Эхо афганской войны

С афганской войной магаданским пограничным отряд, несмотря на его географическую удаленность от южных границ, связывает многое. Немало пограничников, в разное время служивших на Колыме, прошли через жерло той воины. К их числу относится и Леонид Гаврилович Шаргородский. В магаданском пограничном отряде офицер служил в середине 80-х годов прошлого века. Потом пограничник перевелся в Приаргунский пограничный отряд, где возглавил мотоманевренную группу. Не раз со своими подчиненными Л.Г. Шаргородский участвовал в боевых операциях. Об успешных действиях возглавляемого им подразделения свидетельствуют ордена Красной Звезды, «За службу Родине» 3 степени, медаль «За отличие в охране государственной границы», которыми награжден офицер. Со службы Леонид Гаврилович Шаргородский уволился в звании подполковника. В 2003 году ветеран умер.

Пограничную династию боевого офицера в магаданском отряде продолжил сын Леонида Гавриловича Шаргородского – Владимир. Он также ветеран боевых действий в Республике Афганистан. С 1988 по 1989 годы Шаргородскнй – младший проходил срочную службу в морских частях погранвойск в Термезе. Владимиру Леонидовичу приходилось участвовать в боевых операциях, сопровождать автоколонны, охранять мосты через горные реки, за что он и награжден медалью «От благодарного афганского народа». Сегодня подполковник Владимир Шаргородский возглавляет отделение воспитательной работы части.

Продолжает службу в отряде и майор А.Н. Кукин. Офицер имеет государственные награды за выполнение интернационального долга в Республике Афганистан.

Прошел через жерло той необъявленной войны и ветеран части полковник запаса Александр Витальевич Опанасенко, также потомственный военный…

Шефами школы, в которой в Феодосии учился Опанасенко, были пограничники. Все свободное время местная детвора проводила на заставе. Не удивительно, что в душе подростка прочно укрепилась мысль поступать в пограничное училище. Просился служить на границу призывник Опанасенко и в военкомате. Однако его направили еще дальше. Вместе с товарищами Александр Витальевич, проехав в поезде через всю Восточную Европу, попал в Германию на базу легендарной 18-й воздушной армии.

Однако от желания воплотить мечту детства в жизнь молодой Опанасенко не отступил. По прибытии к месту службы он стал искать возможности для поступления в пограничное училище. Правда, командование части поощряло лишь тех, кто собирался учиться в авиационных училищах. Тогда Александр пишет письма в Главное Управление Пограничных войск и начальнику пограничного училища. Вскоре настойчивость молодого человека награждена – он едет учиться.

Первым местом службы лейтенанта Опанасенко становится Нарынский отряд Краснознаменного Восточного пограничного округа. Две трети года молодого пограничника состояли из командировок.

Потом были три года в Народной Республике Бангладеш, где пограничник охранял дипломатическое представительство. По возвращении на Родину – снова заграница. На этот раз Афганистан. Командировок в «огненную» республику у Опанасенко будет несколько…

После знойного Афгана – снежный Магадан. На Колыму Александр Витальевич приехал в 1986 году. Служил на КПП «Магадан», затем несколько лет был заместителем коменданта в Эвенске. Отучился во Всесоюзном юридическом заочном институте, послужил на Камчатке. Но Магадан остался в сердце пограничника. И он вернулся на Колыму уже заместителем командира части. Магаданский пограничный отряд стал для полковника Александра Витальевича Опанасенко последним местом службы. Из этой части он уволился в запас…

Сегодня на должности заместителя командира части, которую когда-то занимал Опанасенко, продолжает службу опытный и грамотный офицер полковник Геннадий Геннадьевич Косицын. Успешные действия его подчиненных характеризуются высокими результатами оперативной деятельности.

«Я знал, что когда-нибудь мне придется вспомнить тот момент, ставший историческим. Был уверен, что меня попросят об этом рассказать», – так в 1999 году начал свое интервью журналистам газеты «Пограничник северо-востока» майор Виталий Пачин. Он запомнил не только день, но и точное время выхода последнего советского солдата из Афганистана.

Его БМП-410 замыкал колонну наших войск. Виталий Григорьевич повернулся и увидел, как два афганских пограничника закрывают за ними символические ворота.

На Родине его ждала семья. Трое детей. Младший сынишка был совсем маленьким. Они жили в прифронтовом городе Термезе.

Но вместе с радостью было до отчаяния больно оставлять в Афгане памятные знаки на местах гибели наших ребят.

Пачин вспоминал сборы: «Меня вызвал командир мотоманевренной группы майор Борисов и говорит: «Так, Пачин, берешь свой БМП, заходишь на перекресток. Пропускаешь колонну и становишься замыкающим». На том перекрёстке я и сделал последние афганские снимки».

Судьбу пограничника Виталий Григорьевич выбрал осознанно. Перед ним был пример отца, который прошел всю войну с 1939 по 1946 годы. В 1969 году события на Даманском поставили окончательную точку в выборе. Пачин решил, что обязательно станет начальником заставы.

В 1981 году он с отличием оканчивает погранучилище и распределяется на туркменскую границу, на заставу. Между людьми там складывались особые отношения. Сказывалась сложность охраняемого участка, оторванность от населенных пунктов, отсутствие электроэнергии, воды. Но слова «Границы Родины священны и неприкосновенны» – были смыслом жизни.

Даже дети понимали, что такое граница. Они периодически приходили в канцелярию. На руках – кошка, они се розыскной собакой называли. Старшая дочь просила: «Папа, отдай нам приказ». Пачин командовал: «Выступить на охрану государственной границы». Дочь отдавала команду: «Наряд, направо!» – и они шли охранять. А когда приходилось задерживать нарушителей, дочь бежала домой и кричала: «Мама, мама, папа опять бандитов привел к себе в канцелярию!»

В Афганистан Виталий Пачин попал в ноябре 1987 года начальником линейной заставы. Мангруппа базировалась в Мазари-Шариф. Перед ней стояло несколько задач: прикрытие советской границы со стороны Афганистана, помощь правительству ДРА, ликвидация мелких бандформирований.

В 1988 году в Афганистане вступило в силу соглашение о национальном прмирении и советские воины, блокируя кишлаки, сопровождая гуманитарные грузы, занимаясь поиском складов оружия боевиков и проводкой караванов, не открывали стрельбу первыми. А вот их обстреливали нередко. В первый же выход обстреляли БМП Пачина. В январе-феврале 1989 стояла одна задача – выжить. Тогда уже знали, что наши войска будут выводиться. Чтобы обезопасить себя, приходилось каждую ночь обстреливать все тропы и ущелья вокруг расположения подразделений.

Последний массовый обстрел душманы произвели 5 ноября 1988 года, накануне 71-й годовщины Октябрьской революции. Но огонь был неточным. Реактивные снаряды либо не долетали до площадки, либо летели вниз в кишлаки. Группе Панина тогда помогли армейцы. Из Афганистана выходил зенитно-ракетный полк, который на отдых остановился недалеко от Мазари-Шарифа. С 6 по 9 ноября полк обстреливал горы. Творилось что-то невообразимое. А потом наступила тишина…

Снялась застава очень быстро и без единого выстрела. 5 февраля стоял сплошной туман. Только небо открылось – на площадку зашли два вертолета Ми-8, Ми-24 прикрывал их. Через 40 минут наша пограничники со всей амуницией, минометами, боеприпасами, покинули расположение.

В Средней Азии Виталий Пачин прослужил восемь с половиной лет, а потом ему предложили Дальний Восток. 12 августа 1989 года он прибыл в Магадан. Сначала служил на заставах, потом в 1994 году стал старшим оперативным дежурным части.

Об афганском десятилетии советской истории написано столько, что. казалось бы, не осталось места для тайн, сомнений и споров. Но последние все же не утихают. Продолжают спорить о том, насколько оправданным было решение советского руководства о введении войск в Афганистан в декабре 1979 года. Но бесспорно одно – Солдату, прошедшему по горящим афганским тропам, стыдиться нечего.

Из книги «Граница закаленная ветрами» Людмила Шитова, Алексей Мясников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *