Бовыкины – жители Олы

Общий вид селения Ола, 1932 год.

Общий вид селения Ола, 1932 год.

Где-то в начале лета 2012 года я обратился через одну из областных газет к жителям Магаданской области с просьбой откликнутся тех, кто имеет какие-либо родственные отношение к первым старателям, работавшим с начала 20-го века до конца 1930-х годов, назвав при этом больше десятка фамилий.

Рассуждая логически, допускал такой расклад: среди старателей-одиночек были в основном ещё молодые сильные парни (20-30 лет), которые вполне могли иметь семьи, тем более, если учесть, что в 1920-30 гг. некоторые из них стали горными смотрителями Акционерного общества «Союззолото», председателями Советов в Ольском районе….

И, представьте себе, на газетную публикацию откликнулись! Оказывается, в Магадане живёт внук одного из разыскиваемых мною. Несказанная удача!

Познакомившись сначала заочно – по «электронке» – мы уже в начале августа того же года встретились в Магадане. О многом разговаривали. А в следующий мой приезд, в сентябре, отправились в интересную для меня «экспедицию» в село Ола и его окрестности.

Именно в этот населённый пункт в 1912 году прибыл Иван Григорьевич Бовыкин, который в 1927 году третий раз женился на камчадалке Марии Васильевне (дев. Кабакова). С двумя первыми жёнами жизнь не сложилась, хотя вторая родила ему дочь Марию, которую он после развода забрал себе. Третья жена родила ему двоих детей, в том числе и сына Михаила – отца Михаила Михайловича (внука И. Г.), живущего сегодня в Магадане…

Дом по ул. Флотская, 14 в селе Ола, построенный И.Г. Бовыкиным в 30-е годы. Из архива Ивана Паникарова.

Дом по ул. Флотская, 14 в селе Ола, построенный И.Г. Бовыкиным в 30-е годы. Из архива Ивана Паникарова.

В 1930-е годы Иван Григорьевич построил в Оле по тем временам добротный дом, где и прожила всю жизнь вместе с детьми его жена. Здесь прошли детские и юношеские годы и Михаила-отца. И Михаил-внук не раз бывал в домике, построенном дедом. Это, довольно крепкое ещё строение, до сих пор сохранилось.

К сожалению, в 1938 году в январе И.Г. Бовыкин ушёл из жизни, а супруга его осталась с детьми мал-мала-меньше. Потом вторично вышла замуж за Иксана Ислангалеева, который стал детям, а потом и внукам, близким человеком.

Бовыкин Михаил на могиле отца Михаила Ивановича, сын, 16.09. 2012 год. Из архива Ивана Паникарова.

Бовыкин Михаил на могиле отца Михаила Ивановича, сын, 16.09. 2012 год. Из архива Ивана Паникарова.

Ольское кладбище – очень большое. Хоронят здесь людей издавна, возможно сначала прошлого века, а может и раньше, если учесть, что Оле уже более 300 лет. Сегодня здесь сохранились могилы следующих родственников И. Г. Бовыкина: дочерей Марии, родившейся в 1925 году и умершей в 1966 г., Лидии, 1931 г. – 1990 г.; сына Михаила, прожившего 69 лет – до февраля 1997 г. и его супруги Нины Васильевны, родившейся в 1936 г. и умершей шестью годами раньше мужа. Жена же Ивана Григорьевича Мария Васильевна прожила 81 год и 5 дней, покинув этот бренный мир 7 августа 1989 года. Её второй супруг Иксан Ислангалеев умер в 1999 году в возрасте 92 года, пережив жену на целых десять лет.

Михаил Михайлович остановился возле одной могилы, огороженной деревянным заборчиком.

– А здесь покоится моя прабабушка, деда свекровь. Умерла она, по словам бабушки, в 1950-е годы. Её дочь, то есть моя бабушка, с момента её захоронения не стала убирать растущую лиственницу, объяснив это своеобразным естественным памятником…

И действительно, сегодня на могиле высится более чем десятиметровая лиственница.

Михаил рассказывал мне о селе Ола, его окрестностях, о тех родственниках, которых помнил. После кладбища мой «гид» предложил проехать на берег Охотского моря, точнее Ольского лимана.

Но прежде чем попасть туда мы проехали вдоль странного лиственничного леса. Странным он показался мне потому, что деревья абсолютно не были похожи на те лиственницы, которые растут на Колыме – в центральных районах области. Ольские лиственницы, скорее, походили на крупный кустарник. Невысокого роста – метра три-четыре не выше – они как бы жались друг к дружке, причём имели какие-то плоские (приплюснутые) кроны с торчащими во все стороны сучьями и ветками. Михаил объяснил:

– На побережье всегда с моря дует ветер, который и способствует уродству лиственниц. Этот лес довольно старый, думаю, он свидетель многих событий, происходивших с начала 20-го века до наших дней. Жаль вот только, что узнать мы уже ничего не сможем – нет свидетелей, тех, кто ступал на эту землю в далёкие 10-20-30-е годы прошлого века.

Обогнув лес, мы выехали на безлесье. Справа показалось море, а впереди по маршруту на берегу несколько строений.

– Это бывшее рыбное хозяйство бывшего совхоза. А это, – Михаил показал рукой вперёд, где на берегу на самодельных стапелях стояло небольшое судёнышко, – бывшая пристань. Здесь в годы Советской власти, когда совхоз в Оле был, бурлила по-настоящему жизнь – колхозники рыбным промыслом занимались. И отец мой часто с дедом Иксаном в море на катерах ходил, да и я, бывало, тоже помогал старшим. Теперь, увы, забвенье. Всё брошено, разрушено…

Выйдя из машины, я почувствовал холодный ветер, дующий с моря. Километра на три-четыре впереди блестел ил. Спрашиваю у Михаила:

– А где же вода?

– К вечеру будет прилив, тогда и вода появится, а сейчас мы приехали во время отлива…

Возможно именно сюда, на этот берег, и ступила нога тех, кто прибыл сюда в том далёком 1912 году в поисках… счастья и богатства.

* * *
О колымском золоте жители Магаданской области наслышаны, особенно те, кто жил на этой земле во времена Советского Союза, когда Колыма была, образно говоря, золотой кладовой страны. И, конечно же, многим известны такие первооткрыватели золота, как геологи Юрий Билибин, Сергей Обручев, Валентин Цареградский, Сергей Раковский, Эрнест Бертин, Дмитрий Казанли и другие.

Несомненно, эти люди сыграли немаловажную роль в освоении Северо-Востока, и заслуживают не только внимания, но и почёта, и мы должны помнить о них.

Однако не многим известно, что успехом открытия промышленных залежей золота мы обязаны не только геологам, но и старателям-одиночкам, которыми были в своё время Юрий Розенфельд, Барри Шафигуллин (Бориска), Сафиулла Гайфуллин, Михаил Канов, Иван Бовыкин, Филипп Поликарпов, а также первые работники созданного в 1927 году треста «Союззолото», который, в общем-то, в первые годы существования почти никак не влиял на плановую государственную золотодобычу на Колыме.

К последним можно отнести таких специалистов горного дела, как Филипп Оглоблин, Бронислав Сологуб, Пётр Кондрашов, Степан Бондарев, Николай Улыбин, Валерий Лежава-Мюрат, Марк Эйдлин, Иван Марин…

Всех просто не перечислить, хотя и было их не так уж много. Но данные на них (некоторых), имеющиеся в архивах УВД и ФСБ, похоже, остаются «засекреченными» на… века, так как познакомиться с делами вышеназванных колымчан, увы, нельзя – в соответствии с Законом «О персональных данных» нужно согласие этих людей (вот так!) или их родственников (попробуй, найди)…

Тем не менее, о ком-то всё же удалось кое-что узнать из газетных публикаций 1990-х годов, когда архивы правоохранительных органов – УВД и ФСБ – выдавали кое-какую информацию о бывших заключённых родственникам и заинтересованным организациям. Вот и о Иване Григорьевиче Бовыкине в своё время внук Михаил получил некоторую информацию, да и мне в 2012 году удалось получить копии нескольких документов в архиве ФСБ. К сожалению, фотографии И.Г. Бовыкина в архиве не оказалось, нет и у внука.

* * *

Магаданский историк (к сожалению, покойный) Александр Григорьевич Козлов в газете Ольского района «Рассвет Севера» за 19 ноября 1992 года кратко рассказывает о судьбе Ивана Григорьевича Бовыкина, приводя выдержки из архивных документов.

В частности, в отчёте Ольского волостного ревкома, составленного осенью 1923 года, говорится: «После освобождения Охотского уезда от белобандитского губревкома был 14 июля 1923 года учреждён Ольский волостной революционный комитет. Председателем волревкома был назначен т. Бовыкин, членом – т. Скорняк и секретарём – т. Подпрятов А. А. – все из состава прежнего сельского правления…

За кратковременный (меньше суток) срок стоянки парохода волревком достаточно инструктирован не был, а так же не был снабжён для своей деятельности ни литературой, ни законоположениями, ни канцелярскими принадлежностями. Из изложенного вытекает характер деятельности волревкома за 1923 год, именно: неуверенность в правильности и законности своих действий и нерешительность».

Тем не менее, волревком плодотворно работал, и его действие приветствовало местное население. В упоминаемом отчете далее констатировалось: «Первым шагом деятельности волревкома стала организация сельревкомов на местах. Сельревкомы были везде встречены с радостью населением, уставшим от грабежа и разнузданности бочкарёвцев.

Первоначально сельревкомы организовали в Тауйске, Ямске, Армани, Туманах и Тахтояме. Последние три, между прочим, были в начале 1924 года объединены с Тауйским и Ямским сельревкомами.

Никаких недоразумений в связи с отделением церкви от государства и от школы не возникало, чему отчасти способствовало то обстоятельство, что на три церкви и прихода волости имелся лишь одни священник в с. Ямск».

Церковь в селении Ола.

Церковь в селении Ола.

Назначенный после освобождения Охотского уезда от белобанднтских групп состав Ольского волревкома проработал немногим более семи с половиной месяцев. Весь этот период его возглавлял упоминаемый в приведенном документе тов. Бовыкин…

Бовыкин Иван Григорьевич родился 01 (14) мая 1889 года в починке Сухоруковском близ села Кобра Вятской губернии в многодетной семье. К 1912 году семья Григория Бовыкина состояла из 13 человек, одиннадцать из которых дети: Андрей, Дмитрий, Мария и Филипп были старше Ивана, а Гавриил, Александра, Михаил и Анастасия родились после его рождения…

В 1912 году И. Г. Бовыкин прибыл в село Ола, как сказано в протоколе допроса, датированном 15 ноября 1937 года, «…с целью заработка денег». Проживая в селе Ола, он занимался различными промыслами: рыбачил, торговал, был старателем, а так же назначался Ольским волостным старшиной, был первым председателем Ольского ревкома…

 

В 1928 году он вместе со старателями Кановым и Поликарповым «старался» в долине реки Среднекан, где и познакомился с руководителями первой Колымской экспедиции Билибиным и Цареградским. Канов и Поликарпов с образованием Акционерного общества «Союззолото» начали работать смотрителями.

Они знали, где находится золото, так же, как и их недавние товарищи Иван Бовыкин и Сафиулла Гайфуллин, жившие в селе Ола, и, по всей вероятности, отказавшиеся сотрудничать с геологами экспедиции Ю.А. Билибина и АО «Союззолото». А вот Канов и Поликарпов дали согласие на сотрудничество с геологами и были охотно приняли в ряды государственных золотодобытчиков – АО «Союззолото». В дальнейшем, с развитием государственной золотодобычи, И.Г. Бовыкин преимущественно работал по найму в «Союззолото» каюром, проводником, снабженцем, был колхозником. Не «дружил» с геологами и золотодобывающими госструктурами и Сафиулла Гайфуллин. Он тайно промышлял золото, зная, где оно есть…

Ола. Ездовые собаки Дальстроя, 1932 год.

Ола. Ездовые собаки Дальстроя, 1932 год.

Ещё один, пожалуй, главный из всех колымских старателей-одиночек начала 20-го века Ю.Я. Розенфельд (упоминался выше), покинувший Колыму в 1920-х годах, находился на сибирских приисках. Однако его докладная записка о наличии золота на Колыме, хранившаяся во Владивостоке, и стала, скорее всего, толчком для организации геологической экспедиции в 1928 году…

Но вернёмся к Ивану Григорьевичу Бовыкину, точнее к тем документам, которые удалось получит в архиве ФСБ. Их немного, но они довольно-таки выразительны и ясны. Но сначала следует сказать, что 1937-38 годы были периодом массовых репрессий в стране, в том числе и на Колыме. В связи с чем, видимо, выполняя лимит по «врагам народа» 13 ноября 1937 года в селе Ола была арестована большая группа жителей. Всех обвинили в контрреволюционной деятельности. И уже через два дня, оказавшийся в числе ольчан – «врагов народа» И.Г. Бовыкин, был допрошен уполномоченным НКВД.

Протокол допроса.

1937 г., ноября мес. 15 дня. Я опер. Уполномоченный НКВД Ольского р-на Тахнудинов допросил в качестве обвиняемого гражданина Бовыкина Ивана Григорьевича и на первоначально предложенные вопросы он показал:…» Далее: ФИО, год рождения, место рождения, национальность – русский, местожительства – село Ола, род занятий – колхозник колхоза «Путь Севера»; семейное положение – жена Мария Васильевна… (почему-то не указаны дети: Мария (1925 – 1966), Михаил (1928 – 1997), Лидия (1931 – 1990). И. П.); имущественное положение – до революции кулацкое, после революции лишён права голоса; образование – сельская школа; партийность – б/п (беспартийный); сведения об общественной и революционной работе – нет; сведения о судимости – подвергался три раза арестам: в 1933 г., в 1934 г., в 1935 г., обвинялся по ст. 58-10-11 и за золото; категория воинского учёта-запаса – нет; служба у белых – не служил. А далее…

«…15. Показания по существу дела.

Вопрос: С какого года вы проживаете в Ольском районе селе Ола?

Ответ: …с 1912 года.

Вопрос: Цель вашего приезда на Олу?

Ответ: Я приехал на Олу из Вятской губернии с целью заработка денег.

Вопрос: Следствие предлагает вам дать показания по существу своей автобиографии, где и когда вы родились, ваше социальное происхождение и род занятий?

Ответ: Я родился в 1989 году в Вятской губернии в семье крестьянина-середняка. В 1912 году с целью заработка приехал в ДВК охотское побережье Ольского района село Ола, где занимался торговлей товаров совместно с рыбопромышленником Зарембой, также рыболовством и оленеводством.

Вопрос: Следствию известно, что вы ранее на Оле служили старшиной населения, сами, одновременно занимаясь торговлей, собирали у населения пушнину, которую сдавали приезжавшим японцам и американцам. Подтверждаете вы это?

Ответ: Да, действительно я служил старшиной Ольского района, точно не помню в каких годах в 1922-23-24 г. и одновременно занимался торговлей, скупая пушнину, но японцам и американцам не продавал.

Вопрос: Следствию известно, что в период японской интервенции на Дальнем Востоке одновременно пребыванием всей белой банды Бочкарёва, оперировавшей по Охотскому побережью в Ольском районе вы оказывали активную помощь Бочкарёву в материальном и транспортном отношении. Подтверждаете ли вы это?

Ответ: Да, действительно мною транспортные средства передвижения банды Бочкарёву представлялась по первому требованию, а в материальном отношении не снабжал.

Вопрос: Следствию известно, что, будучи арестованным, атаман Бочкарёв в с. Гижиге и доставленный на Олу коммунистом Петровым вы сняли освобождение Бочкарёва из-под ареста, убили коммуниста Петрова. Следствие предлагает прекратить ваше запирательство и показать по существу заданного вам вопроса.

Ответ: Я не участвовал в освобождении Бочкарёва из-под ареста и не расстреливал коммуниста Петрова.

Вопрос: Вы даёте ложные показания. Следствию известно, в период установления советской власти, вели контрреволюционную агитацию среди населения, говоря «советская власть безбожников, разбойников», призывали массы к борьбе с большевиками в совершении террористических актов. Признаёте вы это, Бовыкин?

Ответ: Против советской власти не боролся, и среди населения агитацию не проводил, не призывал к террору над коммунистами…

Вопрос: Вы продолжаете давать ложные показания. Следствию известно, что в 1936 году в вашей квартире было вами созвано нелегальное собрание кулаков села Ола Замиралова В., Бушуева А. А., совместно с единоличниками Бабцевым Ильёй, Бабцевым Алексеем, Замираловым…, где все выступавшие говорили «единоличники, не вошедшие в настоящее время в колхозы, должны держаться до последнего времени, в колхоз ни в коем случае не входить, не подчиняться каким-то паразитам». Следствие предлагает прекратить запирательство, дать искренние показания.

Ответ: У меня на квартире никогда из кулаков никто не собирался и никакие собрания не проводились.

Вопрос: Следствие располагает данными, что в период 1934-35 гг. с целью к-р подрывной работы выезжали в районы сельской территории, где собирали местных жителей, среди которых проводили к-р подрывную работу, агитируя, чтобы грузы не возили в тайгу для рабочих приисков, и также, чтобы не сдавали пушнину государству. Следствие предлагает ещё раз о прекращении запирательства, и дать ответ по существу к-р подрывной вашей работы.

Ответ: Я не проводил среди населения никакой к-р агитации, направленной к срыву грузоперевозок и о не сдачи пушнины государству. Для этой цели в район не выезжал.

Вопрос: Следствию известно, что в 1923 г. вы ездили на краевой съезд в г. Охотск, созданным генералом Пепеляевым, где ставились вопросы мобилизации местного населения для оказания помощи Пепеляеву и о борьбе с большевиками, где вы, как делегат из Ольского района принимали активное участие. Подтверждаете ли вы это?..»

Прервём чтение протокола и познакомимся с такой вот «бумагой»:

УДОСТОВЕРЕНИЕ № 12

Дано сiе отъ Ольской Волости гражданину сел. Олы, Охотскаго уезда, Камчатской области Ивану Григорьевичу БОВЫКИНУ въ том, что онъ Иван Григорьевич БОВЫКИНЪ действительно есть избранный большинствомъ голосовъ Ольскаго Собранiя делегатомъ на Охотскiй Краевой съезд, что подписью с приложенiемъ Общественной печати удостоверяется. Марта … дня 1923 года сел. Ола Охотскаго уезда, Камчатской области.

За Старшину Ольской волости

Сельский староста … Скорниковъ

Секретарь … (неразборчиво)»

Всё это заверено печатью.

Продолжим протокол допроса:

«…Ответ: Да, действительно в 1923 году я совместно с гр. Жараховым Фёдором Николаевичем и приставом Беренцем ездили на краевой съезд в г. Охотск, созванный генералом Пепеляевым, где стояли вопросы о борьбе с большевиками, мобилизации силы для Пепеляева, где и были Бочкарёвцы, которые призывали не допускать власть советов. Каждому делегату входило в обязанность об этом передать местному населению. По приезду меня на Олу, я хотел разъяснить населению о предстоящих задачах данных нам съездом. Но в это время пришли красные части, т. е. приехал красный командир красной части Григорьев, где организовал Волисполком, и передать призыв съезда не пришлось населению.

Вопрос: Следствию известно, что в 1936 г. вы активно проводили к-р агитацию среди населения колхозников и единоличников, говоря: «В колхозе быстро попадёте в лагеря, т.е. за два отказа советская власть судит и даёт ни за что сроки, вот вам и советская власть, а раньше, при царе этого издевательства не было». А в 1937 г. на сенокосе среди колхозников вели агитацию, говоря: «Вот видите, товарищи, настала жизнь, что вы сами колхозники недовольны, коровку держать нельзя, они не дают». Подтверждаете вы это?

Ответ: Я данной антисоветской к-р агитацией среди колхозников и единоличников не говорил – отрицаю.

Вопрос: Вы обвиняетесь в том, что, будучи враждебно настроенным против советской власти, вели активную к-р агитацию среди населения колхозников и единоличников, нацменов-орочей, направленной против колхозов, при этом внедряли в сознание местного коренного населения клевету по адресу советской власти и коллективизации. Признаёте вы себя в этом виновным?

Ответ: Виновным себя ни в чём не признаю. Записано с моих слов верно, мною прочитано, в чём расписываюсь…

Допросил опер. уполном. … (подпись неразборчива)»

Вполне возможно, что этого допроса хватило, что бы предъявить И. Г. Бовыкину обвинение и передать дело на рассмотрение Тройки НКВД по «ДС». Ниже приводится этот документ.

«УТВЕРЖДАЮ»
НАЧАЛЬНИК 3 ОТД. УГБ УНКВД «ДС»
ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ
роспись (БОНДАРЕНКО).
« 15 » января 1938 года.
По след. делу № ________
По обвинению гр-на БОВЫКИНА
Ивана Григорьевича.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БОВЫКИН Иван Григорьевич, 1889 года рождения, уроженец Вятской губ., Котельнического р-на, Рязанской волости, с. Сухоруково (место жительства в ином варианте, в связи с объединением/разъединением областей и районов, переменой их названий. И. П.), в прошлом кулак, лишенец, русский, гр-н СССР, занимался торговлей, в период 1933-35 г. три раза арестовывался органами НКВД за антисоветскую деятельность.

Обвиняется в том, что:

Будучи враждебно настроенным против Советской власти, в период гражданской войны и пребывания в Ольском районе Охотского побережья белой банды атамана Бочкарёва и японских интервентов, поддерживал с ним(и) тесную связь, принимая активное участие в расправе белобандитов с революционными активистами на селе, составлял и передавал бандиту Бочкарёву списки революционно-настроенных граждан с. Ола, которых выдавал атаману Бочкареву для расправы, лично участвуя в их расстрелах (л. д. 6, 10, 14, 18, 24).

Оказывал активное содействие белобандиту Бочкареву в снабжении его отряда транспортом, оружием и продовольствием, одновременно призывая население к массовому террору над сельскими активистами и членами коммунистической партии (л. д. 14, 84).

В 1923 году являлся делегатом белогвардейского съезда, созванного генералом Пепеляевым в гор. Охотске, на котором принимал участие в обсуждении вопросов активной борьбы против установления Советской власти на ДВК (л. д. 6, 23).

После установления Советской власти на ДВК БОВЫКИН продолжал вести среди местного и туземного населения к-р подрывную деятельность (л. д. 11, 12, 19, 22, 24).

С целью срыва колхозного строительства БОВЫКИН в 1936 году у себя на квартире на нелегальном кулацком собрании, где присутствовали и единоличники, призывал последних к отказу от вступления в колхоз «Путь Севера» (л. д. 6, 10, 24).

Полагаю: След. дело № ______ по обвинению в/н Бовыкина И. Г. направить на рассмотрение Тройки УНКВД по «ДС».
ОП. УПОЛН. 3 ОТД. УГБ УНКВД по «ДС»
СЕРЖАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ
роспись (РАДИН)»…

И.Г. Бовыкин не признал себя виноватым, так как не занимался контрреволюционной деятельностью, о чем и говорил на допросе. А то, что участвовал в съезде – так это по воле сельчан, которые направили его туда, чему подтверждением является вышеприведённая бумага-удостоверение.
Тем не менее, Тройка УНКВД по Дальстрою вынесла свой приговор, выписка из которого приведена ниже:

ВЫПИСКА

Из протокола заседания Тройки УНКВД по «Дальстрою» от 15-го января 1938 г.

СЛУШАЛИ :

7. Дело № 17726/577 – 3 Отд. УГБ УНКВД по «ДС», по обвинению:

БОВЫКИНА Ивана Григорьевича, 1889 г. р., ур. с. Сухоруково, Рязанской ол., быв. Вятской губ., русский , гр. СССР, кулак-торговец, не судимый. Бывший волостной старшина.

Обвиняется: в 1922-23 г. г. поддерживал тесную связь с бандой Бочкарёва в бытность последнего в Ольском районе. Является делегатом белогвардейского черносотенного съезда. После установления Соввласти на ДВК – продолжал вести среди местного населения к-р. подрывную деятельность, направленную на дискредитацию Соввласти и срыв колхозного Строительства.

ПОСТАНОВИЛИ :

БОВЫКИНА Ивана Григорьевича

РАССТРЕЛЯТЬ.

ВЕРНО … 3 отдел. УГБ УНКВД по ДС…

подпись (неразборчива).

Через шесть дней «враги народа», проходившие по выше упомянутому в протоколе делу, в т.ч. и Бовыкин И.Г., были расстреляны в окрестностях Магадана. Где именно – увы, неизвестно нам, смертным. Но, думаю, места расстрелов заключённых во времена ГУЛАГа где-то обозначены и надёжно хранятся, как говорится, за семью печатями. Вопрос: зачем? Чтобы мы, точнее дети наши и внуки окончательно превратились в «Иванов, родства непомнящих». Жаль, очень жаль, да и обидно за Родину, в т.ч. и МАЛУЮ – КОЛЫМУ.

Бовыкин И.Г. Справка о реабилитации. Из архива Ивана Паникарова.

Бовыкин И.Г. Справка о реабилитации. Из архива Ивана Паникарова.

PS. Читатель, интересующийся хоть мало-мальски историей своей малой родины, обязательно обратит внимание на приведённые документы, где в большинстве случаев отсутствуют даты, номера документов и дела, фамилии оперуполномоченных. Их (эти данные) бдительные сотрудники упоминавшихся выше «органов», просто напросто заклеили белой бумагой, когда снимали копии – видимо, эти данные уж очень «секретны»…

Материал подготовил Иван Паникаров, председатель общества «Поиск незаконно репрессированных», пос. Ягодное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *