Хроника УАЗа цвета «марино». 2017 год. День четвертый

Наш Боливар на берегу Колымы. Очередной лагерь для ночёвки.

Наш Боливар на берегу Колымы. Очередной лагерь для ночёвки.

Промозглое утро

Очередное утро нашего путешествия, скажем так не задалось. Проснувшись, первое что бросилось в глаза, так это туман, который только начала подниматься… Все вокруг – сопки, пляж, Колыма, трасса – все было окутано этим серым одеялом. В добавок ко всему, шла мелкая морось, которая незаметно, но методично пропитывала одежду… 

Задерживаться на этом месте уже не имело никакого смысла, пережидать ненастье – время терять было жалко. Позавтракав и свернув лагерь, мы собрались в дорогу. Среднеканский район такой погодой прощался с нами, намекая на то, что лимит солнца и нашего времени пребывания здесь уже исчерпан.

Была слабая надежда по мере удаления от этого места вырваться из такой мерзкой погоды и мы поехали в сторону Усть-Среднекана, и как надеялись, солнца.

Усть-Среднеканская ГЭС

Усть-Среднеканская ГЭС.

Усть-Среднеканская ГЭС.

Через несколько часов наша маленькая экспедиция добралась до Усть-Среднеканской ГЭС. Остановившись на подъезде к мосту через Колыму, мы со стороны посмотрели, оценили размеры этого сооружения, запечатлели его на память. Погода не радовала и здесь, солнце надежно скрывали тучи, а на саму плотину и сооружения наползал туман, спускаясь с сопок.

Мост через Колыму у Усть-Среднекана. 2017 год.

 Мост через Колыму у Усть-Среднеканской ГЭС.

Дорога на Ларюковую

Следующая наша запланированная остановка была у поворота на Кинжал, который в первый раз осматривать не стали, но посещение рудника в моих планах было выбито крупным кеглем. 

Наш Боливар у склона одной из сопок на трассе Усть-Среднекан - Ларюковая. 2017 год.

Наш Боливар у склона одной из сопок на трассе Усть-Среднекан – Ларюковая. 2017 год.

Дорога от Усть-Среднекана до Ларюковой сперва проходит по перевалам  и потом уже спускается на равнину, где уже идет вдоль ручья Таежного. Дорога через перевалы чем-то похожа на тенькинскую трассу, поражая своими обрывами, прижимами у сопок и скалами.

Трасса на Усть-Среднекан. Дорога пробита местами в теле сопок. 2017 год.

Трасса на Усть-Среднекан. Дорога пробита местами в теле сопок. 2017 год.

По сторонам открываются изумительной красоты пейзажи, которыми можно любоваться в хорошую погоду.

Водохранилище Усть-Среднеканской ГЭС. 2017 год.

Водохранилище Усть-Среднеканской ГЭС. 2017 год.

Часть дороги проходит у нового рукотворного моря – водохранилища Усть-Среднеканской ГЭС, чем-то напоминающее по своей безбрежности Колымское море.

К нашему сожалению, на перевалах на правах хозяина нас встретили морось и туман… И такая погода преследовала наш экипаж по всей дороге до Кинжала.

Граница Среднеканского района. Трасса Усть-Среднекан - Ларюковая. 2017 год.

Граница Среднеканского района. Трасса Усть-Среднекан – Ларюковая. 2017 год.

А вот и дорожный указатель, установленный на границе Среднеканского района. За ним уже начинается Ягоднинский район. В рамках именно этого района и пройдут последние дни нашей короткой экспедиции. Кстати, примерно на этом месте и заканчивается часть дороги, идущей по перевалам. Впереди будет уже большей частью равнинный участок.

Пройдя через перевалы и сопки, дорога выходит на равнинный участок. Трасса Усть-Среднекан - Ларюковая. 2017 год.

Пройдя через перевалы и сопки, дорога выходит на равнинный участок. Трасса Усть-Среднекан – Ларюковая. 2017 год.

В свое время в долине ручья Таежный было найдено золото, и долина ручья была перемыта и, причем не один раз. Так что пейзаж по дороге, проходящей вдоль ручья однообразен – с левой стороны сопки, с правой стороны лунная поверхность из перемытой породы, через которую пробивается и несет свои воды ручей Таежный.

Понадеявшись на свою память, я решил, что проехать мимо поворота невозможно и выключил планшет, поставив его на зарядку. Сомнения меня посетили, когда на верстовом столбе промелькнула цифра 8, а поворот то находится за 10 километром.

-Стой! разворачивайся, проехали место.

Юра улыбнулся в усы, УАЗ развернулся и бодро покатил в обратную сторону…

-А я и думаю, что это ты молчишь – философствовал мой водитель.

Вот и поворот на Кинжал, мы свернули с основной трассы и бодро поехали вглубь распадка, считая ямы и канавы.

Рудник Кинжал

После изучения старых карт Генштаба и спутниковых карт уже был очерчен круг примерных поисков – это первый и третий распадок, там были видны и помечены флажками на карте остатки сооружений, отвалы породы и другие следы пребывания здесь человека. Именно эти распадки и были нашей целью.

Первым, кто встретил нас по дороге – была наша любимая потаенная яма.

-Яма!!! – крикнул я Юре, одновременно упираясь ногами и руками во все части кузова машины и пытаясь зафиксировать в пространстве свое тело.

-Я тут все мели знаю, это первая! – промолвил мой друг, когда УАЗ оторвался от земли и приземлился обратно на все свои четыре колеса… Не зря ведь 469-й называют «Козлом».

Удачно преодолев по склону сопки участок размытой дороги, УАЗ прошел по молодой поросли кустарника ещё несколько десятков метров и уперся в груду камней, наглухо перекрывавших дорогу, и делавшей невозможным движение дальше. В этом месте оползень со склона полностью перекрыл доступ для автотранспорта к руднику. Скажу только, что через метров 10-20 дорога снова становиться приемлемой и ведет к разрушенной подстанции.  Вот только проехать по ней уже невозможно, только пешочком…

Итак, дальше дороги не было, мы вышли из машины, чтобы оценить обстановку. А погода нас не баловала, низкий туман, практически без просветов, закрывал большую часть распадков и продолжал спускаться с сопок. Шла мелкая морось, и было совсем не жарко.

-Ну что, пойдешь? – молвил Юра, окинув окрестности взглядом…

-Конечно пойду! Зря, что ли ехали? И когда снова сюда сможем вырваться?

Дядя Юра не захотел меня сопровождать в этом путешествии по распадкам, правда сложно его в этом обвинить – погода совсем не располагала к такому походу.

Мы с Филипповским договорились, что я вернусь максимум через пару часов и пошел собираться. Мой товарищ остался возле машины разбивать лагерь и заниматься костром и чаем.

Из рюкзака был извлечен костюм-дождевик, дабы уберечься от воды с неба и мокрых кустов и веток. Упаковал технику в целлофан, чтобы хотя бы так уберечь её  какое-то время от влаги, положил в карман фальшфейер, в качестве аргумента при встрече с бурым лесником, взял палку для ходьбы и бодро потрусил по направлению к полуразрушенному зданию подстанции, которое еле виднелось в тумане.

Разрушенное здание подстанции. Рудник Кинжал. 2017 год.

Разрушенное здание подстанции. Рудник Кинжал. 2017 год.

Насколько хорош мой легкий костюм, рассказали мне ближайшие кусты, через которые мне пришлось пробираться.

-Чтобы я ещё раз повелся на рекламу! Лучше бы плащ ОЗК (Общевойсковой Защитный Комплект) одел! – занимался я самобичеванием, пробираясь через очередную молодую поросль и медленно пропитываясь водой.

Кусок мрамора. Рудник Кинжал. 2017 год.

Кусок мрамора. Рудник Кинжал. 2017 год.

По дороге с большим удовольствием полюбовался мрамором, которого здесь было много – начиная от маленьких камешков, заканчивая внушительными булыжниками. Они были разного цвета – от чисто белого до розового, с прожилками и вкраплениями других пород. Обычно ничего не беру с мест, где бываю, кроме фотографий, считая это не очень этичным. Тут не удержался и взял с собой одно из таких произведений природы на память, теперь оно украшает мой стол и напоминает о прошедшем лете…

Первый распадок

Наледь на ручье Кинжал. Рудник кинжал. 2017 год.

Наледь на ручье Кинжал. Рудник Кинжал. 2017 год.

У начала распадка, не смотря на колымское лето и июль месяц, ещё лежат сугробы и наледи, оставшиеся от зимы. Из этого можно сделать выводы, что погода особо людей здесь и не балует.

Насыпь рудоспуска. Рудник Кинжал. 2017 год.

Насыпь рудоспуска. Рудник Кинжал. 2017 год.

От дороги вверх по распадку свой путь я держал по насыпи бывшего рудоспуска, по которому руду из шахт доставляли для погрузки на машины.  

Обогатительная фабрика рудника Кинжал была закрыта ещё до окончания добычи касситерита и добытую руду из шахт до места погрузки с сопки спускали по бремсбергу.

Конец первого рудоспуска. Рудник Кинжал. 2017 год.

Конец первого рудоспуска. Рудник Кинжал. 2017 год.

На полпути к седловине заканчивается первый рудоспуск. Справа от него расположены полуразрушенное здание лаборатории, слева от рудоспуска – остатки обогатительной фабрики, транспортеров, нескольких строений и отвалы пустой породы.

Вагонетка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Вагонетка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Здесь же нашлась и вагонетка, в которой по бремсбергу доставляли касситерит до места погрузки на машины.

Полуразрушенное здание лаборатории. Рудник Кинжал. 2017 год.

Полуразрушенное здание лаборатории. Рудник Кинжал. 2017 год.

А вот и останки лаборатории, где выплавлялось олово в слитки. Рядом с ней валяются формы, в которых выплавлялось олово, тигли и другой инвентарь.

Остатки от обогатительной фабрики. Рудник Кинжал. 2017 год.

Остатки от обогатительной фабрики. Рудник Кинжал. 2017 год.

По другую сторону, через ручей, расположены развалины обогатительной фабрики, останки транспортеров, рельсы и инструмент.

Скажу честно, то что эти развалины и есть обогатительная фабрика – это мое личное мнение и подтверждается только косвенными признаками. Если кто-то считает, что я ошибаюсь или есть более точные сведения, буду только признателен за помощь.

Печка - буржуйка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Печка – буржуйка. Рудник Кинжал. 2017 год.

В числе моих находок были печки-буржуйки, решетки, пустые консервные банки и другие находки. На этом месте раньше было какое-то строение.

Насыпь рудоспуска. Рудник Кинжал. 2017 год.

Насыпь рудоспуска. Рудник Кинжал. 2017 год.

Дальше вверх, к седловине, меня вела уже насыпь второго рудоспуска, тут уже и рельсы встречались.

N4A8225

Начало рудоспуска. Рудник Кинжал. 2017 год.

Поднявшись метров на сто от лаборатории выше, я нашел его начало. Тут меня и ждало несколько интересных находок.

Части механизма бремсберга. Рудник Кинжал. 2017 год.

Части механизма бремсберга. Рудник Кинжал. 2017 год.

В верхней части рудоспуска находились остатки механизма, при помощи которого, вагонетки с рудой спускались по склону. Значит рудоспуск был механизирован и мускульной силой не приводился в действие.

После обхода большей части рудника можно сказать, что рудник был и электрофицирован и механизирован. По пути встречалось немало фундаментов от механизмов, электрических кабелей и других признаков, позволяющих сделать такие выводы.

На этой же высоте находилось и несколько шахт, в которых добывали касситерит. Мне удалось найти три входа в шахты.

Заваленный вход в шахту. Рудник Кинжал 2017 год.

Заваленная штольня шахты. Рудник Кинжал 2017 год.

Вход в штольню, очень хорошо замаскирован осыпью. Смог определить  его только по бревнам, уложенным в накат.

Заваленный вход в шахту. Рудник Кинжал 2017 год.

Заваленный вход в шахту. Рудник Кинжал 2017 год.

Ствол шахты. Первым попался на глаза провал рукотворного происхождения, после труба вентиляции и уже сделаны выводы, что бревна, лежащие в хаотичном порядке, когда-то были стволом шахты.

Рудник Кинжал 2017 год.

Рудник Кинжал 2017 год.

Вот ещё один провал. Что это было, шурф или произошло обрушение кровли шахты? Я в этом не специалист, а погода особо не благоволила к длительным размышлениям и изысканиям.

Инструмент, куски рельса, запчасти. Рудник Кинжал 2017 год.

Инструмент, куски рельса, запчасти. Рудник Кинжал 2017 год.

Рядом с шахтами и бремсбергом валяется большое количество разного железного хлама, начиная от буров и заканчивая гвоздями. А тут чья-то заботливая рука собрала в одном месте немые свидетельства той эпохи.

Теперь мой путь вёл уже к самой седловине, вверх по тропе от шахт.

На седловине хребта. Рудник Кинжал. 2017 год.

На седловине хребта. Рудник Кинжал. 2017 год.

Поднявшись выше, до самой седловины, я с огорчением понял, что снять общий план или панораму здесь практически невозможно, все было укрыто плотным туманом. Единственное, что мне здесь удалось пофотографировать – разбросанный инструмент, детали от техники и местный ландшафт..

Разведочная канава на седловине хребта. Рудник Кинжал. 2017 год.

Разведочная канава на седловине хребта. Рудник Кинжал. 2017 год.

Сквозь туман было видно, что сама седловина и прилегающие окрестности все изрезаны разведочные канавами. Одиноко возвышается столб с изоляторами, когда-то по этим столбам на седловину с распадка шла линия электропередачи. 

Седловина хребта. Рудник Кинжал. 2017 год.

Седловина хребта. Рудник Кинжал. 2017 год.

Закончив осмотр первого распадка, я вернулся к машине, как мы и договаривались. По результатам поисков в распадке я был немного разочарован, честно говоря, я ждал от него куда большего.

У нашего Боливара уже маняще горел костёр, радуя своим теплом, кипел чайник, а за импровизированным столом пыхтел беломором мой друг с хитрым выражением глаз.

Какое блаженство вымокшему до нитки путнику присесть у дарящего тепло костра, попить горячего чаю, подсушиться и отогреться.. Спасибо тебе, Дружище!

Рисовая каша

Привал на ручье Кинжал. 2017 год.

Пока я блаженствовал у костра, пытаясь хоть немного подсохнуть, мой друг начал колдовать над котелком, приговаривая: «Надо бы кашу сварить, ещё ни разу не ели в поездке. Я на Ланковой хотя бы раз готовлю и народ уже приучил к ней, теперь обижаются, если я этого не делаю…».

Что можно ждать в походной обстановке? Доширак с тушенкой, жареных грибов и картошки, макароны по-флотски… Какие особые изыски в лесу? Там голод самая лучшая и надежная приправа…

Я сидел у костра и с удивлением смотрел за священнодействиями моего друга. В ход пошел рис, потом пару банок сгущенки… После чего котел был водружен на огонь и мой напарник сообщил мне, что сегодня на обед будет рисовая молочная каша… Не знаю какое у меня было выражения лица в этот момент, но Юра довольно улыбнулся в усы и сказал, что надо себя любимых и баловать, даже в походе. 

Обедали на кинжале тем, что бог послал. А послал он в этот раз много, времени у моего друга было с запасом. На нашем импровизированном столе из канистр оказались тарелки с молочной кашей, стаканы с крепким чаем, хлеб, конфеты и многое другое, чего душа и желать не могла…

Скажу честно – кашу доесть мы в этот раз и не смогли, так она и путешествовала дальше с нами в походном котелке, и закончилась только когда мы ужинали на пляже у реки Таскан…

 Третий распадок

 

Распадок на руднике Кинжал. 2017 год.

Распадок на руднике Кинжал. 2017 год.

Как я уже говорил выше, основные поиски планировались в первом и третьем распадке. Ещё в первый заезд сюда, через бинокль, я смог рассмотреть полуразрушенные строения в этом месте, и теперь мой путь лежал именно туда.

Если в первый распадок вела дорога, то дороги в третий распадок просто уже не было – все заросло стлаником и пробиваться через него, у меня не было никакого желания.

Чтобы срезать свой путь и не вымокнуть окончательно, я решил подняться на склон сопки и пройти по каменистым осыпям до места поиска.

И это было не самое моё умное решение. Забираясь по каменистому склону, я как-то упустил из виду, что камни по склону сопки покрыты ягелем и лишайниками. По хорошей погоде это ещё не так страшно, но когда все мокрое и обувь скользит по камням и лишайнику, идти становится тяжело и небезопасно.

Меня спасло наличие хорошей обуви (слава трекингу!), палка для ходьбы и наличие определенного опыта. Тем не менее, пришлось срочно переквалифицироваться из исследователя в горного козла, чтобы преодолеть осыпи. Я перепрыгивал с камня на камень, исполняя акробатические трюки, стараясь не упасть и не покатиться вниз по осыпи. Сохранение фототехники и ног также входило в мои планы.

В результате я добрался до нужного места, всего несколько раз приземлившись на пятую точку опоры и пару раз застряв ногой между камнями…

Рудник Кинжал. Разведочная канава. 2017 год.

Рудник Кинжал. Разведочная канава. 2017 год.

Пройдя опасный участок, я пошел дальше по разведочной канаве.

Распадок на руднике Кинжал. Туман не позволял даже окинуть взглядом место, где были расположены строения, шахты. промприборы рудника Кинжал. 2017 год.

Распадок на руднике Кинжал. 2017 год.

Поднявшись по разведочной канаве почти на вершину сопки, я смог осмотреться и оценить перспективы. В этом распадке результаты поиска превзошли все мои ожидания. Помимо разведочных канав, которые исчертили склоны сопок, были обнаружены штольни и стволы шахт. 

Штольня шахты. Рудник Кинжал. 2017 год.

Штольня шахты. Рудник Кинжал. 2017 год.

Это первая штольня, которая попалась на глаза. Вход в нее был надежно закрыт снегом и льдом, они надёжно закрывали шахту от вторжения, но посещения её и так не входило в мои планы.

Отвал из пустой породы у штольни. Рудник Кинжал. 2017 год.

Отвал из пустой породы у штольни. Рудник Кинжал. 2017 год.

От штольни отходил рукотворный гребень пустой породы, его очень хорошо видно даже от дороги, идущей вдоль ручья Кинжал.

Штольня шахты. Рудник Кинжал. 2017 год.

Штольня шахты. Рудник Кинжал. 2017 год.

А это вторая штольня. Вход в нее надежно закрыт обвалом и для посещения она недоступна.

Ствол шахты. Рудник Кинжал. 2017 год.

Ствол шахты. Рудник Кинжал. 2017 год.

Обходя склон сопки я обнаружил вот такой полуразрушенный сруб. В нём, присмотревшись, можно узнать очертания ствола шахты.

Промприбор. Рудник Кинжал. 2017 год.

Промприбор. Рудник Кинжал. 2017 год.

Вот такой вид открылся передо мной, когда я подошел к краю отвала у шахты. Сразу в глаза бросились остатки какого-то сооружения, в котором, в прочем, можно было угадать промприбор для обработки касситерита.

Тут же, рядом, были и остатки других сооружений. теперь надо было спуститься вниз, чтобы получше разглядеть находки.

Разрушенные строения и промприбор. Рудник Кинжал. 2017 год.

Разрушенные строения и промприбор. Рудник Кинжал. 2017 год.

Спустившись, стало возможно более точно определить, что же я увидел сверху. На снимке (ближе к нам) видна верхняя часть бремсберга, ниже располагается насыпь рудоспуска. Чуть дальше – остатки строений и на заднем плане – сам полуразрушенный промприбор.

Фундаменты для механизмов. Рудник Кинжал. 2017 год.

Фундаменты для механизмов. Рудник Кинжал. 2017 год.

Сохранившийся массивный бетонный фундамент под механизмы. Он находится рядом с промприбором. Что здесь стояло раньше, дробилки для руды?

Промприбор. Рудник Кинжал. 2017 год.

Промприбор. Рудник Кинжал. 2017 год.

А вот и остатки самого промприбора. В первый заезд в эти места он и попался мне в бинокль, и именно из-за него я пришёл в этот распадок.

Ворот. Рудник Кинжал. 2017 год.

Ворот. Рудник Кинжал. 2017 год.

Рядом с промприбором валяется большое количество инструмента, запчастей от механизмов и других вещей. Вот на глаза попался ворот от ручной лебедки, такие же часто можно встретить в деревнях на колодцах с водой. Колодца рядом я не нашел и вода здесь только на ручье, в низине, может служил для подъема из ствола шахты?

Полуразрушенное строение. Рудник Кинжал. 2017 год.

Полуразрушенное строение. Рудник Кинжал. 2017 год.

Ещё одно полуразрушенное сооружение. На окне сохранилась решетка. 

Силовой кабель. Рудник Кинжал. 2017 год.

Силовой кабель. Рудник Кинжал. 2017 год.

Возвращаясь к мускульной силе и электрификации. Вот такой кабель, выходящий из осыпи встретился мне по пути. Трехфазник, большого сечения, явно не для освещения, а для снабжения мощных электропотребителей.

Части шахтерской лампы. Рудник Кинжал. 2017 год.

Части керосиновой лампы. Рудник Кинжал. 2017 год.

Встречались предметы быта и личные вещи тех, кто работал на руднике. Попадались тарелки, ложки, обувь, остатки спецодежды, тазики и так далее. Вот нашлись остатки от керосиновой лампы.

Кружка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Кружка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Кружка эмалированная из тех далеких времен.

Железная тачка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Железная тачка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Следующими находками, которые привлекли внимание стали тачки. На снимке выше – железная заводская тачка, на снимке ниже – деревянная тачка, такие, как правило, изготовлялись стойцехах приисков и рудников.

Деревянная тачка. Рудник Кинжал. 2017 год.

Деревянная тачка. Рудник Кинжал. 2017 год.

В поисках информации по рудникам Кинжал и Лазо перелистал и перечитал немало материала. На глаза попались и воспоминания Лесняка Бориса Николаевича «Я к вам пришел», отбывавшего свой срок в Ат-Юряхе. Хочу привести фрагмент из его воспоминаний:

«… На прииске его с первых дней поставили на откатку породы, дали ему тяжелую, неуклюжую железную тачку заводского изготовления, «шедевр» конструкторской мысли: центр тяжести приходился не на колесо, а на руки откатчика и катить ее было тяжело даже пустую.

Бытовики и уголовники раз и навсегда отвергли этот вид современного транспорта и возили пески к промывочному прибору на сравнительно легких деревянных тачках, сколоченных лагерными мастерами в приисковом стройцехе по своему разумению.

А железные тачки намертво закрепились за «племянниками Троцкого», как называли политзаключенных блатные, а глядя на них и работники лагеря…».

Тележка от бремсберга. Рудник Кинжал. 2017 год.

Тележка от бремсберга. Рудник Кинжал. 2017 год.

Спустившись по рудоспуску до выхода из распадка, напоследок нашел ещё несколько интересных вещей. Вот, например, тележка бремсберга, на которой была установлена вагонетка.

Вагонетка бремсберга. Рудник Кинжал. 2017 год.

Вагонетка бремсберга. Рудник Кинжал. 2017 год.

Метров через сто встретилась и сама вагонетка бремсберга, замаскировавшаяся под кустами стланика.

Детали промприбора. Рудник Кинжал. 2017 год.

Детали промприбора. Рудник Кинжал. 2017 год.

Я уже заканчивал осмотр распадка, когда изматывающая морось перешла в новое качество – пошёл дождь… Мало того, что я был похож в этом выходе на персонажа мультфильма «Ёжик в тумане», так теперь мне предстояло промокнуть полностью. Вероятность заболеть самому – меня страшила мало, больше было переживаний за аппаратуру. К чему могло привести намокание объективов и самого фотоаппарата – об этом даже не хотелось думать. Надеясь на лучшее, я поспешил из распадка к машине, пробиваясь по бывшей дороге, через кусты стланика.

По своим находкам третий распадок порадовал меня даже больше, чем первый. Если бы  погода не вредничала, я с большим удовольствием задержался ещё на несколько часов

Возвращение на трассу

Добравшись до машины. я скинул аппаратуру и немного обогрелся у костра. Мы собрали лагерь, уничтожили следы своего пребывания и наш Боливар двинулся в сторону трассы, по старой дороге, проходящей у ручья Кинжал. Время было уже послеобеденное.

Юра включил печки в салоне, чтобы дать нам возможность хоть немного отогреться после гостеприимного приема в распадке. 

В это время я сделал неприятное для себя открытие, с грустью обнаружил тот факт, что аппаратура все-таки набрала влаги, и линзы объектива запотели. Я положил объектив возле выхода горячего воздуха из печки и стал молиться всем фотографическим богам, чтобы мой любимый 24-70 всё-таки просушился и это попадание под дождь осталось бы без последствий. Забегая вперед, что мои надежды успехом не увенчались и объектив ждет ремонта, обидно…

В тот момент, когда я сушил объектив и упустил ситуацию в целом, понадеявшись на то, что водитель уже не раз пересчитал здесь все ямы, случилось страшное…

Яма нас нашла, нашла третий раз подряд! В результате я подлетел на сиденье и попытался головой изменить конфигурацию решетки динамика на полке в машине. Ощупав чуть позже свою голову, я обнаружил шишку, в точь-точь напоминающую очертание этой решетки. Сама машина потерь при этом столкновении потерь не понесла…

-Юра! Я ведь предупреждал!!!!

-Извини, так получилось – на меня смотрели искренние и соболезнующие глаза моего друга…

Поворчав больше для профилактики, я вскоре забыл об этом взлете, хотя теперь часто посматривал на расстояние до этой злосчастной полки.

Водопад

Водопад на трассе Ларюковая - Усть-Среднекан, 8 километр трассы. 2017 год.

Водопад на трассе Ларюковая – Усть-Среднекан, 8 километр трассы. 2017 год.

Через пару километров, по направлению к Ларюковой, нашим глазам открылось очередное чудо природы. В этом месте, видимо выход коренных пород, и здесь проложил себе дорогу один из притоков ручья Таёжного, образовав небольшой водопад. Как я говорил выше, сама долина ручья перемыта и не раз, но этот участок старатели пощадили и проезжающим есть возможность полюбоваться небольшим водопадом. К сожалению погода подкачала, думаю, что в солнечную погоду он выглядит куда эффектней.

Совещание в Филях

Мы прибыли на Ларюковую, где устроили короткое совещание. В связи с тем, что мы так и не попали на фабрику №3 и не смогли пробиться на Эльген-Уголь у нас оставалось время в запасе. Продуктов и топлива хватало пока с запасом.

Подумав, я предложил Филипповскому не возвращаться в Магадан, а продолжить наше путешествие и держать путь в сторону Таскана. Свое предложение другу я подкрепил заманчивым рассказом о хорошей рыбалки на реке Таскан и обилия ручьев, где вполне возможно водиться его любимая рыба – хариус.

Юра, выслушав все мои доводы, особенно оживился при описании рыбалки. Не став долго думать он изрек: «Таскан, так Таскан…».

Залив баки на заправке Оротукана, наш УАЗик бодро зашуршал шинами по направлению к Дебину.

Уходим на Дебин

Меня, правда сильно волновал один вопрос, что все подготовленные карты по Ягоднинскому району остались у меня на компьютере, в планшет закачивать я их не стал и теперь это, в связи с изменением маршрута, меня сильно тревожило.

Не зная тех мест и дорог, куда мы собирались, наше путешествие превращалось в рулетку, а в тех местах, кроме как у медведей и спросить особо и не у кого. На наше счастье в планшете была программа Советские карты с сохраненным кэшем, мне очень повезло что видимо дома я просматривал эти места и кэш сохранился. Таким образом, проблемы с навигацией были частично решены.

На Оротукане залили полные баки УАЗу и взяли направление на Дебин. По пути особо не останавливались, дело было к вечеру. А путь предстоял не близкий, поэтому осмотр поселков и любование природой оставили на обратный путь. Проехали посёлки Разведчик и Пятилетку, эти поселки частично сохранились, из-за того, что там находятся станы артелей. Проехали посёлок Спорное, который встречал нас пустыми глазницами разбитых окон своих домов.

Давно это было, когда вечером, после того, как минуешь очередной подъем на трассе, тебе открывался вид на посёлок, в домах которого горел свет и дымили трубы котельных. Здесь ждала столовая и отдых, если он был необходим. Давно это было…  теперь после подъема тебя встречает очередное кладбище полуразрушенных домов и брошенных пятиэтажек…

Наш УАЗ на площадке у памятника мостостроителям у посёлка Дебин. Короткий отдых. 2017 год.

Наш УАЗ на площадке у памятника мостостроителям у посёлка Дебин. Короткий отдых. 2017 год.

Наконец-то показалась и река Колыма. Прошуршав шинами, мы остановились  на площадке возле памятника мостостроителям.

Памятник мостостроителям у колымского моста. 2017 год.

Памятник мостостроителям у колымского моста. 2017 год.

Осмотрев окрестности, пофотографировали сам памятник, новый мост, быки, оставшиеся от старого колымского моста, дебинскую больницу.

Посёлок Дебин и корпуса дебинской больницы. Вид от памятника мостостроителям. 2017 год.

Посёлок Дебин и корпуса дебинской больницы. Вид от памятника мостостроителям. 2017 год.

Тут уже была и мобильная связь. Перезвонили родным, сообщили, что живы и здоровы и наше путешествие продолжается.

Новый колымский мост и то, что осталось от легендарного моста, прослужившего не одно десятилетие. 2017 год.

Новый колымский мост и то, что осталось от легендарного моста, прослужившего не одно десятилетие. 2017 год.

Набросив маршрут по Советским картам, мы тронулись в дорогу.

Дебинские прижимы

До тех мест, куда мы собирались было два пути. Первый – это спокойный и безопасный путь через Ягодное, но добавляющий не одну сотню верст к путешествию. Второй вариант вел нас через знаменитые Дебинские прижимы, о которых был наслышан и я и Юра, но никто из нас тут ни разу не был…

Дебинские прижимы. Слева скалы. справа обрыв в пропасть. 2017 год.

Дебинские прижимы. Слева скалы, справа обрыв в пропасть. 2017 год.

Дебинские прижимы. Незабываемые ощущения, неповторимые пейзажи, величие Колымы, живописные скалы и узкая дорога, пробитая по склону сопок. Все это ждет того, кто захочет пройти по этой старой трассе. Именно эта дорога и была выбрана нашим экипажем.

Путешествие наше началось с предсказуемых неожиданностей, ибо дорога, обозначенная в навигаторе, немного не соответствовала дню сегодняшнему. В результате мы проехали по посёлку Дебин, прорвались через территорию какой-то конторы, под рукоплескания и овации сторожа, проскакали мимо кладбища и через какой-то хитрый выезд вышли на нужную нам дорогу, когда надежда начала нас покидать…

Дебинские прижимы. 2017 год.

Дебинские прижимы. 2017 год.

Очень скоро мы оказались на Дебинских прижимах. Если описать кратко эту дорогу, то это полка, вырубленная на склоне скалы. Сама дорога шириной примерно в полторы колеи. Пронзительные по своей красоте и величавости места.

Дебинские прижимы. Местами дорогу пробивали прямо сквозь склон сопки. 2017 год.

Дебинские прижимы. Местами дорогу пробивали прямо сквозь склон сопки. 2017 год.

Красивые и очень опасные для тех, кто решится пройти по старой дороге. которая забрала не одну жизнь чересчур уверенных в себе водителей. На одном из разъездов стоит памятник водителю, как немое предостережение другим… Проезжая мимо него, невольно становишься более внимательным и осторожным.

Для того, чтобы машины могли разъехаться, на удобных местах сделаны разъезды. Ну и хочется сказать, что если с одной стороны у тебя находится скала, то с другой стороны обрыв, метров в 70-100 высотой, а внизу свои воды несёт Колыма. Что-то подобно я видел на тенькинской трассе, но там это было, куда скажем так, куда цивилизованней и безопаснее.

Дебинские прижимы. Внизу обрывистого склона величаво несет свои воды Колыма. 2017 год.

Дебинские прижимы. Внизу обрывистого склона величаво несет свои воды Колыма. 2017 год.

Тут если уйти с дороги в пропасть, то шанс для выживания был бы минимальный. Как тут ездили раньше, на менее совершенном транспорте, я себе слабо представляю. А как тут ездили зимой – это выходит за рамки моего понимания…

Нам повезло оказаться на прижимах уже в вечернее время и проходить его потемну под свет фар, причем прижимаясь к обрыву. Мы пробирались тихо тихо и аккуратно, просматривая дорогу впереди на наличие встречного транспорта, чтобы заранее присмотреть место для разъезда. Ощущения у нас были не самые лучшие и когда мы проехали прижимы и вышли на равнину, мой напарник сказал: «Обратно я здесь не поеду… ».

Идём на Пищевой

Все заканчивается, закончились и прижимы. Мы спустились в долину и продолжили свое путешествие. Следующей нашей остановкой был бывший посёлок Пищевой.  Дорога была вполне удовлетворительном состоянии, хотя посёлков уже и не осталось. Ларчик открывался просто, практически каждый ручей, через который мы переезжали, нес свои мутные воды в Колыму, практически в каждом распадке мыли золото артели. Думаю что это именно они поддерживали дорогу в более-менее приличном состоянии. 

Проезжая мимо озёр Майорычи, рассказал своему другу о том, что где-то здесь, в озере, лежит самолет и его видно с берега озера. Хотел намекнуть, гипотетически, на возможность подъехать на берег озера и посмотреть где он лежит, и что это за самолёт.

-Мы с тобой поехали 4-5 съездов к разным озёрам. Ты знаешь точно, в каком он лежит и какой там подъезд и можно ли там остановиться на ночлег?

Честно говоря я знал, что проехать до берега того озера возможности нет, и в каком именно озере лежит мое сокровище авиации тоже не знал, в чем искренне и покаялся напарнику…

-Тогда едем дальше, будет возможность, на обратном пути остановимся – вынес вердикт мой напарник.

Намотав на спидометр не один десяток километров, мы остановились перед одним из съездов на дороге. Наш планшет упорно утверждал, что наш путь лежит именно в ту сторону.

Мы свернули на дорогу, ведущей в посёлок Пищевой и двинулись по направлению к Колыме. Сама дорога не выглядела совсем заброшенной, видно было, что недавно здесь прошел джип, а опасные места по дороге заботливо обозначены вешками. Проехав через посёлок Пищевой, а точнее то, что от него осталось – три или четыре полуразрушенных домика, вскоре добрались до пищекомбината, стоявшего на берегу Колымы.

Развалины пищекомбината у посёлка Пищевой. 2017 год.Развалины пищекомбината у посёлка Пищевой. 2017 год.

Во времена Дальстроя этот пищекомбинат играл заметную роль в жизни Ягоднинского района, да и не только его. Здесь производились морсы, соки, напитки, варенье, консервы и многое другое. Более подробно о истории этого предприятия речь пойдет в другой статье…

А пока мы искали место для того, чтобы разбить лагерь и переночевать здесь. Однако с этим здесь возникли проблемы. Путевого места на самом деле не было. Высокая трава, недавно прошедший дождь резко ограничивали выбор места для лагеря.  Тщательно осмотрев окрестности Филипповский сказал: «Здесь ночевать не будем… ».

Решили проехать вперед, в поисках места и вскоре обнаружили где заканчивается дорога. Перед нами стояло чье-то хозяйство: несколько домов, сараи, лодка на берегу, приветствующие нас собаки и перегородивший дорогу шлагбаум. Кстати, сразу стало понятно, наличие вешек на заброшенной дороге и её приличное состояние.

О месте, где мы оказались, мне любезно пояснил позже Виктор Садилов: «А шлагбаум в который вы уперлись – это лодочная станция на Колыме.. Отсюда начинался ахипелаг Островной, где и должна была быть столица Колымы, по замыслу Эдуарда Берзина…».

-Поехали отсюда, попытаем счастья в другом месте – рассматривая препятствие, произнес напарник.

Мы выехали обратно к пищекомбинату.

-Юра, через десяток километров будет Усть-Таскан. А там великолепное место для ночлега. Река, песчаный пляж – все как ты любишь! – предложил как вариант я напарнику.

-Поехали!

Ночёвка на Усть-Таскане

Здание Усть-Тасканской ТЭС. 2017 год.

Здание Усть-Тасканской ТЭС. 2017 год.

Вскоре наш УАЗ проскочив небольшую песчаную отмель у моста, о ней разговор будет позже, и выскочил на галечный пляж у реки Таскан. Мы прибыли на место. На другом берегу Таскана, лежала очередная наша цель – посёлок Усть-Таскан.

Вечер на берегу Таскана. 2017 год

Вечер на берегу Таскана. 2017 год.

Дальше все было как обычно – разбили лагерь, развели костёр. Просушились и приготовили ужин.

В реке несколько раз плесканула какая-то рыба. Наш авторитетный рыбак сделал стойку на эти всплески и подхватив удочку, быстро переместился поближе к воде. Пройдя от моста  ниже по течению, мой друг покидал свою удочку, всматриваясь за поведением мухи, но особых результатов не добился. Скоро он закончил бесплодные на сегодня попытки перехитрить рыбу и вернулся к костру, быстро темнело.

Пока мы занимались обустройством лагеря и ужина, нас нагнал туман, медленно, но уверенно, двигавшийся от реки Колымы вверх по течению Таскана. Скоро все окрестности были в белом молоке и посёлок Усть-Таскан и мост, и река Таскан утонули в пелене, надёжно скрытые от нас туманом. Мы закончили ужин, и пошли спать, наступало время Морфея…

На этом очередной, четвертый день нашего путешествия был закончен. За день наша маленькая экспедиция переместилась из Среднеканского в Ягоднинский район, посетив несколько интересных с исторической точки зрения мест, да и просто полюбовавшись красотами магаданской природы. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *