Улица Портовая

Возникновение улицы Портовой относится к лету 1932 г. Ее тогда начали строить в виде продолжения Колымского шоссе, ведущего в сторону бухты Нагаева.  Там вскоре стали сооружать первый причал морского порта. Он-то и дал название новой улице.

001_2

Многие магаданцы согласятся: одна из самых красивых улиц в Магадане – Портовая. Венчающая ее башенка уже стала символом нашего города. Облик четырех домов этой улицы впечатляет ценителей архитектуры. Выступающая декоративная лепнина на зданиях даже не оставляет пустого места. Арочные карнизы, заборчик на парапете и колонны, «зависающие» над тротуаром, – настоящее произведение искусства! Попробуем найти автора этого архитектурного полотна.

002_2

После расспросов строителей стало известно: в Магадане существовали целые институты, которые на Колыме проектировали жилые дома, заводы и фабрики: Дальстройпроект, Магадангражданпроект, Агропромпроект и другие. После распада СССР почти все они были ликвидированы. А их проекты (с фамилиями авторов), чертежи и сметы – взяло на хранение Управление архитектуры и градостроительства Магаданской области. В это последнее пристанище уже исторических документов и начались поиски первостроителей Портовой.

Среди сохранившихся документов внутри папок обнаружили десятки чертежей, проектные задания и самое интересное — чертеж фасадов всех четырех сталинок! На тонкой кальке, чернилами от руки изображена настоящая картина. И тут же бросается в глаза то, чего нет на сегодняшней улице Портовой. Оказывается, автор проекта хотел видеть свои дома, соединенные арками, предваряющими въезд в квартал. Сегодня существует только одна арка (между первыми домами Портовой), но по красоте своей она далека от своих «сестренок», которым почему-то не суждено было появиться на свет.

Проектные задания превращены твердым переплетом в полноценные книги. На обложке стоит дата – 1954 год. Сейчас эти полувековые книги рассказывают о полном цикле строительства — от фундамента до сметы расходов. Но в них нет ни одного печатного слова о непосредственных строителях — заключенных ГУЛАГа. Тем не менее, информация на пожелтевших страницах только прибавляет гордости за строителей Магадана.

Жилые дома построены по заказу обкома и облисполкома. Ведь только что (в декабре 1953 г.) образована Магаданская область. То есть строили их специально для семей партийных руководителей. Правда с современными чиновниками их сравнить сложно — структура ликвидировавшегося тогда Дальстроя была военной, все его работники носили погоны. И поэтому не удивляет должность человека, который ставил подпись согласования (в письме «Задания на проектирование») — инженер-полковник.

019_1

Самый большой дом на Портовой проектировали сразу на 40 квартир. Из них на втором этаже расположили 10 трехкомнатных, а на третьем и четвертом этажах — 30 двухкомнатных квартир. Понятно, что в многокомнатных планировали поселить только семейных руководителей. А для полного удобства им предусмотрели на первом этаже детский сад и ясли — на 50 и 88 детей.

022_4

Ну а чтобы молодые мамы не чувствовали себя «ущербными» женщинами на Колыме, не отставали от столичных модниц – в соседнем, 24-квартирном доме архитектор спроектировал помещение под пошивочное ателье. Сейчас это ателье — «Северянка», продолжает обслуживать магаданцев, а вот детский сад просуществовал недолго.

В строительстве всех четырех зданий использовали красный кирпич. Причем глину для него добывали в окрестностях Магадана. Для первых жильцов Портовой новые квартиры были настоящим раем: пол застелен паркетом, имелись ванная комната, центральное отопление и горячая вода из крана. При этом во всех домах по индивидуальным заявкам квартирантов сразу же устанавливали телефон, а за отдельную плату – радиотрансляционную точку.

Не забыли проектировщики и о безопасности. Дома были сооружены с учетом правил антисейсмического строительства (с дополнительными антисейсмическими швами). Годы были послевоенные, поэтому в подвальных помещениях сделали бомбоубежища с монолитными железобетонными перекрытиями. Проектировка, строительство и сдача убежищ на улице Портовой относились к спецмероприятиям. Контролировало их целое Управление службы местной противовоздушной охраны города Магадана.

На чертежах и проектных заданиях стоят только личные подписи строителей с расшифровкой фамилии в скобках. Это: главный инженер проекта Юргенсон, начальник строительного отдела Колесниченко, автор проекта Лепковский и другие.  Масштабы их вклада в строительство Магадана раскрывает в своей книге «Первостроители» Иван Лукин (но указывает только инициалы). Н.Н. Юргенсон является автором проекта здания Главного управления Дальстроя (ныне – Северовостокзолото), комплекса больничного городка. М.М. Колесниченко конструировал здание обкома КПСС, принимал участие в разработке проекта магаданской телевизионной мачты.

Подпись, как автор проекта жилых домов на Портовой, поставил А. А. Лепковский, а это значит, что именно этому архитектору улица обязана своим неповторимым обликом. К слову, подпись архитектора встречается на десятках архивных чертежей. Она закрепляет авторство всего одного человека на целый комплекс зданий в Магадане. Но в городе, который подарил России уже несколько поколений магаданцев, никто не знал судьбы архитектора. От краеведов удалось узнать только одно – Лепковский был репрессированным. Возникло сразу предположение, что в архивах УВД может храниться его личное дело. Так оно и оказалось. Личное дело на спецпоселенца Александра Лепковского было открыто управлением МГБ СССР в Магадане в 1952 году. Сейчас, спустя полвека, оно раскрывает еще одну тайну Магадана: как человека приговорили к расстрелу лишь за национальность, как его желание увидеть родную мать заставляло днем и ночью «рисовать» город, и почему этот город стер его заслуги из своей памяти.

000_1Родился Александр Александрович Лепковский в 1914 году. Детство провел в Саратове вместе с родителями. Окончил Ленинградский строительный институт, по специальности архитектор. Поработав в городе на Неве в управлении Ленсовета, Александр возвращается в Саратов, где живет вместе с матерью и женой. Началась война. Она сделала крутой поворот в судьбе архитектора из-за того, что он по национальности был немец. Уже в сентябре 1941 года всех советских немцев (в соответствии с Указом Верховного Совета СССР) собирали по европейской части страны и выселяли в Сибирь и Казахстан. Такая же участь постигла и Лепковского, которого вместе с женой и 50-летней матерью Марией Шинейх выселили в Красноярский край. Вместо чертежной доски архитектору дали в руки отбойный молоток. Немецкий стройотряд Лепковского работал в шахте им. Сталина в городе Прокопьевске. 19 июня 1944 года Военный трибунал войск НКВД Кемеровской области по ст. 58 УК РСФСР приговорил архитектора к высшей мере наказания – расстрелу. Его обвинили в организации контрреволюционной деятельности и злоупотреблении властью. Спустя месяц коллегия заменила расстрел 10 годами лишения свободы.

Лепковского отправили этапом на Колыму. 2 декабря 1944 года Александр прибыл в Магадан. И уже с 1945 года он начинает проектировать для города здания. Он знал, что за хорошую работу заключенные могут получить так называемые «вычеты» – сокращение срока осуждения. Можно смело предположить, что Лепковский работал днем и ночью: по проектным чертежам видно, что в некоторые годы он выдавал Магадану десятки зданий! За такой усердный труд архитектору уменьшили срок заключения на 3 года – случай для тех времен невиданный (учитывая обвинительную 58-ю статью). В сентябре 1951 года Лепковского освободили, но на «материк» не отпустили. Новый приговор для него был не менее трагичным: вечное поселение в Магадане, с обязанностью 3-го числа каждого месяца приходить отмечаться в правоохранительные органы. В 1956 год он женился, а через год у него родилась дочь. В начале I960 годов семья архитектора выехала, предположительно в Украину. В 1992 году военная прокуратура РФ реабилитировала Александра Лепковского.

Иван Лукин, строивший Магадан с 1933 года, писал в своей книге: «Магадан по своей архитектуре конкурирует со многими городами». С ним можно согласиться и добавить: если и может столица Колымы соперничать с архитектурным обликом других городов, то только своими первыми кирпичными домами. Часть из них сейчас стоит на улице Портовой. А полвека назад они впервые «родились» на чистом листе от руки заключенного архитектора.

Еще в 1958 году памятник Ю.А. Билибину планировали установить в заново спланированном сквере около книжного магазина на проспекте Ленина. По итогам открытого конкурса, проведенного в 1958 году, был одобрен проект памятника Ю.А. Билибину, разработанный скульптором М.М. Ракитиным и архитектором А.А. Лепковским, но этот проект так и не был реализован.

077

Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт (СВКНИИ) — первый академический институт на Северо-Востоке. Создан 4- марта 1960 г., по решению Президиума АН СССР в составе Сибирского отделения, для решения фундаментальных и региональных научных проблем в области геологии, геофизики, экономики, истории и археологии. Директором-организатором института, а в настоящее время его почётным директором является академик РАН Н.А. Шило – крупнейший исследователь проблем геологии Северо-Востока Азии.

Здания Северо-Восточного научно-исследовательского института ДВО РАН, расположенные между улицами Портовой, Вострецова и Транспортной построены в стиле классического кубизма и возводились по типовым проектам, что было свойственно в хрущевскую эпоху, когда институты считались производственными объектами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *