Нерючи (Нерючинская РЭС)

Структурообразующим этого населенного пункта предприятием была районная электростанция небольшой мощности, питающая энергией объекты Хениканджинского горнорудного комбината. Это была локомобильная электростанция.

Дорога Нерючи- имени Марины Расковаой, поворот на Хениканджу, до посёлка 12 км.

Дорога Нерючи – имени Марины Расковаой, поворот на Хениканджу, до посёлка 12 км.

Располагалась электростанция на правом берегу р. Нерючи, у дороги в Хениканджу (примерно в 1 км от поворота дороги и в 11-12 км от рудника). Когда электростанция была пущена, точно не установлено, вероятнее всего, не позже 1943 года, иначе как бы работал рудник и обогатительная фабрика. Энергии этой электростанции предприятию явно не хватало, о чем свидетельствуют и газетные публикации. «Предприятие ощущает нехватку электроэнергии. В результате здесь часто имеют место простои оборудования».

Фундаменты от Нерючинская РЭС. Все, что осталось от Нерючи.

Фундаменты от Нерючинская РЭС. Все, что осталось от Нерючи.

РЭС и сам населенный пункт ликвидированы в 1957 году. После было налажено электроснабжение с Аркагалинской станции. Ныне на месте бывшей РЭС сохранились остатки фундамента.

Х.А. Ниязова (Грачева), которая после своего освобождения из лагеря в конце 1950 года жила с мужем сначала в посёлке Нерючи до его ликвидации, а потом до 1964 года в посёлке Хениканджа, рассказывала, что на Нерючи была лагерная зона для мужчин, «где военных держали… все со званиями огромными» и «вензона, где были женщины, больные сифилисом, которую потом переселили на 60-й км в тайгу. Они там лечились и на лесоповале работали».

Фундаменты от Нерючинская РЭС. Все, что осталось от Нерючи.

Нерючи. Прошло больше 60-ти лет…

Кстати сказать, Х.А. Ниязова в своих воспоминаниях приводит эпизод, случившийся в этой лагерной зоне. Накануне Нового 1951 года в зоне произошло что-то похожее на забастовку. Конфликты продолжались до весны, а весной з/к разоружили охрану, захватили оружие, убили 8 солдат, ворвались в магазин, где в очереди стояли поселковые женщины, и она в их числе. Всех положили на пол, разграбили магазин. Одной из бывших з/к по фамилии Пугачева удалось тайно выползти из магазина и сообщить из диспетчерской об инциденте в Хениканджу. Оттуда и из Усть-Омчуга прибыли военные, был бой, многих убили, человек 25 з/к взяли живьем, загнали по пояс в реку часа на два (весна, снег еще не стаял), а потом расстреляли. Один з/к с ручным пулеметом в течение часа отстреливался из лагерой бани.

В акте проверки ИТЛ Дальстроя от 25 сентября 1951 г. как пример редкого посещения Дальстроя Военным трибуналом Хабаровского края, в чьей компетенции рассмотрение террористических преступлений, написано: «Выездной сессией Военного трибунала Хабаровского края было рассмотрено уголовное дело на группу з/к из 5 человек, обвиняемых по ст. 58-8 УК за вооруженное нападение на охрану на предприятии «Хениканджа» через 7 мес. после окончания следствия». Возможно, речь идет об одном случае.

Художественный рассказ В. Шаламова «Последний бой майора Пугачева», вероятно, навеян пересказом по «лагерному радио» и этого события тоже.

После этого случая, по воспоминаниям Х.А. Ниязовой, некоторые зоны стали расформировывать – кого освобождали, кого увозили куда-то.

Электростанция требовала много дров, много леса нужно было и для строительства. С этой целью окрест нарождающихся рудников и приисков располагались многочисленные лагерные командировки, занимавшиеся заготовкой леса. По данным на 1 марта 1952 года, ОЛП № 10 состоял из трех лагпунктов общего режима. Общее количество з/к в них на тот момент было 782 человека, из них 413 женщин. О л/п «Кулу» упоминалось выше. Центральный л/п этого ОЛП – «Нерючи» – находился в 204 км от Усть-Омчуга, а значит, до электростанции было еще 7 км. Так что описанная выше зона в районе РЭС и центральный л/п «Нерючи», по-видимому, – не одно и то же. Кстати сказать, в справках-характеристиках лагерных объектов, на которые мы делаем ссылки, есть графа «расстояние до объекта работ и способ передвижения». Про ОЛП № 10 в ней написано: «От 2 до 7 км пешком». На карте масштаба 1:100 000 в 7 км от РЭС и в 204 км от Усть-Омчуга обозначены бараки (на пересечении дороги и ручья Инга, левого притока р. Нерючи). На обслуживании электростанции народу требовалось все же не так много, к тому же были и вольные, а на лесоповал народу требовалось много, оттого, по-видимому, лагпункты располагались ближе к таким объектам.

Фундаменты от Нерючинская РЭС. Все, что осталось от Нерючи.

Все, что осталось от Нерючи.

К 90-м годам на Нерючи осталась только была дорожная дистанция. Стояли здания гостиницы, гаража, теплица.

Так вспоминает о Нерючи ещё один старожил Тенькинского района: «Я бывал на Нерючах, когда там была дорожная дистанция и гостиница. Ловил рыбу, собирал бруснику и заготавливал березовые веники для бани. Дорожным мастером на дистанции был мужичек, имени его не помню, но очень приветливый, отзывчивый и хороший человек, дай бог ему здоровья».

По материалам книги  Инны Грибановой «Тенька – виток спирали».