Вторая отдельная стрелковая бригада

Пароход «Смоленск».

Пароход «Смоленск».

1 сентября 1942 года пароход «Смоленск», взял на борт  личный состав 2-й стрелковой бригады, вышел в море из Нагаевской бухты. Многие думали, что их отправят на Сталинградский фронт, как наших земляков, попавших во Владивосток,  потом  в действующую армию на Запад. Но в пути следования маршрут корабля изменили и 2-ю бригаду  доставили на северный Сахалин, где она вошла в состав 56-го стрелкового корпуса 16-й армии 2-го Дальневосточного фронта и до войны с Японией охраняла побережье Татарского пролива в районе города Александровска. Здесь, на  северной части острова, в поселках Арково, Дуэ, Половинка создали укрепрайон, построили оборонительные сооружения, дороги, в том числе узкоколейку и зимник, соединивший Сахалин с «материком». Подобные укрепрайоны японцы создали на юге острова.

Бывший японский дот на острове СахалинБывший японский дот на острове Сахалин.

До 1941 года большинство учений проходило на боевых порядках, где размещалась 2-я стрелковая бригада. Подразделения совершали пешие переходы на расстоянии 35 – 40 км, марш – броски на 10-15 км, совершенствовали тактику боя, технику стрельбы. Северяне отличались хорошей подготовкой, большинство из них были неплохими лыжниками – спортсменами, охотниками, хорошо ориентировавшимися на местности – в тайге, тундре, морском берегу.

Вторая  половина 1944 года изменила содержание тактических учений.  Бойцы и командиры учились наступательному бою в горах и на равнинно–болотистой местности, учились форсировать водные преграды, штурмовать долговременные огневые точки противника.  Если в конце 1942 года, когда в войска поступил новый боевой Устав пехоты, изучали опыт боев с Германией, то в 1944 году – тактику, технику, вооружение и опыт военных действий  японской армии в Китае и зоне южных морей Тихого океана.

Это были не  только годы боевой и политической учебы. В первый военный год  каждая часть, стоявшая в обороне, организовала  свое подсобное хозяйство, широко используя местные ресурсы, позволившие  наладить  выращивание картофеля, овощей, вылов рыбы, охоту, сбор дикоросов.  Дальневосточники – воины успешно справлялись  с планом заготовки сена, деловой древесины, угля и торфа. Самообеспечение помогало бойцам 2–й бригады  создать дополнительную продовольственную базу и обеспечить себе  топливо на зиму. В условиях ограниченного завоза грузов с «материка» предпринимались меры  по сбережению обмундирования и обуви. Для увеличения срока их носки,  категорически запрещалось мыть кожаную обувь водой, ее очищали специально заготовленными метелками  и ветошью. В мастерских  организовали капитальный ремонт шинелей, гимнастерок, хлопчатобумажных шаровар.

Командный состав 56-го стрелкового корпуса. 6 июня 1945 года.Командный состав 56-го стрелкового корпуса. 6 июня 1945 года.

56-й стрелковый корпус готовился к активным военным действиям. Тематические занятия посвящались боям по прорыву вражеского укрепрайона в  населенном пункте. Широко пропагандировался опыт  фронтовиков. Статьи в дивизионных  газетах ставили задачи научиться искусно действовать в сопках, в болотах и на водоемах, рассказывали о физкультурной подготовке воинов, истории и традициях Дальнего Востока по охране рубежей России, подчеркивая при этом авангардную роль партийных  организаций в выполнении задач командования. В г. Александровске, где размещался штаб 56-го стрелкового корпуса и 2-й отдельной стрелковой бригады, часто объявляли воздушную тревогу, одновременно шли работы по отражению предполагаемого нападения с моря. А попытки такие были – японские миноносцы  выходили на рейд Александровска с наведенными на город орудиями.

Дом офицеров в Александровске-Схалинском. 1945 год.Дом офицеров в Александровске-Сахалинском. 1945 год.

В наших штабах не было топографических карт крупного масштаба и навигационных  планов прибрежных районов южного Сахалина, тогда как японское командование  уже располагало подробными картами Охотского побережья. Поэтому требовалась тщательная, глубокая и четкая разведка, которая поручалась пограничникам и армейским специалистам.

На 50-й параллели  охрану границы, установленной с 1905 года, так же несли воины 79-й стрелковой дивизии. Им и 2-й стрелковой бригаде противостояла двадцатитысячная пехотная дивизия и 10 тысяч резервистов, оборона которых   концентрировалась в опорных пунктах  и укрепрайонах Хандало, Амбецу, Харамитого.

Японский ДОТ, уничтоженный советскими саперами в районе Харамитогского УРа на Сахалине.Японский ДОТ, уничтоженный советскими саперами в районе Харамитогского УРа на Сахалине.

Каждый укрепрайон и опорный пункт имели хороший обстрел перед фронтом и, особенно на флангах, гарнизон такого объекта не превышал роты солдат. Характерным опорным пунктом, как выяснили наши разведчики, был квадратный блокгауз, укрепления которого состояли из земляного вала, высотой 2-3 метра, с бойницами для тяжелого орудия, трех дотов, 8 дзотов и противотанкового рва с водой. Подходы застраивались бревенчатыми заборами  с колючей проволокой, минировались. Наиболее крупным укрепрайоном, стоящим вдоль границы, был Харамитогский УР, рассчитанный на гарнизон в два полка. В нем имелось до 30 хорошо оборудованных железобетонных дотов, 220 дзотов, соединенных между собой, и годичный запас продовольствия.

Крупные оборонные сооружения не редкостью  были не только на Сахалине, но и на Курилах, в Маньчжурии, где воевали и наши земляки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *