Хроника УАЗа цвета «марино». 2017 год. День первый

Наш УАЗ на площадке у памятника мостостроителям у посёлка Дебин. Короткий отдых. 2017 год.Наш УАЗ на площадке у памятника мостостроителям у посёлка Дебин. Короткий отдых. 2017 год.

Подготовка к этому мероприятию началась задолго до моего отпуска. Помня о том, как в прошлом году мы с Юрой умудрились промахнуться мимо Днепровского и проехали лишних 70 км, я всё-таки решил подготовиться тщательнее и обзавестись навигатором (под навигатор приспособил свой планшет), закачать в него маршруты поездок, интересующие объекты и карты тех мест, которые хотели посетить. Ну и в течении зимы и весны перед поездкой собирал материалы, карты, фотографии и рассказы старожилов этих мест. Общался с блогерами, консультировался с историками…

Перед моим другом, Юрой Филипповским стояла другая задача, не менее ответственная. Он готовил машину, занимался ремонтом и подготовкой. Дорога предстояла не маленькая, предположительно в 1000 – 1500 километров в круг и для него это тоже было в первый раз… По местам, где мы собирались побывать, за рулем своего Боливара он еще не был.

Юрий был настолько любезен, что взял на себя все заботы связанные с закупкой продуктов, топлива и  обеспечением других необходимых для нас в поездке вещей, за что ему от меня низкий поклон и огромная благодарность.

Так что для меня основной задачей было оказаться в городе в нужное время и в нужном месте.

15 июля 2017 года был назначен день выезда. Выехали часов в 11 утра, Юра заехал за мной, я погрузил свою аппаратуру, занял место штурмана, включил наш путеводный клубочек (то бишь навигатор) и мы отправились в путь, покидая благословенный город Магадан, держа курс на трассу.

Впереди нас ждали в Хасынском районе – Хета и Днепровский (в прошлом году отснять горную часть я не успел), в Ягоднинском – рудник Кинжал, в Среднеканском – рудники Лазо и Чапаева, и конечный пункт узкоколейки – Эльген-Уголь. Но планы планами, а жизнь вносит всегда свои коррективы…

Погода нас, правда, не радовала – туман, низкая область и срывающийся дождь. Душу грела мысль о том, что наконец-то мы отправляемся в путешествие, которое планировали в течение года. Другой положительный момент был в том, что на трассе не будет пыли и будет не слишком жарко, ибо наши конструкторы при проектировке УАЗа ещё не подозревали о существовании кондиционеров, а на трассе уже было лето в самом разгаре.

Памятный крест на Колымской трассе, не доезжая посёлка Уптар. 2017 год.

Памятный крест на Колымской трассе, не доезжая посёлка Уптар. 2017 год.

Первая остановка была у поклонного креста, не доезжая до посёлка Уптар. Здесь в свое время было сделано спрямление дороги и по словам моего друга, Евгения Радченко, на этом участке заброшенной трассы находились развалины строений и рядом узкоколейка Магадан – Палатка. Эту информацию также подтвердили мне Пётр Иванович Цыбылькин и спутник Google. Мы попытались проехать с развилки на старую трассу (которая находится ближе к городу) и смогли проехать буквально метров 10-15 и уперлись … в болото. Дальше пробиваться не было никакого смысла и я пошел пешком.

Само путешествие по заболоченному участку старой дороги, заросшей травой, с огромным количеством росы, под моросью, сыпавшейся с неба, не принесло мне никакого морального и физического удовольствия. Буквально минут через 10 я был уже мокрый с головы до пят, сухим был только мой фотоаппарат, заботливо заранее завернутый в пакет.

Развалины строений на пересечении участка старой трассы с узкоколейной железной дорогой Магадан-Палатка в районе посёлка Уптар. 2017 год.

Развалины строений на пересечении участка старой трассы с узкоколейной железной дорогой Магадан-Палатка в районе посёлка Уптар. 2017 год.

Вскоре я нашёл место, о котором мне говорили друзья. Однако это были развалины зданий, построенных не во времена Дальстроя и существования железной дороги, а значительно позже – в годах 60-х, 70-х… Стены этих строений были сложены из шлакоблоков…

Насыпь от узкоколейной железной дороги Магадан-Палатка. Район посёлка Уптар. 2017 год.

Насыпь от узкоколейной железной дороги Магадан-Палатка. Район посёлка Уптар. 2017 год.

Тем не менее, я остановился поснимать живописные развалины и в метрах 20 обнаружил старую насыпь, по которой в свое время и проходила железная дорога. 

Выполнив свой план, я вышел к развилке дороги и задумался… У меня был выбор вернуться по тому пути, которым я шел к этому месту и героически снова пройти полосу препятствий из болота, луж и мокрой травы… Либо пойти в сторону Уптара по приличному грунтовому участку старой дороги до трассы, не замочив ног и одежды… Я даже не буду спрашивать, какой путь бы вы брали вы…

Участок старой колымской трассы, заброшенный при спрямлении. Район посёлка Уптар. 2017 год.

Участок старой колымской трассы, заброшенный при спрямлении. Район посёлка Уптар. 2017 год.

И тут я совершил страшную ошибку, допустимую для жителя мегаполиса, но обидную для магаданца… Я уже привык, что везде есть связь!!! Несколько лет проведенные вне трассы сыграли со мной злую шутку. Я уверенно пошел в сторону Уптара, пытаясь дозвониться до своего друга, чтобы он подъезжал к месту моего предполагаемого выхода на трассу, но Юра был недоступен… Я пытался дозвониться до своего друга в течении всего времени, что шел сперва до трассы, а потом и когда уже по трассе возвращался к месту, где стояла наш УАЗ.

Колымская трасса. Район посёлка Уптар. 2017 год.

Колымская трасса. Район посёлка Уптар. 2017 год.

Заниматься бесполезным перебиранием кнопок в телефоне я бросил, когда до креста оставалось уже немного, в голове засела одна простая, но правдивая мысль – ну что, сэкономил на рации, жертва мегаполиса?

Добравшись до машины, я попросил телефон у своего напарника, очень хотелось посмотреть на пропущенные звонки и сделать определенные выводы… Но честное лицо Юры, пустой список входящих и не отвеченных и ни одного деления на антенне, мне всё хорошо пояснили, что это была не злая шутка, а моя неосмотрительность…

Наша очередная контрольная точка – это бывший посёлок Карамкен. На 2017 год это место знаменито тем, что в летние месяцы у дороги можно купить огурцы, зелень (ёще часть жителей поддерживает свои теплицы в работоспособном состоянии), картошку, ягоды и грибы.

Отдельной строкой хочется сказать доброе слово о придорожном кафе у Карамкена. По своему личному мнению хочу сказать, что это наверно лучшее место где может поесть путник на сотню верст в обе стороны… Следующее место, где можно перекусить – это Атка. Но у меня уже была возможность сравнить выбор, цены и уровень комфорта и обслуживания между кафе Карамкена и Атки, и скажу вам честно, что Аткинское кафе в этом сравнении проигрывает и по цене и по выбору и по вкусу…

О дороге до Карамкена сказать мне особо нечего, тем более в ненастную погоду… Отсутствие фотографий и положительных эмоций с лихвой компенсировали люльки у Стекольного, кусочек счастья и хорошего асфальта у Палатки (спасибо Басанскому!!!). Хочу правда добавить о красивейших горных массивах и останцев у Карамкена, в хорошую погоду есть чем полюбоваться!

Посёлок мы прошли не останавливаясь, следующая остановка планировалась уже на Атке. Требовалось покормить своего боевого коня, ибо отсутсвием аппетита УАЗ не страдает.

Нормальная трасса началась после того, как проехали участок у бывшего поселка Яблонового, наверное, это был самый жуткий участок дороги – асфальт был весь в ямах, выбоинах и люльках. Дорога словно мстила за то, что поселок, который в свое время обслуживал этот участок дороги канул в лету и дорога осталась никому не нужная и медленно разрушается.

Местные дорожники оказались людьми со специфическим чувством юмора… Нужно же было догадаться сделать разметку черной краской и ведь додумались же!!! А уж почему не стандартной белой – ответить затрудняюсь, то ли им ее не поставили, то ли украли или обменяли на спиртосодержащую жидкость…

За очередным мостом через речку с названием Донышко (название речки мы тут же интерпретировали по-своему)асфальт закончился и началась грунтовка, наши мучения закончились…

Оставшуюся часть дороги до Атки преодолели без происшествий, а дождь от нас так и не отставал – он словно забавляясь шел то позади нас, то впереди, то обрушивался на то место, где мы проезжали.

Заправились мы на Атке, следующая возможность подкормить своего боевого коня была (по нашему мнению) только на Ларюковой.

Следующая остановка по нашему генеральному плану должна была быть в долине реки Хеты, после перевала Черное озеро. В 40-50 годы здесь находился целый комплекс из шахт, карьеров, промприборов, электростанции и обогатительной фабрики, где добывали и касситерит и выплавляли слитки олова.

Если быть точнее – меня интересовали остатки посёлка Развилочный, что находился у развилки на фабрику и дизель электростанцию.

Развалины барака. Посёлок Развилочный. Хета. 2017 год.Развалины барака. Посёлок Развилочный. Хета. 2017 год.

В предыдущую нашу поездку с Евгением Радченко мы побывали у этого посёлка. Женя рассказал, что в здесь находилась лагерная больница на 300-400 человек и я пошел проверять его предположения.

Свидетели эпохи Дальстроя. Посёлок Развилочный. Хета. 2017 год.Свидетели эпохи Дальстроя. Посёлок Развилочный. Хета. 2017 год.

Тогда поисками я занимался уже вечером и на скорую руку, удалось найти контуры нескольких зданий, печку, решетку и другие свидетельства из эпохи Дальстроя. Тогда, после пробега по останкам посёлка к словам Евгения я отнесся скептически…

От сооружения остался только контур на земле. Посёлок Развилочный. Хета. 2017 год.От сооружения остался только контур на земле. Посёлок Развилочный. Хета. 2017 год.

Теперь же у меня было и время и возможность повнимательнее осмотреть то, что осталось от посёлка Развилочный. В результате своих поисков я понял, что найденные остовы пары зданий были всего лишь небольшой частью построек, что здесь были. Уже после возвращения в Магадан, я перезвонил своему коллеге и рассказал, что его догадки имеют все шансы для объективности, а я погорячился в своих выводах.

Один из распадков, где добывали касситерит. Хета. 2017 год.Один из распадков, где добывали касситерит. Хета. 2017 год.

Очередная наша остановка была у речки Этачан (Эташ). Мы свернули с трассы и поехали вглубь распадка по руслу реки. Я хотел показать Юре остатки лагеря, который существовал здесь в 40-е годы и все-таки посмотреть, что находиться выше по безымянному распадку, куда мы с Евгением Радченко в прошлый раз не пошли.

Опора линии электропередачи. Хета. 2017 год.Опора линии электропередачи. Хета. 2017 год.

К тому же, один мой хороший друг попросил меня привезти для музея несколько изоляторов, изготовленных на стекольнинском заводе, а я их как раз видел в этом распадке, на уцелевших столбах линии электропередачи.

По распадку, по старой дороге, мы проехали на УАЗе сколько смогли, правда Юра порывался и дальше доказывать, что его УАЗ ровня вездеходу, но я предпочёл не рисковать, попросил его обождать меня здесь и сам пошел пешком.

Опора линии электропередач. По этим столбам проходило не только электричество, но и связь. Хета. 2017 год.Опора линии электропередач. По этим столбам проходило не только электричество, но и связь. Хета. 2017 год.

Старая линия электропередач проходила возле безымянного ручья, вдоль распадка. Я обратил внимание на то, что на столбах было несколько видов изоляторов и видимо проходило несколько линий. В верхней части столбов, по моему мнению, проходила линия освещения, а ниже её располагалась линия связи. Сама линия была выполнена медным проводом и уцелела частично (видимо и до этих мест добрались хищники за металлом).

Печка-буржуйка. Хета. 2017 год.Печка-буржуйка. Хета. 2017 год.

Пройдя дальше по распадку и перевалив через холм, сперва я обнаружил остатки барака и буржуйку.

Периметр лагеря, колючая проволока. Хета. 2017 год.Периметр лагеря, колючая проволока. Хета. 2017 год.

Пройдя ещё с десяток метров дошел до столбов с колючей проволокой, которые перегораживали распадок, здесь, очевидно, и заканчивалась лагерная зона.

Остатки прожектора. Хета. 2017 год.

Остатки прожектора. Хета. 2017 год.

В углу периметра нашлись остатки от лагерной вышки, прожектора.

Поднявшись обратно на холм я обнаружил там Юру, мирно курящего свой любимый Беломор, у двери своего УАЗа. Он все таки проехал до этого места, доказав, что танки грязи не боятся…

Здесь были шахты и другие сооружения. Позже - карьер по добыче песка. Хета. 2017 год.Здесь были шахты и другие сооружения. Позже – карьер по добыче песка. Хета. 2017 год.

Обратно по распадку мы с ним шли спокойно, рассматривая все внимательно по сторонам. К сожалению на месте нескольких шахт и сооружений, в 80-е годы прошлого века устроили карьер по добыче песка и многие следы дальстроевского рудника были просто уничтожены. Но тем не менее попадались и рельсы, печки, инструмент, катки транспортёров и другие молчаливые свидетели той эпохи.

Одна из находок - кованый багор. Хета. 2017 год.Одна из находок – кованый багор. Хета. 2017 год.

Юра активно включился в поиски, чем оказал мне неоценимую помощь и при обнаружении очередной находки звал меня к себе. Так мы вдвоем прошли от безымянного распадка до долины реки Этачан. Там уже я показал своему другу где располагался лагерь, шахты, обогатительная фабрика и провел небольшую экскурсию по этим местам. Мой низкий поклон Евгению Радченко за его терпение и рассказы в предыдущей поездке!!!

Свидетели эпохи Дальстроя - найденный Юрием Филипповским бур. Хета. 2017 год.Свидетели эпохи Дальстроя – найденный Юрием Филипповским бур. Хета. 2017 год.

На этом наши изыскания и поиски на Хете были закончены, мы выбрались осторожно на основную трассу (долина реки Этачан прямо кишит острыми предметами эпохи Дальстроя, и если вы не хотите извлекать из своих шин музейные ценности, то будете тоже внимательны и аккуратны) и бодро покатили по направлению к Ларюковой.

По пути нашего следования был поворот на рудник Днепровский у ручья Веселого, руины посёлка Мякит. В 2016 году наше путешествие с Юрой закончилось на месте этого посёлка (для нас это была конечная точка маршрута), в 2017 году наш маршрут был куда дальше.

Посёлок Мякит. 2016 год.Посёлок Мякит. 2016 год.

По дороге на Ларюковую, мы были приятно изумлены куском дороги в несколько десятков километров у поворота на Омсукчанскую трассу. Это был настоящий автобан из хорошего асфальта, без привычных ям и люлек. Так что, в одно мгновение мы переместились из условий грунтовой дороги, обруливания ям и колдобин, рева мотора и скрипа кузова и подвески в мир цивилизации, где слышен только шум мотора и шуршание шин. Этот кусок дороги позволил нам немного передохнуть и расслабиться от непрерывной гимнастики… Жалко, что все хорошее быстро заканчивается, спустя немного времени мы снова спрыгнули с идеального асфальта на грунтовое полотно трассы.

Да кстати, хочу сказать, что ближайшие точки связи – это Атка, Талая, Ларюковая и поворот на Омсукчан. Спасибо тем, кто поставил здесь сотовую вышку и солнечные батареи для её питания!

Вскоре добрались до руин посёлка Стрелка, раньше здесь было ответвление трассы на Усть-Среднекан, через посёлок Аннушка (тоже уже в прошлом).

Поселок Стрелка, Хасынский район. 2017 год.

Поселок Стрелка, Хасынский район. 2017 год.

-Когда-то здесь, на Стрёлке, было место пересечения почтовиков (машин, доставлявших почту по посёлкам), мы с отцом здесь бывали. Хороший был посёлок… – Юра посмотрел на развалины посёлка и снова затянул свой Беломор…

Поселок Стрелка, Хасынский район. 2017 год.

Поселок Стрелка, Хасынский район. 2017 год.

Тут мы задержались примерно на час, я хотел отснять руины посёлка для своего проекта «Колыма, которую мы потеряли» и по просьбам тех, кто раньше здесь жил и работал. Начиналось время сумерек, я успел отснять необходимое и мы рванули дальше.

Хочется поведать о ещё одном месте, которое привлекло мое внимание – это пересечение трассы с ручьем Обрывистым. Что там такого интересного?

Мост, предположительно, конца эпохи Дальстроя 50-60 годы прошлого века на ручье Обрывистом. 2017 год.

Мост, предположительно, конца эпохи Дальстроя, постройки 50-60-х годов прошлого века. Ручей Обрывистый. 2017 год.

Наверное это единственное место в Магаданской области (о котором я слышал и видел) где стоят (на 2017 год) три моста разных времен и эпох.

Мосты на ручье Обрывистом. На переднем плане виден первый. деревянный мост, времен Дальстроя. на заднем плане современный мост, который эксплуатируется в настоящее время. 2017 год.

Мосты на ручье Обрывистом. На переднем плане виден первый. деревянный мост, времен Дальстроя. на заднем плане современный мост, который эксплуатируется в настоящее время. 2017 год.

Начиная от полуразрушенного деревянного моста начала Дальстроя, продолжая уже бетонным мостом времен конца Дальстроя (50-е годы) и заканчивая современным мостом. Место само по себе уникальное с исторической точки зрения.

Ручей Обрывистый. 2017 год.

Ручей Обрывистый. 2017 год.

И красива сама река, которая проложила свой путь в узком каньоне с отвесными берегами…

Ещё через несколько километров мы остановились у ручья Каскадного. За всю свою сознательную жизнь, а в Магадане прожил чуть меньше полвека, я только слышал о том, что здесь есть водопад, но побывать никак не удавалось. Теперь вот пришло время исправить и это упущение. Подробно о местонахождении водопада мне рассказал Сергей Морозов – низкий ему поклон за это.

Водопад у ручья Каскадного. 2017 год.

Водопад у ручья Каскадного. 2017 год.

Вместе с Юрой мы спустились к его подножию и полюбовались этим творением природы. Понаблюдали за борьбой ручья, пробивающегося через скальный массив, зрелище это завораживало.

У водопада на ручье Каскадном. Наскальная живопись питекантропов. 2017 год.

У водопада на ручье Каскадном. Наскальная живопись питекантропов. 2017 год.

Всю эту красоту портили только наскальные надписи современных питекантропов, которые расписали все что могли масляной краской, стараясь запечатлеть для всех и вся свое присутствие здесь… Вот уж воистину натура людская – если не изгадить, то не будешь чувствовать себя счастливым в полной мере…

Наконец-то мы добрались и до Ларюковой. Если говорить о самом посёлке – то говорить практически уже не о чём. Когда то цветущий посёлок представляет сейчас из себя унылое зрелище – разрушенные дома и здания, пустые окна.

Но не сам посёлок был нашей целью – нам необходимо было дозаправиться и поужинать. Вот тут и начались первые накладки… Мы умудрились приехать к кафе во время перерыва и оставалось только последовать примеру других водителей, также терпеливо ожидавших начала рабочего времени. С заправкой было ещё веселее – на Ларюковой от заправки осталась только вывеска, нам подсказали, что ближайшее место, где отпускают вожделенный бензин – это Оротукан.

Дабы не терять времени, наш УАЗ со своим экипажем отправился на оротуканскую заправку, где мы залили полные баки. Если говорить о Оротукане, то хорошего скажешь мало… Этот посёлок постепенно постигает судьба остальных трассовских поселков – заброшенные дома, разобранные крыши, пустые глазницы окон. Часть поселка уже заброшена… Ко все бедам, у окраины посёлка артель моет золото, постепенно продвигаясь по долине реки Оротукан. Может получиться и так, что на месте посёлка, который гремел по всей трассе, останется только перемытый полигон. Мне довелось видеть Оротукан в лучшие годы его жизни и расцвета, приходилось бывать и на ОЗГО… Где это все? По чьей злой воле наша трасса превращается в безлюдную пустыню?

После Оротукана мы вернулись на Ларюковую, где уже кафе начало свою работу. Там мы хорошо и сытно поужинали. Огромная благодарность этому заведению и его коллективу – накормили нас знатно и не так уж и дорого! Попили кофе, посидели, покурили и свернули на сеймчанскую трассу. Наше путешествие продолжалось. Мы все надеялись на то, что погода перестанет строить нам козни, но у нее было другое мнение по этому вопросу и дождь и слякоть преследовали нас по пятам, наш УАЗ из синего медленно, но уверенно превращался в серый…

Заброшенными дорогами по Магаданской области. 2017 год.Заброшенными дорогами Магаданской области. 2017 год.

Специально для Юры – это по паспорту твой уазик зеленый цвета марино, а на вид то он синий!

Вот такой вот интересный водопад мы проехали на 8 километре трассы Ларюковая – Сеймчан. Он расположен на другой стороне ручья Таёжный, так что пришлось воспользоваться телеобъективом для более близкого знакомства с ним.

Небольшой водопад на 8 километре Трассы Ларюковая - Сеймчан. 2017 год.

Небольшой водопад на 8 километре трассы Ларюковая – Сеймчан. 2017 год.

От Ларюковой и до 15-20 километра трассы Ларюковая – Сеймчан располагались в долине ручья Таёжный две лагерные командировки (ОЛП) – Верхний и Нижний Таёжный. Правда, следов от них вряд ли уже можно найти сейчас, долина хорошо перемыта добытчиками золота.

Очередная наша точка – рудник Кинжал. Надо хотя бы разведать обстановку и расположение, чтобы потом вернуться сюда на обратном пути. Все что мы знали о местонахождении рудника – что съезд к нему находиться примерно в 10 километрах от Ларюковой, но в этом районе, как оказалось было минимум три съезда в распадки, так что пришлось полностью довериться навигатору и картам. И наш поводырь нас не подвел. Поворот на рудник был следующим за верстовым столбом с надписью 10 км (если смотреть от Ларюковой).

По старой трассе, ведущей по распадку до самого рудника, мы смогли проехать километров 5-6, причем этот кусок дороги сохранился прилично, единственная ложка дегтя в бочку с медом – это хорошо укрытая от человеческого взора приличная яма. В первый раз, следуя по незнакомой дороге скорости сильно не развивали и поэтому спели её заметить. Эта яма отомстила нам позже. Причем использовав 3 шанса из 4 возможных и подарив вашему покорному путешественнику хорошую шишку, впрочем, не будем сильно забегать вперед.

Вскоре нам встретился участок, метров в 5, подмытой дороги, по которому был шанс пройти, но так же была вероятность оказаться на боку в ручье, свалившись со склона. Тут уже Юра со своим УАЗом проявил чудеса героизма и как горный медведь проломился по склону через камни и стланик, объезжая эту ловушку. Дорога подарила нам еще метров 10-15, заросших кустарником и уперлась в каменную осыпь, это и был конец дороги. Приехали…

Рудник Кинжал. Проходческая траншея. 2017 год.

Рудник Кинжал. Проходческая траншея. 2017 год.

Я внимательно осмотрел ближайшие распадки через бинокль, пытаясь обнаружить следы рук человеческих и отметил для себя пару перспективных распадков для прогулки и поисков.

Рудник Кинжал, не смотря на свою близость к трассе, на удивление очень плохо описан, я потратил немало время на то, чтобы хотя бы узнать примерное место, где он находился и познакомиться с его историей. Также мало фотографий и привязки по местоположению объектов и артефактов. Несколько раз слышал от тех, кто возит туристов, что там вообще ничего интересного нет… Ко всем бедам и спутниковые снимки давали только отрывочные данные, а генштабовская карта могла мало помочь. Так что рудник Кинжал был для меня загадкой, как и Эльген-Уголь.

Распадок на руднике Кинжал. Туман не позволял даже окинуть взглядом место, где были расположены строения, шахты. промприборы рудника Кинжал. 2017 год.

Распадок на руднике Кинжал. Туман не позволял даже окинуть взглядом место, где были расположены строения, шахты, промприборы и фабрика рудника Кинжал. 2017 год.

Время было уже позднее и для экскурсий мало располагало. У нас был выбор – либо оставаться здесь, разбивать лагерь и спать, а утром уже уходить на поиски. Либо уезжать с этого места и двигаться дальше к Сеймчану, присматривая место для ночлега по дороге. Выслушав мои предложения и доводы Юра сказал: «Поехали дальше, не нравиться мне это место. Ни лагеря не разбить, не переночевать по человечески, да и речки с рыбой я тут тоже не замечаю. Давай лучше вернёмся на обратном пути…».

Сказано – сделано и мы двинулись обратно, на выход на трассу. Про яму помните – говорил? Вот обратно мы ее поймали со всей пролетарской ненавистью… Понимая, что начинаю взлетать – я успел принять позу морской звезды, упираясь всеми конечностями и пережил сперва взлет, а потом малоприятное воссоединение нашего УАЗа с дорогой…

-Я тут все мели знаю. Это первая – меланхолично сказал Юра – ты уж прости, не заметил, хорошо замаскировалась…

Мы вышли на трассу и двинулись по направлению к Усть-Среднекану, на встречу быстро накатывающемуся закату…

До Усть-Среднекана добрались без приключений и особо не рассматривая пейзажи по сторонам. Да и много ли ты увидишь под свет фар? Можно только предполагать…

До Усть-Среднекана проблем с выбором пути и навигацией у нас не возникало, карты в планшет были закачаны заранее и мы не зависели от интернета. Но вот по какой-то случайности именно куска карты с Усть-Среднеканом и мостом через Колыму, в нашем навигаторе не оказалось. Подъехав к мосту через Колыму, мы засомневались в правильности выбранного пути. Юра предложил проконсультироваться у местных жителей и поискать заправку – надо было пополнить один из баков. Вернулись до поворота и двинули по дороге, ведущей вдоль берега. Она нас привела прямо к заправке…

Мост через Колыму у Усть-Среднекана. 2017 год.Мост через Колыму у Усть-Среднекана. 2017 год.

Юра вышел из машины и пошел к окошку, наклонился и начал беседу. Через пару минут дверь здания заправки открылась и к моему другу вышла молоденькая девушка и пояснила, что заправка эта ведомственная и заправить нас она не сможет при всем своем желании и по любой цене. Рассказала нам, что мост, в который мы уперлись, именно тот самый мост, который нам нужен. Девушка пожелала нам хорошей дороги и вернулась к себе, а мы поехали обратно к мосту через Колыму.

Знаете, меня, честно говоря, даже смутило, что молоденькая девушка среди ночи в выходной день вышла к незнакомым ей людям, чтобы помочь заплутавшим путешественникам. Может я просто стал забывать о колымских законах и доверии к людям?

До Верхнего Сеймчана мы добрались без приключений (благо там и развилок по трассе особо и нет, не заблудишься), а там уже по проложенному маршруту картой навигатора, в ночи, освещая пустынную дорогу светом фар, наш экипаж следовал по трассе, ведущей на Сеймчан.

Проехали мимо развилки на Верхний Сеймчан, сам поселок остался немного в стороне.

Миновали село Колымское, в одиноких домах и на пристани горел свет. Остановились в конце села, у нефтебазы, у такой желанной вывески – «Заправка». Кстати простому смертному бензин и соляру можно купить только здесь – в Верхнем Сеймчане и Сеймчане заправок вы не найдете. Залили баки нашему Боливару и продолжили свой путь – к Сеймчану.

Сам Сеймчан мы прошли по карте навигатора, дабы не заплутать в его улицах. И я, и Юра здесь были в первый раз. Миновав поселок, стали поджидать появление развилки, откуда начиналась дорога на Лазо и Чапаева. Доехав до заветной развилки, от которой одна дорога уходила на Чапаев и Лазо, а вторая на аэронавигацию и Эльген-Уголь, мы с удивлением обнаружили, что над мостом, через который пролегла выбранная нами дорога, висит запрещающий проезд знак, на котором было грозно написано о том, что проводятся технические работы…

Мы остановились… Я сверился с маршрутом и картой навигатора и сказал другу: «Юра. А ведь нам сюда…».

-Сюда, так сюда – ответил напарник, выжал сцепление, переключил скорость и поддал газу…

К реке Сеймчан, напротив фабрики Чапаева, мы добрались в первом или во втором часу ночи. Распаковываться, готовить еду, расстилать сидения, чтобы удобно устроиться для сна, не было никакого желания… Мы просто откинули спинки кресел и забылись сном… Рядом шумела река и тишину нарушал рассерженный гул разочарованных комаров… Мы спали…

На другом берегу фабрика №3 рудника имени Чапаева. 2017 год.На другом берегу фабрика №3 рудника имени Чапаева. 2017 год.

Итак, за первые сутки нашего путешествия мы прошли через Хасынский, Ягоднинский и Среднеканский районы, преодолев более 500 верст…

Спасибо Юрию Филипповскому и его УАЗу за стойкость и терпение!

Хроника УАЗа цвета «марино». 2017 год. День первый: 2 комментария

  1. Спасибо! Магаданцам это более менее знакомо. Если к снимкам приложить карту маршрута или хотя бы области, было бы супер. Спасибо!

  2. Автору респект! Достаточно подробно описывает “поход”, особо “воды” не льёт. Улыбнуло: – “горный медведь”)))))))
    Лет 10 назад объехал все известные мне на тот момент и сохранившиеся лагеря и зоны в области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *