Джелгала

В результате деятельности Средне-Дебинского разведрайона в 1940—1941 годах были разведаны и открыты месторождения золота в долинах речки Джелгала и ключей Заветный, Загадочный, Траппер, Правый Тыэллах и других.

В 1941 году на основании данных геологов между 62 градусами 16 минутами и 62 градусами 32 минутами северной широты и 149 градусами 00 минутами и 149 градусами 13 минутами восточной долготы в системе СГПУ был открыт прииск «Джелгала».

Его территория расположилась мёжду гранитными массивами Большой и Малый Анначаг и массивом Верблюд. Естественной границей прииска являлись с севера и северо-запада ключи Заветный, Петер, Надежный; с востока водораздел между правыми притоками речки Джелгалы, ключом Траппер и ключом Ясный; с запада и юго-запада — между верховьями ключей Сукмар и Рельефный и речкой Сусуман. От поселка Ягодный до перевалбазы Саганья пролегла Колымская трасса. А от перевалбазы до стана прииска — временная дорога протяженностью 28 километров.

До 1944 года работы по добыче песков на всех участках прииска осуществлялись открытым методом. Промывку грунта в основном вели лотками.

В 1944 году прииск досрочно справился с годовым планом, и в конце октября горняки получили поздравительную телеграмму из Москвы. В этом году прииску была присуждена первая премия Северного горнопромышленного управления. После этого коллектив участка «Заветный» обязался досрочно выполнить ноябрьское задание и дать пять процентов металла сверх годового плана. Бригады лотошников этого подразделения, возглавляемые Абдулаевым, Решником, Карнауховым и Савельевым, регулярно выполняли задание на 130—140 процентов. А электрик участка Гриценко ежедневно, помимо своей основной работы, намывал лотком по пять-шесть норм. Об этих успехах писала газета «Красный горняк».

На следующий год прииск приступил к добыче песков подземным способом. На ключе Скальный было заложено шесть шахт и еще две на ручье Правая Джелгала. Чуть позже открыли девятую шахту на Гранитном. Но вскоре на трех последних штольнях работу прекратили из-за некондициозности песков.

К 1948 году подземным способом пески добывали на ручьях Правый Тыэллах, Развилистый, Правый, Террасовый.

К концу сороковых годов в прииск «Джелгала» входили четыре производственных участка, расположенных на ручьях Заветный, Правый Тыэллах, Развилистый и Буйный. Со всеми подразделениями существовала телефонная связь.

На участках «Тыэллах» в зимнее время можно было проехать на автомашинах по зимнику, а летом на тракторе или на лошадях по тропам. Существовал между станом прииска и «Тыэллахом» в летнее время и автопроезд, но ввиду слишком крутого и опасного перевала использование машин всех типов было почти невозможным.

В начале пятидесятых годов прииск «Джелгала» состоял из трех участков. Первый находился в пяти километрах от стана прииска, второй — на ручье Правая Джелгала, в пятнадцати километрах от центральной усадьбы, третий — в поселке Тыэллах, находившемся в 28 километрах от Джелгалы.

В 1948 году начальником прииска был гвардии майор Иванов.

В ноябре 1954 года по приказу СГЛУ № 179-к от 27 октября прииск «Джелгала» вошел в состав прииска «Бурхала».

Владимир Яковлевич Остапенко живет в поселке Дебин. На участок «Тыэллах» прииска «Джелгала» он приехал вольным в начале 1945 года. Вот что он рассказывает: «Было тогда на Тыэллахе строений десять. Деревянные, барачного типа, вроде общежития. Население вместе с заключенными— тысячи полторы. Семейных мужчин всего трое.

Были здесь столовая, магазин, при мне построили капитальную баню, а где-то в конце сороковых годов — клуб. Школы не было, учить было некого.

Начальником участка «Тыэллах» тогда был Хвостов. Освещение—местное, от американских электростанции».

Действительно, все механизмы на полигонах и в шахтах работали в 1947 году от четырех американских электростанций. В этом году прииск с планом золотодобычи не справлялся, поэтому начальник прииска Д.Л. Ольшамовский и главный инженер С.И. Емельянов решили использовать электростанции круглосуточно, чтобы наверстать упущенное. Однако дизели начали перегреваться и выходить из строя. Было ясно, что радиаторы не в состоянии охлаждать двигатель. И тогда на помощь горнякам пришел главный механик СГПУ Александр Иванович Чернов. Он предложил проточное охлаждение двигателей электростанций. Из близлежащих канав и ручьев по трубам начали подавать на проток воду. Прииск быстро наверстал упущенное.

Н. Г. Рожкова много лет прожила в поселке Джелгала. Из села Мыльниково, что в Курганской области, где она сейчас живет, Нина Григорьевна написала о поселке пятидесятых годов. Вот ее рассказ: «На Джелгалу нас привезли в 1951 году. Поселили на «Аэродроме» (сопка слева от поселка, на которой находился когда-то каторжный лагерь). Мужа назначили механиком прииска вместо уехавшего, а я устроилась в больницу. Она располагалась в нижней части поселка. Здание больницы было большое. Помню врача Дубова Федора Ивановича, фельдшера Соловьеву Анну Дмитриевну, аптекаршу Вытовтову Серафиму Ивановну. Жил у нас в поселке в пятидесятых годах знатный шахтер Затуливетров Владимир. Жил дед Балабаев. Ему, если жив, сейчас должно быть больше ста лет. После присоединения к прииску «Бурхала» начальником участка работал Суменков Георгий.

В то время, кроме больницы человек на десять (две родильные койки), была аптека, а рядом с ней контора прииска. Телефонка была, золотая касса, школа, детсад на 25 детишек, почта, магазин, столовая, клуб, баня, пекарни, портновская мастерская, котельная, стройцех, мехцех, конбаза. Даже морг был в поселке…

Моста через Дебин тогда еще не было, его построили много позже, поэтому добраться до Джелгалы транспортом можно было только зимой, когда замерзнет река. Летом же до Саганьи добирались по трассе, а дальше через Дебин был стальной трос натянут, держась за который к переправлялись на другой берег. Лодка там еще была, что-то вроде переправы…»

В 1951 году поздней осенью прибыл на прииск «Джелгала» и упомянутый Ниной Григорьевной Георгий Суменков. Сейчас он живет в городе Твери. Георгий Григорьевич рассказывает: «В то время на прииске лагеря уже не было, он вновь был образован в 1954 году. Деревянных одноэтажных строений — около тридцати. Электроэнергией поселок снабжался от Тасканской электростанции. Жителей — человек триста, из которых примерно шестая часть женщины и детишек человек тридцать.

Данные по добыче металла в то время были строго засекречены. План на промывочную установку колебался от 50 до 300 килограммов. Установок на участке было 6-8, а участков на прииске — три. Значит, в среднем в сезон добывали две-три тонны золота.

В 1951 году начальником прииска был майор Титаев, а затем его сменил гражданский А.С. Горбатюк…»

Из воспоминаний Эрвина Гельмутовича Полле: «21 сентября 1951 года  прибыли на золотодобывающий прииск «Джелгала».

При оформлении на работу родители в который раз столкнулись с дискриминацией по национальному признаку. Все приехавшие по этапу разделены на 2 категории: бывшие зэки (в основном, русские) и немцы. Русские заключают обычный северный договор на 3 года с повышением северных надбавок каждые полгода, и после отработки 28 месяцев (в год 2 месяца отпуск и 2 месяца в 3 года даётся на дорогу) могут свободно ехать на материк в любом направлении. С немцами договор не заключается, и они не имеют права покидать прииск. А ведь привезены строители секретных оборонных объектов страны на Колыму в одинаковых скотских условиях.

Единственная власть на прииске — начальник прииска, подчиняющийся Северному управлению (центр — Ягодное) Дальстроя (входит в состав Хабаровского края), деления по районам нет, милиции нет, только солдаты. Связь с Ягодным — телефон и пешеходный курьер. Зимой накатывается дорога, работающая с большими перебоями.

Первое время жили в больнице (мама с папой — весь врачебный персонал), затем получили двухкомнатную квартиру. В кухне клетка для свиней, над ними клетка с курами. Моя работа — каждый день приносить с лесопилки полмешка опилок. Запомнил бойцовый характер петуха. На прииске и жило не больше 10 петухов, он побивал всех, однажды потерпел поражение, кто-то положил петуха без признаков жизни на завалинку (не исключаю, его поражению поспособствовали люди), несколько дней не мог ходить. Но оклемался.

В приисковом магазине сухие молоко и яичный порошок, сушённые картошка, лук и другие овощи. На полках в изобилии консервные банки, включая остатки от американской помощи в военные годы (бабушка была очень довольна наличием коробок с не используемыми северной кухней специями, запомнил анис чикагского производства). Витамины добывали сами: кедровый стланик, брусника, голубика… К счастью, всё это было в изобилии. Папа снабжал аптечными витаминами, в первую очередь драже из шиповника. Из голубики папа ставил вино. Как-то ночью двадцатилитровая бутыль взорвалась, перепуганы все, а голубизну на стенах так и не удалось ликвидировать. Цены на прииске по тем временам бешеные и «круглые»: мясо 100 руб./кг, яйца 100 руб./десяток, курица — 300 руб. (в магазине ничего этого не было). Изредка зимой появлялись оленьи упряжки, якуты привозили мороженное молоко и оленину (на прииске — праздник). Бабушка продавала яйца поштучно и вела запись. Как купили 10 кур и петуха за 3200 руб., так и продали через год за эту же цену перед переездом в Ягодное. Куры окупили себя, правда и кормили их хорошо витаминизированной пищей: орехами, брусникой, свежей зеленью (овёс проращивали в ящиках на окнах)…

22 сентября пошёл в школу. Опять начальная. Трёхкомнатный дом, 19 учеников, одна учительница. Помню только фамилию, она с мужем — приисковым радистом «рыжим Бияйко» жила в соседней квартире. Некоторые родители периодически устраивали обструкцию учительнице, писали какие-то письма, но мои этим не занимались и претензий учительнице не предъявляли. При школе жил сторож — уборщик, чистоплотный, крепкий, усатый мужчина лет 50–60 родом с Западной Украины. Я в его каморке часами находился, похоже, он был из дезертиров по религиозным причинам. Привязанность была взаимной. После мытья или подметания всегда опрыскивал классы одеколоном, которым снабжал его папа (зав. аптекой!).

Учёба проходила в две смены: 2-й и 4-й класс сидели вместе, выпускников 6. Занимался неплохо, на выпускные экзамены приехал (пришёл!) учитель из Ягодного (запомнил его большие резиновые сапоги). Экзамены сдал отлично и получил похвальную грамоту с изображениями Ленина и Сталина, любопытный, по нынешним временам документ.

В центре Джелгалы стоял небольшой клуб, здесь и кино и концерты, и всякого рода собрания. Запомнил выборы весной 1952 г., вдвоём с одноклассницей стоим в парадной пионерской форме около урны и салютуем каждому голосующему. Все молчком бросают бюллетени и направляются в буфет. Неожиданно один мужик перед опусканием бюллетеня торжественно произносит: «Голосую за партию Ленина-Сталина…». Рядом никого из взрослых или фотографов не было. Мини-речь человека, принудительно сосланного на Колыму, впечатляет даже спустя полвека. Маленький пример силы пропаганды.

Главное развлечение на прииске — кино. Вместе с отечественным «Чапаевым», «Мы из Кронштадта» стали привозить фильмы Голливуда, предварявшиеся фальшивой надписью «взяты в качестве трофея в Великой Отечественной войне». Однажды привезли «трофейный» «Тарзан» (в главной роли олимпийский чемпион по плаванию Джонни Вейсмюллер), сначала 1-ю серию, затем по очереди остальные три. Ажиотаж!!! Я видел, как толпы людей сносят двери в клуб, пришлось вызывать солдат. Думаю, если посмотреть «Тарзан» сейчас, он покажется примитивным (причины разные, главное мы стали умнее и больше знаем об окружающем мире). Но в 1952 г., африканская экзотика, снятая в Голливуде (отечественный зритель об этом и не догадывался) произвела потрясающий эффект. Уже после 1-й серии пацаны, думаю не только на Джелгале, бегали по улицам, пытаясь подражать голосом Тарзану (нечто подобное происходило лет через 20, когда отечественный зритель познакомился с популярным французским сериалом, и на каждом заборе появилась надпись — Фантомас).

Для детей рядом с клубом когда-то создана ручная карусель, вокруг неё и собиралась приисковая детвора. А ещё запомнил как летом часами гонял по приисковым тропинкам, тротуарам и дорогам колесо с помощью специально изогнутой прочной стальной проволоки — полезное для детей занятия, колесо катится только когда бежишь (что-то из серии доступных цирковых забав).

В морозные зимние дни, когда температура воздуха не поднималась выше -50 градусов школьники развлекались дома, я больше читал и сортировал марки. Филателия — увлечение с раннего детства. Сбором марок впервые занялся ещё в Челябинске-40, когда папа приносил марки с работы, т. е. оторванные с конвертов. С тех времён запала в память марка номиналом несколько копеек «Чечены» (именно, так). На Колыме я подружился с почтмейстером (на Джелгале он хозяйничал в маленьком помещении) и добился разрешения отрывать марки от приходящих писем. Кощунство, без сомнения. В 10 лет это не всегда понятно».

В 1989 году в связи с реорганизацией на прииске «Бурхала» на базе участка «Джелгала» была создана старательская артель «Труд», ныне она называется «Джелгалипец». С образованием артели поселок постепенно начал ликвидироваться, все постройки были переданы старателям.

В 1993 году рабочие артели убирали старые строения и на крыше одного из них, бывшей лагерной, а позднее поселковой больницы, обнаружили документы – медицинские карты бывших заключенных и вольных жителей поселка. Находку передали в Ягоднинское общество «Поиск незаконно репрессированных».

По материалам И.А. Паникарова.

Джелгала: 2 комментария

  1. Я работал на Норильском ГОК. Жил на Талнахе!!!! Это родственные слова с Тээллахом?

  2. В п.Джелгала отбывал срок с 1946г мой дед Сугоровский Борис Яковлевич(родом с Ленинградской обл,Тихвинского р-н,с Коськово).Тут он познакомился с моей бабушкой Бондаренко Дарьей Сидоровной(родом с Одесской обл,Ивановского р-н,с Бараново),которая тоже отбывала здесь срок. Тут они познакомились и поженились. 1 мая 1955г тут родился мой папа.В 1956 году они покинули этот суровый край и спустя какое-то время осели в Одесской обл,Беляевском р-н,с.Ковалёвка

Добавить комментарий для виктор крупнов Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *