В отпуск на колесах. Часть вторая

Якутия, Чурапчинский район.

Якутия, Чурапчинский район.

Танки грязи не боятся. Но застревают…

На пароме у вас будет минут сорок-пятьдесят. Используйте их для отдыха, потому как дальнейшее движение потребует максимальной концентрации сил и терпения. Не шутка – около трехсот километров бездорожья, в основном по Чурапчинскому району. То есть, дорога-то есть, но в каком состоянии!Триста километров адской грязи.

Триста километров адской грязи.

Представьте слой грязи по колено. Черной, жирной, тягучей, плотоядно чавкающей. Мягкой, скользкой, вонькой. Представили? А теперь представьте, как вы по ней пытаетесь ехать на авто. Это дрифт, товарищи, дрифт! Но не только.

Колея одна, шаг влево-вправо – и вы сильно рискуете посадить машину на брюхо или вообще слететь с дороги. Что? У вас внедорожник, вам не страшно? Ну-ну. Видали мы таких храбрых на том участке. Один на КАМАЗе застрял намертво, другой на МАNе. Разве что у вас в самом деле танк…Застрял в грязи бесстрашный танк...

Застрял в грязи бесстрашный танк…

Нет танка? В этом случае побеспокойтесь на всякий случай о провизии. Придорожных кафе тут достаточно. Вопрос, как к ним подобраться, ибо все мыслимые подступы – все то же черное жирное месиво, взбитое и перепаханное на десять рядов колесами и гусеницами тяжелой техники. В этот раз нам удалось подъехать только к четвертой по счету точке общепита. Печалька.

Перегон от переправы до Бестяха. До этого кафе мы все-таки умудрились добраться

Перегон от переправы до Бестяха. До этого кафе мы все-таки умудрились добраться.

Совет: будьте здесь осторожны и осмотрительны. Не делайте за рулем резких движений, не пытайтесь гнать, хотя и медленно ехать рискованно. Приготовьтесь к тому, что, возможно, проезжать эти триста километров придется шесть-семь часов, а то и больше.

Рассказываю так подробно потому, что нет никаких гарантий, что в следующем году на этом участке что-то изменится. И год назад колымчане здесь врюхивались по самое не балуй, и мы в 2015-м. И в 2014-м, судя по отзывам людей, было все то же самое: после дождей – непролазное болото, в сушь – не знающая грейдера «гребенка» и чудовищная пыль.

Когда грязь подсыхает, дорога становится вот такой. Трясет на ней немилосердно.Когда грязь подсыхает, дорога становится вот такой. Трясет на ней немилосердно.

Который год данный участок помечен информационными знаками «Ремонт дороги». По нашим наблюдениям, заключается он в том, что дорожники наваливают кучи мягкого черного грунта (другого поблизости, судя по всему, нет), а дальше – раскатывайте его, автомобилисты, сами. Никто грунт не трамбует, не ровняет. Результат описан выше.

Парень с автомойки в Нижнем Бестяхе выколупывал нашу машину из куска подсохшей грязи больше двух часов. И даже получив оплату по двойному тарифу (что, считаю, совершенно оправдано), тяжко вздыхал. Сочувствую.

На лугу пасутся ко-о…

Как бы ни был труден путь от Алданской переправы почти до самых подступов к Нижнему Бестяху, по сторонам все равно посматривайте. Там интересно.

Озерный край.

Озерный край.

Гор нет. Местность равнинная, с невысокими холмами, леса похожи на «материковские». Но больше, чем лесов, здесь озер, больших, маленьких – разных. Озерный край! Судя по обилию чаек, рыба в них водится. А еще здесь есть цапли, самые настоящие. Стоят по берегам, как оловянные солдатики. Охотятся.

Выпасы.

Выпасы.

Вокруг озер – шикарные луга с сочной изумрудной травой, и пасутся на них… Правильно, и коровы, и кони. Коровы все, как на подбор: гладкие, упитанные, довольные жизнью. Вспоминаешь наших, колымских, и стыдно становится. А кони…Якутская лошадь.

Якутская лошадь.

Эх, что за кони у якутов! Птицы-кони. Гривы-хвосты реют на ветру, шерстка плюшевая, уши настороже, глаза злющие, как у чертей. Попробуй подойди. Одно слово – объект национальной гордости.

Один из памятников, изображающих гордых всадников на лихих конях.

Один из памятников, изображающих гордых всадников на лихих конях.

Памятники, которые есть даже в небольших якутских поселениях, вывески, логотипы предприятий сплошь и рядом изображают осанистых всадников на горячих скакунах. В жизни, правда, ни одного местного жителя верхом на лошади не видела. Наверное, просто не повезло.

Животноводство в этом краю весьма развито, чего не скажешь о землепашестве. Я, конечно, не агроном и не почвовед, но та самая черная жижа, которой здесь покрыта ФАД «Колыма», сильно похожа на чернозем. И при этом – ни одного распаханного поля, огорода или теплицы.

Мерзлотные дела.

Мерзлотные дела.

Загвоздка опять в вечной мерзлоте, ее оттайке? Может быть. Места с провалами грунта встречаются вдоль дороги довольно часто.

Чем еще примечателен данный отрезок пути, так это местными захоронениями. Едешь-едешь, глядь – на холмике кладбище. Простенькие «тумбы» с пятиконечными звездами, кресты, бетонные обелиски, оградки. А рядом – деревянные игрушечные домики. Меньше, чем на детсадовских участках.

Домики для душ покойных.

Домики для душ покойных.

Домик для покойника. Окна есть, дверей – нет. Смотреть на этот мир ему можно, выходить нельзя. Избушки такие встречаются и вне кладбищ, отдельно стоящие где-нибудь на взгорках. Как правило, очень ветхие на вид.

Знающие люди говорят, что после обряда похорон местные к ним не возвращаются, не навещают, не причитают, не зовут. И правильно. Незачем души умерших тревожить, у них теперь своя жизнь, у нас – своя.

И запах твоих сосен

Вообще, национальный колорит в Якутии присутствует повсеместно. Дублирующие надписи на вывесках и указательных знаках. Огромные стадионы с сооружениями, предназначенными для проведения национальных праздников, игр, обрядов. И на родном языке якуты говорят все, постоянно и с удовольствием. Что сказать, молодцы.

Почти у каждого населенного пункта в Чурапчинском районе есть такие стадионы.

Почти у каждого населенного пункта в Чурапчинском районе есть такие стадионы.

При всем при этом, вопреки существующему стереотипу, никаких проявлений нетерпимости по отношению к другим народам и верам у жителей Республики Саха я не заметила. В том же Нижнем Бестяхе, по сути – продолжении Якутска на правом берегу Лены – на одной улице мирно уживаются православный храм, мечеть и общественные заведения под местными названиями, богато украшенные народным орнаментом.

Нижний Бестях. Сосны!

Нижний Бестях. Сосны!

Бестях – конечный пункт многотрудного путешествия по Колымской трассе для тех, кто держит курс на «материк». Здесь не грех отдохнуть и выспаться по-человечьи. Достойные номера по приемлемой цене предлагает торгово-гостиничный комплекс «Ураанхай» (логотип, разумеется, конь и всадник). Впрочем, достаточно в городе и других гостиниц.

Отобедать – тоже не проблема, но имейте в виду, что все кафе и закусочные открываются не раньше девяти утра и работают не допоздна, а разница с магаданским временем – два часа. У меня сложилось впечатление, что в Бестяхе никто никуда не торопится. Да и чего торопиться? Городок приятный, красавица Лена рядом, воздух благодаря соснам как в аптеке.

О, сосны! Вот чего нам не хватает длинными зимами, так это их чудесной зелени. Как бы она утешала и поддерживала. Увы… Поэтому по сосновым борам в окрестностях Нижнего гулять нашему брату вдвойне приятно.

Сосновый бор в районе Нижнего Бестяха.Сосновый бор в районе Нижнего Бестяха.

Еще один респект северному соседу: вдоль трассы есть несколько старых горельников. Недавно их засадили молоденькими соснами. Работа по восстановлению лесов налицо.

Уважаемые служащие магаданского областного департамента лесного хозяйства, слышите? Берите пример! Не ждите, когда уничтоженные человеком и пожарами лесные массивы Колымы восстановятся сами по себе. До второго пришествия прождем.

На юг!

Отдохнули? Тогда по коням. Впереди больше тысячи километров федеральной трассы «Лена». Уже не «Колыма», но и не автобан. Пока, по моим наблюдениям, работы по реконструкции и капительному ремонту финансируются здесь в гораздо большем объеме, чем на Колымской трассе.
Первые сотни верст отмахаете и не заметите: участки, где уже закончилась реконструкция, радуют качественным асфальтобетонным покрытием, обустроенными местами для парковок. Но чем дальше, тем участков с твердым покрытием меньше, так что к городу Алдану (около 500 км от Нижнего Бестяха) уже изрядно подустанете и запылитесь.

Иногда по ФАД Лена приходится проползать гуськом.

Иногда по ФАД Лена приходится проползать гуськом.

Где-то на том перегоне вдали от населенных пунктов стоит закусочная «Таежная». Днем ее не заметить сложно: «пятак» всегда заполнен грузовыми машинами. Коды каких только регионов на бортовых номерах не встречаются! Липецкая, Рязанская и Московская области, Бурятия, Мордовия, Приморье, Хабаровский край… Грузы в Якутию возят со всех концов страны, и лишь 49-й регион попадается редко.

Верьте дальнобойщикам: если они массово облюбовали какую-то точку общепита, это неспроста. Кормят в «Таежной» действительно очень вкусно, по-домашнему, и атмосфера простая, душевная.

А фишка закусочной – лепешки. Большие, тонкие, с хрустящей корочкой. Подаются со сгущенным молоком. М-м-м! Они остаются аппетитными и через два-три дня, поэтому трассовики заказывают их стопками и берут с собой в дорогу. Пожевал кусочек прямо за баранкой, и сытый.

Вдоль всей «Лены», иногда пересекаясь мостами, иногда чуть отходя в сторону, тянутся железнодорожные пути. Эксплуатируется ли железная дорога ближе к Якутску, непонятно. Поездов мы там не видели.

Вышки сотовой связи в Якутии питают энергоустановки с солнечными батареями и ветряками. Батареи, заметьте, целые и без антивандальных сеток.

Вышки сотовой связи в Якутии питают энергоустановки с солнечными батареями и ветряками. Батареи, заметьте, целые и без антивандальных сеток.

Но по крайней мере из Томмота (70 км до г. Алдан) можно уехать на пассажирском в Новосибирск или в Москву. И в этом – несомненное преимущество жителей республики перед колымчанами. Для нас железная дорога – по-прежнему песня не спетая, мечта несбыточная.

За Алданом (гостиница, кстати, здесь дорогая: двухместный номер – 5 тыс. руб.) дорога еще потешила нас стареньким, но прочным асфальтом, а дальше начались чудеса. Да-да, снова он, капитальный ремонт. Три участка. Порядка 150 километров грязи, скальника, объездов и одной колеи.

Зато когда-нибудь, может, уже через год, здесь будет такая же хорошая дорога, как на реконструированных участках в северной части «Лены». Кто поедет в 2018-м, узнает.

Соловей российский – славный птах

Через 270 километров от Алдана поворот на Нерюнгри. Здесь на заправке мы повстречали первого земляка. В ожидании окончания технического перерыва на АЗС глава большого семейства сосредоточенно уничтожал пломбир в вафельном стаканчике.

На расспросы, куда путь держит, мужчина разом поскучнел: «На Магадан». Ездили семьей отдыхать в Сибирь. Дело понятное: отдыхать да гостить – оно завсегда веселее. Не от одного магаданца слышала жалобы на депрессию по приезду домой из отпуска, и дело, как мне кажется, не только в том, что опять придется впрягаться в работу и тянуть лямку повседневных забот. Но об этом как-нибудь после.

Нерюнгри – симпатичный городок. Пришлось однажды в него завернуть: срочно понадобилась аптека. Вам на всякий случай: аптечный пункт есть на городском рынке. Помнится, меня там умилили стеклянные конусы с крантиками на концах, с помощью которых продавщица в кружевном чепчике разливала соки-воды. Картинка из детства. Также в Нерюнгри есть гостиница и очень приличный, со слов земляка с мороженым, автосервис.

Но покорили меня эти места соловьиными трелями. До этого ни разу не доводилось слышать вживую, как поют соловьи. Мы ночевали в машине, у кромки леса на повороте к нерюнгринскому аэропорту. И на рассвете началось…

Я не знаю, какие эпитеты подобрать. Наверное, так звучит Душа Земли, когда ее не огорчают люди неразумными поступками и недобрыми замыслами.

Просроченный, но все же ремонт

Едешь, едешь, вроде, ничего не меняется: те же пыльные (или мокрые) километры, те же мосты, реки, перевалы, тот же лес.

Тот да не тот. В какой-то момент замечаешь, что деревья стали выше, стволы у берез и сосен – мощнее, травы гуще, стланик, родной наш, вообще давно исчез вместе с хрустальными горными речками и дикими скалами. Небо другое, солнце другое, воздух другой. Батюшки, да мы ж на «материке» уже давно!

Граница Якутии и Амурской области.

Граница Якутии и Амурской области.

Это открытие дает второе дыхание. На душевном подъеме взлетаешь на длиннющий перевал, и вот она, граница Республики Саха и Амурской области. Еще немного, и Тында, столица легендарного БАМа.

Свидетель милой старины - Соловьевск.

Свидетель милой старины – Соловьевск.

Через сто с небольшим километров не ахти какой дороги – Соловьевск. Любезные моему сердцу виды бревенчатой Руси. Классическая русская деревня, основанная в 1886 году. Резные наличники, рябины за глухими заборами, дымки из печных труб. Жаль, времени не было изучить ее поподробнее.

Соловьевск – последний населенный пункт на «Лене». До ее стыковки с федеральной автодорогой «Амур» всего 35 километров. По опыту прошлых лет мы знали, что они представляют собой полную… как бы это культурно сказать…

Очень, очень плохую грунтовку, то ли в оправдание дорожных служб, то ли в издевательство над путниками истыканную знаками с предупреждением типа: «Внимание! Участок с просроченным сроком ремонта». В 2015-м нас там так «просрочило» на ямах и промоинах, еле живы остались.

Автомагистраль у Соловьевска.

Автомагистраль у Соловьевска.

Вот и этим летом мы глубоко подышали носом перед тем как нырнуть в этот адский омут. И как же изумились, когда выкатились на первоклассную автомагистраль! Изящную, достаточно широкую, с безупречным покрытием, барьерным ограждением, с адекватной разметкой.

Это было незабываемо! Побольше бы такого рода сюрпризов на наших дорогах, мы бы всех дорожников на руках носили. Капитальное строительство «Лены» продолжается за Тындой. Дорогу до соединения с магистралью тянут напрямую, уже минуя Соловьевск. Не терпится по ней проехать!

Большой Невер - Соловьевск. Супердорога!

Большой Невер – Соловьевск. Супердорога!

К развязке у Большого Невера мы прибыли с ветерком и в прекрасном расположении духа, чего и вам желаю. Буду рада, если мои скромные наблюдения помогут вам благополучно совершить путешествие по «Колыме» и «Лене».

Тем, кто берет курс на Читу, счастливой дороги! Ну, а с теми, кто местом проведения отпуска выбрал Дальний Восток, нам по пути. Едем дальше.

Окончание следует.

Автор статьи: Саша Осенева.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *