Из истории речного транспорта на Колыме

Река Колыма в районе Среднеколымска. 1929 год.

Река Колыма в районе Среднеколымска. 1929 год.

Начало

Открытие в Колымском бассейне богатых месторождений золота предопределило создание в нем крупного промышленного очага. С этой целью постановлением Совета Труда и Обороны от 13 ноября 1931 года был создан Государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе верхней Колымы, преобразованный в марте 1938 году в Главное управление строительства Дальнего Севера (Дальстрой).

Создание этой государственной организации послужило началом транспортного освоения Колымы. Однако отсутствие шоссейных дорог и воздушного сообщения значительно затрудняло снабжение продовольствием и техникой открывающиеся прииски и население горных предприятий. Поэтому руководители Дальстроя обратили особое внимание на развитие речного транспорта по центральной водной магистрали — реке Колыме.

Члены экспедиции Молодых вершине Станового водораздела. 1929 год,

Члены экспедиции И.Ф. Молодых вершине Станового водораздела. 1929 год.

Экспедиция И.Ф. Молодых в 1928—1929 годах исследовала реку Колыму и доказала возможность регулярного судоходства из участке до Среднеколымска, выработала план организации судоходства и схему снабжения Колымско-Индигирского края. 

Для снабжения приисковых районов в начале декабря 1930 года НКПС для организации судоходства издал приказ об организации Колымского управления водного транспорта, однако не создал его в связи с передачей функций вновь созданному Наркомводу.  С ноября 1931 года было организовано Колымо-Индигирское райуправление Ленского управления речного транспорта (ЛУРТа) Наркомвода, с 5 февраля 1932 года — самостоятельное пароходство КИУРТ, с непосредственным подчинением Наркомводу. 22 декабря 1932 года создано Колымское речное управление «Дальстроя» (позднее — Управление Колымо-Индигирского речного пароходства). В первоначальный период роль начальника вновь созданного пароходства исполнял капитан «Ленина» Иосиф Самойлович Горовацкий.

Было начато строительство морского порта в бухте Амбарчик (устье реки Колымы), откуда в июне 1933 года на Среднекан прибыли первые пароходы с грузами.

Река Колыма стала служить средством продвижения в глубь континента восточного участка Северного морского пути. В начале 30-х годов начался массовый завоз грузов и людей на Колыму срезу тремя водными путями. По Северному морскому пути из Архангельска, Мурманска, с Дальнего Востока через Берингов пролив и из Иркутска по реке Лена.

Шхуна Дальгосторга «Пионер» на реке Колыма. 1929 год.

Шхуна Дальгосторга «Пионер» на реке Колыма. 1929 год.

В 1931 году, к моменту прихода ледокольного парохода «Ленин» на Колыме работали: паровой катер «Ленин» постройки 1914 года, в 25 сил, такой же катер «Чукча», пароход «Якут» японской постройки, 24-сильный прогулочный катер, шхуна «Пионер» (бывшая американская «Ном») и несколько катеров-кавасаки.

Ледокольный пароход «Ленин»

Осенью 1929 года в Иркутск из Японии, с судоверфи «Мицубиси», начали поступать детали и части этого парохода, откуда они перебрасывались к месту сборки, в Жигалово.

В Тихом плесе был изготовлен временный стапель для сборки корпуса, в конце января следующего года приступили к работам и уже 31 мая готовый корпус был спущен на воду.

В Киренске на пароход были установлены громоздкие котлы и механизмы. Котлы такого веса, каждый в 22 тонны, шли на Лену впервые — один из них был перевезен на санях зимой тракторами, другой поступил в Качуг в июне, откуда его сплавили на карбазах до Киренска.

Японские шеф-монтеры не приехали и все вопросы пришлось решать на месте: уже к 1 июля 1930 года готовность парохода составляла 60 %. А.И. Яшин, работавший тогда на Красноармейском заводе в Киренске, вспоминал: «Все чертежи были на японском и английском языках. Нашли переводчика и по его указаниям производили монтаж. Помогали старые дедовские методы, ваги и вороты. Незаменимую помощь оказал К.И. Пласкеев, который ещё до революции прославился на Лене как специалист — такелажник»

ship_buk_lenin_001

Ледокольный пароход Ленин перед первым испытательным рейсом в Тяпушкином затоне (бывший затон иркутской купчихи Татьяны Громовой) в городе Киренске, 18 сентября 1930 года.

18 сентября 1930 года «Ленин» вышел в первый рейс до Якутска, вызвав «волнующий интерес» — вертикальные машины общей мощностью 500 сил, крепкий ледокольный корпус, радиостанция — всё по последнему слову техники.

Говорят, что в каюте капитана на стене висел изящный топор. Никто не знал точного его назначения, но одна из версий такова, что якобы по тогдашним японским законам капитан мог этим топором казнить непослушного матроса.

А в 1931 году Наркомвод решает перебросить пароход для работы на реке Колыме, чтобы организовать там регулярное судоходство.

22 августа 1931 года в 16 часов «Ленин» дал в Якутске прощальный гудок. Забункеровавшись в поселке Сангар-Хая углем, пароход продолжил свой рейс на Колыму. 14 сентября 1931 года в 10 часов утра «Ленин» прибыл к месту назначения и был торжественно встречен в Нижнеколымске.

Нижнеколымск. 1929 год.

Нижнеколымск. 1929 год.

И в тот год не потребовались оленьи упряжки, чтобы перебрасывать продовольствие и другие товары в верховья Колымы, их перевез за несколько рейсов ледокольный пароход «Ленин».

До 1935 года капитаном парохода «Ленин» во время работы на Колыме был Горовацкий Иосиф Самойлович,

Проработав много лет на Колыме, пароход «Ленин» был возвращен на Лену и в 1961 году переоборудован в теплоход. Так началась вторая жизнь судна, которая продолжалась до 1971 года.

Первые перегоны

1931 год

В 1931 году Наркомвод, несмотря на отчаянное сопротивление пароходства, решает перебросить «Ленина» на Колыму. Руководство экспедицией было поручено полярному капитану А.П. Бочеку. Риск был велик и капитан дальнего плавания А.П. Бочек довольно скептически оценивал пароход.

Но 20 июля 1931 года вопрос о плавании был решен — в Якутске бригада мехмастерских ЛУРПа под руководством инженера Л.А. Эстеркеса провела дооборудование парохода.

В состав команды вошли речной капитан И.С. Горовацкий, лоцманы А.П. Марков и М.М. Пшенников, в «морском» составе были стармех С.К. Мазанка, старпом А. Белохов, радист В. Востряков.

22 августа  1931 года пароход «Ленин» вышел в рейс. После бункеровки в Сангарах начались посадки на мель. Двигаясь через перекаты, 28 августа пароход достиг Жиганска. 11 сентября в 2 часа дня пароход попал в тяжелые льды. Несколько раз заклинивало винты и машинная команда вручную проворачивала валы. Казалось бы, положение сложилось безнадежное, но к полудню 12 сентября ветер все-таки разогнал тучи и мглу, и, к радости экипажа парохода, в трех-четырех милях впереди по курсу, словно мираж, возник корпус большого морского судна. Это был стоявший на якоре у устья Колымы морской пароход «Лейтенант Шмидт», доставлявший из Владивостока груз для жителей колымских районов. 14 сентября 1931 года в 10 часов утра «Ленин» был торжественно встречен в Нижнеколымске.

Прибывший ледокольный пароход «Ленин» стал флагманом Колымского речного управления Дальстроя.

1932 год

Пароход «Партизан» заканчивает ремонт. Начинается подвижка льдов. Весна 1934 года.

Пароход «Партизан» заканчивает ремонт. Начинается подвижка льдов. Весна 1934 года.

В 1932 году к перегону на Колыму готовился флот — новые 150-сильные буксиры с клапанными паровыми машинами «Якут», и «Партизан», собранные на стапелях Красноармейского затона в Киренске и старый пароход  «Пропагандист». Предполагаемый к перегону «Пропагандист», возглавляемый капитаном А.Д. Богатыревым, был возвращен уже из Тикси на Лену ввиду его ветхости.

Главой парохода «Партизан» был назначен знаменитый глотовский капитан, затем капитан Красноармейского затона Кондратий Иванович Пласкеев.

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков» во льдах.

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков» во льдах.

30 августа 1932 года имея на буксире колесные пароходы «Партизан» и «Якут», чтобы отвести их на Колыму, ледокольный пароход «Александр  Сибиряков» под командованием капитана В.И. Воронина вышел из бухты Тикси и подошел к устью Колымы 3 сентября, откуда буксируемые «Александром  Сибиряковым» пароходы пошли в Колыму самостоятельно

Также в навигацию 1932 года был резко увеличен масштаб операции на линии Владивосток-Колыма, и в этом же году понадобилось перебросить в устье Колымы 11000 тонн грузов.

Руководство Северо-восточной полярной экспедиции 1932-33 годов.

Руководство Северо-восточной полярной экспедиции 1932-33 годов.

Для этого была организована Северо-восточная полярная экспедиция 1932 года, и состав которой вошло шесть грузовых пароходов («Анадырь», «Север», «Сучан», «Микоян», «Красный Партизан» (изначально «Григорий Зиновьев») и «Урицкий»), ледорез «Литке» и парусно-моторная шхуна «Темп». Руководство этим  караваном было поручено Николаю Ивановичу Евгенову.  Из-за крайне неблагоприятного состояния льда у Чукотского побережья суда достигли Колымы только 4 сентября.

Плохие разгрузочные условия в устье реки Колымы и позднее время года позволили разгрузить только около половины всего груза (около 5 тыс. тонн грузов).

В конце сентября, не имея возможности достигнуть в том же году Берингова пролива, суда стали на зимовку в Чаунской губе около острова Payтан. 

Суровый переход 1933 года

Посёлок Среднекан. 1928 год.

Посёлок Среднекан. 1928 год.

В навигацию 1933 году совершен первый рейс из Амбарчика в Среднекан. Пароходы «Якут» и «Партизан» вышли из Амбарчика 22 июня, а прибыли в Среднекан 10 июля. В Среднекан было доставлено 500 тонн различных грузов. Кроме этого выполнен рейс с баржей 240 тонн в Родчево (Верхнеколымск).

В 1933 году была организована Лено-Колымская экспедиция по перегону речных судов морем на реку Колыму.

rech_kolyma_001

Руководство Лено-Колымской экспедиции. Начальник экспедиции – П.Г. Миловзоров, пом. начальника – Гольштейн, механик – Чулков, лоцман – Н.С. Горивацкий, начальник ОГПУ Якутии. 1933 год.

Руководителем этой экспедиции был капитан П.Г. Миловзоров – участник многих арктических экспедиций. Он также участвовал и в первых рейсах из Владивостока на Колыму, сыгравших важную роль в снабжении края и вытеснении отсюда иностранной контрабандной торговли, был капитаном парохода «Ставрополь», совершившего в 1923 году первый советский рейс на Колыму.

В 1933 году на Сормовском заводе в городе Горьком (Нижний Новгород) началась сборка деталей корпусов речных пароходов, предназначенных тресту Дальстрой. Суда в разобранном виде доставлялись в верховья Лены на Ленскую судоверфь в городе Качуг, где и производилась сборка.

Покраска парохода «Дальстрой-1» (ДС-1). 1934 год.

Покраска парохода «Дальстрой-1» (ДС-1). 1934 год.

В июле спущен на воду первый из них – «Дальстрой–1» («ДС–1»), следом второй – «Дальстрой–2» («ДС–2»). Тут же на стапелях заложили и 5 барж, но вскоре поняли, что построить их к сроку физически не успевают – вот-вот на море должна начаться северная короткая навигация.

В связи с этим, на заседании Особого Бюро управления треста «Дальстрой» было решено: «Ввиду того, что сборка буксирных пароходов не обеспечена, обязать Наркомвод выделить с Лены вместо незаконченных постройкой и перевести на Колыму пароходы «Революционный», «Колхозник»», «Леонгард» и «Блюхер»». Немногим позже от последнего отказались ввиду полной его ветхости…

Решение это, как показали дальнейшие события, было в корне неверным и предопределило жуткую трагедию на море. Тот же В.И. Воронин, капитан советского ледокольного флота, полярный исследователь, участник многих советских экспедиций в Арктике, называл все Ленские пароходы «велосипедами». И если он отбивался от новенького могучего по тому времени «Челюскина», считая его не годным для Арктики, то, что же говорить о «велосипедах»?

Речные суда и баржи Лено-Колымской экспедиции почти месяц спускались вниз по реке Лене. Вместе с построенными пароходами на перегон пошло и буксирно-пассажирское судно «Революционный». Возглавить экипаж парохода доверили молодому капитану Василию Терентьевичу Таленкову. 

Весь караван перегонных судов благополучно дошел до устья реки Лены, а затем морским путем до порта Тикси – три новых парохода в 150 сил — «Дальстрой-1», «Дальстрой-2» и «Колхозник», вместе с двумя ветеранами — «Леонгардом» (так с 1930 года стал называться «Соболь») и «Революционным», а также 6 барж с грузом 1453 тонны (в основном детали и оборудование).

Буксирно-пассажирское судно «Соболь» (А.И. Громова), с 1930 года - «Леонгард».

Буксирно-пассажирское судно «Соболь» (А.И. Громова), с 1930 года – «Леонгард».

Паровой буксир «Леонгард». Буксирно-пассажирское судно «Соболь» (А.И. Громова),  с 1930 года – «Леонгард», 2 колеса. Участвовал в гражданской войне (в 1922 году вооружен 4 пулеметами). В 1933 году переведен на Колыму, где с 1944 года назывался «О. Кошевой», списан в 1952 году

В бухте Тикси этот караван речных судов ожидал ледокольный пароход «Ленин» для дальнейшей проводки их по Восточно-Сибирскому морю в порт Амбарчик в устье реки Колымы. 

Суда Лено-Колымской экспедиции в Тикси. 1933 год.

Суда Лено-Колымской экспедиции в Тикси. 1933 год.

На речных судах была проведена необходимая подготовка к морскому перегону на Колыму. Поставлены дополнительные крепления, накрепко задраены иллюминаторы, в рубках поставлены морские компасы, появились морские карты и приборы.

В Тикси караван прошел последнюю проверку, и вскоре флагман экспедиции «Ленин» вывел суда в открытое море 14 августа 1933 года…

Павел Георгиевич Миловзоров тревожился: рейс начинался на 16 суток позже запланированного срока, и его тревоги не были напрасными.

К тому же времени в Амбарчике уже собрались морские ледоколы и пароходы, пришедшие по Северному морскому пути: «Красин», «Александр Сибиряков», «Сталин», «Русанов», «Седов» и только что построенный в Дании «Лена» (переименованный перед самым походом в «Челюскин»).

14 августа. Запись из судового журнала парохода «Ленин» 14 августа 1933 года: «Вышли обратный рейс Лена – Колыма – б. Тикси – б. Лукса. На буксире пять судовых радиостанций».

16 августа, через двое суток после выхода в море, начал усиливаться ветер, речные плоскодонные суда испытывали резкую бортовую качку, скорость снизилась до двух узлов, появился дрейф в сторону берега.

17 августа. Запись из судового журнала парохода «Ленин»: «Вахта с судами Лено-Колымской экспедиции, передача распоряжений, прием сводок о состоянии судов, прочая работа».

Начался шторм, усилились качка и ветер. Как-то поведут себя маленькие колесные речные пароходики в условиях разбушевавшейся морской стихии? 

18 августа.  Из журнала судовой рации флагмана Лено-Колымской экспедиции парохода «Ленин»: «18 августа 1933 года в 18 часов 10 минут стоим у стамухи, все суда на приколе».

Караван судов пробивался через пролив Лаптева в Восточно — Сибирское море, где бушевал шторм силою в 6 баллов. Корабли гнало к Меркушиной стрелке – где-то рядом была Хромская губа и оттуда рукой подать до бара Индигирки…. Однако сильный северный ветер спутал все расчеты, шторм не пропустил караван судов дальше на восток…

Суда Лено-Колымской экспедиции под защитой стамухи. 1933 год.

Суда Лено-Колымской экспедиции под защитой стамухи. 1933 год.

С пароходов заметили в стороне огромных размеров льдину, «стамуху», плотно сидящую на банке, весь караван укрылся за высокую торосистую льдину, зацепившись за нее якорями. Но шторм всё крепчал, удерживаться под прикрытием «стамухи» становилось всё труднее.

Пароход «Революционный»

Пароход «Альфред» с баржей». С 1920 года пароход стал называться «Революционный».

Пароход «Альфред» с баржей на реке Лена. С 1920 года пароход стал называться «Революционный».

Буксирно-пассажирское судно «Альфред» (Лензолото), с 1920 года – «Революционный».

Был изготовлен на Сормовский завод, в городе Нижний Новгород (Горький). Перевезён тремя большими секциями по железной дороге до Иркутска, а затем на лошадях 200 км до верховья Лены до Жигаловского затона (Качуг), где и была произведена сборка в 1912 году.  Назван в честь сына управляющего барона Гинцбурга. Пароход «Альфред» был в то время самым комфортабельным пассажирским пароходом на Лене. 

  • Буксирно-пассажирское судно с 2 колёсами, железный корпус;
  • размеры – 47,25 х 7,63 (14) х 2,28 х 0,8 (0,9) метров, 5 переборок;
  • машина тройного расширения, наклонная, с инжекционным холодильником, 240 л.с, 44 оборота, 1 пролетный котел (12 атм.);,
  • грузоподъемность — 90 т (в грузовом трюме), на буксире — 30 тыс. пудов, 340 пассажиров.

Вот как описывал пароход «Революционный» Г.Г. Пуляевский, который после войны возглавлял Северо-Якутское пароходство: «Я работал на нем в 1929-30 годах. Это было комфортабельное судно с прекрасным салоном.

При входе в него, по обеим сторонам коридора, было по каюте – люкс. Вход в первый класс шел по красивой лестнице из салона, в стенах были вделаны большие зеркала, стояли красивые столики, вдоль торцевой стенки шел диван с мягкой обивкой и стол, за которым обедал комсостав, иногда пассажиры.

На потолке бросались в глаза плафоны в виде тюльпана, а сам потолок был выкрашен с постройки какой-то особо прочной, приятной на цвет эмалью и его никогда не перекрашивали, а только слегка мыли. Все стены были отделаны линкрустом с красивым рисунком…

Якорь поднимался паровым шпилем, имелась и рулевая паровая машина, но она была маломощная, особенно на Витиме, поэтому пользовались постоянно ручным управлением…

Имелся багажный трюм для перевозки клади и почты и, наконец, экипаж очень гордился мелодичным, приятным на звук гудком». 

Хроника катастрофы. Гибель парохода «Революционный»

19 августа, шторм резко усилился. Относительно спокойное утро к обеду сменилось еще более яростным разгулом стихии. Волны, словно огромные кувалды, били в «стамуху», сами рассыпаясь в пыль и разбивая льдину. И крепкая льдина начала колоться. Вокруг каравана образовалось сплошное крошево льда.

Шторм в Полярном море. разрушение стамухи. 1933 год.

Шторм в полярном море. Разрушение стамухи. 1933 год.

19 августа. 10 часов 39 минут. «Срочно Миловзорову. Лед отрывается огромными глыбами, стоять становится невозможно и даже на месте «Ленина». Гольдштейн».

10 часов 45 минут. «Леонгард». «Надо держаться до крайности, постепенно начиная отчаливаться, передавая буксир на легких концах, чтобы легче было отойти связанными от стамухи. Миловзоров».

Но удержаться у стамухи, под ее прикрытием уже почти невозможно, и Миловзоров принимает решение: «Всем судам Лено-Колымской экспедиции. Придется сплывать… Сплыв от стамухи, немедленно счаливайтесь со своими баржами и держитесь за стамухой.

Суда Лено-Колымской экспедиции под защитой стамухи. Август 1933 года.

Суда Лено-Колымской экспедиции под защитой стамухи. Август 1933 года.

После того как все будут со своими баржами, будем пытаться сделать общую счалку, как было, но с изменениями. «Революционный» пойдет за «Леонгардом», а затем «Колхозник» и все остальные суда. Миловзоров»

Караван должен собраться, вместе будет легче, быстрее можно будет оказать помощь друг другу. Удастся ли сделать общую счалку? «Леонгард» — «Ленин», Миловзорову. Оторвало от льдины, дрейфуем, имея на буксире баржу «ДС-3», руля пароход слушает плохо, руль немного смят льдом… Троицкий».

«Революционный» — «Ленин», Миловзорову… чалку отрубили, идем полным, держимся, пока помощь не требуется. Таленков».

Обломками льдины оторвало баржу, которую попытался перехватить пароход «Леонгард». Волной баржу бросило на пароход, от удара на пароходе был оторван бушприт, сорван фальшборт, упали в воду мачты с антенной, ушел в воду вместе с цепью якорь, а в корпус начала поступать вода.

На помощь «Леонгарду» пошел флагман экспедиции – буксирный пароход «Ленин» и в этот же момент в эфире прозвучал сигнал бедствия с «Революционного», у которого обломок льдины сделал пробоину, а обломками льда забило помпы пассажирского парохода.

14 час. 05 мин. «Революционный» — «Ленин», Миловзорову… Машине и первом классе выступила вода, откачке не поддается. Капитан Таленков».

Все труднее и труднее приходится «Революционному». Шторм нанес ему наибольшие повреждения, и пароход может стать жертвой стихии. Миловзоров отдает приказ судам, находившимся вблизи «Революционного», спешить к нему на помощь. Принимаются все меры по оказанию помощи «Революционному», по спасению людей.

Положение создалось критическое — подошедший «ДС-1» с трудом закрепил швартовы и приступил к спасению пассажиров. 

15 час. 24 мин. «Ленин» — «ДС-1» и «ДС-2», капитанам. При оказании помощи в первую очередь берегите людей на «Революционном» — не оставляя также усилий оказать помощь пароходу. Мы идем к вам на соединение совместно с «Леонгардом». Миловзоров».

15 час. 45 мин. «Судам, помогающим «Революционному». Если удастся взять «Революционный» на буксир, то укройте его за стамухой, где есть возможность иметь хотя бы маленькое затишье и надежду что-либо сделать для него. Миловзоров».

Пароход «Революционный».

Пароход «Революционный».

Но подойти к «Революционному», чтобы взять его на буксир, очень и очень трудно. Шторм расходился, разыгрался не на шутку, судно не слушается руля. Связь очень неустойчива, трудно расслышать позывные судовых радиостанций. Сквозь сплошной вой, напор ветра суда все же идут на помощь «Революционному», пытаются подать буксир «Революционному», чтобы отбуксировать его к стамухе.

16 час. 29 мин. «Революционный» от стамухи далеко, у нас не хватит силы его дотащить, по всей вероятности, стамуха разрушена, полагаю снять только людей. Троицкий».

16 час. 35 мин. «ДС-1», капитану. Действуйте так, но после пытайтесь с помощью кошки забросить буксир и все же стремиться вести его к стамухе, где главная основа еще, безусловно, цела и за ней не лишена возможность укрыть «Революционного», а если удастся, то и откачать его. Миловзоров. Зажгите свои огни для ориентировки подхода».

17 час. 28 мин. «Миловзорову. У «Революционного» ломаются надстройки, пароходы «ДС-1» и «ДС-2» пробуют дать буксир на поплавке, суда рулю не повинуются».

17 час. 30 мин. «Спасающим судам. Старайтесь держать работу спасения в дисциплинированном порядке, не допуская паники. Действуйте, как найдете необходимым. Мы с «Леонгардом» продвигаемся к вам… Попытки после спасения людей отбуксировать оставленный пароход при помощи кошек за стамуху до последнего момента не оставляйте, это ваше дело после спасения людей. Миловзоров».

18 час. 00 мин. «Капитанам «ДС-1» и «ДС-2». Как ни тяжело, все же исполняйте свой долг, добивайтесь дать буксир или даже забросить на бак якорь, чтобы возможно было добиться подачи буксира. По моему мнению, единственное, что может спасти людей и пароход,— это добиваться поддержки его против зыби, тогда жизнь на борту будет давать возможность держаться на ногах и что-либо сделать в отношении принятия буксира или подачи такового. Держитесь стойко этой меры. Как положение со спасением людей? Миловзоров».

Начальник экспедиции П.Г. Миловзоров внимательно следит за ходом спасательной операции, предлагает судам, находящимся вблизи «Революционного», принять все меры по спасению парохода, постоянно напоминает, что главное — это люди, требует не рисковать жизнью пассажиров и моряков.

Но положение становится все более угрожающим. Неоднократные попытки приблизиться к «Революционному» оканчиваются неудачей.

19 час. 08 мин. «Судам «ДС-1» и «ДС-2». Оставляем «Леонгард» у мелкого места на якоре баржи сами следуем полным ходом вам на помощь. Не оставляйте мысли бросить попыток снять людей с «Революционного». Миловзоров».

В 20 часов 15 минут раздался сигнал: «SOS», «SOS», «SOS», «SOS» – пароход «Революционный» тонет океане. Ледовитом океане на пути Колыму тонет пароход «SOS», «SOS», «SOS». Спасите пассажиров, имею много пассажиров… «SOS», «SOS», «SOS».

В 21 час 30 минут радист «Революционного» передает – «Революционный» тонет. Находится долготе 145, широте 72°35′. Много пассажиров. До последнего момента буду информировать подробностях…»

Экипажи подошедших судов начали спасать пассажиров. На борт «ДС-1» подняты сорок восемь человек, из них двадцать одна женщина, четырнадцать детей. Затонула носовая часть «Революционного», положение тяжелейшее.

Спешат, торопятся на помощь «Революционному» остальные суда. Но штормовой ветер и громадные волны не дают возможности идти полным ходом, не позволяют приблизиться к «Революционному». Команда «Революционного» продолжает упорно бороться за плавучесть парохода, предпринимаются попытки остановить течь, заделать пробоины. Никто не впал в панику, все остаются на своих местах. «Революционный» продолжает борьбу.

«Состояние и вид парохода «Революционный» в этот момент не оставлял надежд. Кают-компания на носовой палубе разбита волной, пролеты надстроек снесены в море, каюты, расположенные по обносам, отвалились – вспоминал капитан парохода «Ленин» А.М. Миронов – пассажиры, среди которых было 25 женщин и дети разного возраста, собрались на корме под тентом, чувствуя неизбежную гибель «Революционного»— слышались мольбы «спасите». В это время пароход «ДС-1» выброской подал швартовые концы, которые были закреплены и сразу же успели перескочить несколько мужчин, в том числе и старпом Чудинов.

Волной вырвало кнехты, оборвался трос, «ДС-1» отнесло, вторично он сумел подойти минут через 30 и вновь были поданы швартовы. Не мешкая, начали перебрасывать из рук в руки детей, в этой суматохе две женщины, пытавшиеся самостоятельно перейти с парохода, упали между двух судов. Их вытащили и тут же чуть не убило вырванным шпилем, упавшим в воду. Пароходы опять отнесло в разные стороны. В третий раз, встав метрах в 15 – 20, переправляли женщин, привязывая их к швартовым. Оставшихся на «Революционном» двоих грудных ребят переправили с помощью троса в деревянных чемоданах. И на этот раз концы не выдержали, лопнули, успели только привязать к бросательному концу последнюю оставшуюся женщину, которую подобрали с воды. Пароход «Революционный» затонул с небольшим дифферентом на нос».

Радист В. Лаур (позывной РМХХ) до последней минуты оставался на связи и его коллеги вслушивались в сообщения, бессильные чем-либо помочь: «Вода дошла до пола рубки… заливает рубку… сейчас вода дойдёт до аккумуляторов… прощайте, товарищи!».

«Когда на «Революционном» осталась только команда и одна женщина, нос его зарылся в воду до колес, затем он начал погружаться» – таким запомнил последнюю минуту гибнущего парохода свидетель трагедии А.Г. Козлов, капитан буксира «Дальстрой–1», принимавший в спасении людей самое непосредственное участие.

На «Революционном» находилось 72 человека. 49 из них удалось отнять у рассвирепевшего моря и спасти. Как это получилось, вспоминает все тот же капитан А.Г. Козлов: «Кто-то обвязался тросом, кого-то перетянули на спасательном круге. Одного ребенка перетащили в чемодане, второго завернули в шубу, уложили в ящик, обвязали веревкой и пустили по волне к нашему судну. Две женщины пытались самостоятельно перейти на наш буксир, но не удержались и упали в ревущее море. Их вылавливали баграми. Спасли! Механик Зуденков вывел жену и сына, переправил их на наш пароход, а сам остался на вахте. И больше его никто не видел. Врач Арский, организовавший переправу детей, прыгал в последний момент, но промахнулся и был накрыт корпусом парохода»

Несмотря на усилия, предпринятые капитаном «ДС-1» Алексеем Григорьевичем Козловым, 23 человека так и не удалось спасти, погиб и капитан «Революционного» Василий Терентьевич Таленков.

Капитан парохода «Революционный» Василий Таленков во время шторма сумел оперативно организовать эвакуацию пассажиров, в том числе детей и женщин, среди которых была его молодая жена Александра. Сам Василий Таленков до последней минуты находился на капитанском мостике и ушел под воду вместе с кораблем.

Стихия оказалась сильнее… «Революционный» спасти не удалось. П.Г. Миловзоров сообщил по рации идущему на помощь судам Лено-Колымской экспедиции капитану парохода «Север» Караянову, что жестокий двухдневный шторм от норд-веста разрушил весь караван и что пароход «Революционный» погиб сегодня, двадцатого августа в семь часов утра.

Вдовы погибших с парохода «Революционный».

Вдовы погибших с парохода «Революционный».

Братская могила ленских речников и поныне находится в координатах: 72 градуса 30 минут северной широты и 147 градусов 40 минут восточной долготы. 

Окончание эпопеи

Лишь 28 августа ветер начал понемногу стихать. Пароходы экспедиции, забункеровавшись углем от подошедшего морского парохода «Север», приступили к поиску барж, которые разметало штормом.

Пароход «Дальстрой-2» (ДС-2) у гибнущей баржи. 1933 год.

Пароход «Дальстрой-2» (ДС-2) у гибнущей баржи. 1933 год.

Одна из них была разломлена пополам и команда её спасалась в носовой части, где к моменту подхода флагмана под брезентовым навесом уже дымила наскоро изготовленная из бочки печь. Удалось собрать все оторванные штормом баржи, только одна из них оказалась непоправимо разбита и не подлежала ремонту

Шторм нанес судам Лено-Колымской экспедиции большие повреждения, но сломить воли и мужества участников, экспедиции не смог. Продолжая упорно бороться со стихией, они смогли сохранить на плаву остальные суда и пройти к устью реки Колымы.

Суда Лено-Колымской экспедиции прибыли в бухту Амбарчик. 1933 год.

Суда Лено-Колымской экспедиции прибыли в бухту Амбарчик. 1933 год.

31 августа 1933 года остатки каравана с большими потерями прибыли в бухту Амбарчик. Спасено и доставлено в порт лишь часть груза – 238 из 1453 тонн.

В бухте Амбарчик маленькие, потрепанные речные пароходики были встречены басистыми гудками большетрубных морских пароходов. Морские суда приветствовали мужество и решительность речников, сумевших пробиться к реке Колыме и завершить экспедицию.

Прибывшие пароходы, приняв грузы с морских пароходов, ушли вверх по Колыме.

Руководитель экспедиции, капитан Миловзоров, за эту экспедицию был награжден орденом Ленина.

В память о трагедии 1933 года на Колыме работал пароход «Память 20 августа».

Пароход «Память 20 августа». Якутск, 1934 год.

 

Пароход «Память 20 августа». Якутск, 1934 год.

Пароход «Память 20 августа». Речной буксир, мощностью 250 л.с.. Построен на Сормовском заводе в городе Горьком (Нижний Новгород), собран на на Ленской судоверфи в городе Качуг в 1934 году. В августе 1934 года в составе Лено-Колымской экспедиции совершил переход из Тикси до Амбарчика, работал на реке Колыма. Первый капитан парохода – Александр Николаевич Сутырин. 

Последующие перегоны

Экспедиции, подобные Лено-Колымской, организовывались и в последующие годы.

В 1934 году организована вторая Лено-Колымская экспедиция. Четыре парохода благополучно преодолели путь от Лены до Колымы и до наступления зимних холодов смогли преодолеть путь по Колыме до Сеймчана.

Успешно завершилась и третья Лено-Колымская экспедиция 1935 года. Начальник Лено-Колымской экспедиции 1935 года А.П. Бочек в рапорте руководителям Дальстроя писал: «25 августа Лено-Колымская экспедиция в полном составе без аварий и повреждений прибыла на Колыму. Одиннадцать новых речных судов пополнили колымский флот Дальстроя.
Ваше ответственное задание успешно разрешено в напряженно-короткие дни. Встреченные трудности в Полярном море: шторм, лед, туман и пургу, экипажи вверенных мне судов преодолели мужественно, стойко, по-большевистски.

Уверен, что тщательно подобранные экипажи Лено-Колымской экспедиции образцово покажут себя и на Колыме.

Героическая работа моряков первой северо-восточной полярной экспедиции 1932/33 года нашли сейчас свое удачное завершение в нашем походе».

За успешное, безаварийное проведение третьей Лено-Колымской экспедиции всему личному составу экспедиции была объявлена благодарность. Наиболее отличившиеся участники экспедиции были награждены денежными премиями.

И первый пробный перегон речного судна с Лены на Колыму в 1931 году, и экспедиция Наркомвода в адрес Дальстроя в 1932 году, и Лено-Колымские экспедиции 1933—1935 гг. были значительным вкладом в успешное освоение восточного участка Северного морского пути. Результатом их явилось также основание и дальнейшее развитие речного флота на Колыме.

 Суда речного управления Колымы готовятся к плаванию.

 Суда речного управления Колымы готовятся к плаванию.

После катастрофы с пароходом «Революционный» в 1933 году, в последующие годы перегоны на Яну, Индигирку, Колыму, Анабар проводились практически ежегодно и почти всегда успешно.

По материалам статей С.В. Гунько, Навасардова А.С..

Использованы также материалы сайтов:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *