Аркагалинская ГРЭС

Аркагалинская ГРЭС.Аркагалинская ГРЭС.

Не бывает в нашей жизни случайных совпадений. И совсем не зря история большой энергетики Колымы берет начало в Мяундже – месте, название которого в переводе с эвенского означает «большое сердце».

Выбор площадки под АрГРЭС был произведен в 1947 году для мощности электростанции в 40 тсяч кВТ и был утвержден Научно-техническим Советом Дальстроя.

По решению Совета Министров СССР «О создании энергетической базы горнопромышленного района Дальстроя» в апреле 1949 года было разработано проектное задание о сооружении в долине реки Аркагалинка конденсатной тепловой электростанции. Так на карте Колымского края появился объект Д-2. Позже это безликое название сменили на «Большое Сердце Севера» – «Мяунджа».

До строительства Аркагалинской станции центральный энергоузел Дальстроя состоял из трех изолированных друг от друга энергокомбинатов: Тасканского, Аркагалинского, Тенькинского. Их электроэнергия распределялась по 35-киловольтным ЛЭП.

По мере развития промышленности Колымы все настоятельнее ощущалась необходимость в мощной базисной станции. В качестве источника водоснабжения выбрали реку Мяунджа, предусмотрев строительство плотины. Подобное сооружение в условиях вечной мерзлоты было спроектировано в Союзе впервые.

Строительство Аркагалинской ГРЭС.

В 1950 году на берегу реки Мяунджа началась подготовка площадки под строительство Аркагалинской ГРЭС.

Строительство «Д-2» велось по привычной для Колымского края схеме: сначала сооружались десяток деревянных жилых бараков, столовая, больница, баня, ряд подсобных помещений, доставлялись будущие строители. Рядом вырастали помещения управления, гаража, мастерских, автобазы – и стройка начиналась. Лесоповал, расчистка промплощадкп и – земляные работы.

Свыше трех тысяч человек строили будущую Аркагалинскую ГРЭС — многочисленный и сложный коллектив Энергостроя. Руководил строительством «Д-2» инженер-строитель Л.И. Анисимов (а после его отъезда на Чукотку – К.М. Шаповалов), главным инженером Энергостроя был А.П. Дрынов.

На месте, где сейчас высится главный корпус АрГРЭС, была тайга. Разбивку главного корпуса произвели в январе 1951 года. Зима стояла чрезвычайно суровая даже для Колымы. В тяжелых условиях новостройки, в морозных туманах, висящих над долиной, рождалась новая электростанция самоотверженным трудом многих и многих людей.

Вот некоторые их имена – старшие прорабы Л.Г. Пашков, Ф.Г. Бобырев, Н.М. Ковальчук, Н.С. Измайлов, прорабы Н.Н. Попов, И.Я. Хромов, П.Н. Романов, главный механик Л.М. Седов, начальник участка электро- и сантехмонтажа А.И. Найда, начальник столярного цеха Д.К. Шутов, начальник участка Г.Т. Тимошин и многие другие.

В числе первых строителей был и работавший начальником отдела капитального строительства РЭУ «Магаданэнерго» Михаил Николаевич Печенкин – бывший фронтовик, участник боев за освобождение Белоруссии, Румынии и Венгрии.

Аркагалинская ГРЭС. Последние дни перед запуском.Аркагалинская ГРЭС. Последние дни перед запуском.

Аркагалинская ГРЭС — единственный энергетический объект послевоенного периода, который был построен в запланированные сроки.

Уголь: узкоколейка или автотранспорт?

ГРЭС должна была работать на аркагалинских углях. В направлении шахтерского поселка Кадыкчан от «Д-2» было начато сооружение железнодорожного полотна. По аналогии с Тасканом посчитали самым экономичным вариантом соединить угольные шахты и электростанцию узкоколейной железной дорогой.

Но позже от этой схемы пришлось отказаться из-за сложных условий вечной мерзлоты. И вскоре принимается решение о перевозках угля на новую станцию автомобильным транспортом, и строительство железнодорожной ветки приостанавливается. Кажется, это была последняя попытка внедрить в области железнодорожный транспорт.

Плотина Аркагалинская ГРЭС.

Особое место занимала и занимает в судьбе Аркагалинской ГРЭС плотина искусственного водохранилища – серьезное инженерное сооружение почти километровой длины. Река Мяунджа, питающая электростанцию водой из накопительного водохранилища, дала имя поселку энергетиков, выросшему неподалеку от АрГРЭС. Река в общем-то маленькая, неприметная, но в период паводков как все ручьи и реки Севера, она превращается в могучий и грозный поток. Поэтому на плотине предусмотрен водослив через который в пять летних месяцев несется поток воды. Водослив бетонный, однако оттайка грунт а под ним началась в первый же год, а проектом не предусматривалось никаких мер по предупреждению такого явления.

Водосброс. Аркагалинская ГРЭС.Водосброс. Аркагалинская ГРЭС.

Как вспоминает Р.М. Гурвич, разутепление под плотиной АрГРЭС обнаружилось в первые же месяцы работы электростанции. Через год талая зона распространилась на всю длину бетонного водослива и достигла места сопряжения с земляной плотиной. Через основание бетонной плотины началась фильтрация уже в 1955 году. А еще через полгода сквозь тело плотины ежесуточно уходило около 3500 кубометров воды. Пришлось устанавливать насосы, которые перекачивали назад, в водохранилище, тысячи «убежавших» кубометров воды в сутки.

В 1957 году Энергострой закончил строительство и монтаж аммиачно-холодильной установки, с помощью которой решили промораживать левобережную часть земляной плотины, примыкающей к бетонному водосливу, эдакий гигантский, воткнутый в землю морозильными «камерами» – трубами холодильник.

Чтобы предотвратить усиление фильтрации создали «понур» – засыпали откос плотины суглинком, провели цементацию основания бетонной плотины, а па правобережном примыкании засыпали суглинком все пустоты и провалы, образовавшиеся в результате протаек льдистых
вкраплений в грунты.

Лишь в 1962 году закончилась оттайка подземных льдов, прекратились провалы. Плотина стала работать надежно.

Бетонная плотина водохранилища.Бетонная плотина водохранилища.

Энергострой (начальник А.И. Анисимов и К.М. Шаповалов), гидроцех Аркагалинской ГРЭС (начальник Ф.С. Петриченко)), лаборатория мерзлотоведения ВНИИ-1 (Т.А. Айдла, Л.Е. Ведерников, В.Г. Гольтман) – вот те организации, подразделения и специалисты, которые вложили свой труд в строительство первой в стране земляной плотины с искусственным промораживанием суглинистого ядра и основания плотины.

Десятилетняя эксплуатация искусственного водохранилища и плотины Эльгенской РЭС, тридцатилетний опыт сохранения мерзлоты в теле плотины Аркагалинской ГРЭС оказали существенную помощь ученым, проектировщикам и строителям крупнейших гидростанций Северо-Востока в наши дни.

Аркагалинской ГРЭС. Начало.

Проектом предусматривалось строительство станции в три очереди:

  1. Два турбоагрегата «Вумаг» – 18 МВт, АП-25-2-25 МВт и двух котлоагрегатов ТП-150-1.
  2. Третий турбоагрегат «Ланг» – 25 МВт и один котло-агрегат ТП-150-1.
  3. Четвертый и пятый турбоагрегаты «Броун-Бовери» К-8-29, АПТ-12-1.

Первый турбоагрегат «Вумаг» конденсационного типа по контрибуции был передан Советскому Союзу и значился в проекте как «особая поставка».  Второй турбоагрегат для станции также поступил из Германии по контрибуции.  Турбина номер три прибыла на Колыму из Венгрии, а ее «коллега» номер четыре — из Швейцарии.

Паровая машина «Вумаг».Аркагалинская ГРЭС. Паровая машина «Вумаг».

Наряду с лучшими европейскими турбинами была осуществлена поставка отечественной АП-25 Ленинградского машинного завода, которая не уступала по технико-экономическим характеристикам, а по надежности и практичности в эксплуатации во многом превосходила зарубежные аналоги.

Со временем все импортные турбины были списаны как не соответствующие нормам экономичности и надежности, и только реконструированная АП-25 выдержала проверку временем. Она до сих пор находится в строю.

Поставка котлоагрегатов была запланирована проектом отечественного производства. В котельной намечалось четыре котла по 150 т/ч Таганрогского котельного завода «Красный котельщик». Эти котлы зарекомендовали себя с лучшей стороны.

12 декабря 1954 года впервые на Северо-Востоке нашей страны был зажжен
факел в пылеугольной топке котла тепловой электростанции. Мощный отечественный котлоагрегат Таганрогского завода ТП-150 был сдан наладчикам.

А 13 января 1955 года турбоагрегат Ленинградского завода АП-25 мощностью 25 000 киловатт был поставлен под нагрузку. В этом же. 1955 году были введены в строй  турбоагрегат№2 и котлоагрегат №2.

Первым директором станции стал Николай Яковлевич Солтовец, а главным инженером — Роман Моисеевич Гурвич. Руководить строящимся в суровых условиях сложнейшим объектом было очень непросто, учитывая к тому же, что основную массу рабочих составляли заключенные.

Аркагалинская ГРЭС. Турбинный цех.Аркагалинская ГРЭС. Турбинный цех.

Аркагалинская тепловая электростанция начала свою летопись в истории интенсивного развития Крайнего северо-востока страны.

Все четыре генератора напряжением 6 кВ включались в блок каждый со своим повышающим трансформатором. Повышающая подстанция 110 кВ открытого типа с двойной системой шин. От шин этой подстанции предусматривалось пять линий электропередачи.

Необходимо отметить суровые климатические условия, в которых рождалась станция, где продолжительность теплого периода составляет 80 – 90 дней в году, в остальные месяцы холодная сухая зима с минимальными температурами до минус 50 – 60°С.

Нештатная ситуация на АрГРЭС в 1958 году.

Конечно, в первые годы на АрГРЭС было много аварийных неполадок, что неизбежно при освоении нового оборудования. Была даже одна авария с полным сбросом нагрузки и потерей собственных нужд. А потеря собственных нужд па электростанции – чрезвычайная ситуация, когда гаснут топки в котлах, останавливаются все двигатели, все насосы, вентиляторы, прекращается подача воды, – станция замирает, как бы впадает в состояние клинической смерти. Вновь запустить потерявшую собственные нужды электростанцию можно лишь единственным способом:    подать электроэнергию с постороннего энергоисточника.

Сейчас для восстановления собственных нужд (т. е. для разворота насосов по воде, для обеспечения охлаждения, для запуска двигателей дробилок и мельниц, конвейеров топливоподачи, для создания давления и разрежения в системах регулирования и т. д.) на изолированных электростанциях устанавливаются мощные ДЭС или ГТУ, которые обычно не работают, а стоят на страже на случаи аварии.

В 1958 голу остановилась аварийно АрГРЭС, а работавшую с нею, как принято говорить среди энергетиков, «в параллель», ТЭС-3 «задавило» нагрузкой, и она тоже потеряла собственные нужды. Тасканская РЭС находилась в резерве, но запустить ее уже было нечем. В считанные минуты следовало оценить обстановку и предпринять что-то действенное.
Было решено попытаться запустить сначала ТЭС-3 в поселке Кедровый от Тенькинской ДЭС, находящейся в двухстах километрах от АрРЭКа. Мощность дизель-генераторов Тенькинской ДЭС была слишком мала, а емкость ЛЭП-110 от Транспортного до Кедрового слишком велика— при таких условиях генераторы ДЭС могли повредиться, выйти из строя. Для запуска ТЭС-3 требовалась небольшая мощность (не более 0,5 мегаватта), и можно было попытаться передать эту мощность па столь большое расстояние.

Напряжение от Тенькинской ДЭС но ЛЭП-110 на ТЭС-3 поднимали с нуля, благо сохранилась диспетчерская связь. Напряжение было поднято до номинального, с трудом удалось запустить собственные нужды ТЭС-3, ввести и работу турбогенератор в 4000 киловатт, и после этого уже можно было приступать к запуску АрГРЭС.

Восстановление нормального