Стан-Утиный (Утиный)

В верхнем течении речки Утиная сегодня расположен поселок горняков Стан-Утиный. Это, пожалуй, одно из самых старых поселений, сохранившихся на территории нынешнего Ягоднинского района. Первое слово в его названии появилось в сороковых годах, когда центральные усадьбы некоторых приисков было принято называть станами. Однако в тридцатых он назывался просто «Утиный», а первоначально — прииском «Речка Утиная».

«…12 июня 1929 года геологической экспедицией института цветных металлов был – открыт прииск «Речка Утиная»,— писала в июне 1939 года газета «Красный горняк», орган политотдела Дальстроя. — До 1929 года протекавшая по Утинской долине речка называлась Усуджа. Местного на-селения здесь не было. В зимнее время в эту местность заходили охотники на белку, якуты-оленеводы, в то время жившие в поселке Таскан.

В 1930 году прииск впервые праздновал международный праздник 1 Мая. В это время постоянными хозяевами прииска были якуты, тунгусы, корейцы и русские. Общая численность достигала 43 человека. Жили они в палатках и двух рубленых небольших бараках на ключе Юбилейный.

Утинская долина была покрыта густым лесом. У подножья сопки была кочевниками проложена небольшая тропинка… В лесу встречалось очень много зверей, а летом и всякой дичи…».

Первые запасы металла были обнаружены при разведке в пойменной части. Здесь оказалось большое содержание золота. Россыпь месторождения простиралась на четыре-пять километров. С этого момента началась вырубка леса и добыча металла.

Вот как описывает открытие на ручье Юбилейном месторождения золота Ю.А. Билибин, руководитель Первой Колымской экспедиции, поручивший одной из геологических партий, возглавляемой С.Д. Раковским, исследовать бассейн речки Утиная: «…Поздно вечером 13 июня отряд пришел в левую вершину Утиной и остановился на ночлег, продовольствие кончилось… В вечерней полутьме Раковский подошел с лотком к подмытому берегу и стал опробовать. Первый лоток дал два грамма. Раковский не поверил своим глазам, но следующие лотки давали от одного до двух граммов…».

В 30—31-м годах в долину речки Утиной пришли геологи Второй Колымской экспедиции, возглавляемые В.А. Цареградским. Во второй своей книге «По экрану памяти», посвященной геологическим исследованиям на Колыме и вышедшей в Магаданском книжном издательстве в 1987 году, автор пишет о пребывании в этих местах: «…Вскоре мы поравнялись с высокой стеной дома, и собаки сами остановились у крыльца…

Дом этот мало чем отличался от сельских добротных и просторных деревянных домов. Высокие потолки, гладко отесанные и аккуратно проконопаченные стены с двумя большими окнами…

Хозяин дома оказался начальником приискового участка (в то время их называли в Союзе смотрителями) Федором Николаевичем Юфимовым…».

В зиму с 1930 на 1931 год на прииске сложилась катастрофическая обстановка.

В этой же книге В.А. Цареградский пишет о бедственном положении старателей, о котором рассказывал ему Федор Николаевич: «…Дичь вокруг выбита и распугана, хариусы из Утинки спустились в Колыму. Послал на устье двух рыбаков, чтобы ловили вершами и жерлицами, но попадается мало. При тяжелой работе нужно сытой пищи побольше, а ее нет. Старатели отощали — вытаскивают из забоя грунта по полведерка. Боюсь, придется приостановить работу…».

Здесь же начальник Второй Колымской экспедиции рассказывает: «…для оттайки грунта старатели делают костры – пожоги. Для этого нужно заготавливать много дров. Сообщил он Ф.Н. Юфимову, что на Среднекан для разведки рудных месторождений завезли новое взрывчатое вещество — аммонал. Применение его в мерзлых грунтах на подготовке полигонов очень выгодно: освобождает от ручного труда, а главное — от оттайки грунта… Федор Николаевич воспринял это с одобрением, но сказал, что для горных работ нужно очень много этой взрывчатки, а при бездорожье не могут завезти даже продукты, не говоря уже о взрывчатке…».

В 1932 году в образовавшемся осенью 1931 года тресте «Дальстрой» было создано Главное Колымское приисковое управление «Цветметзолото». В этом же году возникли три горных управления: Утинское (начальник Д.Е. Домбак), Среднеканское (М.С. Краснов) и Оротуканское (И.Д. Борисенко). Их цель — создание и организация приисков из разрозненных старательских артелей, снабжение продовольствием, горным инструментом и оборудованием этих структур, проведение дорожных изысканий и прокладка дорог.

«Действительно, по бездорожью добраться в эти края в летнее время было практически невозможно: непроходимые леса, топкие болота, многочисленные сопки преграждали путь людям. Однако зимой сюда добирались по тропам караваны с продовольствием, одеждой, инструментами. Но и это было не так-то просто.

И все же, несмотря на все эти трудности, в конце 1933 — начале 1934 года в устье речки Утиной приступили к строительству обогатительной фабрики…

В 1934 году в эту местность пришли изыскатели, исследовавшие местность для прокладки дороги. Н. Кутузов, участник этих изысканий и автор книги «Записки изыскателя», вышедшей в, издательстве ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» в 1957 году, описывает работы, связанные с выбором места для трассы: «…В этом году мы имели очень простое и вместе с тем сложное задание. Оно состояло примерно в следующем: начав от конца прошлогодней трассы, проложить новую вниз по реке Оротукан на несколько десятков километров. Затем в этом районе найти удобный перевал и через него перебросить трассу. Потом по любому ручью спуститься в долину речки Утинка и где-то на ней разыскать заданный пункт — поселок горняков. Далее повести трассу вниз по Утинке до ее впадения в реку Колыму…

Тропа уже давно затерялась, и мы долго ехали по густо заросшим берегам ручья… Наконец потерялся и ручей — последний путь к перевалу. Перед нами громоздилась огромная гора, склон которой густо зарос стлаником… Мы находились в непроходимом лесу… Наконец стланик стал редеть, а затем  и совсем исчез. Оставшиеся до вершины метры преодолевали уже с трудом по мелкой осыпи сланца…

Мы стояли на одном из горных перевалов. Позади нас колыхалось зеленое море стланика. А на другой стороне перевала внизу извивался ручей.

К обеду я достиг устья ручья, впадавшего в речку Утинка… Показался поселок.

И вот я сижу в новом рубленом одноэтажном доме. Жители радостно встретили меня. Всех интересовало, где мы предполагаем провести дорогу. Для них дорога была вопросом жизни, расширения работ, нового строительства и прочих успехов.

— Перевал мы нашли в верховьях ручья Спорного,— объяснил я любопытным.

Закончив изыскания, в конце трассы на берегу реки врыли большой столб с надписью: «16 августа 1934 года».

В декабре этого же года, еще не по дороге, а по тропе, проложенной изыскателями-дорожниками, прошли люди, приехавшие на Колыму по вольному найму.

Вот как описывает путь до поселка Утиный ветеран Колымы Петр Акимович Наумов: «Следовали мы человек восемь холостяков и несколько семейных в Ат-Юряхскую долину. До Спорного шли пешком. Наши вещи вез трактор. В Спорном задержались, ожидая трактор, с которым могли преодолеть путь до Утинки… С прибытием на прииск холостяков поселили в бане, так как другого свободного помещения не оказалось… С Утинки до Усть-Утиной свой путь мы продолжали на лошадях. На Усть-Утиной пришлось ожидать попутного транспорта в сторону Ат-Юряхской долины. Путь этот пролегал по Колыме до впадения в нее реки Таскан, в которую впадает речка Ат-Юрях… Эти дни вынуждены были жить вместе с заключенными в бараках, так как опять для нас не нашлось свободного помещения…»

Во второй половине 1935 года в поселке Усть-Утиная разместилась администрация управления горнопромышленного строительства (УГПС), в состав которого вошли образовавшиеся Усть-Утинский и Среднеканский строительные участки. Исполняющим обязанности начальника УГПС вре-менно, был назначен М. А. Заборонок, главным инженером — Р. К. Вильм. А в конце 1937 года возглавил УГПС выдвиженец из НКВД М. Д. Ахундов.

В 1938 году приступили к строительству обогатительной фабрики в районе прииска «Утиный».

1938 год. Из воспоминаний геолога Виктора Володина: «Усть-Утиная – это небольшой поселок при обогатительной фабрике, построенной на живописном и тогда еще мало испорченном человеком лесистом берегу Колымы. Фабрика, первоначально золотоизвлекательная, и поселок были построены за три или четыре года для переработки руд известного месторождения речки Утиной, где вместилищем золотого оруденения являются кварцево-порфировые дайки.

Месторождение оказалось неперспективным, разработки были прекращены, а работа фабрики была возобновлена в 1937 году для обогащения оловянных руд месторождения «Кинжал», открытого тогда партией В. Т. Матвеенко.

Теперь здесь временно помещалось новое, совсем еще недавно выделенное Юго-Западное управление.»

В 1939 году газета «Красный горняк» писала, что прииск «Утиный» является крупнейшим горнодобывающим предприятием Южного управления. К этому времени здесь были построены благоустроенные рубленые дома, прекрасный клуб, баня, телефонная станция. Прииск был оснащен техникой: компрессорами, экскаваторами, мощными промывочными приборами… Начальником прииска в это время был Кулемин, главным инженером — Прун.

В месте впадения речки Утиной в Колыму существовал крупный не менее важный поселок Усть-Утиная. Кроме бытовых и производственных зданий, здесь находились телеграф, кафе, в котором играл струнный оркестр, агробаза, где выращивали огурцы, капусту, картофель.

В начале января 1939 года здесь приступили к капитальному ремонту и реконструкции опытной обогатительной фабрики. К середине февраля были отремонтированы дробильная установка «Блек», шаровые мельницы. Установлена новая осадочная машина «Денвер».

В мае 1939 года газета «Красный горняк» писала: «23 мая поздно вечером к пристани поселка Усть-Утиная причалил первый пароход Северного морского пути «Чкалов». Пароход пришел с низовья реки Колымы из затона Сеймчан, где он стоял на зимовке. На буксире пароход привел две большие баржи с грузом и пассажирами…».

В конце августа 1939 года произошел большой паводок. Из воспоминаний геолога Виктора Володина: «Позднее мы узнали, каких бед натворил этот паводок в других районах Колымского нагорья. Писали тогда, что такого паводка не было, кажется, 50 лет. Слышал я, что в районе Усть-Утиной уровень воды в Колыме поднимался то ли на 16, то ли на 26 метров и что этот поселок почти полностью уничтожен паводком.».

В сентябре 1941 года по распоряжению начальника Дальстроя И.Ф. Никишова в Усть-Утиную из Магадана было переведено управление «Колымапроект». Его начальником был назначен Н.П. Крыжановский, главным инженером — Н.И. Щигорцев…

В середине 1942 года на речке Утиной работало три гидроэлектростанции мощностью по 100 киловатт каждая.

Летом 1944 года на берегу Колымы в поселке Усть-Утиная был открыт пионерский лагерь. Первыми его отдыхающими были дети горняков в возрасте от семи до тринадцати лет. Плата за сорокапятидневные путевки устанавливалась в зависимости от зарплаты родителей в сумме 300, 590, 610 рублей. Как писала в то время газета «Красный горняк», путевками в первую очередь обеспечивались дети фронтовиков, стахановцев, орденоносцев…

Но кроме этих поселков в Утинской долине в период с начала тридцатых и до середины сороковых годов образовалось несколько небольших поселков – лагерей. Заключенные в то время были основной рабочей силой на обширной территории Колымы. Так, на ручьях Юбилейный и Холодный, притоках речки Утиной, в первой половине тридцатых годов возникли одноименные поселки – лагеря. Между ними — Кварцевый и Заманчивый. А в среднем и нижнем течении речки Утиная — поселки Поворотная, Дарьял, 17-я дорожная дистанция.

В 30—40-х годах в Утинской долине были обнаружены большие запасы рудного золота, пробность которого составляла от 860 до 920. Требовалась тщательная переработка золотоносной руды. В связи с этим в первой половине сороковых годов в поселке Стан-Утиный приступили к строительству золотоизвлекательной фабрики (ЗИФ), которая была сдана в эксплуатацию весной 1945 года. Руководил ее строительством В.И. Соломатов.

Располагалась она на левом берегу речки Утиная, в 125 километрах от поселка Ягодный и в двух километрах от рудника «Холодный». В административном отношении район рудника «Холодный» и ЗИФ входили в состав Среднеканского района Хабаровского края,

Золотоизвлекательная фабрика, близлежащие рудники и прииск «Стан-Утиный» составляли Утинский горнорудный комбинат (УГРК).

В конце 1947 года начальником Утинского комбината был назначен М.И. Ажбалов, одновременно он являлся и начальником отдельного лагерного пункта в поселке Стан-Утиный.

Сырьем для фабрики служила руда Утинского золоторудного месторождения. Доставлялась она на фабрику с рудника «Холодный» по узкоколейной железной дороге круглосуточно по 10—15 вагонеток вместимостью полторы тонны. Тягловой силой служили электровозы и автомашины.

Все шахты рудников «Кварцевый», «Заманчивый», «Холодный» были соединены между собой вертикальными подземными выработками, общая протяженность которых составляла более двадцати километров.

Золотоносную руду опускали по вертикальным штрекам из шахты в шахту, до самой нижней (шахты располагались по всей высоте сопок одна над другой). Нижняя шахта выходила к копру на руднике «Холодный». Мощными лебедками руду поднимали наверх, грузили в вагонетки и везли на фабрику. Остатки копра сохранились до сих пор, так же как и развалины фабрики в поселке Стан-Утиный.

Вот как описывает процесс переработки руды Николай Иванович Захарченко, бывший заключенный лагеря «Холодный»: «…Руда по транспортеру подается в дробильное отделение, где измельчается до размеров с крупную фасоль. Потом дробленая масса подается в шаровую мельницу с водой. Далее содержимое из мельницы поступает на специальные столы, где отделяется золотоносный концентрат. После этого его погружают в специальный агрегат (типа железной вращающейся бочки), куда добавляется известь. Все снова перемалывается в течение нескольких часов вместе с металлическими шарами величиной с яблоко. Затем все содержимое сливается в отстойник, здесь — последняя стадия извлечения золота…

Рабочее место ограждено металлической решеткой. На столе — два эмалированных таза. Один пустой, другой — со ртутью. Из агрегата последнего цикла в таз со ртутью поступает концентрат. Потом все сливается в холщовый мешочек над свободным тазом. Ртуть проходит через холст, а золото, собранное ртутью, остается. При этом содержимое мешочка отжимается… Затем золото передается вольному мастеру, который строго наблюдает за работой по ту сторону решетки…».

После смерти Сталина дешевая рабочая сила перестала поступать на горнодобывающие предприятия Колымы. В шахтах, совершенно не отвечающих условиям техники безопасности, стало некому работать.

В середине пятидесятых годов были закрыты рудники, шахты — законсервированы. В это же время была остановлена и золотоизвлекательная фабрика. Лагеря расформировали. Часть освободившихся осталась работать на прииске по вольному найму. Поменялась специфика работы: золото начали интенсивно добывать методом вскрыши торфов по руслам рек и ручьев. Появилась мощная импортная и отечественная техника.

О 60-х года поселка рассказывает Михаил Новоградов: «Со Спокойного мы переехали на Стан-Утиный в 1958 года или там до 1966 года. Сперва жили возле плотины.

В это время плотина была ещё действующей, шлюза открывались и закрывались с помощью «лудл» (задвижка для перекрытия воды в трубах на промприборе). Сброс был деревянный (настил). Вода сбрасывалась с двух скальных уровней небольших по высоте. На фабрику вода подавалась насосами по трубе (угол наклона были примерно градусов 50-60). Труба была закрыта деревянным коробом, для защиты зимой от мороза.

В 1961-1964 году корпус горно-обогатительной фабрики ещё был цел. Фабрика находилась на склоне сопки, плотина была ниже её.

Внутри ещё стояли грохота для обогащения руды, на полу валялись металлические ядра разного диаметра. На здании фабрики был «скворечник», в свое время там сидела охрана.

Если смотреть на фабрику, то слева от нее шла дорога по склону сопки до ручья Петрович.  Немного пройдя по ней, справа по пути было кладбище ЗК, огороженное колючкой… Кладбище было неухоженное, многие могилы были еще тогда разрыты… На Петровиче тоже добывали золото, как и в самом Стан-Утином.

От фабрики шла узкоколейка прямо от фабрики по склону сопки на рудник «Холодный», где-то пару километров. Возле заброшенной узкоколейки кругом валялись вагонетки. За ручьем была грунтовая дорога была.

На самом Холодном помню барак – кузню, целая была. Видел также сооружение, очень похожее на карцер. Примерно размером 2,5 на 2,5 метра, внутри  комната перегорожена решеткой, два настила из рельсов, между ними расстояния сантиметров 10 (как лежать на них? ). На полу  лежало сено. В свободной половине был стул, вмурованный ножками в бетон и небольшая печка. К ножке печи была прикреплена собачья цепь. Находили много пустых гильз и кобуры брезентовые от наганов…

На Стан-Утином была школа начальная, после 4 класса отправляли в интернат в Ягодное учится. В поселке была баня.  В одном бараке были магазин и столовая, в столовую привозили бочковое пиво с Таскана. Магазин был – два в одном , продуктовый и промтовары.

Был клуб, полностью деревянный с колоннами у входа – каких больше я не видел на Колыме. Зайдя в клуб – направо была библиотека, комната под духовые инструменты. Прямо вход в кинозал, перед ним две лестницы , слева и справа – на балкон в кинозале. Сам балкон был снаружи выпуклый с  лепниной гербов.  Налево была приличная комната – бильярдная.  В 1961-1962 годах в ней был самодельный бильярд – «шары» с подшипников, самодельные кии. В 1963 году году в клуб привезли настоящий, с костяными шарами бильярд и к нему было не пробиться. За бильярдной был большой зал, где проводили праздники. Вдоль стен стояли крепкие скамейки обшитые черным дермантином или кожей, на одной стене висел большой портрет – «Опять получил двойку» (школьник, мать и собачка рядом). Хорошо помню, как нам давали новогодние подарки – были большие пакеты, еле домой нес с клуба.

Контора карьера на Стан – Утином была в одном бараке с общежитием для холостяков. За клубом было несколько бараков, за ними кладбище. Дальше была так называемая Комбаза – был коровник и несколько коней – за этим хозяйством присматривала семья Евтушенко, и все равно на поселок помню зимой привозили молоко замороженное в кругах.

Рядом с плотиной, в те года, бараки отапливали дровами и углем, в центре поселка было центральное водяное отопление, и то по моему не везде.

Дальше за поселком шла дорога на Усть-Утиный , где река Утинка впадала в Колыму. В этом же направлении находились полигоны по добыче металла.».

В 1993 году клуб постройки сороковых годов был закрыт.

В 1995 году  на карьере «Утиный» Оротуканского горно-обогатительного комбината было два экскаватора «ЭКГ», бульдозеры—шесть тяжелых машин и шесть марки «Т-170», буровой станок «СБШ-200», четыре сорокатонных «БелАЗа».

В 1995 году в поселке была котельная, детский садик, магазин, столовая, баня.

Использованы воспоминания В.А. Цареградского, Виктора Володина и материалы  статьи И.А. Паникарова.

Моя признательность и благодарность Михаилу Новоградову за помощь и рассказ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *