал доктор Вальтер, поджидая свою избранницу из эльгенских застенков до её освобождения. Сюда она пришла пешком в зимнюю морозную ночь, гонимая ветром свободы. Здесь они ещё долго работали, живя в любви и надеждах.

Я не буду повторять повествование Евгении Соломоновны Гинзбург о её преодолении «Крутого маршрута». Надеюсь вы с ним знаком и без меня.

Мне тоже пришлось однажды лечиться здесь от какой-то мелочи, выявленной приписной комиссией в конце шестидесятых. Нехватка витаминов и что-то с глазами. Пустячная болезнь. Но со мной в палате лежал мужик из Пищевого. Он опился вина до безумия и его накрыла белочка. А работал он на линии розлива вина и выпускали они тогда знаменитый «Солнцедар» Я тогда был ещё слишком юным и не пробовал вина, а народ говорил, что это редкая гадость, да к тому же повышенной крепости 20% и от него происходили подобные случаи.

Конечно, грешно смеяться над больным человеком, но Чеховская «Палата №6» рядом не находилась. Он не был опасен, но забавен был бесконечно. Мне особенно запомнилась его пантомима, когда черти полезли из-за картины на стене. Он их так самоотверженно, деловито загонял назад, что я верил в их присутствие. Его Чаплинская суетливость и серьёзность довели меня до судорог. Смехотерапия пошла на пользу и поправились оба быстро.

Мы покидаем палаты больницы и продолжаем знакомство с Усть-Тасканом и идём дальше от центра вниз под горку до улицы, делящей посёлок на верхнюю часть и нижнюю. Я не знаю названия этой пограничной улицы, но она начинается почти от станции и уходит за лесничество в лесок и дальше к кладбищу.

Дома в начале улицы типовые, но ухоженные и почти благоустроенные, видно здесь обитает местная элита. Большие чистые окна, аккуратные палисадники и много молодых высаженных деревьев. Место на пригорке сухое и светлое. Здесь просто красиво и очень уютно. Потом слева остаётся клубная аллея и почта справа, дальше баня-прачечная и остальные частные мелочи. Лесничество начинается на выходе из посёлка.

На крыльце почты. Усть-Таскан.

На крыльце почты. Усть-Таскан.

Из себя оно представляет огороженную территорию с небольшими строениями и большую площадку со штабелями свежего леса и досок. С этого пятачка управляют лесным хозяйством сравнимым по территории с некоторыми европейскими государствами. Ведут учёт запасов, отводят участки для пользования и осуществляют охранные мероприятия.

Одним словом — порядок в лесном хозяйстве. После упразднения этого объекта в лихие девяностые наблюдал жуткую картину безобразий и беспредела, творимых бесконтрольными и бессовестными людьми, даже в некоторой мере наделённых властью.

Если ехать напрямую через речку Судар до Зелёного мыса, где раньше был разъезд узкоколейки, мы пересечём распадок, по которому бежит ключ, выходящий как раз к насыпи. Местность лесистая, тихая, закрытая высокими холмами от ветров. Вдоль ключа высокое разнотравье, обилие корма для сохатых. Здесь они собирались большими группами зимой и паслись безмятежно, защищённые со всех сторон от непогоды.

Иногда мы их беспокоили проезжая за стогами сена, которое косили как раз на пересечения насыпи и ключа. Но они не были пугливы, да и мы их не обижали. Так и смотрели друг на друга годами с любопытством, а кто с настороженностью. Но однажды всё изменилось — нас никто не встретил, только след вездехода уходил вглубь распадка.

У нас было время, поехали по этому следу. На ДТ-75 с болотными гусеницами не знали преград, правда, скорость не очень высокая. Так вот проследовав всего час по колее вездехода, насчитали шесть шкур с внутренностями лосей, даже не добравшись до конца их маршрута. Настроение было подавленное и безысходное. Власти и защиты не было, Это трагедия!

Всё наперёд было оправдано экономической целесообразностью и свободой в новом понимании. Дальше вы сами всё знаете…

Для сравнения. В 1980 году в районе Известковой была обнаружена шкура убитого лося. Так была создана следственная бригада и на месте преступления проводились положенные мероприятия, для чего специально выезжали следователи. Короче шум был в масштабах региона.

Здание первой школы. Усть-Таскан.

Здание первой школы. Усть-Таскан.

А мы все катимся по Усть-Таскану под горку через посёлок, в нижнюю часть. Справа мелькнула старая школа, превращённая в начальную. Здание постройки ещё сталинских времён. С неизменными круглыми колоннами и портиком на входе. Окна высокие и широкие, оттого кажущиеся строгими и официальными. Наверное, новым это здание выглядело очень прилично. На старых фото посёлка видел школу с портретами вождей на входе. Красоты это не добавило, но дизайнеры той эпохи понимали красоту как-то иначе, учитывая ощущения пятой точки в каждом начинании.

Усть-Таскан. Главная улица, Внизу видна река Таскан, справа старая школа.

Усть-Таскан. Главная улица, Внизу видна река Таскан, справа старая школа.

Чудные были времена, гении и дураки творили в одной упряжке, а в общем комедия обернулась трагедией и фарсом. Не потому ли колоссальное напряжение на грани надрыва в финале вышло позорным пшиком. Но не оттого ли мы стали чуточку умнее и осторожнее? И то польза.

Слева от школы нагромождение зданий — это бывшая пожарная часть. Теперь приспособленная для жилья. Пожарные части обязательный атрибут в каждом колымском посёлке. Всё деревянное и горючее. Потому осторожность и бдительность во главе угла. Не то останутся люди и производство под открытым морозным небом. Короче — трущобы мало примечательные.

И вот улица упёрлась в береговую линию. Направо пойдёшь, снова в станцию упрёшься, налево — так и пойдёшь до самого устья реки. Улочка вдоль берега в малую воду возвышается над руслом, сухая и красивая тянется между редкими небольшими тополями. Местами красивая, местами не очень. Домики вдоль берега маленькие и ухоженные, а в конце старые бараки, в которых ещё ютятся люди. В конце улицы смешанный магазинчик, где суетится Петр Палыч — добрый отзывчивый человек. С ним приятно пообщаться, и он обязательно что-то предложит приобрести необыкновенное.

Нижний магазин. Усть-Таскан.

Нижний магазин. Усть-Таскан.

Я у него покупал мебель. Очень красивая и качественная, не наша с Сенокосного, а привозная с материка. Охотникам он всегда мог предложить ружьишко или патроны, автолюбителям дефицитные запчасти. Может он так не со всеми, но мне почему-то везло. И я рад был встречам с ним. Возле магазина на берегу большой пятачок, где можно припарковаться даже на грузовике и развернуться, закончив путешествие по Усть-Таскану.

Береговая линия плавной дугой легла до моста, откуда мы приехали. А ниже катит свои воды такой непостоянный Таскан. То прозрачный и неглубокий — в брод иди, то разольётся от берега до берега и ревёт, и роет, подмывая берега мутными холодными потоками. Дикая до жути картина, особенно когда вода подступает к домам и тащит вниз подмытые деревья, не чувствуя многотонной их тяжести.

Зимой спрячется под лёд, накроется снегом и как не бывало его. Иди пешком на другой берег и мостов не надо. Только запарит кое-где промоиной, да в сильный мороз и её прихватит голубым ледком.

Вдоль берега десятки разномастных лодок прикованных цепями и тросами к деревьям и якорям. И торчат квадратные ящики из железа разных размеров и окраски. В них хранят хозяева лодок моторы и всякую рыбацкую рухлядь. Картина выдаёт пристрастия местного населения к рыбалке и охоте. Раздолья для этой страсти здесь безграничные. Только бензин давай.

Пока мы ещё не со всем познакомились в посёлке — оставим путешествия по рекам и протокам. А на очереди у нас продовольственная база. Она здесь, в нижней части, за деревянными неказистыми воротами.

Усть-Тасканский паром. Работал до 1964 года, пока не построили мост.

Усть-Тасканский паром. Работал до 1964 года, пока не построили мост.

Необходимость в запасах продуктов и товаров продиктованы теми же условиями что и необходимость в больнице. Удалённость и нестабильная паромная переправа. В 1963 году построили надёжный современный мост через реку, но база прижилась и работала по-прежнему.

Пока работал пищекомбинат в соседнем посёлке, здесь концентрировалась его продукция. Бочки пива, ящики пива, вина, печенья, пряников, колбас всех сортов и много чего ещё. Основной продукцией было пиво, им снабжали половину области.

Тасканский ПБК (пиво-безалкогольный комбинат) было мощным предприятием, правда находился в девяти километрах от Усть-Таскана в посёлке Пищевой, но считалось одним целым со складами. Так что снабжались мы всегда из этих складов.

Кроме местной продукции здесь концентрировались товары, поступающие из центральных баз снабжения. Овощи, мука, сахар, консервы и масса другого. Так что в масштабах посёлка база имела немалый вес и количество рабочих мест.

Даже после того, как в Ягодном откроют современный комбинат по переработке пищевой продукции и Тасканский ПБК упразднят, склады в Усть-Таскане не утратят своего назначения.

Историю электростанции — главного предприятия посёлка я не стану рассказывать, потому что это совсем отдельная тема, об этом расскажут другие. А вот подсобное хозяйство немного затрону, так как эта тема мне довольно близка.

Теплицы. Усть-Таскан.

Теплицы. Усть-Таскан.

Несмотря на то, что рядом с Усть-Тасканом находился крупный по областным меркам совхоз, на базе энергокомбината завели небольшое сельхозпредприятие. Свежее молоко и овощи на Крайнем Севере имели слишком высокую цену. Затраты в условиях социалистического уклада экономики имели второстепенное значение. Да и в целом такого мощного и скорого развития края немыслимо при капитализме. Что, в общем, и показали дальнейшие события. Когда буржуазная верхушка втихаря совершила переворот, даже не оповестив граждан. А мы по своей неосведомлённости только удивлялись метаморфозам общества, очухавшись и поняв сущность событий, уже находясь в новом буржуазном государстве с его волчьими законами.

Но всё это давно поняли и приспособились. Даже положительные стороны отметили и притихли. Не стоит напоминать, какой ценой и жертвами это далось. А тогда всё было, как было и шло своим чередом. Было в те далёкие времена у народа свойство души, на фоне всеобщего подъёма и устремлений называемое — энтузиазмом. Сейчас забытое в рутине выживания и деградации понятие.

Эдуард Петрович Берзин в порыве этого самого Энтузиазма и затеял весь сыр-бор со строительством мечты — столицы, с положенными ей атрибутами, таких как дороги, аэропорт, пищекомбинат, энергокомбинат и прочих мелочей. Чему собственно и обязан Усть-Таскан своим рождением и оригинальным местоположением.

Вход на территорию Колымской опытной станции (КОС). 1939 год. Из Архива Ивана Паникарова.

Вход на территорию Колымской опытной станции (КОС). 1939 год. Из архива Ивана Паникарова.

Так вот наряду с подсобным хозяйством создали в посёлке, вернее на его окраине (КОС) Колымскую Опытную Станцию для исследования и практических опытов по возделыванию сельхозкультур.

Руководил станцией очень близкий друг Э.П. Берзина, человек-легенда, я бы добавил человек-тайна Тамарин-Мерецкой. О нём стоило бы написать огромное исследование и познакомить страну с личностью такого масштаба, но лишь короткие разрозненные наброски и записи. Шаламов что-то пытался сказать о нём, но получилось как всегда у него жалко и занудно. Надеюсь о Тамарине или, если хотите, Шан-Гирее ещё напишут достойную книгу.

Тамарин Александр Александрович.

Тамарин Александр Александрович.

Не сомневаюсь, что по тасканской земле ходило много легендарных личностей о которых мы слишком мало знаем, но если помнить хотя бы тех кого знаем и делиться знаниями, то мы соберём здесь снова всех вместе в наших воспоминаниях и быть может романах.

Вот, к примеру, в конце сороковых годов работал на станции в механической мастерской Зеленый Александр Михайлович. Наверное его сейчас никто не помнит. А он тем не менее написал воспоминания о своих скитаниях по Колыме и рукопись его хранится в Москве, в библиотеке пресловутого общества «Мемориал» У меня многолетняя мечта прочитать его мемуары, но не знаю, хватит ли жизни. Если кому из вас посчастливится ими овладеть, дайте знать. У меня просто нет возможности для этого ехать в Москву.

Ну а о подсобном хозяйстве что скажешь? Было такое, потом стало отделением совхоза Эльген. Теплицы строили совместно и тасканцы и эльгенцы, работали в них местные женщины. Папкина Вера Дмитриевна занимала какую-то руководящую должность. А главой отделения был Виктор Потаскуев, он же — огурец, как его любовно называли работяги. Хороший, добрый, весёлый парень. Девушки его любили очень и он их. Наверное, любви он отдавал всё свободное время. Но дело знал и отделение процветало.

Последние года сюда специально ходил рабочий автобус из Эльгена — возил народ. Так что сообщение между двумя посёлками было налажено отлично. Ездили все кому надо и кому не очень. В 1970 году, пока в Эльгене не было десятого класса (как раз моего), нам приходилось заканчивать школу в Усть-Таскане. И весь учебный год мы ездили на этом маршруте.

Директором школы тогда была Анна Власовна Шпак. Строгая, но справедливая женщина. Спасибо ей за то, что не отчислила меня из школы, имея все на то основания. Классным руководителем у нас был Олег Сергеевич Новицкий — учитель от бога! Думаю его многие помнят, таких людей не забывают. В нашем классе Биологию и Органическую химию все знали на отлично и ведь он не предавал к тому видимых усилий, просто было чертовски интересно у него учиться.

Девчонки в Усть-Таскане почти все были красавицами и у пацанов вначале глаза разбежались в разные стороны. А кому нужны косые? И как-то не заладилось романов. Но скажу честно, моё сердце было занято эльгеночкой и надолго, так что я обходился лишь констатацией факта особенности тасканских красавиц.

Моё повествование получается довольно сумбурным, но это потому, что я хочу в небольшом рассказе отразить все стороны жизни этого посёлка, чего в полной мере, конечно, не получится. Но хоть напомню всем жившим в нём и немного познакомлю с ним тех, кто ничего о нём не слышал.

В архитектурном плане Усть-Таскан не выделялся на фоне подобных ему объектов. В основном состоял из зданий барачного типа и только после того, как закончили строительство Синегорской ГЭС и высвободились строительные мощности, в районе начался бум жилищного возрождения. С другой стороны, пуск ГЭС положил в перспективе процесс аннигиляции посёлка.

Но люди успели порадоваться нескольким годам положительного преобразования. И новые дома успели порадовать души тасканцев, даже те, кому не привелось в них пожить. Новое и красивое всегда радует, особенно в подобной глуши и отдалённости.

Были, конечно, и здесь небольшие очаги, согревавшие сердце красотой и изысканностью. Для меня и, наверное, для многих моих земляков таким феноменом остался фонтан, рядом с электростанцией. Я его впервые видел уже заброшенным и даже обветшавшим, но воображение воссоздало всё в первоначальном виде и эта крупица человеческой фантазии и творчества потрясла меня, родив кучу положительных мыслей в тогда ещё юной бесшабашной башке.

Татра везет уголь на Усть-Тасканскую ТЭС. Усть-Тасканский мост.

Татра везет уголь на Усть-Тасканскую ТЭС. Усть-Тасканский мост.

Вторым и, безусловно, более значимым творением рук человеческих был мост через реку Таскан. Сразу, как только его построили, он стал любимым местом для прогулок и предметом гордости населения. В тёплые летние вечера народ здесь собирался как в каком-то клубе, влюбленные парочками выделялись из общей толпы. В общем, сооружение восхитило тасканских жителей и необходимостью и красотой и романтикой.

Простояв более полувека, он погиб в огне от рук нелюдей, чем принёс горькую печаль в сердца тасканцев, уже давно покинувших посёлок. Я не житель Усть-Таскана, но и меня не миновала горечь этой потери.

В 1956 году прекратили добычу топлива в Эльген-Уголь. Половина хозяйственной структуры посёлка потеряла своё значение. Это было гигантское потрясение и потеря для отлаженного уклада жизни местного масштаба. Пришлось сворачивать само существование посёлка Эльген-Уголь и работу железнодорожного хозяйства.

Экономическая целесообразность прошлась катком по доброй половине судеб тасканцев. Народ не бросили на произвол судьбы, как практикуют в наше время, всех трудоустроили и даже жильё предоставили. Только осиротел целый регион, где прежде кипела жизнь. От Усть-Таскана и до Сеймчана оборвалась ниточка жизни, приходя в запустение и забвение.

Уникальная узкоколейная дорога Колымы выстраданная ценой лишений и самой жизни внезапно стала никому ненужной. Здесь хочу привести несколько строк из воспоминаний Дмитрия Кузьмича Шевякова которому довелось пройти через испытания Колымой тех лет, но не обозлившегося на судьбу и оставшегося добрым, светлым человеком. Он написал воспоминания о своих мытарствах как раз в наших краях от Сеймчана до Эльгена:

«Жена «пилила» меня, мол, все люди берут ссуды, строят дома, обзаводятся хозяйством, а мы как проклятые, что я ничего не предпринимаю и т. д.

В середине 1956 года узнаём, что посёлок Эльген-Уголь будет ликвидироваться.

Уезжать из посёлка собрался и знакомый мой, Козаченко Иван с женой Марией и с двумя детьми. Мы уезжали первыми. Весь посёлок провожал. Состояние жуткое. У Козаченко был выстроен хороший дом, пришлось его оставлять. Стоим перед домом, его жена громко плачет, у него самого слёзы навернулись. Многие из провожающих тоже плачут, особенно женщины. Дом, в прошлом году построенный (Козаченко сам столяр), светлый, чистый, просторный. На подоконнике открытого окна сидит кошка и умывается, привязанная на цепи собака лает на собравшихся. По включённому на всю мощь радио передают вальс «На сопках Манчжурии», рёв, слёзы. Охватывает необъяснимое чувство, глаза не в силах удержать слёзы. Распрощались с провожающими и — на Нижний Сеймчан».

 Д.К. Шевяков «Здесь было мало виноватых»

Об Эльген-Угле мне доводилось слышать ещё в раннем детстве от отца. Он тоже отдал ему много лет жизни и будучи заключённым и потом, после освобождения. Поэтому меня всегда преследовал интерес к этому посёлку. Я даже предпринял попытку посетить эти места, но много позже главных событий. Но лицезреть довелось только руины и следы былой жизни.

Паровоз на железнодорожном мосту.

Железная дорога Усть-Таскан – Эльген-Уголь. Паровоз на одном из мостов узкоколейки.

Ехали по насыпи, рельсы уже были убраны и в живых остались только два моста из четырёх через Судар и Лыглыгтах. Сударский мост переехали спокойно, так как его ещё поддерживали в сносном состоянии, вот следующий преодолевали с большим опасением, предварительно покинув кузов, и водитель с большой опаской перебирался по шатающейся и скрипящей конструкции, рискуя грузовиком и самой жизнью. Но обошлось.

Описывать путешествие подробно не буду, но чувство любопытства сильно было разбавлено печалью и унынием. Природа и ландшафты, как и многое на Колыме всегда волновали красотой и увлекали, не давая грусти много свободы.

В километрах 25 от Усть-Таскана остановились на пологой террасе Лыглыгтаха. Место, поросшее молоденькой лиственницей, очень сухое и уютное. Внизу проблёскивает извилистое речное русло, поют птицы и обилие цветов. Комары почти не летают, сидят ниже в болотах, подкарауливая жертв.

Немного побегав по окрестностям, обнаружил ниже насыпи два холмика с ветхими обелисками. Позвал ребят и показал им. Фарисей-Якубовский А.А. рассказал нам, что здесь нашли свой последний приют две женщины и даже что-то про них. Фарисей прошёл сам через многие лагеря, будучи заключённым и знал многое и многих. Только молодым это всегда ни к чему. Вот и мы не удосужились вникнуть и что-то запомнить. Так и остались те две женщины на века безымянными и почти забытыми в далёком холодном мире. А ведь это два отдельных мира, навсегда утраченные для нас и неведомые.

Мост через реку Судар. 1989 год.

Мост через реку Судар. 1989 год.

Мост через Судар, будучи немного удалённым от посёлка, всё же является его достопримечательностью и неотделим от него. Это место отдыха тасканцев, имеющих транспорт или любителей небольших путешествий. Речка Судар спокойнее и теплее Таскана, можно и искупаться в тёплую погоду и хариуса половить в сторонке. Можно загорать на речных косах как на пляже, хоть на песчаных, хоть на каменистых. Плёсы продуваются ветерком отгоняющим комаров, создавая дополнительный комфорт.

Чуть ниже моста — летние выпаса эльгенских буренок. Но это не мешает туристам, наоборот, спокойнее от присутствия соседей в этих дебрях, где можно и нарваться на не очень гостеприимного хозяина тайги. Медведи, правда сильно не докучают населению, но бывает повстречается и не знаешь, чего от него ждать. А если мамка с медвежатами? Они ведь чертенята любопытные, норовят с тобой поиграть бегут к тебе как щенки, ты от них, а она за тобой. Редко такое бывает, но случается же! Вот и держи в лесу ушки топориком, если без собаки и ружья.

В лихие времена на месте выпасов находился пункт с заключёнными, которые строили узкоколейку и мосты. В Усть-Таскане не было лагеря, чем он и отличался от многих поселений той эпохи.

Одно время отбывал там срок Яковлев Афанасий Михалыч, строил как раз этот мост. Наверное потому он и простоял дольше всех. Ведь добрый был мастер, по плотническим делам. В Эльгене его все знали, каждое второе окно и двери вышли из-под его руки. Только всё прошло уже. Нет теперь и моста и мастера, только память иногда возвращает былые картины.

Автор: Виктор Садилов.

Один комментарий к “Усть-Таскан. Маленькое путешествие”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *