«Холодная война» на берегах Тихого океана

Юрий Сергеевич Рытхэу (1930—2008) — советский, российский и чукотский писатель. Писал на чукотском и русском языках.

Юрий Сергеевич Рытхэу (1930—2008) — советский, российский и чукотский писатель. Писал на чукотском и русском языках.

В 1978 году писатель Ю.С. Рытхэу стал публиковать в окружной газете «Советская Чукотка» страницы своего романа «Ирвытгыр, или путешествие по Берингову проливу». Часть публикации он назвал «Аляскинский дневник». Через год он дополнил свои  материалы, опубликовав дополнительные главы – «Черные крылья над белой тишиной». Писатель бывал на Аляске в творческой комндировке в селении Сиву-как или официально Гамбелл, на острове Святого Лаврентия, в  45 километрах от советского  побережья.

От сопровождавшей его эскимосской учительницы Дженни Алова он  услышал насторожившие его понятия: «Военный дом», «Национальные гвардейцы». В то же время он знал от сенатора США от самого большого и северного штата Тэда Стивенса, что на Аляске почти нет  сколько – нибудь крупных военных соединений. Подробности ему разъяснили в один из вечеров в том самом «Военном доме» на острове Святого Лаврентия. Разговор возник не по его инициативе, а когда его собеседники обсуждали актуальную проблему: об улучшении отношений между нашими странами.

«Мы, – твердо заявил Джон Аляпана с острова Малый Диомид, – никогда не поднимем оружия против своих братьев на Чукотке.

– Нам  трудно прививать местным жителям идею конкретного врага, -признался мне один военный деятель в Номе. Идея «конкретного врага» оказалась весьма запутанной в его словах, но жители селения Сивунга  разъяснили, что имел в виду этот профессиональный военный.

– Долгие годы нам пытаются внушить, что наш главный враг – Советский Союз и рано или поздно нам придется воевать с жителями Чукотки,- сказал Даниил Алова с  Сивунги и добавил: – Но в душе мы никогда не верили этому…

– В этом месте, – житель Иналика  Дуайт Мылыгрок показал мне на узкий пролив между островами Большой и Малый Диомид, – никогда не было военных действий  и надо сделать так, чтобы и впредь такого не случилось».

Торжественный подъем японского государственного флага на Алеутских островах.

Торжественный подъем японского государственного флага на Алеутских островах.

Юрий Сергеевич все же уточнил, что создание воинских соединений среди местного населения относится еще ко временам второй мировой войны, когда Соединенным Штатам Америки действительно угрожала милитаристская Япония. Весной 1942 года японцы предприняли атаки на острова Атту и Киска в архипелаге Алеутских островов. Незадолго до этого японские разведывательные самолеты и суда нанесли на карты всю береговую линию Аляски, местоположение населенных пунктов с точным указанием состава их населения.

Алеутские острова. Остров Атту.

Алеутские острова. Остров Атту.

Тогдашний губернатор  Аляски Эрнест Грюнинг обратился к одному из лидеров местного населения Ч. Марстону по прозвищу «Мактак» с просьбой содействовать  привлечению местного населения  в дело охраны берегов Аляски, в создании Территориальной Гвардии. Р. Марстон на собачьих упряжках объездил весь полуостров Сьюард, вербуя и снаряжая воинские части из представителей местного населения.

Таким образом,  к концу войны в рядах Территориальной Гвардии (АТГ) числилось около 2700 человек –  индейцев, алеутов и эскимосов Аляски. В 1947 году это воинское подразделение было распущено. Но этот роспуск был формальным: почти в каждом населенном пункте Аляски, особенно в местах, расположенных поблизости от государственной границы СССР, тренировки и воинское обучение продолжались. Уже через два года, в 1949 г., Пентагон  законодательно утвердил создание Аляскинской Национальной Гвардии, которая создавалась на базе полураспущенных подразделений Аляскинской Территориальной Гвардии. Таким образом был создан Первый Разведывательный батальон, а за ним и вскоре и второй.

Пентагон определил задачу – наблюдение за землями от Тогиака на юге Аляски до мыса Барроу  Именно тогда обращалось внимание на военное обучение местных жителей Аляски, привитие им понятий о военной угрозе со стороны Советского Союза. На острова Берингова пролива, по сообщению Ю.С. Рытхэу, в Ном, в Уэльс, на мыс Барроу, в Коцебу специально завозились разного рода кинофильмы и пропагандистские материалы, рисующие в искаженном виде политику Советского государства. Люди за проливом изображались как потенциальные враги. Видимо, именно в этом и заключалась идея привития понятия «конкретного врага». Уже в 1976 году был создан Разведывательный Батальон с центром в Коцебу, в заполярном поселке прибрежной Аляски. Кроме того, было создано еще одно подразделение, так называемая 207-я Арктическая Разведывательная группа не только для собственно разведывательных  целей, направленных против нашей страны, но также и для обучения и координации деятельности подразделений Аляскинской Национальной Гвардии.

По всему побережью, даже в самых крохотных селениях, рыбацких станах- повсюду  разбросаны посты, подразделения группы  Национальной Гвардии, построены  «Военные дома». Время от времени, часто в самый  разгар промысла, рыболовецкого сезона, охоты на моржа и кита, в села эскимосов приезжают инструкторы и начинается полоса военных учений, разного рода лекций и бесед о будущих сражениях. Пентагону и в голову не приходит чем – то компенсировать потери, которые несут  целые семьи, села, группы населения, отвлекаемые от исконных занятий на военное обучение. Эскимосы Аляски все чаще и чаще задумываются: для чего, против какого врага их тренируют? Многие семьи потеряли своих близких и родных во времена бесславных войн  Соединенных штатов – в Корее и во Вьетнаме, на землях, отстоящих на многие тысячи и тысячи километров от Арктического побережья Аляски.

Вице-президент  корпорации «Берингов пролив» Чарльз Джонсон  с горечью рассказывал Юрию Рытхэу  о своем брате, искалеченном во время войны во Вьетнаме. И таких, кто разделил судьбу эскимосского паренька с Уэльса, не так уж мало. Ю.С. Рытхэу свидетельствует: «Вот почему люди Арктического побережья Аляски с годами все с большим недоверием относятся к утверждениям своих военных инструкторов о «конкретном противнике», якобы притаившихся за Беринговым проливом».

Он вспоминал: «Однажды мы со старшим сыном Дуайта Мылыгрога Перси  спустились на лед пролива между  островами Малый и Большой Диомид и направились в сторону государственной границы. Здесь расчищена крохотная посадочная площадка, на которую могут садиться маленькие одномоторные самолеты, изредка посещающие Иналик. Перси Мылыгрог время от времени уезжает в Ном, а иногда и южнее, чтобы пройти очередной курс военного обучения. Причем, все это происходит как раз в то время, когда здесь, на острове, на промысле моржа нужны его руки.

– Компенсация мизерная, и она, конечно, не совершенно не покрывает расходы, которые в действительности производятся теми, кто отрывается от своих родных, покидает села и охотничьи угодья, – жаловался Перси.

В одном из недавних номеров газеты «Тундра Таймс», выходящей на Аляске, была помещена статья «Национальная Гвардия – эскимосские разведчики – играют важную роль на северо–западе Аляски».

Автор, в частности, отмечает: «три разведочных батальона Национальной Гвардии Аляски считают своей главной  задачей разведку и сбор военной информации в Арктике и в субарктической зоне. Эти батальоны отличаются от других подобных соединений в силу того, что они единственные в своем роде в вооруженной Национальной Гвардии соединения, которые могут быть приведены в состояние боевой готовности прямо на месте в случае войны. Они наготове в любой день.

Командующий ДКБФ адмирал Михайлин вручает флаг корабля командиру Чкалову В.А.

Командующий ДКБФ адмирал Михайлин вручает флаг корабля командиру Чкалову В.А.

Послевоенные события комментировал адмирал В. Михайлин. Он вспоминал: «Вскоре по прибытии во Владивосток, я был назначен командиром последнего военного конвоя на Чукотку. Этот эпизод, на мой взгляд, иллюcтрирует военно–политическую ситуацию, которая сложилась к моменту победы над Японией (о чем мало кому известно). 12 сентября 1945 г. меня вызвали в штаб флота. В кабинете командующего находились нарком, адмирал флота СССР Н.Г. Кузнецов, командующий флотом адмирал И. Юмашев, маршалы Р. Малиновский и К. Мерецков. За столом в кресле командующего флотом – маршал А.М. Василевский. Вид его крайне усталый, напоминавший Кутузова на совете в Филях. Я представился. В этот  момент заработал телефон. Юмашев снял трубку и сказал Василевскому: «Поскребышев. Сейчас будете говорить с товарищем Сталиным».

С Василевского усталость мигом слетела. Встал,  взял трубку. Я хотел выйти, но Н.Г. Кузнецов  задержал меня. Разговор  продолжался минут 15-20. А.М. Василевский доложил  Сталину, что конвой  со 127-м гвардейским горно–стрелковым корпусом  к переходу на Чукотку готов, но есть сомнение в целесообразности такого перехода  из–за наступления полярной ночи и отсутствия  жилых строений.  Взамен предлагается высадить корпус по частям на Курильские стровах и Камчатке. Это предложил нарком ВМФ Н. Кузнецов. Потом Василевский долго слушал, что говорил Сталин, изредка отвечал: «Есть!», «Понял». Василевский положил трубку и в сердцах бросил Н.Г. Кузнецову: «Втянул ты меня, Николай Герасимович, в эту историю с Курилами и Камчаткой!»

Иосиф Виссарионович Сталин.

Иосиф Виссарионович Сталин.

Потом пояснил: «Сталин сказал, что надо опасаться не полярной ночи и снегов, а Трумэна. Это не Рузвельт. От Трумэна можно ожидать, что угодно. Он не хотел окончания войны, и сейчас  размахивает атомной бомбой. Американские войска находятся в Японии, Корее, Китае, Германии, Франции. Пытаются нас запугать, но не запугают. Так что война еще не совсем закончена. Чукотка рядом с Аляской, это наша земля(!), аренда ее скоро закончится, и она все равно будет нашей. Сейчас на Чукотке нужны наши войска. Операцию  проводить». Так я стал командиром последнего военного конвоя на Чукотку. Я иногда размышляю, что имел в виду Сталин, говоря, что Аляска – наша земля. Зачем понадобилось срочно высаживать войска на Чукотку? Это было очень необычное решение. Впоследствии группировка войск на Чукотке была усилена. К сожалению, наша история не дает ответа на этот оставшийся почти незамеченным демарш Сталина в 1945 г. Этим конвоем заканчивалась «горячая война» и начиналась, как мы узнали позднее, война «холодная».

Номер американского журнала «Colliers» от 27.10.1951.

Номер американского журнала «Colliers» от 27.10.1951 года.

Знаменитый американский журнал «Colliers»   60 лет назад,  27.10.1951 г. в специальном выпуске  на 132 страницах расписал план третьей мировой войны и последующей оккупации СССР «силами  демократии», прежде всего США, с точным указанием дат, поводов, событий, даже настроений людей на бывших советских территориях. План под заголовком: «Поражение и оккупация России, 1952-1960». Над этим планом работали знаменитые американские писатели, историки, военные, политологи, экономисты, журналисты и даже сенаторы, а последнее «добро» дал  госдеп США, – сообщает  Л. Кафтан.

Ссылаясь на мнение историка и писателя Н.В. Старикова, автор  материала о стратегии послевоенной политики США, предполагает: «Очевидно, план оккупации был призван перепугать Сталина и заставить его слушаться Америку во всем.  В «передовице» журнала так и было написано: «Советское правительство  должно изменить  свои взгляды и политику. Если этого не произойдет, то, несомненно, настанет день, когда это правительство исчезнет с лица Земли. Кремль должен принять решение. И если советские руководители не изменятся, им следует понять, что свободный мир будет бороться. Будет бороться  победить».

Карта объектов ядерной бомбардировки на всей территории СССР.

Карта объектов ядерной бомбардировки на всей территории СССР.

Читаешь эти строки и думаешь, как  эти мысли  схожи с гитлеровской идеологией! Сценарий новой третьей мировой войны  предполагал спровоцировать СССР на  активные военные действия против всей Европы и США…  И как результат получить  атомную бомбардировку Москвы. В дополнение варварского акта, американские стратеги планировали в Сибири и на Урале выпустить из тюрем политзаключенных, которые и помогли бы  американцам «свалить советский режим». Мало того, на Колыме бывшие заключенные должны были создать «Автономную республику зэков» и сотрудничать с оккупационными властями! Весьма демократические методы установления свободы и нового порядка по-американски!

Причем, версия организации Автономной республики зэков не нова, ее, основываясь на легендах, бытовавших в советских исправительно – трудовых лагерях НКВД, озвучил один из главных персонажей романа А.И. Солженицина «В круге первом».

Юрий Васильевич Бондарев — русский писатель. Герой Социалистического Труда (1984), лауреат Ленинской (1972) и двух Государственных премий СССР.

Юрий Васильевич Бондарев  — русский писатель. Герой Социалистического Труда (1984), лауреат Ленинской (1972) и двух Государственных премий СССР.

Писатель – фронтовик Ю.В. Бондарев в 1984 году  четко определил суть подобной политики: «Нацизм, опираясь на философию захвата, так называемого  жизненного пространства, господствующего самоутверждения в мире, который определялся лозунгом: «Германия превыше всего», пропагандировал  идеи экспансии, насилия и подавления личности. Девиз нацистов фашистской Германии, развязавшей вторую мировую войну, содержался на принципах: «Коня и всадника» (господства и рабства), «Сила выше права» или «Совесть – это химера», или «Убивай, убивай, ты господин!». Чем же отличается идеология нацистов Германии от мировоззрения политиков послевоенных США? Вполне вероятно, что И.В. Сталин имел все основания спешить с созданием  укрепрайона на Чукотке.

Писатель Е. Рожков из Анадыря опубликовал в октябре 1992 года в международной газете «Восток России» (Магадан) материал, впервые рассказывающий о  событиях тех лет на берегу бухты Провидения. Он писал: «Это одна из самых малоизученных, таинственных страниц в истории Чукотки. На протяжении десятков лет о нахождении рокоссовцев на Чукотке запрещалось говорить». Перестройка советского общества позволила ему задать вопрос: «Какими ветрами эти буйные, неуправляемые, лихие парни, воевавшие под командованием легендарного маршала, были занесены на Чукотку?». Ответ он искал  у старожилов Чукотского побережья, жителей Провиденского района и отмечал: «Блиндажи, доты, бетонные командные бункеры, огневые точки, остатки казарм да редкие свидетели – это немногое, что хранит  память о том времени».

Остатки сооружений береговой обороны армии Рокоссовского. Сентябрь 2007 года бухта Провидения .

Остатки сооружений береговой обороны армии Рокоссовского. Сентябрь 2007 года, бухта Провидения .

В его представлении появление советских регулярных войск на побережье Чукотки происходило так: «Часть войск, успешно действовавших против Квантунской армии, отличившихся в войне с Германией, грузится на суда. К войскам придаются части, дислоцировавшиеся в районах Москвы, воевавшие под командованием маршала Рокоссовского. Была поздняя осень. Берингово море штормило. Корабли, набитые солдатами, вооружением, боеприпасами, продовольствием, вышли в море и взяли курс на Север. Солдаты и офицеры говорили между собой, что армию бросают   на захват Аляски. Царило нервное, подогретое спиртным оживление. Какое же было разочарование солдат, когда суда вошли в бухту, окруженную безжизненными скалистыми  горами. Спешно велась разгрузка. Грянули морозы, море сковывалась льдом, судам необходимо было вернуться в Находку.

Армия, высаженная в бухте Провидения, фактически была брошена на выживание в экстремальных условиях. Чтобы выжить в стылых снегах Чукотки, необходимо было строить хоть какое – то жилье. Таким образом, огромное пространство побережья бухты Провидения  превратилось в стройплощадку. Возводились блиндажи, обустраивались огневые точки, рылись окопы, бомбоубежища, строились казармы. Вершины ряда сопок заняли под огневые точки зенитных батарей, вдоль береговой полосы разместилась артиллерия, в укромных  логах замаскировались танки. В считанные недели безжизненное, дикое место превратилось в мощный оборонительный пункт. К многочисленным огневым точкам проводились дороги, в землю вгонялись склады с боеприпасами, резервуары с горючим.

Концевой Зиновий Абрамович – начальник инженерных войск 60-й армии (Центральный фронт).

Концевой Зиновий Абрамович – начальник инженерных войск 60-й армии (Центральный фронт).

Вот когда пригодился опыт военного инженера Концевого Зиновия Абрамовича. Участник гражданской и Великой Отечественной войны, в 1943 году он командовал инженерными войсками 60-й армии. При форсировании Днепра полковник Концевой З.А. в  том  1943 году  был удостоен звания Героя Советского Союза. Продолжая военную службу, сражался на Украине, освобождал Польшу, Чехословакию. В 1948 году окончил Высшую военную академию Генерального  Штаба. Служил в войсках, очевидно именно в 50-х годах на Чукотке создавал фортификационные сооружения, ракетную базу под Анадырем. Впоследствии З.А. Концевой преподавал в Военно–инженерной академии, стал кандидатом военных наук, доцентом. В 1961 г. в звании генерал – майора  инженерных войск уволился в запас.  Личному составу военнослужащих на полуострове  вдалбивалась необходимость повышать бдительность, ибо  возможно нападение американских империалистов на Чукотку».

Почти одновременно на Чукотку в 1946 году был направлен  ордена Красной Звезды Кенингсбергский полк. Его формирование началось в июле 1941 года на базе 33-го мотострелкового полка войск НКВД. В 1943 году  функции полка изменились,  он был переформирован в 33-й пограничный полк войск НКВД, который охранял тылы действующей 4-й ударной армии Калининградского фронта. За успешное выполнение задания полк был награжден орденом  Красной звезды и получил наименование Кенингсбергский. Окончание войны пограничники встретили в Литве, но 16 августа их эшелонами отправили на Дальний Восток, в Маньчжурию, и вскоре кораблями  переправили на Чукотку, где  работы у пограничников было немало. Только в 50-е годы число шпионов и диверсантов, разоблаченных на границе, возросло в 1,5 – 2 раза, по сравнению с довоенным временем. Участились случаи нарушения Государственной границы в целях браконьерского лова рыбы и морскогоо зверя американскими судами. Активизировалась  техническая разведка морского побережья и Северного морского пути.

Стенды окружного музея погранвойск  в Провидения рассказывали об истории их воинского подразделения и нелегкой службе пограничников в сложных климатических условиях Чукотки. Как лектор общества «Знания»,  я читал им в Доме культуры лекцию по истории становления погранохраны на  Северо – Востоке страны, рассказывая о погранпостах и заставах в Анадыре, Уэлене, Охотске 1928 года, о помощи пограничников организации спасения экипажа и пассажиров парохода «Челюскин» в 1934 году, о судьбах первых командиров пограничных формирований  Н. Ишутине, А. Небольсине, о чукче Н. Омрытхеу, одном из первых офицеров –  пограничников из местного населения.

Чукотский Пограничный Отряд (Кенигсбергский ПО) СВПО.

Чукотский Пограничный Отряд (Кенигсбергский ПО) СВПО.

Писатель Е.Рожков  собрал сведения о первом  периоде жизни военнослужащих регулярной армии в бухте Провидения. «Первую суровую зиму солдаты жили в казармах, построенных из досок, между которыми  засыпался шлак или земля, в утепленных палатках, а то и в примитивных  землянках. Для офицеров успели построить сборные деревянные финские домики. Жили  и офицеры, и солдаты  тесно, грязно, но много было выпивки и еды. По свидетельству очевидцев, пурги в те годы были невероятной силы. Уголь завезли судами  только на территорию морского порта. Когда дороги переметало и машины задыхались в снегах, выстраивалась цепь солдат, и рюкзаками, из рук в руки, уголек подавался в Урелики, в казармы и жилье, которые располагались в пяти – семи километрах от морского порта.

Бухта Провидения. Поселок. 1962 год.

Бухта Провидения. Поселок. 1962 год.

С прибытием военных сам торговый порт стал стремительно разрастаться. Для обеспечения армии требовались не только продовольствие, боеприпасы, обмундирование, но особенно много шло горючего, цемента на строительсво дотов, бойниц, бомбоубежищ, подземных командных пунктов, уже тогда подумывали об атомной войне. Много завозилось военной техники. В это же время в спешном порядке расширялся аэродром, служивший прежде как запасной при перегоне военных самолетов по маршруту Аляска – Сибирь». К строительству военных объектов на Чукотке привлекали не только местное население, но и заключенных исправительно – трудовых лагерей. В начале 50-х годов прошлого века Провидения являлось одной из крупнейших военных баз на Северо–Востоке России. Танки, артиллерийские установки, авиаподразделения  концентрировались на далеких берегах Тихого океана одновременно с укреплением пограничных застав.

Одновременно на соседней Аляске ведется широкое транспортное  строительство, что было связано с военными приготовлениями США на Севере, – отмечает исследователь А.И. Фадеев, подтверждая фактами: «Строительство радиолокационных станций линии раннего обнаружения в 1955-1957 гг. вдоль северного побережья приблизительно по 69 градусов северной широты потребовало мобилизации всех северных видов транспорта, особенно  морского и авиационного… За 1958-1968 гг. на Канадском Севере было построено 21, а на Аляске 29 аэродромов… Всего на Аляске в 1967 г. насчитывалось 626 аэродромов. С 1946 года дизельные подводные лодки США осуществляли погружение под лед в Чукотском и Гренландском морях, последствии за 1957-1962 гг. уже американские атомные подводные лодки «Наутилус», «Скейт», «Сарго» и «Сидроэгон» совершили восемь больших плаваний подо льдами арктических морей. Начиная с 1958 года они, проходя Беринговым проливом,  вдоль Северного Ледовитого океана достигали Северного полюса.

Действительно, обе страны демонстрировали свою военную мощь всему миру.

Прибывших советских военнослужащих на Чукотке называли рокоссовцами, что было вызвано тем, что новый укрепрайон входил в структуру Северной группы войск, которой командовал Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза К.К. Рокоссовский.

Маршал Советского Союза Николай Крылов и генерал-лейтенант Николай Олешев (слева). Чукотка, 1948 год.

Маршал Советского Союза Николай Крылов и генерал-лейтенант Николай Олешев (слева). Чукотка, 1948 год.

Командующим армией назначили  генерал–лейтенанта Николая Ивановича Олешева, бывшего командира 113-го стрелкового корпуса 39-й армии Забайкальского фронта, который отличился в войне против Японии, заслужив звание Героя Советского Союза. Н.И. Олешев знал директиву Пентагона от 14.12.1945 г.  по которой планировалось сбросить 196 атомных бомб на административные и промышленные центры СССР. Был проект сброса двух ракет и одной бомбы и на Магадан. Поэтому предпринимались все усилия, чтобы  создать мощный оборонительный район на Чукотке. Его  штаб размещался в Уреликах, а штаб  дивизии находился в Провидении. «При нем был порядок, – вспоминал  В.П. Изерген, работавший грузчиком в порту с 1943 года. – Дороги содержались в отличном состоянии. Бывало, едет генерал в легковушке со своим адъютантами, где тряхнет, они записывают, и тут же нагоняй тому, кто отвечает за участок дороги. На следующее утро дорога ровненькая».

Служить было сложно: природные условия, рельеф и климат  для жите лей центральных районов страны, одетых в военную форму,  был непривычен, к тому же постоянные ветра и морозы, короткое северное лето весьма  влияли на психику солдат и офицеров. Многие из них прошли дорогами войны в Европе и на Дальнем Востоке, имели ордена и медали, долгие годы были оторваны от семейной жизни и потому  часто возникали конфликты между местным населением и военнослужащими. Случаи насилия над женщинами были не единичными. Поэтому жители побережья боялись приезжать в районный центр.

Только после 1952 года армию стали вывозить с Чукотки. Видимо, повлияло решение командующего Дальневосточным округом, маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, принявшего во внимание условия проживания здесь военных гарнизонов, их содержание, а, главное, изменившуюся политическую обстановку.

Насколько сложно было нести службу в голых, скалистых сопках Провидения, я убедился в 1965 году, когда с археологической экспедицией Н.Н. Дикова, ожидал там вылет в Чукотский район. Мы поставили свою палатку у небольшого деревянного здания Провиденского аэропорта. Вот там я и познакомился с молодым парнем из Курска, демобилизованным пограничником. Он подошел к небольшому кусту у входа в аэропорт, погладил листья и тонкий ствол и сказал: «Надо же, дерево!», пояснив: «Служба проходила в скалах прибрежья, да в тундре, а там деревьев нет…».

Е. Рожков неоднократно бывал  на местах бывших военных позиций. Об этом он писал: « …В начале лета, когда густо цветет Иван – чай, и полыхает солнечной желтизной родиола розовая (золотой корень), бетонные укрепления, остатки казарм, сложенных из дикого камня , кажутся язвами на зеленом теле тундры. Ранней осенью, когда трава еле тронута желтизной, легким пурпуром  подернуты листья карликовой тундровой березы, а осока шуршит на ветру, точно жестяная, бывшие военные объекты сливаются с тундрой и делаются неприметными…».

К середине 50-х годов рокоссовцев на Чукотке уже не было. Армейские  части стали заменять ракетные войска. В Провидении  построили небольшой городок ракетчиков с казармами, электростанцией и даже цехом по сборке ракет. Эти подразделения хорошо снабжались, даже зимой им давали виноград, лимоны, яблоки, овощи. Причем, так было не  только в Провидении, но и в Анадыре, в «хозяйстве Гудыма», где открыли даже школу для  детей офицеров и прапорщиков. Только педагоги  там  были с московской пропиской, а мы, сотрудники Магаданского областного института усовершенствования учителей  и облоно, приезжали лишь в качестве гостей, да за дефицитными в то время  товарами.

Но мне пришлось в 70-х годах прошлого века, наблюдая за Всесоюзной пионерской игрой «Зарница», видеть, как  в чукотской тундре на учениях использовали танки.

Гудым (Магадан-11). В 1958 годы началось строительство, а 1961 его уже заселяли. Полностью был заброшен в 2002 году.

Гудым (Магадан-11). В 1958 годы началось строительство, а 1961 его уже заселяли. Полностью был заброшен в 2002 году.

Ракетчиков на Чукотке  не стало в начале 70-х годов. Построенный для них городок превратился в развалины, повсюду торчат  трубы теплосети, ви- сят провода электропроводки, зарастают травой дороги, лишь пулеметные гнезда, выложенные камнем, не тронуты временем. И только  остатки бетонных сооружений напоминают о противостоянии двух стран – СССР и США   в период «холодной войны».

В Интернете на сайте газеты «Коммерсантъ» №10(1413) от 24.01.1998 г. была опубликована  статья Гульфиры Черногаевой «50 лет тому назад Советская армия готовилась атаковать Аляску». В статье  использовались воспоминания бывшего офицера разведотдела 14-й армии, подполковника в отставке Александра Титенского, который в 1998 г. жил в Ташкенте и по истечении срока давности решил раскрыть тайну так и не состоявшейся войны с Америкой. По его словам, 14-я армия должна была высадиться на Аляску в первом эшелоне советского десанта. Прикрывать их с воздуха должны были самолеты 132-го полка дальней авиации. Титенский предполагал, что идея подготовить десант на Аляску должна была возникнуть зимой 1947-48 годов. Так как приказ  на передислокацию на Чукотку они в Забайкалье получили весной 1948 года. В то время он служил лейтенантом в разведотделе 36-й армии. Но «весной 1948 г. им зачитали директиву Генштаба о расформировании штаба  армии и с дислокацией на Чукотке в бухте Провидения. Всем офицерам предписывалось незамедлительно сдать дела и отбыть в отпуск, а затем вернуться в Цугуловский Дацан, чтобы эшелонами проследовать на Север. Переводы в другие части и округа  категорически запрещались, – никакие обстоятельства – ни медицинские, ни семейные – не принимались во внимание. Все автоматически были зачислены в новую армию».

Далее Титенский рассказал о том, что «летом 1948 г. перед отправкой эшелонов 14-й армии из Забайкалья на север, офицеров топографической службы штаба армии срочно вызвали в Москву и Хабаровск. Возвратились они уже во Владивосток, где под большим секретом рассказали, что и в Генштабе и штабе командующего  Дальневосточным округом собирают оперативные топографические карты Аляски, Канады и даже Тихоокеанского побережья США. Часть карт поступала  прямо с военных картографических фабрик. Качество их был замечательным: были обозначены даже небольшие фермы, мосты и броды на крохотных речушках». Потом из Владивостока части 14-й армии должны были отправить кораблями на Чукотку в Провидения. Но отправка замедлилась, так как управление армией слетало на Север и убедилось, что селить «десантников» пока негде – там был обнаружен «дикий край, который никак не может быть тылом большой  десантной операции». Тундра, однако! «Кустиков» нет! Ямы выкопать  невозможно – вечная мерзлота. Плюс нет серьезной обогревательной инфраструктуры. Поэтому первые пароходы туда  отправляли, груженные «не солдатами и техникой, а цементом, лесом и печками». Но кораблей не хватало, поэтому первые части со штабом  отправились на Чукотку лишь в конце сентября 1948 года.

Кроме этой армии, в составе Дальневосточного военного округа имелись пять армейских корпусов: по  два на Сахалине и на Курилах, один – на Камчатке. Была и военная авиация.

Советский бомбардировщик Ту-2.

Советский бомбардировщик Ту-2.

«Осенью 1948 года с аэродромов Сахалина, Южных Курил и Приморья началось перебазирование  на север авиации, в частности подраз- деления   132-го   Берлинского авиаполка  дальнебомбардировочной авиации, который имел на вооружении бомбардировщики ТУ-2. Самолеты были переброшены на срочно реконструированный камчатский аэродром Елизово», – вспоминал отставной офицер А. Титенский. Журналистка Г. Черногаева приводит свидетельство еще одного военного пенсионера из Ташкента, бывшего авиатора Эльдара Каримова, который сообщил ей, что в те годы «официально суть боевой работы для бомбардировщиков  им не сообщалась. Но и летчики, и техники открыто обсуждали предстоящую «боевую работу» по обеспечению десантной операции на Аляске».

Зимой 1948-49 годов в бухту Провидения прибыла основная часть офицеров и солдат.  «Они размещались в утепленных палатках, построенных саперами. Бараков было мало. Зато было много обмороженных и заболевших», –  вспоминал  Э. Каримов. Когда их оттуда вывели, в статье Г. Черногагаевой не сказано. Дается только  намек, что, видимо, в Москве поняли, что такая затея – сплошная авантюра. Но надо полагать, что в 1949-начале 1950 гг. (минимум до летней навигации) 14-я армия еще была в Провидения. То есть по времени совпадает с разными военными «мероприятиями» и в приполярных льдах, и на Корейском полуострове, – делает вывод автор статьи в «Коммерсанте». И ставит себе и читателям газеты вопрос: «Случайность? Или вполне серьезная готовность «десантироваться» на Аляску в случае «расширения» Корейской войны?»

Интерес к Арктике после 1945 года  проявляли американцы и канадцы. Они тоже направляли  высокоширотные экспедиции и делали аэрофотосъемку побережья Северного Ледовитого океана, военные самолеты США  часто появлялись в небе Камчатки, над Командорскими островами. В 1946 году ВВС США  организовали регулярную разведку погоды с помощью четырехмоторных самолетов – бомбардировщиков Б-29, базировавшихся в районе Фэрбенкса (Аляска).

B-29 «Leaking Lena», Ladd Field, Alaska, 1947.

B-29 «Leaking Lena». Ladd Field, Alaska, 1947.

Их полеты велись по маршруту Фэрбенкс – устье р. Макккензи – Северный полюс – мыс Барроу – Фэрбенкс.  Во время полетов на высоте 3000-5000 метров велись метеорологические наблюдения: каждые полчаса проводились измерения температуры воздуха, влажности, атмосферного давления, направления и скорости ветра, визульные наблюдения над облачностью, видимостью и состоянием ледяного покрова, в частности за дрейфованием массивных обломков шельфового льда. Полеты Б-29 к Северному полюсу  не могли обеспечить долгосрочные гидрометеопрогнозов, особенно для  изучения возможности плавания под- водных лодок в центральной части Северного Ледовитого океана.

Поэтому с  весны 1952 по 1962 гг. в Арктике дрейфовала американская станция «Т-3» («Ледовый остров Флетчера»). Военный интерес к Гренландии американцы стали проявлять еще в 1941 году. 9 апреля того года посланник Дании в Вашингтоне подписал  с американским правительством соглашение об обороне (ратифицированное датским риксдагом 16 мая 1945 г.), в результате чего США  построили на острове Гренландия несколько военных баз (крупная из них находится в пос. Туле). Тогда это было ориентировано на оборону от гитлеровской Германии.

Более точные данные о создании военных баз на Чукотке и Аляске после второй мировой войны, в разгар так называемой «холодной войны» сообщил в ноябре 2011 года журналист и историк Сергей Нехамкин.  Ссылаясь на публикацию газеты «Известия» (1946), он опубликовал информацию корреспондента «Нью-Иорк Таймс» о том, что на Аляске одно из армейских соединений закончило  маневры, целью которых было испытать различные виды оружия при температуре ниже 40 градусов…и при самой низкой температуре 60 градусов. Были испытаны танки М-24, орудия калибра 75 мм, стрелковое оружие и арктическое обмундирование. По заявлению офицера, «низкая температура не влияет на точность стрельбы, из стрелкового оружия, но образующийся иней мешает видимости при стрельбе из танков. Башенные стрелки танков испытали новую маску, но нашли,  что при минусе 50 через несколько минут замерзают отверствия для глаз, носа и рта».

У берегов Аляски в 50-х годах шли непрерывные военные маневры  США: в Беринговом проливе стали чаще появляться американские военные корабли и подводные лодки. «Разведывательные американские самолеты стали регулярно появляться над расположением нашей бригады», «Броневые орудийные башни кораблей разворачивались  в нашу сторону, спускались катера, полные вооруженных  матросов. Все это было явным вызовом – в бригаде каждый раз объявлялась боевая тревога». «С весны сорок шестого мне снились кошмарные сны: вооруженные до зубов американские солдаты в меховых комбинезонах на джипах, «доджах» и бронетранспортерах катили по снегу через пролив…лезли, перли на нашу территорию». Это строки из мало известного труда «Там, на Чукотке…»  писателя Виктора Богомолова, автора популярного романа «Момент истины». К сожалению, В.  Богомолов не закончил свой труд, и который планировал издать как роман «Жизнь моя, иль ты  приснилась мне…», но поскольку многие его произведения автобиографичны, основаны на реальных фактах и событиях, то надо согласиться с мнением С. Нехамкина, что  к литературному произведению В. Богомолова можно отнестись как  к полноценному историческому свидетельству.

Пароход Дальстроя «Джурма».

Пароход Дальстроя «Джурма». Один из пароходов, которые перевозили 126-ой легкий горнострелковоый корпус  из Владивостока в бухту Провидения в сентябре 1945 года.

В  своей будущей книге Виктор Богомолов сообщал  о 126-ом легком горнострелковом корпусе, входящем в состав Дальневосточного округа, перед которым приказом Сталина и постановлением СНК СССР № 2358 от 14 сентября 1945 г. была поставлена задача: «создать на полуострове Чукотка оборонительныне форпосты, прикрыть основные  морские базы на побережье Анадырского залива и бухты Провидения, обеспечить с суши их противодесантную оборону». Любопытный и интересный документ вводит в художественный замысел романа писатель. Спустя 12 дней после капитуляции Японии 2 сентября 1945 г. Сталин принимает важнейшее стратегическое решение –  укрепить плацдарм  на Чукотке, где у нас еще недавно было дружеские контакты с США согласно ленд-лизовскому соглашению. Что это было? Предвидение политика и военоначальника Сталина, предусмотревшего дальнейшую агрессивную позицию американского правительства после Победы 1945 года? Тем не менее, В. Богомолов рассказывает в своем романе о 10 тысячах солдат и офицеров, привезенных в бухту Провидения. А  Сергей Нехамкин утверждает, что уже в 1947 году на Чукотке  базировалась 14-я десантная армия. Войска с полуострова стали вывозить лишь летом 1953 года.

«Не все, разумеется, – утверждает С. Нехамкин, – но лишь «в пределах разумной достаточности».

Остров Беринга. Озеро Саранное.

Остров Беринга. Озеро Саранное.

В 1965 г. в составе археологической экспедиции  я побывал на озере Саранное, что находилось на острове  Беринга. Местные пограничники показали нам тогда  американский самолет, лежащий на озерной глубине 12 метров, объяснив, что  полет самолета был разведывательный в наших советских водах, летел низко, видимо фотографируя нужные ему объекты, на опознавательные знаки не отвечал и был сбит. О последствиях  никто из них не знал. Шла «холодная война» между двумя великими державами.

Заканчивался ХХ век бурными событиями перестройки советского общества, рождением новой Российской Федерации. Между СССР и США стали устанавливаться добрососедские контакты: медицинские и педагогические работники обмениваются опытом работы, представители творческих художественных коллективов показывали друг другу свое мастерство, школьники Магадана неоднократно бывали у сверстников Солдотны и Анкориджа, ученые Японии и США на совместных конференциях и семинарах обсуждали свои проблемы и открытия. Значит, можно жить дружно народам разных стран?

Однако до сих пор, спустя 65 лет  со дня окончания второй мировой войны, между Россией и Японией нет договора о мире. В  ХХI веке в островном государстве до сих пор не решается «Курильская проблема»: действуют агрессивные силы, призывающие Россию «отдать» ряд Курильских островов. Понять их можно. Жизнь на островах, отягощенная постоянными землятрясениями, цунами, вулканической деятельностью при растущем населении требует решения территориальной проблемы. Японский народ поражает своим трудолюбием, выносливостью, рациональным использованием жизненного опыта, своеобразной культурой, и наличием  авантюрных политиков, не считающихся с уроками истории.

Спорные территории. Снимок Малой Курильской гряды.

Спорные территории. Снимок Малой Курильской гряды.

Известно, что проблемы геополитики решаются в основном двумя путями: усилиями дипломатов и военных. Дипломатические переговоры не дают компромиссных результатов. Время от времени  возникают манифестации в Японии, требующих передела границ, сложившихся в ХХ веке. При этом, все понимают, что криком и лозунгами проблему «северных территорий»  не решить. Но желающих  переделить границы провоцирует и  наша бездеятельность – слишком медленно и не эффективно включается государственный механизм  планового освоения российских островных территорий на Дальнем Востоке.  На наш взгляд, недостаточно внимания уделяется промышленному освоению и  районов Колымы и Чукотки, хотя ходе предвыборной компании 2011 года обнародывались проекты дальнейшего вовлечения в народное хозяйство территории минерально – сырьевых богатств Северо – Востока России, при этом учитывалось  стратегическое положение Магаданской области в Азиатско – Тихоокеанском регионе.

В нашей стране все более осознают стратегическое значение Курильской гряды, перекрывающей  выход из внутреннего Охотского моря в Тихий океан. Если первый российский президент, объявив демилитаризацию островов, ошибся, то ныне потребовались усилия по укреплению социально – экономических и оборонных позиций на Курильских островах, принадлежащих России. Годы после окончания второй мировой войны эта часть Сахалинской области  не получала достаточных средств для нормального, устойчивого  жизнеобеспечения не столь уж многочисленного населения. В 2011 году здесь проживает чуть более 19 тысяч человек, которое предполагается к 2015 году  увеличить на 50% , а объем промпроизводства –  в полтора раза. Когда ведутся длительные разговоры о территориальных претензиях соседей, то, естественно, предпринимаются меры по обеспечению неприкосновенности границ.

И вот 11 мая 2011 г. начальник Генштаба, генерал армии Николай Макаров  заявил, что ВС  РФ к 2014-2015 гг. модернизируют  группировку войск на Курилах. По его словам,  в 2011 году на  острова Итуруп и Кунашир, где дислоцируютя российские подразделения, будет направлено  современное вооружение: береговой ракетный комплекс с противокорабельными ракетами «Яхонт»  и система ПВО, способные  «надежно обеспечивать безопасность российской территории с моря, воздуха  суши». Также в течение трех – четырех лет планируется доставить на Курилы подвижные береговые ракетные комплексы «Бастион». Думается, это меры вполне оправданы, так как, если США имеют две стратегические зоны  ПРО в районе Аляски и в Калифорнии, а Россия – только в районе Москвы, то вполне закономерны  эти действия Российской Федерации по защите своих территориальных интересов.

Все же важнее всего, для Дальнего Востока, в том числе для  жителей Северо–Востока России, мирное сосуществание стран – соседей, налаживание системных экономических и культурных связей, о чем давно мечтают народы Азиатско-Тихоокеанского региона. Тихий океан должен быть зоной мирного общения народов и государств в  ХХI  веке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *