Обогатительная фабрика № 1 ЮЗГПУ

Отмечено примерное местоположение обогатительной фабрики № 1 ЮЗГПУ.

Отмечено примерное местоположение обогатительной фабрики № 1 ЮЗГПУ.

Когда речь заходит об касситеритовых обогатительных фабриках ЮЗГПУ Дальстроя, то, как правило, в первую очередь от краеведов, туристов и любопытных можно услышать о фабрике № 3 (Чапаевской), о фабрике № 2 вам поведает куда меньшее число рассказчиков.

Интересна и сама нумерация фабрик в Среднеканском районе — № 2, № 3 и так далее… Невольно возникает вопрос — а где же фабрика № 1 или она вообще не существовала? Лично мне, информация о ней долго не попадала в руки…

Тем не менее, обогатительная фабрика №1 была в составе ЮЗГПУ и перерабатывала касситерит. К сожалению, информации о ней немного, белых пятен в истории куда больше. И всё же, начнём рассказ.

Точное время постройки и сдача в эксплуатацию обогатительной фабрики № 1 неизвестна. Можно только сказать, что осенью 1939 года фабрика вела переработку касситеритовой руды. 

За время своего существования обогатительная фабрика вела переработку руды с рудника имени Лазо и прииска имени III пятилетки.

Впервые официальное упоминание об обогатительной фабрике № 1 встречается в Приказе по ГУСДС № 1330 от 31 декабря 1939 года, в котором говорилось о том, что в связи с развитием эксплуатации месторождения в районе прииска имени Лазо с 1 января 1940 года выделены самостоятельные хозрасчётные предприятия, подчинённые ЮЗГПУ: рудник им. Чапаева с обогатительной установкой; рудник им. Лазо с обогатительной фабрикой и прииск «Третья пятилетка» — на реке Дюрас-Юрега и ключе Лазо.

Обогатительная фабрика № 1 Юго-Западного горнопромышленного управления (ЮЗГПУ) располагалась на террасе у впадения ключа Лазо в реку Дюрас-Юрега (можно встретить несколько вариантов названия реки, на берегу которой стояла — фабрика Дюрас-Юрега и Дерясь-Юряге. Названия реки далее по тексту будут использованы в том варианте, какой был использован в источнике — О.В.) Помимо самого корпуса фабрики здесь же располагались рудный двор, длинное здание конторы и склада.

Электроэнергией обогатителей снабжала местная электростанция, источником воды служила река Дерясь-Юряге и зумпф, где собирались подпочвенные воды.

В начале 1940 года фабрика входит в состав рудника имени Лазо. Для обогатителей это было не самое лучшее время. Из заметки газеты «Советская Колыма» от 12 июня 1940 года: «…Начальник обогатительной фабрики инженер Анастасия Ивановна Шустова рассказывает, что в течение четырёх с половиной месяцев обогатительная фабрика была в ведении рудника им. Лазо. Руководители рудника (начальник тов. Балаба, главный инженер тов. Пахомов) мало беспокоились о своём предприятии. Фабрика по нескольку дней простаивала из-за отсутствия дров». 

Совещание на обогатительной фабрике № 1. Начальник фабрики Шустова - слева. Июнь 1940 года. Фото из газеты «Советская Колыма».

Совещание на обогатительной фабрике № 1. Начальник фабрики Шустова — слева. Июнь 1940 года. Фото из газеты «Советская Колыма».

Положение дел изменилось после передачи фабрики в ведение прииска имени III пятилетки. Впервые, за время своей работы фабрика № 1 выполнила план мая 1940 года на 103,5% за 20 рабочих дней. 

Летом 1940 года на обогатительной фабрике № 1 работали начальник обогатительной фабрики Шустова, руководители смен Бокарева, Колобов, Подкопаев, механик Маслеев.

В дальнейшем обогатительная фабрика начала регулярно выполнять и перевыполнять плановые задания по многим показателям.

Из заметки газеты «Советская Колыма» за июнь 1940 года: «Выполняя свои обязательства по социалистическому договору с фабрикой № 2, в котором обогатители записали: «Выполнить план июня на 110 проц.», коллектив добивается ежесуточного перевыполнения плана. Осваивая с первых дней июня значительно повышенное задание, обогатители вначале выполняли план по обработке руды, а затем, в конце первой и в начале второй декады, стали перекрывать задание. 8 июня, например, суточное задание по обработке руды было выполнено на 106 проц., 10 июня — на 111 проц. За 13 дней июня месячный план выполнен на 43,5 проц.

В несколько раз улучшились показатели и по конечной продукции фабрики — добыче металла. За 13 июня суточное задание по добыче металла обогатительная фабрика выполнила на 125 процентов».

Большой ложкой дёгтя в работе обогатительной фабрики № 1 был тот факт, что несмотря на выполнение плана по переработке руды, процент извлечения касситерита из руды оставался низким. Чтобы исправить положение дел, на фабрике в августе 1940 года был установлен дополнительный стол Вильфлея, на котором проводили постобработку хвостов.

Из заметки газеты «Советская Колыма» за август 1940 года: «По словам начальника обогатительной фабрики тов. Шустовой, через 2—3 дня после монтажа дополнительного стола фабрика сможет выдавать концентрат значительно лучший по качеству и увеличить его извлечение».

Но принятые меры ситуацию не исправили и в газетной заметке от 24 августа 1940 года было озвучено: «Обогатительная фабрика № 1 Юго-Западного управления ежедневно перевыполняет показатели по объёму перерабатываемой руды и производительности труда. Однако она продолжает давать низкое качество концетрата и малый процент извлечения при больших потерях в «хвостах». Небольшой коллектив фабрики сделал всё, что можно было сделать для улучшения работы, но значительного перелома не добился. Коллективу фабрики нужна помощь извне, нужна квалифицированная консультация от управления».

В решающих месяцах в сентябре и октябре фабрика № 1 Юго-Западного управления не выполнила плана по металлу. Основная причина оставалась прежней низкое извлечение металла из руды. 

Видимо, это и было одной из основных причин того, что руководство фабрики было заменено. В ноябре 1940 года начальником обогатительной фабрики № 1 стал инженер Бочковский, сменив на этом посту Шустову. 

Осенью 1940 года коллектив фабрики активно готовился к тому, чтобы обеспечить работу фабрики в зимних условиях. Для этого был проведён ряд мероприятий.

Стоит напомнить, что река Дюрас-Юрега и ключ Лазо, у устья которого была расположена обогатительная фабрика № 1, зимой полностью перемерзали и подачу воды для работы фабрики мог обеспечить только зумпф.

Зумпф фабрики углубили и утеплили. Тепляк зумпфа нарастили до нужной высоты и проконопатили мхом.

Для того чтобы вода в зумпфе не замерзала даже в самые холодные дни, от локомобиля подвели железную трубу, по которой в сильные морозы для обогрева воды пускали пар.

По окончании работ провели эксперимент  несмотря на постоянный расход воды при непрерывной работе 6-дюймового насоса, вода в зумпфе не убывала.

Также на фабрике были проведены и другие работы по утеплению.

К трубопроводу, ведущему от насосной станции к фабрике, была подведена паровая магистраль для подогрева.

Всё здание фабрики утеплено и полностью подготовлено к зиме. Помещение насосной станции проконопачено мхом, на крыше сделана земляная засыпка. Таким же путём обогатители утеплили здание электростанции.

В результате, с наступлением холодов в здании фабрики была плюсовая температура. По словам заместителя начальника Лучило, фабрика полностью была подготовлена к работе в зимних условиях.

В том же ноябре развернулась борьба за повышение процента извлечения металла из руды.

После проведённых исследований была найдена одна из причин большой потери касситерита переизмельчение руды, что вызывало большой снос металла в хвосты, в результате была изменена технологическая схема переработки руды и  извлечение металла было увеличено на 10%. 

Также были установлены ящики-отстойники для осаждения тонкоизмельчённого взвешенного материала из хвостов, осевший материал также подвергался вторичной обработке на столах. 

Проведённые мероприятия и исследования принесли свои плоды фабрика № 1 начала приближаться к плановому извлечению металла. Так, в декабре 1940 года фабрика № 1 ко Дню Сталинской Конституции (5 декабря 1936 года) выполнила годовой план по металлу. 

На этом статья об истории фабрики не закончена, будет продолжение по мере поступления материала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.