Хениканджа, (Хиникенджа, Хиникенджинский, руд. Отечественный)

Работы тенькинских геологов в бассейне р. Кулу оказались более успешными, чем у их предшественников. В 1941 году Милская рудно-поисковая партия, руководимая геологом М.С. Венчуговой, продолжив изучение удачных находок в 1940 году. Е.Н. Костылева, открыла в среднем течении р. Хениканджи (правый приток р. Нерючи) месторождение рудного олова. В том же 1941 году была начата разведка этого месторождения, получившего название «Отечественное» (в память о главном для страны событии года – Великой Отечественной войне).

Поселок - лагерь Хениканджа

Поселок – лагерь Хениканджа.

Поселок Хениканджинской разведки Кулинского разведрайона располагался на правом берегу р. Хениканджи (в интервале между притоками Хениканджи – Западный и Унай, в районе 85-й разведлинии). Это – небольшой поселочек, состоящий из лагерной зоны (зона есть на карте только 1954 г.), и вне ее еще десяток жилых домов. В начале 1950-х он называется Кулинским разведкомбинатом10. Лагерный пункт «Кулинский» ОЛП № 15 Тенькинского ИТЛ и ГПУ, обслуживающий разведрайоны Верхнее-Колымского райГРУ, упоминается в справках-характеристиках лагерных отделений ИТЛ Дальстроя по состоянию на 1.03.1952 г.. Возможно, здесь он и располагался, хотя обозначенная на карте лагерная зона из 8 построек великовата для разведрайона.

На разведуемом месторождении «Отечественное» в 1942 г. начинается строительство, – в январе стали строить оловообогатительную фабрику небольшой мощности, вступившую в строй в декабре, а с июня того же года началось строительство горно-рудного комбината. Строительство было поручено инженеру В.В. Лашкову, все объекты возводились из местного леса. По приказу начальника Дальстроя №0065 от 5.10.1942 г. из числа мобилизованных райвоенкоматами немцев при Теньлаге была создана рабочая колонна для работы на строительстве Кулинской обогатительной фабрики. В колонне устанавливался воинский режим и дисциплина, использовать их на работе предписывалось отдельно от заключенных.

По приказу Дальстроя № 585 от 15.10.1942 г. на базе Хениканджинской разведки организовывается Кулинский рудник 3-й категории в составе ТГПУ. На 1943 г. руднику «Кулу» по приказу Дальстроя устанавливается 2-я категория. Приказом Дальстроя № 202 от 17.04.1943 г. в составе ТГПУ с 27.04.1943 г. был организован Хениканджинский горно-рудный комбинат с подчинением ему рудника «Кулу» и обогатительной фабрики. Начальником комбината был назначен Карп Миронович Азриель16. На 1944 г. рудник «Кулу» и обогатительная фабрика № 319 получают 1-ю категорию, а в июньском приказе Дальстроя в Хениканджинском комбинате планируется строительство Ново-Бушуевской флотационной фабрики производительностью 50 тонн руды в сутки, пуск намечается на 15.08.1944 г.. Таковы первые этапы жизнедеятельности нового предприятия.

В 1946 г. в связи с уменьшением объема работ Хениканджинский комбинат преобразован в рудник второй категории, в состав которого вошли обогатительная фабрика и электростанция. «Подземные работы в 1946 г. производились лишь на месторождении одного Хениканджинского участка, включая сюда и участок «Новый». Участок «Верхний Бушуй» был совершенно закрыт. По участку «Нижний Бушуй» брали руду из магазина очистного блока шт. 3».

В 1950-е годы оловодобыча на руднике «Хениканджа» вновь возросла. План 1950 г. рудник «Хениканджа» выполнил на 129,1 %. Велась добыча на всех прежних участках рудника, добавились новый отдаленный участок «Богатырь», а также «Восточный» и «Мил». Добычу олова из россыпей в долинах ручьев Восточный и Мил (правые притоки р. Хениканджи) вначале вел самостоятельный прииск «Восточный». В августе 1951 г. он был реорганизован в горно-эксплуатационный участок и вошел в состав рудника.

Однако к концу 1950-х оловодобыча на руднике опять начинает падать, а в 1958 г. прекратилась совсем (кроме отдаленных участков «Богатырь» и «Костер»), но оставались введенные в состав рудника еще в 1955 г. на правах горных участков бывшие золотодобывающие прииски «Гвардеец» и им. М. Расковой. В июне 1959 г. рудник «Хениканджа» по постановлению Магаданского совнархоза был переименован в прииск «Дальний».

Работниками предприятия «Хениканджа» были, как и везде, преимущественно заключенные. На карте, составленной в 1954 г., кроме зоны, упомянутой выше, обозначена еще одна лагерная зона (спецзона) в 250 м от первой. Она располагалась в долине р. Хениканджи, напротив распадка Бушуй, примерно в 300 м от сохранившегося доныне полуразрушенного каменного здания бывшей электроподстанции. На месте бывших лагерных зон не сохранилось ничего.

До начала 1949 г. и эта зона была одной из лагерных зон Теньлага общего режима, которая после создания Берлага стала его ЛО № 1. Это был женский лагерь усиленного режима, в котором содержались осужденные за «контрреволюционные преступления». «До нашего приезда там «бытовики» находились, их куда-то в другое место перевели, а нас, политических, на их место поселили, номера дали, снимать их не разрешалось» – рассказывали бывшие з/к этого лагеря. На 20.10.1949 г. в ЛО № 1 содержалось 980 з/к, на 1.10.1949 г. – 1307, на 1.01.1952 г. – 1321, на 1.01.1954 г. – 1131 з/к. Все годы существования на Хеникандже ЛО № 1 Берлага теснота была неимоверная, и жилплощадь на 1 з/к составляла чуть меньше или чуть больше 1 квадратного метра. (на 1 декабря 1949 г. – 0,94, на 1 октября 1950 г. – 1,14, на 1 января 1952 г. – 0,8, на 1 января 1954 – 1,2). Жили в деревянных бараках, износ которых к 1952 году составлял 60%, столовая и больница располагались в ветхих помещениях, а баня и прачечная и вовсе в не пригодных для эксплуатации помещениях. Жилья не хватало и для личного состава охраны – по 1,5 квадратному метру.

По условиям трудового использования особого контингента заключенных женщины из особого лагеря работали в штольнях рудника, выполняя сугубо мужскую тяжелую работу. В отчете о КВР Берлага за 1950 г. как достижение сообщалось, что «в ЛО №1 и №4 проведена большая работа по подготовке массовых горных профессий из женщин. Подготовлено много женщин бурильщиков, откатчиков, бурозаправщиков и др.». Кроме основных упомянутых профессий, женщины укладывали рельсы для вагонеток в штольнях, таскали столбы на сопки и прокладывали там линии электропередачи, долбили кайлом шурфы, пилили лес на доски, и многое- многое другое приходилось делать. Работали по сменам по 12 ч – неделю днем, неделю ночью. Однако горно-добывающее производство требовало профессий, которые женщины физически не могли выполнять (например, бурильщики вертикального бурения, слесари-перфораторщики, кузнецы, крепильщики и др.). А на таких профессиях, как взрывники, подносчики ВВ, машинисты компрессоров, запрещалось использовать заключенных. Поэтому вопреки режимным требованиям по изоляции з/к особого лагеря – работать отдельно от мужчин и отдельно от заключенных общего режима – это требование никогда не соблюдалось и как нарушение систематически фиксировалось в многочисленных актах проверок и докладных записках. Так, в докладной за 3-й кв.1953 г. записано: «В ЛО № 1 вместе с 6оо з/к женщин работают 352 в/н рабочих и ИТР, 50% из них ранее судимы за разные преступления, в том числе контрреволюционные».

Кроме берлаговцев на участках рудника и фабрике работали и з/к общего режима. Так, бывшая з/к лагеря на Хеникандже 1947-1950 гг. «бытовичка» Х.А. Ниязова в своих воспоминаниях рассказывала, что когда их туда привезли, там было много военнопленных японцев, но вскоре их оттуда куда-то отправили, но несколько человек японцев все-же оставались. А когда стали привозить женщин с 58-й статьей, то их (бытовичек) отделили от политических в отдельную зону, а позже снова объединили, там же была и мужская (около 1000 з/к) лагерная зона недалеко от женской общего режима (примерно на 600 чел.). Возможно, упомянутая выше лагерная зона из 8 построек в районе пос. Хениканджинской разведки и была одной из этих зон общего режима. ОЛПы обычно сохраняли свои номера до их ликвидации, а количество л/п в них менялось по мере надобности. Объекты рудника «Хениканджа» обслуживались, по данным на 1 марта 1952 г., кроме берлаговцев и ОЛПом №10 Тенькинского ИТЛ и ГПУ с общим режимом содержания з/к, который на тот период состоял  из 3 лагпунктов («Нерючи», «Левый Тангынчан» и «Кулу»), а з/к использовались на рудных, лесозаготовительных работах и в обслуживании Нерючинской электростанции. Л/п «Кулу» этого ОЛП вполне мог располагаться здесь, в районе рудника. (Что касается названия, так и рудник первоначально назывался «Кулу», а не «Хениканджа».) На 1 марта 1952 г. лагпункта с названием «Восточный» в ОЛП № 10 не было, а в представлении Военного прокурора войск МГБ Дальстроя от 20 января 1953 г. он упоминается в связи с тем, что жилплощадь на каждого з/к составляла в нем 0,86 квадратных метра на человека. То ли новый л/п был образован, то ли старый изменил название? По-видимому, з/к этого лагпункта занимались добычей олова из россыпей в притоках Хениканджи Восточный и Мил.

Выше по течению р. Хениканджи (в 400 м) от лагерной зоны Берлага начинались постройки поселка для вольных. На разных картах его названия варьируют.

Хениканджа, (Хиникенджа, Хиникенджинский, руд. Отечественный). Этот поселок располагался по обе стороны р. Хениканджи. После окончания срока заключения многие обитатели лагерных зон становились его жителями и работниками на объектах рудника.

После образования Тенькинского района поселок стал центром Хениканджинского сельского Совета. Административным центром сельсовета он оставался до 1964 г. (после центр был перенесен в пос. Кулу).

Год Население (человек)
1954 887
1956 15oo
1961 340
1962 340

До 1966 года центр прииска «Дальний» находился в посёлке Хениканджа, а после был переведен в посёлок имени Марины Расковой. При отсутствии работы население покидало этот поселок, и в 1969 году он был полностью ликвидирован.

Из книги Инны Грибановой «Тенька – виток спирали»