Газгены Дальстроя. 1937-1938 годы

Газогенераторная машина «ЗИС-13».

Газогенераторная машина «ЗИС-13».

Осенью 1937 года Дальстрой получил первые три газогенераторные машины «ЗИС-13». Одну из них направили в авиаотряд, две другие — в Управление автотранспорта (УАТ).

28 февраля 1938 года вышло постановление СНК СССР «О производстве газогенераторных автомобилей, тракторов и других транспортных машин». Решением правительства выпуск газогенераторных установок организовывался в системе Наркоммаша: для тракторов «ЧТЗ» на Челябинском тракторном заводе, для тракторов «СТЗ» и «ХТЗ» на Харьковском тракторном заводе, для автомобилей «ЗИС» на заводе «Комета» Главэнергопрома в Москве, для автомобилей «ГАЗ» в Горьком, на одном из заводов местной промышленности.

Согласно постановлению СНК СССР в 1938 году в Челябинске должны были собрать 1200 газогенераторных тракторов, в Харькове 300, на ЗИСе и на ГАЗе по 1500 газогенераторных автомобилей.

С этого времени вопрос об эксплуатации газогенераторов в Дальстрое переходил от теории к практике.

В марте 1938 года под руководством начальника технического отдела УАТа Калашникова на газогенераторных машинах было сделано несколько рейсов. Эксплуатация автомобилей затруднялась отсутствием инструкции, пропажу которой дружно списали на вредителей.

Отдельным вопросом стояла кондиционность топлива для газогенераторных машин. Специалистам пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться необходимой влажности чурок.

Тогда инженером ОКС УAT  Яремчуком была сконструирована опытная сушилка, выдававшая 10 кубометров готовых чурок.

Первый колымский пробег

В 1938 году с первыми пароходами Дальстрой планировал получить значительное количество машин «ЗИС-13» с газогенераторными установками.

Для того чтобы сразу же пустить в эксплуатацию прибывающие на Колыму автомашины с газогенераторными установками, УАТ организовал пробег в составе двух «ЗИС-13» по маршруту Мякит — Магадан — Мякит.

Цель пробега — выяснить все возможности эксплуатации этих машин в условиях Колымы.

Необходимо было определить эксплуатационную грузоподъёмность машин, установить расход твёрдого горючего и жидкого для запуска мотора с полной нагрузкой и на холостом ходу. Для этого одну машину загрузили 2,5 тонны груза, в кузов другой погрузили топливо (мелко нарубленные и высушенные чурки лиственницы). Обратно из Магадана на груженый автомобиль должны были добавить ещё 500 кг груза для испытаний.

Автопробег должен был позволить выяснить среднюю техническую и коммерческую скорость «ЗИС-13», радиус дальности работы машины при одновременной загрузке чурками, какие должны быть интервалы между будущими пунктами запасом твёрдого топлива.

Машины вели руководитель техотдела УАТа Калашников и начальник гаража Мякит Клеймберг. 

25 апреля 1938 года в 4 часа 25 минут дня, в Мяките был дан старт газогенераторным машинам, участвующим в пробеге Мякит — Магадан — Мякит.

В 7 часов вечера обе машины «3ИС-13» прибыли в Атку. Газогенераторные автомобили в пробеге вели себя безупречно. На отдельных прямых участках трассы они шли со скоростью в 60 км в час.

Во время остановки в Атке газогенераторные машины почтили своим вниманием водители второй автобазы. Они с любопытством рассматривали машины, расспрашивали об устройство газогенераторной установки, интересовались всеми подробностями автопробега.

25 апреля в 12 ночи, машины прибыли в Палатку, где участники пробега остановились для ночлега. В Магадан машины двинулись 26 апреля в 8 часов утра.

26 апреля в 10 часов 30 минут утра, газогенераторные автомобили «ЗИС-13», совершающие пробег Мякит — Магадан — Мякит, завершили первую половину пути, прибыв в Магадан. Первой подошла к зданию АРЗа машина 1435, которую вёл командор пробега Калашников. Здесь для встречи участников автопробега собрались представители Управления строительства Дальстроя, Политотдела, райкома союза, Авторемонтного завода, автобазы № 6 и печати.

Одна из газогенераторная машин «ЗИС-13», участвовавших в пробеге перед зданием заводоуправления АРЗ,

Одна из газогенераторная машин «ЗИС-13», участвовавших в пробеге перед зданием заводоуправления АРЗ. Фото из газеты «Советская Колыма».

Под звуки оркестра все направились к АРЗу. В красном уголке завода состоялся митинг. Тарачешников от имени Управления строительства и Политотдела Дальстроя поздравил участников автопробега с благополучным прибытием в Магадан.

Участников пробега приветствовали председатель райкома союза золота и платины Кустовский, директор АРЗа Подольский, секретарь парткома АРЗа Иванов, председатель бюро ИТС АРЗа Поздняков и начальник автобазы № 6 Пивоваров.

Во второй половине дня участники пробега были приняты начальником Управления строительства Дальстроя Павловым, который, приняв рапорт от командора пробега, ознакомился с устройством машин, интересовался подготовкой УАТа к принятию первой партии газогенераторных автомобилей.

Путь до Магадана газогенераторные автомобили прошли за 8 часов 15 минут ходового времени. Средняя техническая скорость нагруженной машины равнялась 33,1 км в час.

В обратный путь «ЗИС-13» вышли 28 апреля.

Состоявшийся опытный пробег по маршруту Мякит — Магадан — Мякит не дал полноценных результатов, так как был организован на скорую руку. В частности, не были произведены опыты вождения машины на разных скоростях.

На обратную дорогу участники пробега чурок заготовили гораздо меньше необходимого. В результате на пути в Мякит командор пробега Калашников вынужден был… ломать забор, чтобы загрузить бункера автомашин.

Из-за организационных неурядиц с грузом шла только одна автомашина. Изучить её работу командор не смог, так как ехал на другом, порожнем, грузовике.

Планы апреля 1938 года

О скором прибытии газогенераторных машин было известно ещё в начале апреля 1938 года, но фактически подготовка к эксплуатации парка «ЗИС-13» началась только во второй половине апреля.

Работать газогенераторным машинам предстояло на плече Атка — Спорный и на Берелехском участке. Одну колонну машин «ЗИС-13» должна была получить автобаза № 4 в Стрелке, а её парк машин намеревались распределить между другими автобазами. Вторую колонну планировали направить в Берелёх.

К прибытию машин необходимо было создать хозяйство по заготовке древесины, которое полностью удовлетворяло бы потребность в чурках, план  организации такого хозяйства разрабатывал технический отдел УАТа.

Планировалось создать 11 лесозаготовительных участков: 3 крупных и 8 мелких. Мелкие пункты должны быть передвижными. Планировалось, что по мере вырубки деревьев лесорубы будут двигаться вдоль трассы на расстоянии 2—2,5 км от неё. Каждый пункт должен был получить разборную сушилку.

Для основных лесозаготовок выбраны более отдалённые местности. Решено просить лесной отдел УУДВКИКа об отводе участков около устья реки Дебин, в районе приисков «Мальдяк» и «Стахановец» и на территории Кулинского разведочного района Северного горного управления.

На трассе планировалось 12 раздаточных пунктов, где водители должны были получать сухие чурки.

Техническому отделу Управления автотранспорта (УАТ) предстояло составить проект гаража для «ЗИС-13», окончательно разработать типы сушилок, а также конструкцию приспособления для механизированной разделки брёвен на чурки.

Планировалось создать краткосрочные курсы водителей газогенераторных машин на Мяките и Берелёхе. В том числе требовалось провести разъяснительную работу, так как особенности ухода за газогенераторным автомобилем и работа на них в зимний период пугали водителей. 

Июнь 1938 года

До запланированного прибытия на Колыму первых партий газогенераторных машин «ЗИС-13» оставалось чуть более месяца.

За прошедшее время конструкторским бюро техотдела УАТа   была спроектирована специальная сушильная печь для приготовления древесных чурок. В июне автор проект инженер Яромчук выехал на Стрелку для руководства постройкой печи.

Была составлена подробная карта эксплуатации машин «ЗИС-13». Район эксплуатации разбит на заготовительные и раздаточные участки. Отведены лесные массивы для заготовки древесины. Строительство сушильных печей было запланировано в Атке, Мяките, на Стрелке, Спорном и Берелехе. На протяжении всего этого участка трассы пути запланированы заготовительные и раздаточные пункты, последние должны стоять друг от друга на одинаковом расстоянии.

Техотделом УАТа подробно разработаны основные эксплуатационные показатели «ЗИС-13». Определены нормы расхода топлива, техническая и коммерческая скорости на различных перегонах и участках. Таким образом, все необходимые нормативы для работы газогенераторных машин были готовы.

Катастрофически обстояло дело с кадрами водителей для газогенераторных машин. Запланированные краткосрочные курсы переподготовки водителей в Мяките были рассчитаны всего на 30 человек и не могли полностью покрыть потребность Дальстроя в водителях-газогенераторщиках. Хотя программа курсов техотделом была составлена, начальники автобаз не спешили выделять своих водителей на обучение, в результате чего открытия курсов задерживалось. Всё это грозило привести к тому, что по прибытии газогенераторные машины останутся без водителей и механиков. Курсы переподготовки водителей в Мяките начали свою работу во второй половине июня, программа была рассчитана на 72 учебных часа. Учащиеся в полной мере были обеспечены преподавательским составом и учебными пособиями.

С последними пароходами из Москвы прибыла на Колыму первая партия водителей газогенераторных машин, все они закончили в Москве специальные курсы. По прибытии водители выехали в посёлок Мякит.

В преддверии прибытия новых машин Технический отдел Управления автотранспорта намечает пробег газогенераторных машин в конце июня 1938 года по маршруту МякитМагаданМякит, приурочив его к 1 августа Международному антивоенному дню.

И что получилось…

В конце лета радужные планы Дальстроя на эксплуатацию газогенераторных установок столкнулись с суровыми реалиями жизни…

В начале августа 1938 года на Колыму прибыла партия газогенераторных машин «ЗИС-13» и «ГАЗ-14», которые УАТ планировал эксплуатировать наравне с обыкновенными автомашинами, работающими на жидком топливе.

Газогенераторная машина «ГАЗ-14».

Газогенераторная машина «ГАЗ-14».

Своё сердечное «спасибо» Владивостокскому отделению Дальстроя колымские водители, наверное, хотели бы сразу высказать после приёмки новых машин. Автомобили прибыли в Магадан без положенных инструкций, инструмента, с разбитыми кузовами. На многих машинах не хватало узлов и запчастей, часть аккумуляторов была непригодной для работы (засульфатированы пластины).

Шесть машин, согласно плану, были переданы базе № 5 в Берелёх. Руководитель техотдела УАТа Калашников широко оповестил общественноесть о пробеге из Магадана в Берелех новой техники и на этом подготовка к пробегу фактически завершилась. Не было проведено необходимой подготовки техники, чурку заготавливать в необходимом количестве тоже посчитали излишеством.

Результат такой подготовки очень быстро дал о себе знать, через сотню километров газогенераторных машин встала — чурки закончились…

Калашников заправляет один из газогенераторных автомобилей… бензином, бросает колонну на произвол судьбы и отбывает в Мякит. Остальные машины шли до Берелеха… 20 дней! Благо это всё было в конце лета, а не зимой в суровые колымские морозы.

Колонна газогенераторных машин на улицах Магадана. 1938 год.

Колонна газогенераторных машин на улицах Магадана. 1938 год. Фото из газеты «Советская Колыма».

Какая же участь постигла автомобили, участвовавшие в злополучном пробеге Магадан — Берелех?

Машины, прибывшие на автобазу № 5, до начала сентября не использовались на перевозках грузов. Считать эксплуатацией использование этих машин на хозяйственных работах, и то эпизодически, было сложно. Для другой работы не было создано никаких условий.

Отдельное хочется уделить внимание водительскому составу газогенераторных машин. Подготовкой кадров газогенераторщиков почему-то занялось Московское отделение Дальстроя. Быстро переквалифицировав московских водителей-таксомоторов и автобусов, там решили, что они могут немедленно сесть за руль газогенераторной автомашины на Колыме и работать в зимних условиях.

Девятнадцать водителей-механиков газогенераторных автомобилей, прибывших из Москвы в Берелёх для работы на этих машинах, в течение двух с лишним месяцев работали не по специальности — водителями машин «ЗИС-5», сменными механиками, техническими контролёрами и т. д., до прибытия газогенераторных автомашин.

Условия работы были не из лёгких, в то время водители сами занимались ремонтом своих газогенераторов. Система оплаты не стимулировала труд газогенераторщиков, водители, перешедшие на бензиновые машины, зарабатывали больше. А те, кто и остался на «ЗИС-13», тот скорее больше простаивал, чем работал. Пугала приближающаяся зима и морозы, капризы новой техники. К осени многие из приехавших потянулись обратно, и лишь немногие остались верны своему делу.

На момент прибытия машин на берелёхскую автобазу печь для сушки чурок построена не была, если быть точнее — строительство её и не начиналось. К заготовке леса также никто и не приступал.

Заготовка чурок велась вручную, без каких-либо механизмов. Чурки сушили в пекарне в обыкновенной русской печи. Понятно, что при таком кустарном способе заготовки топлива, чурки шли в бункер с большим процентом влаги.

И здесь не обошлось без «теории невозможности». Говорили, что древесина Колымы не удовлетворяет по калорийности требованиям, предъявляемым к топливу, потребному для данных установок. Однако колымская лиственница прекрасно горела в топливниках машин и давала необходимое количество калорий.

Фактически автобаза № 5, несмотря на все планы и заявления не была готова к эксплуатации газогенераторных машин.

Хочется отметить, что по приходу первой партии машин на Берелёх, автобаза № 5 становиться флагманом газогенераторов на долгие годы работы в Дальстрое. Именно на берелёхской автобазе суждено происходить основным событиям, отмечающих вехи истории «газгенов».

В начале сентября 1938 года рейсом парохода «Николай Ежов» в бухту Нагаево была доставлена ещё одна партия газогенераторных машин. «ЗИС-13». Машины передали Управлению автотранспорта (УАТ), их предполагалось направить на пятую автобазу, на Берелех.

Главный инженер УАТа Горский Евгений Владимирович.

Главный инженер УАТа Горский Евгений Владимирович. Фото из газеты «Советская Колыма».

По настоянию главного инженера Управления автотранспорта Горского 22 ноября 1939 года при ПТО УАТа на базе автобазы № 5 в Берелёхе организовано «Газогенераторное бюро» во главе с инженером Большаковым.

В положении «О Газогенераторном бюро» говорилось, что основными задачами бюро являются «практическое руководство работой газогенераторных машин, анализ результатов работы, а так же научно-исследовательская работа по освоению газогенераторных машин и установок на Колыме».

Однако работа бюро ожиданий не оправдало, вся работа бюро свелась исключительно к экспериментам, а часть специалистов занялась выработкой теории «невозможности использования газогенераторов в условиях Колымы».

Как обстояли дела на базе № 5 к декабрю 1938 года?

К этому времени на автобазе имелось значительное количество газогенераторных автомашин, большинство из которых находилось в ремонте.

Одна из причин плохого использования газогенераторного парка заключалась в том, что руководители автобазы, в частности, главный инженер Клецов, не удосужились утеплить машины и места их стоянки.

Сушилка для чурок, на которых работали газогенераторные машины, построена не была.

Инженер-механик газогенераторного парка Спарский не смог обеспечить достойный ремонт машин, запчастей для газогенераторных машин не хватало.

Медленно продвигалось строительство производственных помещений автобазы — гаража, станции подогрева, сушилки, градирни. Стройучасток (начальник Фурсов) испытывал нужду в материалах, не хватало рабочей силы.

Из-за отсутствия гаража, который должен был сдан лишь к концу декабря, большая часть машин зимовала на улице, что приводило к проблемам в эксплуатации и выполнения плана как жидкотопливными машинами, так и газогенераторными.

Визит директора Дальстроя

Зимой 1938-39 годов на автобазу № 5 приехал директор Дальстроя Карп Александрович Павлов. Одной из целей визита Директора была попытка самому разобраться в перипетиях судьбы газогенераторной техники, её возможности работы в суровые морозы. Для этого он решил сам поехать на одной из газогенераторных машин в рейс. Выполнение такого ответственного задания для всей автобазы, руководство доверило стахановцу Алексею Жмулину.

Стахановец автобазы № 5 А.Е. Жмулин.

Стахановец автобазы № 5 А.Е. Жмулин. Фото из газеты «Советская Колыма».

Из воспоминаний об этом рейсе Алексея Жмулина: 

«Настал момент, когда надо было окончательно решить затянувшийся спор между газогенераторщиками, сумевшими побороть колымские морозы, и предельщиками, говорившими о нерентабельности газогенераторного парка.

На автобазу прибыл начальник Дальстроя. Я закончил очередной рейс и готовился к отдыху. Но в поведении людей было что-то необычайное. Не то, чтобы слишком бросались в глаза их настойчивые вопросы, —их хватало и раньше, ибо работа в морозы была в новинку. Обращали на себя внимание настроение, тон, каким задавались вопросы.

— Баллоны запасные тебе нужны?

С баллонами на базе вообще было очень туго, но у меня на машине они были целыми и менять их я отказался.

— Да мы про запасные спрашиваем, — нетерпеливо объясняли мне.

То быстро осведомились, не поставить ли запасные аккумуляторы? Я недоумевал и от всего отказывался. Машина у меня была в порядке.

Тогда меня потащили в кабинет начальника автобазы, я здесь всё выяснилось. Оказывается, начальник Дальстроя решил сам поехать на одной из машин, проверить возможность работать на газогенераторах в колымские морозы. А так как к этому времени, наряду с перестраховщиками, появились и патриоты газогенераторов, то самые страстные из них решили приложить все силы, «чтобы Жмулин не провалился». Так посоветовал и начальник автобазы. Я ответил, что задание получено. Но из кабинета направился не в цех, а к себе домой на отдых.

Работа на газогенераторе убедила меня в надёжности установки, и не было никакой надобности в дооборудовании машины. Возможность круглогодовой работы я мог доказать и в обычном рейсе.

Действительно, на утро, спокойно, без волнений, как и всегда, я повёл машину на прииск, имея пассажиром начальника Строительства Дальнего Севера. Рейс прошёл удачно, машина шла без остановок, скорость была нормальная. Так газогенераторщики выдержали экзамен».

Итоги пребывания газогенераторных машин на колымской земле в 1938 году

Освоение газогенераторных автомашин на автотранспорте Колымы началось с августа 1938 года. За навигацию было завезено несколько десятков машин «ГА3-14» и «ЗИС-13». Без должной подготовки к приёму автобаз и участков, без подготовленных кадров водителей машины были распределены между дорожными участками (для хозяйственных нужд), и часть машин «ЗИС-13» были даны в качестве «принудительного ассортимента» базам.

Люди, не знавшие, как обращаться с машинами такого типа, начали их эксплуатировать на бензине, в результате чего все моторы «ГА3-14» были выведены из строя, практически такая же судьба была и у «ЗИС-13». Ситуация с газогенераторным парком становилась критической.

Для разрешения возникшей ситуации 17 сентября 1938 был издан приказ № 684 по ГУСДС, в котором, в частности, говорилось: «1. Сосредоточить газогенераторные машины на автобазе № 5 в пос. Берелёх; … 3. Немедленно приступить к строительству сушилки на Берелёхе и Спорном для сушки топлива для машин».

Через несколько месяцев, после соответствующего приказа Главного управления Дальстроя, все газогенераторные машины были собраны на автобазе № 5. Автобазы и дорожные участки с радостью избавились от этой непривычной техники, передав её на Берелёх — ведь они все числились в списочном составе и должны были давать план по перевозкам…

Газогенераторное бюро, которое имело задание решить ряд научно-технических задач на основе эксплуатационной практики, было поставлено руководством автобазы № 5 в положение придатка к аппарату автобазы и рассматривалось как оперативный орган по эксплуатации газогенераторного парка на бензине, а не на газе.

Начальник гаража автобазы № 5 Герасимов совместно с инженером Барышниковым вывел газогенераторные машины из гаража. Машины стали подвергаться коррозии, части их понемногу растаскивали.

Практически все газогенераторные машины, переданные автобазе № 5, находились совершенно неходовом состоянии. Стоит помнить, что к декабрю 1938 года на автобазе № 5, большая часть полученных по навигации газогенераторных машин также стояла на приколе, то в результате волевого объединения газогенераторного парка, на Берелёхе образовалось кладбище газогенераторной техники. Думаю, что это основное достижение «газгенов» в Дальстрое за 1938 год.

Можно предположить, что «газогенераторный рок» оставил свой след и на руководстве автобазы № 5. В начале августа 1938 года (когда первые «газгены» поступили в Берелёх) автобазой руководил Дедух, в октябре его на этом посту сменил И. Герасимов, но уже в январе 1939 года автобазой № 5 руководил Иванов-Курбатов. Последний был снят с должности с «волчьим билетом», согласно Приказу по ГУДС № 101 от 30 января 1939 года за «пример преступно-безобразной работы автобазы № 5». Этим же Приказом на должность начальника автобазы № 5 был назначен бывший начальник автобазы № 4 А. Струков.

Конечно, хватало и других причин для смены начальства берелёхской автобазы, но думаю, неспособность руководства автобазы организовать эксплуатацию газогенераторной техники, на которую возлагало определённые надежды руководство Дальстроя, сыграло в этой чехарде свою роль.

Статья написана по материалам газеты «Советская Колыма». Моя искренняя признательность Магаданской областной универсальной научной библиотеке им. А.С. Пушкина за предоставленный архив газеты «Советская Колыма».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.