Премия

Апрель. Промывочный сезон еще не начался, рано, но появились уже ручейки. Значит можно мыть золото лотками. На ПТЧ план – три грамма в день. Естественно намывать это золото должен был я. Сироте хватало дел в связи со строительством новых и ремонтом старых промывочных приборов. Намыть эти три грамма было нелегко. Ломило спину, зябли ладони рук, лоб был мокрый. Я, как и другие ИТР и служащие уходил с обеда, когда ручейки журчали веселее. К концу рабочего дня намыв составлял полтора – два грамма. На доске показателей запись: «ПТЧ. Начальник службы Сирота % выполнения 50 иногда 67».

Было неловко. Я подводил начальника. Но однажды повезло: мне попался самородок пятнадцать граммов. На доске новая запись – пятьсот процентов и ноль десятых. Десятые показывали, что в записи нет ошибки. Однако это была случайность. Как превратить её в закономерность? Где могут быть самородки? И ответ нашелся – в отвалах осенне-зимней промывки песков, когда мы их мыли на открытом воздухе горячей водой. Решил рискнуть. Разыскал тепляк, где мы осень мыли. Возле него – небольшие кучи промытых песков. Промыл один лоток – пусто, второй – пусто. Возле меня пристроился какой то парень. Пробуторивая, в одном из очередных лотков, а затем и сбрасывая крупные фракции промываемого материала, стал проверять дно лотка пальцами правой руки, я вздрогнул. Сосед сразу обратил на это внимание.

– А ну покажи!

Я нехотя подал ему увесистый самородок. Он спокойно положил его себе за щеку. Быстро схватил вора левой рукой за горло, а правую со скребком занеся его над головой, я попросил:

– Пожалуйста, плюньте мне в лоток.

Он охотно это выполнил, так как другого выхода у него не было.

– Я же пошутил, – угрюмо сказал сосед.

– И я тоже. Но больше вы на моей дороге не попадайтесь.

Прекратив промывку, я направился на посёлок, зашел в золотоприёмную кассу и сдал свою добычу. Вес самородка оказался девяносто восемь граммов. Доложил начальнику ПТЧ о результатах дня.

– Схожу к начальнику прииска,- сказал Андрей Петрович и направился к нему в кабинет.

 Через час вернулся и со словами:

– Александр Алексеевич, тебе премия, дополнительный талон на ужин, за свой счёт, разумеется,- и подал мне этот талон.

Это была щедрая премия.

Выходя из конторы в столовую, я остановился у доски показателей, где стояло несколько человек. Против строки ПТЧ, начальник Сирота стояла цифра 3266,7%. И месячный план был с лихвой перекрыт.

Да, подумал я, не худо бы находить такие самородки каждый день. Совсем не худо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *