Япония и Германия в период подготовки войны против СССР

Официальная история войны  «Великой Восточной Азии» в 102 тома создана военно–исторической секцией научно–исследовательского института управления национальной обороны Японии, сформированной в 1955 году, где японские историки стремились подвести читателя к мысли, что война возникла из–за противодействия США, Англии и Франции, а также Советского Союза  стремлению Японии создать «сферу сопроцветания в Великой Восточной Азии».

Курс на подготовку к войне против СССР и США был определен, как свидетельствуется в  исследовании, на совещании военно – политического руководства в присутствии императора сразу же после эвакуации японских войск с территории советского Дальнего Востока в 1923 г. План войны против Советского Союза  был составлен в том же году. Он предусматривал совместную операцию армии и флота по овладению Приморьем и Северным Сахалином и наступление сухопутных войск на запад по Транссибирской железной дороге вплоть до озера Байкал. Основной удар планировался нанести по северной Маньчжурии, затем Приморской области, северному Сахалину и побережью континента. В зависимости от обстановки оккупировать Петропавловск – Камчатский. Предпосылкой к нападению на СССР  военно-политическое руководство  считало оккупацию  Маньчжурию и создание на ее территории плацдарма для удара на север.

В последующем были разработаны несколько планов нападения на Советский Союз: в 1931 году приняли «Основные положения оперативного плана войны против России»; в 1932 г. запланировали на следующий год развернуть дивизии в Маньчжурии, Корее, высадить десант в районе Владивостока. В 1933 году эти планы конкретизировали, в частности предполагали силами только одной дивизии осуществить захват северного Сахалина и Камчатки.

Артиллеристы в перерыве между боями. Район озера Хасан, 1938 год.

Артиллеристы в перерыве между боями. Район озера Хасан, 1938 год.

От планов японский Генштаб перешел к агрессивным действиям: в 1938 г. японские войска начали наступление в районе озера Хасан с целью создания условий для захвата Владивостока. Но Дальневосточная Красная армия дала отпор агрессорам и к  11 августа военные действия были прекращены; в 1938 г. приступили к разработке нового плана ведения военных действий против СССР с кодовым названием: «План операции № 8», предполагая реализовать его в 1943 году.

11 мая 1939 г. японские войска совершили вооруженное вторжение на территорию Монгольской Народной Республики в районе реки Халкин–Гол, но Советский Союз, имевший договор с МНР о взаимопомощи, оказал военную помощь союзнику и в течение четырех месяцев агрессор был вновь разгромлен. Однако уроком этот результат проверки прочности советских дальневосточных границ не послужил.

Халкин-Гол. Советские танкисты в перерыве между боями.

Халкин-Гол. Советские танкисты в перерыве между боями.

Для отработки военных действий против Красной армии, японские вооруженные силы постоянно проводили учения и маневры в Маньчжурии, Корее, на острове Хоккайдо, южном Сахалине и Курилах.

Японский Генштаб осенью 1939 года вновь разрабатывает оперативно–стратегический план, направленный против СССР, где определяются направления агрессии: разгром русской армии на Дальнем Востоке, захват территории от Рухлово до Большого Хингана с последующей оккупацией Забайкалья, северного Сахалина и Камчатки. В том же 1939 году на южном Сахалине сформировали смешанную бригаду «Карафуто» из наиболее подготовленных солдат и офицеров, усилили военные гарнизоны на Курилах.

Японский солдат на границе Карафуто (Сахалин)– 50-й параллели.

Японский солдат на границе Карафуто (Сахалин)– 50-й параллели.

Продолжая агрессивную внешнюю политику, кабинет министров Японии во главе с принцем Коноэ 27 июля 1940 г. принимает «Программу мероприятий, соответствующих изменениям международного положения», в которой важнейшими признавались действия: «установления нового порядка в Великой Восточной Азии», создание «сферы совместного процветания Великой Восточной Азии».

В 1940 году оперативный план  войны против СССР – «Оцу» предусматривал переброску крупных соединений из Китая и Японии, уничтожение вооруженных сил на советском Дальнем Востоке и, в частности, советской авиации, занятие важных районов северного Сахалина и Камчатки.

Воспользовавшись сложнейшим положением СССР в начальный период Великой Отечественной войны, в июле 1941 г. японский МИД разработал требования, оформленные в «Основные принципы дипломатических переговоров с СССР 4 августа 1941 г.», в которых намечалось: «заставить советскую сторону прекратить помощь Китаю, передать или продать (!) Японии северный Сахалин, Камчатку, советские территории к востоку от Амура, добиться вывода советских войск  со всей территории Дальнего Вос- тока». По сути, это был ультиматум Советскому Союзу.

К июлю 1942 года Генеральный штаб Японии подготовил еще один стратегический план под кодовым названием «Операция №51», по которому милитаристские круги рассчитывали силами двух фронтов захватить Приморье и  форсировать Амур… А так же силами 7-й дивизии на Хоккайдо и бригады на южном Сахалине захватить северный Сахалин и Петропавловск – Камчатский, и, в зависимости от обстановки, занять города: Владивосток, Благовещенск, Хабаровск,  Советскую гавань, Николаевск – на – Амуре.

Разумеется, в сферу влияния Японии должны были войти: северное побережье Охотского моря, национальные районы Колымы с богатейшими месторождениями золота и биоресурсами, Магадан, как центр огромной территории, интерес к которым Япония проявляла еще с 20-годов прошлого века.   Осуществить операцию планировали в течение двух месяцев. Генштабисты Японии  явно копировали известный германский план «Барбароса», предполагающий молниеносный ход войны с СССР.

Во время переговоров о заключении тройственного агрессивного пакта Италии, Германии, Японии.

Во время переговоров о заключении тройственного агрессивного пакта Италии, Германии, Японии.

Германия и Италия, как союзники Японии, требовали активизации агрессии против СССР, но императорская армия выжидала более удобного момента, и, прежде всего, успехов союзников на Западном фронте. Перелом наступил после разгрома немецко–фашистских войск в ходе Орловско–Курской битвы 1943 года, после чего японская военщина окончательно отказалась от активных действий на Дальнем Востоке, перейдя к стратегической обороне.

Все эти годы специальные службы Японии уделяли особое внимание агентурной разведке дальневосточных границ СССР, предполагая широко использовать сезонных рабочих, особенно  на охотоморских рыбалках  из числа японцев, китайцев, корейцев с легендами сочувствующих социалистическому образу жизни, проводя их вербовки на  идейной основе и материальной заинтересованности. При этом рекомендовалось вербовать антисоветски настроенных русских белоэмигрантов, живущих в Маньчжурии.

Но и Германия предпринимала агрессивные действия на Северном морскому пути в это же время. В течение ряда лет немецкая разведка собирала сведения об экономике нашего Севера, об условиях плавания по нашим арктическим морям, оборудовании Северного морского пути…

«Военно-исторический журнал» поведал в одной из своих публикаций о ранее секретных довоенных переговорах между нашими дипломатами и моряками и Германии. Оказывается, спустя полмесяца после начала второй мировой войны, в сентябре 1939 года в Мурманск вошли два немецких вспомогательных судна с грузами, предназначенными  для предполагаемой базы снабжения германского военно–морского флота в Арктике. Опытный разведчик, капитан 1-го ранга, военно–морской атташе в СССР барон Баумбах должен был установить  возможность предоставления Советским Союзом баз в районе Кольского полуострова, портов Мурманск и Владивосток(!).

Немецкая база «Базис Норд» в губе Западная Лица в Мотовском заливе.

Секретная база «Базис Норд» была частично отстроена немцами, но нет никаких точных данных о её структуре и наличии подскальных гротов, хотя именно подводные лодки должны были стать её главными завсегдатаями. До оккупации Норвегии Германия очень рассчитывала на этот её единственный опорный морской пункт на севере Европы и всячески форсировала его создание. Базис Норд просуществовала недолго, около полгода, и в мае 1940 прекратила своё существование.

В результате переговоров место для оборудования «Базис Норд» было выбрано в губе Западная Лица в Мотовском заливе, куда немецкие корабли могли заходить скрытно практически в любое время года. Но помимо этой базы германские представители попросили предоставить  им еще одну бухту у Тихоокеанского побережья, к северу от  Владивостока. Не надо быть военным стратегом или дипломатом, чтобы не понять замыслов Германии и Японии в 1939 году, но Советский Союз в лице его руководства, как военного, так и политического, тогда проявили удивительную  логику, граничащую с  преступлением.

В октябре 1939 года барон Баумбах  получил новое задание. Оно касалось проводки немецких вспомогательных крейсеров Северным морским путем в обоих направлениях. Москва согласилась  обеспечить проводку немецкого торгового судна «Дунай» (на самом деле вспомогательного крейсера «Комет»)  в Тихий океан летом 1940 года!

Немецкий крейсер (рейдер) «Комет».

Оккупация Норвегии дала возможность германскому флоту получить защищенные порты в норвежских фиордах и контролировать коммуникации союзников в Арктике. Немецкие войска вышли непосредственно к северным границам СССР и проблема «Базис Норд» на Кольском полуострове отпала, что  позволило избежать  неизбежного конфликта между Англией и Советским Союзом. Но решение о проводке «Комет» осталось в силе.

А. Безносов, автор публикации «Секрет «Базис Норд» в «Военно-историческом журнале» (1990, №7), сообщал, что корабль был вооружен, экипаж его состоял из 270 человек. Ими командовал  капитан 1-го ранга Роберт Эйссен. 3 июня 1940 года судно вышло в рейс из порта Гдыня. На его борту имелась самая  современная аппаратура радиоперехвата, радиопеленгования и гидроакустического наблюдения. Вдоль побережья Норвегии  крейсер шел в сопровождении тральщика, маскируясь под советский ледокольный пароход «С. Дежнев», а к острову Колгуев «Комет» подошёл  уже как немецкий транспорт «Дунай».

Почти  месяц они находились в Кольском заливе, ведя гидрологические  и метеорологические наблюдения, съемки побережья и приобретая опыт боевой подготовки экипажа в условиях плавания в арктических водах. 14 августа Р. Эйссен получил разрешение  следовать в пролив Маточкин Шар для встречи с ледоколом «Ленин». Взяв на борт двух советских лоцманов – опытных полярных капитанов, «Комет» – «Дунай» вышел в Карское море. Натолкнувшись на мощные льды, возвратились к Новой Земле.

Капитан дальнего плавания Д.Н. Сергиевский.

Капитан дальнего плавания Д.Н. Сергиевский.

Наши лоцманы Д. Сергиевский и А. Казельский не могли не обратить внимание на военную организацию и  необычную деятельность на борту «транспорта» – круглосуточные дежурства радистов в специальном помещении. При первой возможности они сообщили об этом руководителю операции по проводке судов в Западном секторе Арктики М.И. Шевелеву. Оставалось лишь  всеми мерами затягивать  продвижение «Комет» на восток, и, ссылаясь на  тяжелую  ледовую обстановку, вернуть корабль обратно.

Тем не менее, в море Лаптевых эстафету  сопровождения от ледокола «Ленин» принял ледокол «Сталин». Обходя ледовые поля и ломая молодой лёд, «Комета» вошла в Восточно–Сибирское море. Восточнее Медвежьих островов  ее встретил флагманский ледокол «Каганович» с начальником операций в Восточном секторе Арктики  капитаном А.П. Мелеховым.

Ледокол «Лазарь Каганович». Певек, лето 1939 года.

Ледокол «Лазарь Каганович». Певек, лето 1939 года.

Только к 1 сентября 1940 года корабли преодолели тяжелые льды, далее на восток до Берингова пролива,  их путь был свободен от  льда. Но именно к этому времени ледокол «Каганович» неожиданно застопорил машины и А.П. Мелехов  сообщил, что из Москвы поступил приказ прекратить движение на восток и провести «Комет» в обратном направлении, так как в Беринговом проливе замечены американские сторожевые корабли и подводные лодки. 2 сентября, находясь в Чаунской губе, Р. Эйссен сделал следующее заявление: «…Поскольку я располагаю полномочиями из Берлина действовать на месте по собственному усмотрению, независимо от приказа из Берлина или Москвы, следую восточным курсом самостоятельно, причем ответственность за все возможные последствия принимаю на себя». После очередных переговоров с Москвой,  все возражения советской стороны были сняты. Р. Эйссен поблагодарил лоцманов  за проводку его корабля, и далее «Комет» продолжил свой путь по Северному Ледовитому пути самостоятельно.

komet_05

Таким образом, путь по Северному Ледовитому океану немецкий корабль прошел  от Маточкина Шара до Берингова пролива (свыше 3300 миль) за рекордно короткий срок – 23 суток. Ранее самая короткая проводка советских судов  этим же маршрутом занимала 26 суток. Вскоре после завершения этой операции Берлину был выставлен счет на 950000 марок за расходы советской стороны.

Но это далеко не все последствия странной сделки. Проводка военного корабля в Тихий океан  самим коротким  и безопасным путем проходила  в разгар боевых действий  Германии, Англии на море. Сведения о навигационном оборудовании Северного морского пути позволили германскому штабу руководства  войной на море заблаговременно развернуть систему радиометеостанций на арктических островах Северного Ледовитого океана, что позволило немецким специалистам подготовить секретные инструкции о плаваниях в арктических морях, особенно в начальный период войны.

Командир «Komet» капитан цур зее Роберт Эйссен.

Командир «Komet» капитан цур зее Роберт Эйссен.

Наконец, за 17 месяцев автономного плавания «Комет» впоследствии, выйдя на просторы Тихого океана, потопил 9 судов союзников общей грузоподъемностью 65000 тонн и захватил голландское судно с грузом олова и каучука. Корабль обогнул мыс Горна и благополучно завершил кругосветное путешествие, длиной  90000 миль. В 1941 году Р. Эйссен стал контр–адмиралом. В 1953 году он опубликовал свои мемуары в прессе. Таковы были последствия секретного советско–германского договора 1939 года.

Немецкий крейсер (рейдер) «Комет», замаскированный под японское судно «Токио-Мару».

Немецкий крейсер (рейдер) «Комет», замаскированный под японское судно «Токио-Мару».

Гитлеровское командование рассчитывало сорвать нашу арктическую навигацию 1942 года, стремясь показать, что Севморпуть даже за тысячи миль от фронта будет находиться под ударом немецкого флота. Эта акция была намечена  на вторую половину августа – начало сентября не случайно: именно в это время через Карское море должны были пройти в обоих направлениях несколько караванов с американскими грузами по ленд-лизовскому соглашению. Об одном из них, вышедшем в начале июля из бухты Провидения на запад, противнику заблаговременно сообщила японская разведка. Фашистские корабли намеревались поставить  мины в наших водах, обстрелять порты и стоянки судов на острове Диксон, в Нарьян–Маре, Амдерме, потопить советские рыболовные суда.

Немецкий тяжелый крейсер «Адмирал граф Шпее» («Admiral Graf Spee»).

Немецкий тяжелый крейсер «Адмирал граф Шпее» («Admiral Graf Spee»).

В ночь на 27 августа немецкий тяжелый крейсер «Адмирал граф Шпее» обошел часть острова Старый Диксон и остановился в проливе Вега, у входа в гавань. Немцы открыли огонь сразу, рассчитывая быстро потопить советские корабли и войти в гавань. В корпусе СКР-19 образовались две большие пробоины, погибли шесть моряков, еще 21 получил ранение (один вскоре умер). Сторожевик сумел выбраться из сектора обстрела, однако полученные повреждения привели к тому, что он сел на грунт. За время боя его артиллеристы выпустили по врагу 35 снарядов, но нанести заметных повреждений врагу не смогли.

Затем загорелся «Революционер», получив два прямых попадания. Немецкий капитан уже предвкушал десант и победу. Но в этот момент заговорила береговая батарея Диксона. 152-миллиметровые орудия били достаточно точно — несмотря на большое расстояние и плохую видимость. Некоторые снаряды падали всего в полукилометре от немецкого крейсера. Но, чтобы захватить советский порт, «Шеер» должен был подойти ближе и поставить свои борта под прямые удары советских артиллеристов.

Рисковать немцы не захотели. Крейсер еще обстрелял Диксон, сбил мачту радиоцентра, зажег хранилище дизтоплива, разрушил жилые дома. Однако штурмовать порт он не решился и ушел восвояси. Ущерб от обстрела порта был ликвидирован через пару дней.

Если в 1942 г. в западном секторе Арктики сложилась напряженная обстановка, то в восточном секторе она была  более благоприятная. Тем не менее, советские суда заграничного и каботажного плавания, совершавшие рейсы в советские порты тихоокеанского побережья – Совгавань, Нагаево, Петропавловск – Камчатский, Провидения и др, задерживались, подвергались досмотру японскими военными властями  и в ряде случаев под разными необоснованными предлогами конвоировались в порты Японии.

Пароход «Перекоп» (первое название Dampen). Построен в 1922 году в Англии, на верфи Forth SB. В СССР с 1935 года, с сентября 1936-го — в ДВМП. 18 декабря 1941 года был потоплен японскими бомбардировщиками.

Пароход «Перекоп» (первое название Dampen). Построен в 1922 году в Англии, на верфи Forth SB. В СССР с 1935 года, с сентября 1936-го — в ДВМП. 18 декабря 1941 года был потоплен японскими бомбардировщиками.

Только за 1943 год  японскими вооруженными кораблями было задержано 18 судов, везущих грузы для СССР.  Хотя еще до начала войны Советского Союза с Японией были определены зоны действия морских, воздушных и сухопутных сил СССР и США. Разграничительная линия между зонами проходила в 90-120 милях от материка в Японском море и в 15 – 25 милях от нашего побережья в Тихом океане и Беринговом море, и поэтому корабли Дальневосточного  пароходства стал сопровождать пограничники, члены команды по охране судов. Обычно их было 10 человек: начальник, политрук, командир отделения и 7 красноармейцев. Кроме того, в связи с активной работой японской разведки на Камчатке личный состав  27 застав Камчатского погранокруга был доведена до 31 человека каждая. А с марта 1942 года охрана судов заграничного плавания была передана Военно–морским силам СССР.

Звено бомбардировщиков Боинг В-29 «Суперфортресс» из 73-го авиакрыла ВВС США над горой Фудзияма, 1945 год.

Звено бомбардировщиков Боинг В-29 «Суперфортресс» из 73-го авиакрыла ВВС США над горой Фудзияма, 1945 год.

Интересно, что с начала войны на Тихом океане правительство США настойчиво запрашивало Сталина о возможности создания на советской территории  (где–то под Владивостоком) своей авиабазы  для того, чтобы американские бомбардировщики, взлетая с филиппинских аэродромов, после сброса бомб  на Японию могли садиться на советской базе и пополнить боезапас. Тогда Сталин ушел от обсуждения данной темы, справедливо полагая, что подобное решение проблемы взорвало бы Пакт о нейтралитете с Японией и спровоцировало бы японо–советскую войну. К этому СССР, с трудом выносящий тяжесть борьбы  с гитлеровцами, не был готов.

После Сталинградской битвы, сражения на Курской дуге японский Генеральный штаб не мог рассчитывать на помощь своих союзников, в частности, Германии и отказался от  вступления в войну с СССР, хотя  на территории марионеточного государства Манчжоу-го размещалась миллионная Квантунская армия и у границ СССР были сосредоточены 1215 танков, 6640 орудий и минометов, 1900 боевых самолетов.

Американская артиллерия ведёт огонь по японским позициям. Луссон, май 1945 год.

Американская артиллерия ведёт огонь по японским позициям. Луссон, май 1945 год.

Американские войска в тяжелых боях к началу 1945 года выбили японские гарнизоны с Филиппинских островов.

Лишь к концу 1944 года в Японии резко обострились противоречия между сторонниками продолжения войны и политиками, готовыми к поискам компромиссов с США и их союзниками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *