Тревожное небо Афгана

003

Имя Александра Разина хорошо известно колымчанам. Единственный в области  кавалер двух орденов Красной Звезды и двух орденов Красного Знамени… 18 осколков носит в себе этот человек до сих пор…

Александр Разин грезил небом  с детства. Мечтал об истребительной авиации. В 1970 году, окончив школу, поехал поступать. Экзамены сдал неплохо, но в списки зачисленных не попал – конкурс был огромный! Тут  пришло время служить. Отправился в бронетанковые войска, в Уссурийск. Вскоре перевели на Камчатку. Отслужив год, солдат Разин  написал рапорт о поступлении в авиационное. Но поступать во время службы можно было только по профилю.  Мечту пришлось отодвинуть еще на год. Отслужив положенный срок, он все-таки, поступит и успешно окончит авиационное училище по специальности «борттехник». После училища попал в Качинское высшее истребительное училище. Потом подал рапорт, чтоб перевели в пограничную авиацию ( перевод осуществился только спустя  два года) переучился на вертолеты. Учеба проходила в Перми и  в Загорске.
В 1982 году Александр Васильевич перевелся в магаданскую отдельную авиационную эскадрилью. Ехал в наши края с удовольствием. Эскадрилья на тот момент существовала всего шесть лет, но уже славилась своим коллективом.

Именно отсюда в 84-м Александр Разин в составе экипажа «Ми-8» отправился в первую свою боевую командировку. Таких командировок потом для летного состава эскадрильи будет не счесть. Он вспоминает: – Первая командировка  началась 2 февраля 1984 года. В течение года был три раза – по 2 с половиной месяца в боевых командировках. Наши экипажи в Афган летали с 1982 года.Там находился и  магаданский борт . В Душанбе была эскадрилья, самолеты-вертолеты где-то ж брать надо, вот их и собирали со всех пограничных частей. Через несколько лет борт был сбит и сгорел…В течение четырех лет у меня  было 8 командировок. Пограничная авиация за время боевых действий  потеряла, если не ошибаюсь,64 вертолета. Более 50 человек погибли. Мы прилетали из Союза, получали в  Марах или Душанбе (там полки стояли) машины и отправлялись на задания. По окончании командировки сдавали технику. Основную тяжесть афганской войны несли вертолеты: выброска десанта, доставка боеприпасов и продовольствия, нанесение ракетно-бомбовых ударов, сопровождение  колонн. Помимо этого – упреждающая охрана границы, эвакуация раненных и убитых. Без вертолетов в Афгане  было  бы сложно…

Тревожное небо Афганистана  снится ему до сих пор… -Фильм посмотришь про Афган, значит, не уснешь ночью. Или же приснится обязательно. Часто снится, что мы горим, и борт падает. Мы же наяву все это прошли. Нас подбивали из зениток, мы на одном двигателе шли по ущелью. И из других орудий подбивали, и пробоины приносили- по 12,18 пробоин за операцию…Фюзеляж и балку прошивали, лопасти несущего винта. И в кабину попадало. .О чем в такие минуты думается? -спрашиваю я.- Кто-то утверждает, ч то страха нет ,-не верьте,- говорит Александр Васильевич ,-сидишь и думаешь: куда пуля ударит? Из защиты – шестимиллиметровая броня- листами стояла в салоне и  бронежилеты (бронежилеты летом не надевали -до 70-ти градусов в кабине -обшивка вертолета нагревалась до такой степени, что до нее дотронутся нельзя было).В основном, как голуби мира летали, -усмехается  борттехник. Он рассказал ,как бомбили высоты, на которых засели «духи», и по ним открыли огонь из американских автоматических 20-миллиметровых зенитных пушек. Попали в левый двигатель. Двигатель вспыхнул, но тут же сработала система и пожар был потушен.До базы сумели долететь на одном. Но когда специалисты осмотрели вертолет, то пришли к выводу, что еще 2-3 минуты полета и могло случиться непоправимое. После первой командировки можно было отказаться от последующих. Но он этого не сделал. Хотелось посмотреть на все своими глазами, испытать себя в серьезном деле… Приходилось подполковнику видеть и гибель сослуживцев. Он вспоминает, как 27 июня 1985г.  шли парой на прикрытие. В воздухе им передали, чтобы залетели на одну из сопок, где стояла наша маневренная группа. Нужно было забрать раненного. Ведущий вертолет (командиром петрозаводского экипажа был капитан Валерий Руцкевич) был подбит на высоте 70 метров. Операция шла в районе Агдара и Даргара. Машина вспыхнула сразу. Несколько раз ее в воздухе крутануло, и швырнуло на скалу. От ребят ничего не осталось,- горестно вздыхает Александр Васильевич.- Огонь велся очень плотный.  За их останки наши наземные части бились четверо суток. Собирали буквально по кусочкам. В Союз отправляли в ящиках из-под снарядов. Трудно все это вспоминать, да и поймут ли те, кто там не был?..

О себе подполковник говорит мало и нехотя: «Нас сбили. Командир Сергей Петрович  Быков сажал борт, у нас уже горел левый двигатель. В салоне лежал я – у меня было одно ранение. Мы попали под пулеметную очередь, она прошлась по левой стороне. Я там сидел. Это было на высоте  метров 70. И потом еще по нам был открыт автоматный огонь. Поймал пулю в воздухе, а потом на земле добавили, когда меня вытащили с вертолета, мы залегли, начали отстреливаться. Я за пулеметом лежал.Мы попали рядом с расположением «духов». Рвануло что-то…А дальше ничего не помню. С поля боя меня выносили ребята. Кровь била струей на два метра почти. Бортмеханик кантровкой перетянул. Выше колена и выше локтя. Вовремя  помощь подошла -несколько бортов. Меня отправили в санбат Московского погранотряда в Таджикистане. Оказали помощь, сразу на самолет и – в Душанбе. А там скорая в аэропорту ждала. И сразу на операционный стол. 5 операций  одна за одной. Руку спасли, вены зашили. Левая рука короче правой на четыре сантиметра. Осколки, которые остались в руке звенят при прохождении досмотра в аэропорту, вожу с собой справкой –  смеется Александр Васильевич. – А тогда, после  нескольких месяцев госпиталей война закончилась для меня…

Отец Александра Васильевича с 1942 года воевал в разведке, имеет четыре ранения и множество орденов. При взятии Берлина был тяжело ранен – на этом его война закончилась. И надо ж такому случиться – и отец, и сын в этих войнах помимо наград получили инвалидность 2-й группы…

Сейчас Александр Разин военный пенсионер, долгое время  занимался общественной работой в фонде инвалидов военной службы, два года назад переехал в Москву, но приезжает погостить в Магадан…

Это забывать нельзя – уверен Александр Васильевич, -тяжело было. Сколько техники потеряли: самолетов, вертолетов, БТР, танков, КАМАЗов…А самое главное -сколько погибло людей! Не дай вам Бог когда-нибудь это увидеть…

Автор статьи: Евгения Ильенкова.

[Not a valid template]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.