Плавание топора или робинзонада по-нелькобински

Между небом и землей. Урчан. Август 2018 года.Между небом и землей. Урчан. Август 2018 года.

Пламя от костра разрывало темноту ночи, освещая небольшой участок каменистого пляжа… Сырые дрова нехотя отдавали тепло двум путешественникам, дремавшим в разных позах на плавнике и пытавшимся согреться… А все ведь так хорошо начиналось…

Домой. К цивилизации, к людям…

Обратная дорога Урчан – Нелькоба нашему экипажу давалась с большими трудностями, нежели путь на рудник. Было ощущение, что Урчан не хотел отпускать нас, используя для этого все виды воздействия… Венцом приключения была пропоротая скальником шина, которую пришлось приводить в рабочее состояние в течение часа, используя подручные средства для заделки полученной пробоины.

Во время пересечения нашей машиной многочисленных проток и луж, я отметил для себя, что вода везде поднялась и, возможно, Капитан прав в своем желании как можно быстрее оказаться на трассе…

Вскоре добрались до речки, на которой планировали остановиться на сутки, дабы дать шанс Юре и хариусу посостязаться в битве. Дело было после обеда, солнце перевалило зенит и начало свой путь за сопки, подкрадывался вечер…

На притоках Нелькобы. Август 2018 года.На притоках Нелькобы. Август 2018 года.

Мы остановились на косе, Юра вышел из машины, осмотрел место, где планировали разбить лагерь, подошел к реке. Докурил беломорину, вернулся за руль, посмотрел на меня и промолвил: «Поехали дальше…»

-Давай расположимся здесь на ночевку, ты опять без рыбалки останешься, а рыба тут водится. Порыбачишь на зорьке и поедем дальше, время в запасе есть.

-Видишь как вода поднялась? Где гарантия, что завтра мы сможем вообще переехать? Если встрянем, то останемся без связи и как долго зависнем, неизвестно никому… Надо уходить к трассе, пока при памяти…

Эту протоку прошли буквально на цыпочках, вода доставала до фар и наш УАЗ потихоньку, чтобы не залить трамблер и свечи, перебрался на другой берег. В голове пронеслось: «Фух… Прорвались…»

Начало темнеть, Юра включил фары и тут мы обнаружили, что купание по притокам Нелькобы не прошло бесследно, теперь наш УАЗ напоминал адмирала Нельсона, подсвечивая себе путь одной фарой…

Перемахнув очередную протоку, всматриваясь в быстро темнеющие окрестности, решил посоветоваться с Капитаном.

– Юра, темнеет. Идем на одной фаре, не видно ни дороги, ни глубины проток. Туда днем шли. Хоть что-то было можно в воде разглядеть, а сейчас только по приборам… Давай найдем место и заночуем, рассветёт и продолжим дорогу по свету дальше?

– В общем, ты прав, но остановиться здесь особо на ночь негде и до Нелькобы осталось то километров двадцать… А если за ночь вода ещё поднимется, ты видишь, что твориться с ручьями? Мы тогда можем надолго закуковать… Так что прорываемся до Нелькобы и ночуем там. Авось пронесет…

Дорога через лес. Август 2018 года.Дорога через лес. Август 2018 года.

Наш путь лежал через лес, который разрезала дорога в одну колею, справа и слева возвышались деревья, за силуэтами которых терялось небо. Единственная фара УАЗа освещала дорогу и была путеводным маячком в темноте, вступавшей в свои права. Внезапно просека закончилась, лес расступился и мы оказались на берегу полноводной горной реки с быстрым течением… Неприятно засосало под ложечкой: «Ё-мае, ведь тут воды-то не было вовсе…»

Юра притормозил у кромки воды, включил пониженную передачу и врубил первую скорость…

– Держи рычаг понижайки, чтобы не выбило. Идем вперед…

И всё-таки интуиция существует… В моей душе пронесся трусливый заяц, вереща от страха с воплями, что это чистой воды авантюризм идти через протоку, где и дна не видно…  Я решил высказать своему Капитану все доводы по поводу ночной переправы, но из всего моего длинного заготовленного монолога получилась одна фраза: «Юра, ты уверен?»

-Да!

Через мгновение наш УАЗ медленно начал входить в бурлящую воду…

Отступления или мысли вслух…

Почему в этот критический момент я не начал подробно перечислять опасения напарнику и не настоял на своей точке зрения, а последовал примеру спартанцев?

Что такое сработанный экипаж в дороге? Это капитан, он же водитель и штурман. Мое дело (штурмана) – вести маршрут, вычислять расстояния и дороги, название мест и рек, и делать все, чтобы водитель не отвлекался от руля и дороги. Капитан (водитель) – в дороге царь и бог, это он сидит за рулем, пятой точкой опоры выбирает лучшие варианты и направления, замеряет глубину ям и проток, и возможности их объезда… Вариантов других нет и быть не может – либо вы доверяете человеку, который сидит за рулем и своему напарнику, либо ищете другую машину и водителя, либо идёте пешком… Кто-нибудь из вас орал на водителя сидя рядом в экстренной ситуации? Кто–нибудь пилил на тему: «А надо было свернуть туда, а ты поехал в другую сторону»? Кто-нибудь орал в ухо своему водителю волшебную фразу: «Я же тебе говорил!»? Если так – то вы не команда, а разные люди и вам вместе не стоит ездить по безлюдным местам… Либо вы однажды узнаете о себе очень много нового, либо у вас будет шанс просто прогуляться пешком до того места, откуда вы начали свое путешествие…

Да, любое неверно принятое водителем решение вы будете расхлебывать вдвоём – выкапывать машину из грязи, бортировать колеса, таскать бревна, стелить гать, пилить деревья, разводить костёр, заниматься ремонтом. Но вы команда и иначе быть не может… Если же вы сели в сторонке и вместо помощи начинаете пилить водителя, призывая на его голову все возможные кары, то вам лучше сидеть дома и смотреть телевизор или садиться за руль самому… Но если вы все-таки взяли на себя роль штурмана экипажа, то лучше соблюдать эти простые правила. Ведь вы же команда, а на расстоянии километров 100, кроме медведей никто больше не живёт… Так что лучше некоторые вещи говорить вовремя или вообще потом не говорить вслух…

В тайге, вдали от оживлённых дорог и людских поселений своя жизнь и свои правила… Здесь нельзя надеяться на удачу или авось. В этих малолюдных просторах тайги, сопок и рек необходимо предусматривать всё заранее, чтобы при любом варианте развития событий снизить глупый риск до минимума… Если ты следуешь этим простым правилам, написанными кровью и потом, а где и жизнями, с тобой вряд ли что-то может случиться. А мы зарвались… Видимо, лимит удачи, который нам отпустил всевышний на эту поездку до Урчана был исчерпан.

На притоках Нелькобы. Август 2018 года.На притоках Нелькобы. Август 2018 года.

Наш экипаж, в свою очередь, сделал все, чтобы наше путешествие оборвалось посреди речки. Эту речушку в обычное время можно перейти, не замочив колени, но сейчас она с лихвой напилась водой прошедших дождей и стремительно несла свои воды по ямам и перекатам… Ничем не приметный ручей превратился в настоящую горную реку.

Ехать ночью по маршруту, который прошли только в одну сторону, с одной фарой, в одну машину – это было верхом авантюризма, за который нам в полноте своей воздали лесные духи… Все остальное и кто мы есть на самом деле нам рассказали наши товарищи позже…

Катастрофа

Передний бампер машины медленно погружался в воду, УАЗ начал преодоление первых метров водной преграды… Вот и наш единственный источник света ушел под воду… Вот вода достигла края капота… Вот и мотор натужно взвыл, его начал тормозить вентилятор, вращающийся в воде…

Вода подошла к лобовому стеклу и мотор чихнул в последний раз… Оставался ещё шанс выйти из ямы, в которой мы оказались на стартере и Юра до последнего, пока не сели аккумуляторы, пытался продвинуться вперед и выбраться из ловушки. Но тщетно – машина словно уперлась в стену.

Тем временем вода начала быстро заполнять машину, в голове мелькнула мысль: «Приплыли…»

На какую-то долю секунды у меня появилась возможность почувствовать себя подводником во время затопления отсека и борьбы за живучесть. Благо задачи были разные – не надо было заделывать пробоины, надо было десантироваться с тонущего корабля…

Необходимо было быстро собирать вещи и покидать уходящую под воду машину. В полутьме, под тусклый свет лампы освещения кабины, я сумел найти свои ботинки и натянуть их, забрать кофр с кэноном и документами… В это время капитан спасал документы на машину и капитал.

Тем временем вода в кабине уже была по пояс и продолжала прибывать. Но это было не самое печальное – быстрое течение начало приподнимать левую сторону и машина начала заваливаться набок.

– Открывай свою дверь, пускай вода уходит, перевернемся к черту!

Прекратив лихорадочные попытки добыть ещё что-нибудь полезное, я открыл свою дверь и из машины хлынул поток воды, унося с собой в свободное плавание все, что не было закреплено и плавало в кабине…

Левая сторона УАЗа прекратила свой угрожающий подъем, на мгновение замерла в равновесии и начала уходить под воду все быстрее и быстрее. Машину начало стаскивать в яму, ставшей для нас ловушкой.

– Выходи из машины, живо!

Получив команду, я покинул свое место и цепляясь за заднюю дверь встал сбоку машины. Воды у заднего колеса было по колено… Уже стемнело и единственным источником света был плафон кабины, который еле светился. Можно было различить общие очертания местности, но не определить глубину воды и расстояния до берегов…

Вот и капитан покинул тонущее судно через мою дверь и оценил диспозицию.

-Надо переходить протоку. Здесь ловить нечего, замерзнем до утра…

-Юра, может не стоит рисковать в темноте, подождем пару часов, хоть дно видно будет – как идти?

-До утра замерзнем. Надо выбираться.

И мой товарищ двинулся в бурлящую воду навстречу ночной темноте. Сперва мой друг пытался пройти до берега по прямой, но вода быстро дошла до пояса и течением подбило ноги, Юра потерял равновесие. Я только и увидел. Как напарника сбило с ног и потащило течением, все это произошло в доли секунды… Но через буквально метра полтора свободного плавания, Капитан нащупал дно и снова принял вертикальное положение – там уже было мелко… Я перевел дух и смотрел, как Юра преодолевает оставшиеся метры до берега по колено в воде, выходя на отмель.

-Давай, твоя очередь, здесь уже мелко!

Но я медлил, не желая расставаться с единственной надёжной опорой в реке и проверять глубину протоки. Причин было несколько – я очень не люблю тонуть на речках (печальный опыт в наличии имеется), вторая причина – кофр за спиной с уцелевшим оборудованием. С тем, что осталось в машине я уже мысленно попрощался… Но вот если меня собьет течением, то это будет самое дорогое купание за последние несколько десятков лет, вместе с моим бренным телом в воде окажется и кофр с уцелевшей аппаратурой… Да и только вроде жить начал, подбираясь к пятому десятку…

Переправа через эту бурную речку, само по себе нелегкое и опасное предприятие, а уж ночью – на грани авантюризма. Вброд по  такой воде ещё можно перебраться, если вода не доходит до пояса. Пока только ноги в воде – есть шанс удержаться. Но если вода захлестывает выше, то шансы на удачную переправу будут практически равны нулю, вода бьет на уровне центра тяжести и увеличивается площадь воздействия, в результате удержать равновесие и вертикальное положение очень тяжело. И опять же, немаловажное значение играет рост и длина ног – мой напарник выше меня на голову и те глубины, которые он преодолел, для меня будут для перехода запредельными – только плыть… Никто не пробовал плыть по горной речке вплавь и ночью в темноте? Вот и мне не хотелось. В эти минуты я горько пожалел, что стать цаплей у меня нет никаких шансов…

Узрев моё нежелание идти в воду и душевные метания, Капитан устроил пресс-конференцию между берегом и островом…

– Иди, не бойся. Тут мелок, я же прошёл!

-Юра. Я видел как ты шел, меня захлестнёт сразу! Лучше я здесь останусь, залезу на крышу и до утра посижу – по свету будет хоть дно видно и глубину!

-Замёрзнешь, как цуцик! Может назад пройдешь, на другой берег?

Я огляделся с кормы нашего сухопутного корабля и попробовал глубину. Проверка показала, что и эти несколько метров до берега мне также придется преодолевать только вплавь…

– Назад тоже никак, буду куковать здесь, в одного мне не выйти…

Что думал Капитан в этот момент о ситуации, обо мне, о нашей поездке и о моём росте – я в тот момент я мог только догадываться… Юра молча развернулся к машине и снова вошёл в бурлящий поток.

– Иду к тебе, вместе пройдем!

Пока напарник шаг за шагом приближался к машине по пологой дуге, я запоминал примерную глубину и сам маршрут…

-В твоей двери газовый баллон и горелка. Возьми с собой! – едва удерживаясь на ногах, Юра успевал давать ценные указания.

Пока напарник преодолевал последние метры до нашей подводной лодки, я нашел все, что было наказано, в том числе и свою палку для скандинавской ходьбы (очень полезная находка в этой ситуации) и начал морально готовиться к переходу.

-За руку бери и только не расцепляйся. Идем вдвоём, я первым, промеряю глубину. На месте не стоим, иначе или замоет или снесёт быстро – Капитан и в этой ситуации оставался капитаном.

Так мы и пошли, шаг за шагом приближаясь к заветному берегу…  Еле удержавшись на ногах, преодолели самый опасный участок, где вода уже подходила к карманам брюк и течение выбивало опору из-под ног, но через пару метров от УАЗа вода стала нам по колено и мы уже крепок стоя на ногах, начали выходить на берег – самый опасный участок был пройден.

Что вас встречает на берегу, после выхода из воды на Колыме, особенно если дело происходит ночью, да под ветерок? Правильно – Здравствуй господин Мороз!

Мы ринулись собирать в округе более или менее сухие ветки и дрова, выискивая на берегу в завалах плавника, всё, что могло нам помочь быстрее сотворить костер…

И вот дрова собраны, будущий костёр подготовлен, осталось дело за малым – за огнём… Горелка с баллоном соединяются в одно целое, подносится к будущему очагу, приводится в действие пьезоэлемент и…. Ничего не происходит, пьезоэлемент после пребывания в воде отказывается давать искру… Зажигалка или спички? В карманах штанов все мокрое, в карманах горки пусто – ситуация патовая… Пора вспоминать добычу огня нашими предками при помощи камней и дерева… Но тут госпожа удача улыбнулась нам через ночную тьму, моя рука нащупала в кофре с кэноном корпус зажигалки, неизвестно как там оказавшейся…

-Юра. Есть!

Щелчок, искра, загудела газовая горелка и с её помощью за несколько минут костер был разведен…

Костёр в ночи...Костёр в ночи…

И вот, в ночной темноте, у щедро раздающего свет и тепло костра, исполняли странные танцы двое мужчин, медленно выполняя разные па, совершая обороты на 90 градусов, при этом странно приседая и принимая комичные позы… Все эти священнодействия сопровождались под аккомпанемент наших клацающих челюстей, исполнявших чечётку…

Но вот и наступил момент, когда мы немного отогрелись и подсушили одежду. Пришла пора подводить итоги и думать о завтрашнем дне… Сперва проверили свое движимое и недвижимое имущество…

В активе и наличии у нас оказались газовый баллон, горелка (просушенная и уже рабочая), фонарь, мокрая пачка беломора, две консервных банки, найденных на берегу, зажигалка и телефоны…

Пикантность ситуации добавлял тот факт, что телефоны показывали полное отсутствие зоны покрытия сотовыми вышками и никакое чудо из сотовых в спутниковые их превратить не могло…

Наше недвижимое имущество мертво сидело в реке… Посветив фонарем, увидели, что машина наклонилась на левую сторону (в сторону ямы) градусов на 15-20, у левой стойки крыши УАЗа, которая практически была под водой, ярился хороший бурун, предупреждающий о том, что течение здесь шутить не будет… Большая часть кабины была в воде, и внутри неё, в этом небольшом озере, плавало всё,  что имело отрицательную плавучесть… Благо закрыли двери, иначе большая часть нашего имущества ушло в сплав по Нелькобе…

Юра выудил из мокрой пачки «Беломора» пару более или менее уцелевших папирос. Мы сели у костра и дымя папиросами, приступили к разбору полётов.

-Эту протоку, когда шли на Урчан, проходили не прямо, а по дуге, так как я к машине подходил… Обратно шли – то ли забыл, то ли расслабился, вот и влетел… Не видно ни черта, понадеялся на память…

-Зачем до конца пытался вперед пробиться, может на аккумах был шанс назад выйти?

– Да, как-то не подумал, понадеялся, что получиться…

– Бывает… Есть предложение, просушиться немного и идти к Нелькобе, здесь мы ничего не сделаем и ловить нечего.

– Давай так и поступим, какой смысл мерзнуть под открытым небом?

Погревшись ещё немного у костра, мы двинулись в путь, но пройдя метров тридцать-сорок оказались у следующей протоки, судя по всему, с еще больше глубиной и ничуть не менее быстрым течением. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что мы очутились на острове и отрезаны от большой земли…

– Приплыли…

Делать было нечего, мы вернулись к костру, натаскали дров и попытались устроиться подремать у костра на бревнах, что в принципе удалось в какой-то мере…

Вот так началась наша робинзонада по-нелькобински… Шла первая ночь нашего пребывания на острове, до рассвета оставалось несколько часов.

Первые сутки на острове

Первую нашу ночь до того момента, когда солнце снова взошло над Нелькобой и разогнало ночную тьму, мы провели у костра, созерцая пламя и греясь от него.

Пришлось вспомнить навыки, вбитые ещё в армии, и проверить на себе крылатую фразу – что если дать солдату точку опоры, то он обязательно уснет. Мне вполне комфортно удалось подремать и сидя и полулежа у костра, устроившись на плавнике… Было время и для медитации и осмысления происшедшего, время для скорби о механических девайсах, почивших в водах реки Нелькоба и держащих путь в Нирванну машинерии… Вот зачем я, еще когда мы бортировали колесо, одел футболку от термобелья – сказать не смогу, но в этом положении я был благодарен такому поступку. Успевая сожалеть о том, что остановился на половине дороги и поленился одеть весь комплект… Мне было и сухо и тепло, несмотря на промозглую туманную ночь.

Юре было тяжелее, подремать он так и не сумел и промаялся у костра до рассвета… Утром все его переживания по своему железному коню и следствия недосыпа хорошо читались на его лице и под глазами…

На притоках Нелькобы. Август 2018 года.На притоках Нелькобы. Август 2018 года.

Когда рассвело, мы уже стояли у брода через протоку и размышляли о возможностях и способностях… Река за сутки нашего пребывания на Урчане разлилась в этих местах на несколько метров в ширину, затопив край острова и разбив его на отдельные части ручьями.

На другой стороне протоки стеной стоял лес из лиственниц, длиной в  метров семьдесят, разрезаемый дорогой, уходящей в сторону посёлка Нелькоба.

Посветлу хорошо было видно, что у берега, где стоят деревья, сплошные ямы и бурное течение и это делало переправу через протоку в любом месте, за исключением брода, очень рисковым предприятием. Ниже по течению в метрах тридцати, там, где заканчивался лес, была небольшая отмель.

Осмотревшись, мы начали мероприятия по разведке возможности форсирования реки. Замеры глубины показали, что через несколько метров от нашего берега высота воды становится выше пояса и брод на ногах преодолеть не удастся.

Посередине этой бушующей речки, чуть ниже  перехода, стоял небольшой островок, на котором росли несколько ив. Уровень воды и сила течения была такая, что у деревьев образовался бурун в полметра из кипящей воды, а перед самим островком была хорошая яма.

В результате получалась следующая картина… Пускай нам сильно повезёт и мы сможем пройти метра четыре по броду до уровня этого островка и нас не собьет течением… Идти придётся по диагонали под напором течения и выйдем мы как раз в эту гостеприимную яму у островка в объятья беснующегося буруна… Изменить точку входа и подняться выше по течению для перехода – этот вариант отпадал по причине глубин уже у нашего острова… Таким образом, переправа через протоку по воду, яко посуху, отпадал сам собой…

-Юра, перейти здесь не судьба. Есть только вариант идти вплавь и с разными вариациями. Можно начать заплыв выше брода и попытаться попасть в узкий створ лесной дороги, но это рискованный вариант. Оптимальным решением будет зайти в воду ниже брода и переплыть на другую сторону реки, ориентируясь на отмель. А самые лучшие варианты в данное время – это проверить интенсивность движения в районе отдельно взятого острова и дождаться какой-нибудь машины, либо понадеяться на спад воды и попытку перехода брода ногами… При всем уважении к тебе я плавать не хочу, давай подождем. Время в запасе у нас есть…

Мой напарник внимательно меня выслушал и поддержал предложение в первом чтении.

Оценив ситуацию и приняв стратегические решения, пришло время обустраивать свой быт и подумать о хлебе насущном. День был пасмурным, присутствовал ветерок и все это, включая температуру, делало робинзонаду не самым увлекательным курортным приключением.

Было решено перенести лагерь (состоявший из одного костра) на новое место, к этой протоке. Здесь было повыше и посуше, хватало плавника и вода не подходила так близко, как на прежнем месте.

Совершили паломничество и к своей боевой колеснице. УАЗ левой стороной был по крышу в воде, а у верхнего левого края стойки лютовал бурун… Правая стойка возвышалась над водой на десяток сантиметров…

Посмотрев на то место, где мы совершили свой отчаянный бросок от машины до берега при свете дня, я изрек следующее: «Тренер, я больше не хочу пить…»

-Но ведь прошли же – сказал Капитан…

– Да прошли, потемну и в связке… да и выбора у нас с тобой особо не было. Вода приподнялась ещё и я просто дотуда не дойду, а отправлюсь в путешествие по реке Нелькоба в роли топора. Так что пошли к костру, делать особо нечего…

Мы вернулись к лагерю, я поудобнее устроился на лежбище из бревен у нового костра и занялся одним из любимых вещей каждого мыслителя – созерцал огонь, обдумывая, обдумывая создавшуюся ситуацию… Юра – человек более прагматичный… Сперва попытался подремать и когда его старания не увенчались успехом, пошел осматривать захваченную нами территорию на предмет возможных бродов, растительности, дров, питания или любых других подарков цивилизации. Пока все что было найдено из следов человека на острове – это две ржавые консервные банки, принятые нами на службу в роли кружек…

Со своего патрулирования Юра вернулся со жменей плодов шиповника, который честно разделил на двоих.

-Нашел немного шиповника, есть самую малость княжники и голубики, больше здесь ничего съедобного не растёт, ну если не брать в расчёт иву…

Я неспешно прожевал полузрелые плоды шиповника и проглотил… Желудок, почуяв, что ему что-то все же перепало, сперва довольно заурчал, но когда понял что его обманули – взвыл белухой.

-Блин. Лучше бы и не ел, теперь оборачивайся зайцем и грызи иву…

Усугубляло ситуацию и то, что на острове оказались два кофемана-курильщика, лишенные своих наркотиков… Курить хотелось немилосердно, было ощущение, что уши начинают пухнуть и увеличиваться в размерах…  Курящий меня поймет, а тому, кто этой гадости не подвержен, даже и желать не стану таких ощущений. Отсутствие табака добавляло нервозности и эмоций в наших диалогах и в ситуации в целом.

Говорить об этом вслух – только гусей дразнить, Юре и так приходилось невесело… Все было рядом, только протяни руку – в метрах пяти – шести… В протоке, по крышу в воде, сидел наш склад на колёсах, где лежало всё – от кофе до котелка, чтобы снова почувствовать себя человеком и вернуться к благам цивилизации, но как было преодолеть это расстояние? Если сам не рисковал сделать этот шаг, то не стоило на это толкать и своего напарника – было бы просто нечестно… Оставалось только созерцать огонь и ждать…

Первым устал от ожиданий и отсутствия предметов первой необходимости мой напарник. Вскоре я заметил суету у старого костра – Юра подтаскивал дрова, разводил огонь. Мне показалась несправедливой его работа в гордом одиночестве и я составил ему компанию. Когда костер разгорелся, спросил у Капитана: «Юра. Ты что удумал? Один костер уже есть, зачем ещё один?»

-Пойду до машины, смысл здесь так сидеть?

-Ты точно уверен в том, что хочешь туда пойти? Я и подстраховать тебя не смогу…

-Да, я решил. В общем, делаем так… Сейчас снимаю штаны и вброд до машины, вытаскиваю ящик с продуктами. Жди меня на берегу, примешь имущество.

-Если уж решил идти, то захвати мой черный пакет за водительским сиденьем…

-Блин. Зачем он тебе? Все что надо лежит в ящике…

-В пакете блок сигарет, есть шанс, что в заводской упаковке не промокли… От твоего беломора, даже если ты его найдешь, толку не будет – скорее всего, промок до основания…

Юра снял штаны, надел ботинки, и вошел в воду… Мне оставалось только морально его поддерживать, наблюдая за тем, как напарник, шаг за шагом, прорывался к машине. Когда капитан прошел самый опасный участок пути, удержав равновесие, я облегченно вздохнул.

Вот он уже и у машины. Открыл дверь, достал белый контейнер с продуктами, нашел пакет, закрыл машину и двинулся обратно, держа свой груз на руках. Наступила вторая часть, еще более сложная, этого путешествия… Капитан благополучно добрался до отмели, где я забрал его поклажу.

 -Дуй к костру, грейся!

Пока Юра отогревался у костра, клацая зубами, мне досталась участь проведения инспекции и ревизии спасённого имущества. Был найден и блок сигарет, который действительно спасла заводская упаковка от близкого знакомства с водой за эти сутки. Через пару минут я уже отдал зажжённую сигарету напарнику: «Кури!»

После того как Юра отогрелся и обсох, мы переместились вместе с добытым сокровищем к новому месту обитания и принялись шиковать.

Первым делом разобрали ящик, и отсортировали продукты. Вода всё-таки нашла дорогу внутрь контейнера и успела намочить чай, сухари и так далее. От воды пачка чая приобрела трехкратный размер от первоначального объема, Капитан пробил упаковку и поставил стекать чайный настой в кружку.

Вот и закипел наш чайник и мы смогли попить, блаженствуя, кофе… Потом уже настал черед обеда. В общем – жизнь удалась, всё-таки сытый желудок позволяет не так мрачно смотреть на сложившуюся ситуацию…

За день мы натаскали побольше дров к кострищу, чтобы хватило на ночь с запасом… Оборудовали себе лежанки из плавника. Наша палатка и спальники всё ещё оставались в машине среди протоки и надвигающуюся ночь нам предстояло провести в полном единении с природой – то бишь на свежем воздухе.

За все это время случилось только одно изменение, которое порадовало нас: вода упала на несколько сантиметров, потихоньку отступая от завоеванного берега. Это хорошо было заметно по нашему глубиномеру, который памятником застыл посреди протоки – край левой стойки появился над водой… Наверное, и меня и Юру посещала одна и та же мысль – только бы не было дождя!

Эта ночь прошла куда лучше, в отличие от предыдущей, мы были сыты и с сигаретами. Погода пока к нам благоволила и с неба не сыпала на нас водную крупу…

Жизнь продолжается, да здравствует комфорт!

Утро следующего дня было ещё более оптимистичным: вода в обоих протоках сильно упала, отступив от нашего вынужденного пристанища. На самом острове пересохло несколько ручьёв, которые разделяли  его на четыре части. Наша машина ещё больше появилась над водой, а бурун у островка в протоке потерял свою былую силу и уменьшился раза в два. Нелькоба успокаивалась, мелея на глазах, и сменила свой буйный нрав горной реки на спокойствие и умиротворённость обычной речки.

После основательного завтрака, Капитан снова решил повторить вчерашнее купание по отработанной схеме. Первым делом запылал пионерский костёр рядом с нашей подводной лодкой, а Юра, сняв излишки одежды, ушел на покорение реки, благо воды было уже куда меньше… В этот раз напарник совершил два захода до утопленного УАЗа и мы стали счастливыми обладателями пары спальников, палатки, одежды и рюкзака с аппаратурой.

Приехали... Август 2018 года.Приехали… Август 2018 года.

На этом наше вынужденное безделье закончилось, все, что удалось спасти, было мокрым до нитки. Нужно было всё отжать, разложить на просушку одежду и спальники, поставить палатку и дать ей просохнуть и обветриться. Погода смилостивилась над нами, через облака пыталось пробиться солнце, даря, пусть и на короткое время, блаженство под своими лучами. Ветер тоже играл нам на руку, обдувая наше мокрое имущество.

Закончив с обязательной программой, я приступил к не менее скорбным действиям – разборке утонувшей аппаратуры. Разложил аккумуляторы, вылил воду из объектива, разобрал камеру, вспышку… Делалось все это, не питая особых надежд – хотелось избавиться от излишков воды в своем железе.

Пока я возился с железом, Капитан переквалифицировался в шеф-повара, приготовив нашей экспедиции сытный и вкусный обед… Если уж быть откровенным, то по поводу готовки мне было дозволено только приготовление кофе и борьба с дошираком, все действия, требующие более высокой квалификации, мой напарник предпочитал делать сам.

После обеда подготовили к ночлегу палатку, приведя её в полностью расправленное состояние и натаскав тальника на пол, дабы не спать на голых камнях. В душе было радостно, несмотря на то, что спальники  ещё оставались влажными, у Юры появился отличный шанс нормально поспать после нескольких бессонных ночей. Так за мелкой суетой прошел день…

Ближе к вечеру устроили генеральное совещание, на котором в повестке дня стоял всего лишь один вопрос: «Что дальше?». Мы уже убедились в аномальной активности (вроде и дорога неплохая) движения автотранспорта в этом направлении и поняли, что ждать смысла больше нет. Юра снова поставил вопрос о преодолении протоки вплавь, тот вариант, что рассматривался днём ранее, что вызывало у меня нехороший мандраж. Как в присказке – я не трус, но я боюсь…

– Юр, если ты хочешь переплывать, то не вопрос, но в одного. Тогда тебе идти за подмогой, а я останусь тут с имуществом и машиной и буду ждать. Но лучше давай подождем утра, видишь вода падает на глазах? Там уже видно будет…

Юра помолчал, посмотрел мне в глаза, словно что-то хотел сказать мысленно, но вслух произнес: «Посмотрим…» О чем промолчал мой друг, мне предстояло узнать уже в ближайшее время.

Вечеряли у костра, попивая кофеек и наблюдая за солнцем, которое пряталось за сопки, оставляя нас на волю сумерек. Начало темнеть, когда низкие облака наградили нас моросью. Недолго размышляя, собрали вещи и убрали под защиту палатки, затащили и расстелили спальники. Уже устраиваясь ко сну, Юра не терпящим возражений голосом Капитана поставил меня в известность: «Завтра идем вместе… Вплавь или вброд – неважно… Пришли вдвоём и уйдем вдвоём».

Среди ночи нас разбудил сильный дождь, капли которого барабанили по палатке… Послушав эту симфонию, я ругнулся в душе простым разговорным слогом, и снова закрыл глаза с мыслью: «Лишь бы не поднялась вода, надо отсюда валить!». Заканчивались вторые сутки нашей робинзонады…

Нелькобинский Рубикон

К утру дождь прекратился, но солнца так и не было видно сквозь низко нависшие облака. Осмотрев весьма обмелевшую протоку (вода за ночь сильно ушла), Юра озвучил свои думы вслух: «Может и плавать не придётся, вода упала сильно, есть шанс пройти».

-Ты взглядом глубину промерил, может, ногами проверишь сперва?

 -Не буду. Пойдем сразу и пойдём вдвоём, так будет лучше. Заканчиваем завтрак. Собираем вещи и в путь.

Сбор имущества, носимого с собой, Капитан отдал мне на откуп, сам же занялся сворачиванием лагеря. Мне же нужно собрать рюкзак, которому предстояло немало проехать на наших плечах. Тут следовало соблюсти определенный баланс, чтобы не превратиться в дороге из туриста в ломовую лошадь. Раз наша идея с заплывом по протоке отпадала, с собой надо было также брать самое дорогое сердцу и карману.
В первую очередь свое место в рюкзаке нашли нож, газовый баллон, зажигалки, сигареты. Следом отправились свитера и куртки от комков. Вскоре в рюкзаке устроились кофр с уцелевшей тушкой, телефоны, документы и деньги. Отдельно в кармашек заботливо были упрятаны несколько пакетов растворимого кофе, пачка копченых колбасок и кусок хлеба. Собирая продовольствие я дальновидно подумал о том, что дорога у нашей команды неблизкая (только до трассы предстояло пройти 17 километров), а вот кушать хочется всегда… Сверху на рюкзак был привязан котелок, внутри которого нашли место кружка и ложка. На этой финальной ноте работа по комплектации рюкзака была завершена.

Все остальные наши пожитки были заботливо пристроены в палатку и лагерь был свернут. Я пристроил рюкзак за спину, взял свою волшебную палочку, и приготовился физически и морально к переправе.

Юра тем временем ещё сделал пару кругов по нашему лагерю, проверяя наличие забытых вещей, потом взял палку и начал оставлять какие-то письмена у палатки.

-Юра. Пойдем! Пойдем, пока запал есть, перегорю. Ведь на себе придётся тащить. Пошли – значит пошли – поторапливал я Капитана.

Покидая лагерь, посмотрел на труды напарника. Возле входа в палатку, на песке появилась надпись большими буквами: «МЫ ВЕРНЁМСЯ!»

На берегу протоки обсудили переправу и её очередность.

– Юра, пойдешь первым и налегке, ты выше. По тебе буду уже смотреть, как лучше идти, да и глубину смогу увидеть. Я беру рюкзак. Может тебе палку отдать, с ней идти легче?

– Не надо, от неё для меня толку никакого…

– Зря. Тогда возьму я, мне она не помешает.

У среза воды сняли штаны и убрали в рюкзак, рассудив, что сухая одежда нам пригодится, а обсохнем ходом.

И вот, держась за руки, ака в детском саду, мы начали вход в воду.  Уровень воды поднимался все выше, течение становилось всё злее, пытаясь опрокинуть нас или хотя бы сбить с ног… Видно было, что Юре приходиться нелегко, ему было необходимо идти прямо, к точке выхода, удерживая равновесие самому и удерживая меня от попыток совершить заплыв… Так мы и шли, шаг за шагом, в голове крутилась мысль: «Только не останавливаться, не стоять на месте, иначе собьет!»

Тем временем вода всё поднималась всё выше и достигла уровня карманов (если бы брюки были на месте) и это была критическая точка перехода, в эти секунды решалось всё… И тут наша удача улыбнулась – теперь с каждым шагом мы выходили из воды, как богатыри батьки Черномора, течение теряла свою силу и воды вскоре было уже по колено. До берега оставалось несколько метров и мы выдохнули: «Всё, прошли, мы это сделали!»

Через пару минут наш экипаж стоял на берегу и уже с другой стороны созерцал протоку, которая была нашей тюремщицей несколько суток…

-Ну что, одеваемся? – спросил напарник.

– Это зачем? Или забыл что это не последняя вода? Впереди столько ручьёв и куча луж, будем мокрыми по уши! Ноги мерзнут? Так пошли греться ходом!  Потерпишь? Выйдем на трассу к Родионовскому, вот там и оденемся, чтобы народ не пугать.

-Пожалуй ты прав, двинули! Устанешь – скажи, перехвачу рюкзак.

И мы двинулись в путь… Кто-нибудь помнит команду «Трудовые резервы» из фильма «Джентльмены удачи»? Вот это почти про нас, правда, с учетом других климатических условий. Одним словом, в свитерах и трусах, с рюкзаком за спиной, наша команда бодро зашагала по лесной дороге в приподнятом настроении…

О путешествии на машине и прогулками пешком

Все-таки есть разница между путешествием на машине и хождении пешком.

Несколько суток назад мы по этим местам неслись на УАЗе, обдавая окрестности выхлопными газами и распугивая живность ревом мотора. Совсем недавно наш УАЗ с ходу форсировал ручьи и лужи, где вода доходила до капота. За стеклами машины, как в поезде, проносились тундра, лес, реки и у нас не было шанса  в полной мере насладиться видами и красотами долины реки Нелькоба.  Несколько суток назад  лесная дорога ложилась под колеса нашей машины и мы неслись вперед – к Урчану. Единственные впечатления и приключения от дороги приходились на пятую точку опоры, которая принимала на себя все тяжести преодоления очередной ямы, камня или колеи…

Теперь все изменилось, мы шли по той же самой дороге, правда, в другом направлении. И в этом неспешном движении мы полностью наслаждались гармонией природы и становились её частью, принимая благосклонно все испытания, что она могла нам преподнести.

Вместе весело шагать по просторам!

А природа и рельеф в этот день развлекались над нами, как могли. Ночью прошел дождь и хвоя лиственниц и листы карликовой березы на обочинах блестели от капель дождя, которые их облюбовали. При попытке обойти водное препятствие среди дороги, появлялся шанс замочить не только ноги, но и получить порцию холодного душа от растительности. Вот и приходилось все эти лужи штурмовать вброд, никуда не сворачивая. Ещё не успевала нагреться вода в мокрых ботинках после очередной лужи, как снова наступала пора лезть в воду, порой почти по пояс.

Мы шли, обсуждая путешествие, рассказывая истории и травя анекдоты. За мой спиной громыхал котелок, закрепленный на рюкзаке. Сегодня он выполнял роль колокольчика для окрестных жителей. Правда, меня терзали смутные сомнения: отпугивал ли он от нас представителей местной фауны или служил сигналом к бесплатному обеду?

По пути встретились несколько хищных птиц, озадаченных происходящим. Они предпочли убраться подальше от возмутителей спокойствия, которые издавали столько шума и нарушали идиллию и лесной покой… 

Заметив, что я начинаю терять ход, Капитан настоял на передаче нашей эстафетной палочки (рюкзака) ему, чтобы дать мне возможность перевести дух. Ох, какие интересные ощущения у человека в первые минуты после того как с его плеч снимают ношу! Скинув груз и сделав первый шаг, у меня возникло ощущение, что я стал весить раза в два меньше и пытаюсь взлететь… Вы помните мультфильм «По дороге с облаками»?  А точнее тот момент, когда друзья идут по дороге, буквально отрываясь от земли? Помните? Точно такие же ощущения были и у меня: «Сейчас взлечу!». Но эйфория длилась недолго, вскоре тело осознало свою реальную массу на этот момент времени,  и отставив попытки к полету, я бодро пошел по дороге, подстраиваясь под темп напарника.

Километров так через десять нашей веселой прогулки колея стала забираться на склон сопки, выводя нас на трассу, которая шла на Родионовский. Вот и развилка, мы вышли на более-менее приличную дорогу в шаге от цивилизации…

Ну что? Куда пойдем? Если идти влево – то уйдем на Родионовский, есть ли там связь с городом и техникой – я не знаю. Если пойдем направо, то идем на Нелькобу, к трассе, и там уже будем искать связь и попутку. Что выбираем?

-Сколько до Родионовского и сколько до Нелькобы?

-Плечи примерно одинаковые, километров по семь в каждую сторону…

– Тогда пошли на Нелькобу, впустую прийти на Родионовский и потом идти обратно – не самое лучшее дело.

В своих выводах Юра не ошибся и в этом мы убедились очень скоро. И вот, наша парочка твиксов двинулась в сторону Нелькобы, дорога до которой большей частью шла по склонам сопок. Вскоре раздался звук мотора…

-Юра. Машина идет или глюки? – за несколько суток безмолвия, шум мотора был самой желанной музыкой для нас.

– Машина!

Нам навстречу довольно-таки бодро ехал джип, который, не сбрасывая хода, проехал мимо нас, даже не притормозив…

-Может спешит сильно? – Предположил Юра.

-Ага, полуголых мужиков испугался. Подумал, что приставать начнём. Да и… с ним, пошли дальше…

Вскоре судьба подарила нам попытку номер два. Из-за поворота, урча движком, появилась буханка цвета гейнсборо, полная народа. Юра поднял руку в международном знаке любителей поездить на халяву, если говорить проще – начал голосовать.

Я обратил внимание на водителя УАЗа, глаза которого округлялись все больше и больше по мере приближения к нам… Блин! А ведь штаны-то мы так и не одели… Наверное, это была очень забавная картина – двое в шортах и свитерах на безлюдной лесной дороге…

Машина остановилась, и Юра переговорил с водителем. После коротких переговоров  УАЗ продолжил путь в сторону полигона, а мы в сторону Нелькобы – разошлись как в море корабли…

Из короткого разговора Юра вынес следующее:

  •  до Нелькобы еще километров 5;
  • тяжёлая техника на полигоне есть, но нам её никто не даст;
  • помочь водитель УАЗа нам тоже не сможет, так как везёт народ на работу и потом будет очень сильно занят…

Оставалось только пожать плечами и с облегчением вздохнуть оттого, что мы не пошли на Родионовский, где в старательской артели были только приезжие, и кроме обломов нас там никто не ждал…

Вскоре мы снова убедились в правоте выбора в пользу бесштанной команды – пришлось преодолевать еще несколько проток в брод… По пути я выступил с предложением остановиться и вскипятить кофе, но оно было отвергнуто Юрой.

-Сколько осталось до посёлка? Пару километров? Давай дойдём до трассы и там уже передохнём – вынес вердикт Капитан.

Когда дорога нас привела на очередной склон сопки, где открывались великолепный пейзаж долины реки Нелькоба, я остановился и посмотрел назад. Долина, откуда мы недавно пришли, была вся закрыта низкими облаками, местами было видно, как полосами шёл дождь…

-Юра, ты только посмотри, что творится… Всё-таки мы с тобой вовремя ушли и успели пройти по сухому.

Последние километры я решил разгрузить Капитана и дать отдохнуть другу, взвалил рюкзак на себя и уже не расставался с ним…

-Юр, давай отдохни. Я сам дотащу – вынес я вердикт и Юра оставшуюся часть пути проделал уже налегке… По дороге, кроме мишкиных мин, встречался шиповник с созревшими плодами. Желая сделать доброе дело и поддержать нагруженного ослика витаминами, для увеличения крейсерской скорости, напарник начал по пути обирать кусты шиповника и на ходу снабжать себя и меня витаминами (за что ему отдельное спасибо), с такой поддержкой идти было веселее.

Но любая дорога рано или поздно заканчивается.. Вскоре появились первые полуразрушенные дома посёлка Нелькоба. Поняв, что преодоление водных преград закончилось, мы оделись и уже в нормальном виде вышли к трассе.

Посёлок Нелькоба. 2018 год.Посёлок Нелькоба. 2018 год.

Тут нас ждал очередной противоречивый подарок судьбы. У въезда в бывший поселок стоял УРАЛ, порыкивая дизелем… Упустить такую возможность было бы глупо, эта машина идеально подходила нам в качестве спасателя, и Юра пошел на переговоры с водителем, тем временем я собрал дрова, запалил костёр и поставил чайник…

Вода только закипала, когда хмурый Капитан вернулся с переговоров.

-И?

-Он занят, ждет трал, так что помогать не будет.

-Там суеты на полчаса, в крайнем случае и заплатим…

-Да ему всё равно, он трал ждет.

-Не колымчанин?

-Он с Якутии…

-Ну тогда и бог с ним!

Что ж ты за зверь такой – Колымчанин?

Наверное, то, о чем я сейчас буду писать, для многих покажется сказкой, для других – полным идиотизмом, ещё для части – наивным бредом и поводом для насмешек. А  кому-то будет просто обидно… Мой совет – не принимайте близко к сердцу, отнеситесь абстрактно – дышать будет проще и думать не нужно… Ведь во многих из вас даже вины нет – вам это не показали и не привили родители или это не ваше… Ведь колымчанин либо есть, либо ты приезжий, так сезонный… А какой с приезжего спрос?

Помните, что было время, когда нельзя было проехать мимо голосующего на трассе? Или проехать мимо стоящей машины и не спросить, что случилось? Причем хоть зимой, хоть летом… Ну принято было так у колымчан – помоги ближнему на трассе и шло это не из Писания, а из своих колымских законов – строгих, но справедливых, писанных не пером по бумаге, а жизнями людей… Это на трассе… А если ты в лесу встретил горемыку и не поделился с ним необходимым, не помог – да не дай бог об этом узнают твои друзья и знакомые, ты сразу станешь изгоем для Колымы и её обитателей, станешь приезжим. И никакие добрые поступки или деньги уже не искупят клейма этих простых слов – не колымчанин…

Скажите теперь, что это все в прошлом, что ушло вместе с СССР, умерло вместе с областью… Что теперь капитализм и Россиия, а здесь закон другой – человек человеку волк и нету прока в том, чтобы вспоминать былое… Это ведь надо будет и машину порой свою остановить и помочь, замарав, не дай бог руки, или потратить десяток литров топлива, чтобы дотащить сломанную машину до посёлка или поделиться хлебом, себя ущемив… Это в церкви видно, как ты поклоны бьешь и пожертвования вносишь – дивиденды можно срубить… А какая польза и престиж от помощи на дороге? Заботы одни…

А ведь живя в таком мире и шуме больших городов привыкаешь, и думаешь что все – эпоха колымчан кончилась, канула в лета, остались жить на земле колымской одни понаехавшие, порой даже родившиеся здесь… Но когда в душу приходит безразличие, что-то свыше дарит тебе лучик надежды… Как было в прошлом году в Сеймчане, когда человек, который нас выручил, оскорбился из-за предложенных денег. А в глазах было написано, куда мы должны применить свои рубли… Ведь нет для колымчанина большего оскорбления, когда ему за его помощь бескорыстную хрусты суют… Западло это…

Да и правила просты были – дали тебе железо на ремонт и доехать до базы и попросили вернуть, подсуетись, приедь и верни… Помогли тебе деньгами – совесть есть, вернешь, потерял ты её или сгинул, бог с этими деньгами…

Много таких людей осталось? Не знаю, но они у меня есть, мой друг Юрий – колымчанин, и причем не на словах… Причем без лишних слов и заявлений… Как помогали парню на Арманской трассе отвинчивать колесо и чинить покрышку, да нас тогда бедолага даже и не тормозил, Юра сам остановился и спросил чем помочь…

Как всеми экипажами машин рыли туннель сквозь метель, чтобы машины могли выйти к берегу… Причем ведь мы тогда могли спокойно в две машины уйти стороной и не участвовать в этих веселых стартах в течение нескольких часов…

И это не один десяток таких случаев, что на моей памяти и чему я сам живой свидетель… Их гораздо больше.

Скажете один человек не правило, а пусть и приятное, но все же исключение? Улыбнусь, в моих друзьях колымчан много… Только смысл перечислять всех и говорить о том, что они когда и что сотворили? Есть они, колымчане, живут среди нас… А пока они есть – вера в людей не пропадает…

А колымчанин – это не тот, кто будет осыпать златом любого, кого встретит на дороге или в лесу, не будет тебе предлагать лукуллов пир и все земные блага.. Он просто не бросит тебя в беде и даст тебе то, что тебе нужно для выживания, будь то коробок спичек или генератор для машины… Эта простая философия спасла десятки жизней и думаю спасёт ещё не одну… Как-то так, простите, если написано коряво, не все мысли бумага и буквы могут передать…

Эпилог

Мы попили кофе, перекусили, отдохнули… Где-то через полчаса действительно тягач притащил трал и УРАЛ убыл вместе с ним, мы переглянулись – да и черт с ним… Забыл сказать, что сотовой связи на Нелькобе нет и теперь нам предстояло путешествие в сторону Усть-Омчуга по трассе, до ближайшего узла связи, где можно было бы позвонить, успокоить родных и искать помощь для спасения машины… Нас ждал путь примерно в 20-30 километров…

Так закончились наша спокойная робинзонада и отдых, начинались суровые реалии жизни со своими проблемами и суетой…

Огромная признательность и благодарность моему другу, Юрию Филиповскому, за это путешествие и за то, что он есть. Спасибо дружище!

Июль 2018 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *