Бараборка

Ученики у Бараборской школы-интерната. 1936 год.

Ученики у Бараборской школы-интерната. 1936 год.

О происхождении названия

Бараборка бывшее эвенское село, которое располагалось в живописной долине, в приустьевой зоне реки Ланковая, в 20 километрах от посёлка Ола.

Река Ланковая, по мнению К.А. Новиковой, с эвенского переводится как «кижуч» или «река кижуча».

А вот что обозначает Бараборка, тут можно рассматривать несколько вариантов.

По версии С.П. Крашенинникова, ительмены на лето сооружали около балаганов наземные жилища, деревянный остов которых крыли травой. Такие жилища у них назывались, «бажабаж».

Позже, это название было заимствовано и перенесено русскими промышленниками на летние жилища алеутов, которые также покрывались травой и назывались русскими «бараборка»

Другая версия говорит о том, что название происходит от ительменского слова «бараборы» — склад для рыбы.

История посёлка

1931

Впервые вопрос о создании национального центра в приустьевой части реки Ланковой, в числе других, прозвучал на заседании оргбюро Охотско-Эвенского окружкома ВКП(б) 29–30 сентября 1931 года при рассмотрении вопроса «О политическом состоянии в тайге». Тогда было принято решение о создании национальных центров в Бараборке, Наяхане, Хургачане, Гаданже, Туманах, Уптаре, Эсчане, Оротуке, Коркодоне и  Балыгычане.

Но уже буквально через месяц, строительство национального центра было перенесено из Бараборки в кочевое поселение Маякан, рядом с устьем реки Маякан.

24 ноября 1931 года состоялось внеочередное заседание Охотско-Эвенского окружного бюро Дальневосточного крайкома ВКП(б) (секретарь бюро А. М. Пачколин), которое рассмотрело вопрос «Решение крайкома о Нагаевской культбазе». В постановлении оргбюро приводится мотивированная констатация невозможности дальнейшего сохранения и функционирования Нагаевской (Восточно-Эвенской) культбазы. В частности, решено: «Сообщить крайкому и крайисполкому, что взамен Нагаевской культбазы — проводника национальной политики только по форме, а не по существу, оргбюро и оргкомитет наметили, провели и проводят целый ряд конкретных мероприятий в области всестороннего подъёма бедняцко-середняцких масс коренного населения, а именно: взамен громоздкой неповоротливой культбазы заложен постройкой национальный центр в Маякане, подготавливается постройка центра в Гаданже, в 1932 г. строительство центров достигнет по округу до 11».

И в 1931-32 годах на Маякане  были построены общежитие, здание сельсовета, больница, школа, интернат, пекарня и магазин.

1934

Решение о строительстве центра в Маякане было принято без учета интересов эвенов, и люди жить в нем не стали.

После того, как стало понятно, что планы о создании национального центра в Маякане фактически провалились, взоры членов Охотско-Эвенского окружкома ВКП(б) снова вернулись к Бараборке, где без директив и предписаний, стихийно начало организовываться постоянное поселение эвенов.

Вторая попытка создания национального центра уже в Бараборке, была предпринята в 1933-34 годах. К этому времени  в Ольском районе действовали 4 оседлых поселения на Оле, Гадле, Ямске и Дукче, а так же 4 кочевых Маякан, Сиглан, Гаданжа, Элекчан.

В числе возведенных домов и строений национального центра была и школу-интернат для детей для кочевников маяканской тундры, которую в 1934 году возглавил Игнатий Афанасьевич Варрен, после возвращения в Ольский район.

Игнатий Афанасьевич почти 30 лет проработал на севере обучая детей. Его знали все националы Охотского побережья, Алеутских островов, Камчатки и даже Чукотки, где Варрен пробыл в культбазе Лорино почти три года. Многие из его учеников работали секретарями сельсоветов, инструкторами Дальстроя и так далее. 

1935

Приказом № 190 по Государственному Тресту «Дальстрой» от 23 июня 1935 года УМР (Управления местных ресурсов) было поручено организация и открытие сети розничной торговли по продаже хлеба и других продовольственных и промышленных товаров.

Обеспечение магазина и пекарни необходимым помещением, инвентарём и кадрами, организация хлебопечения, а также отслеживание качества хлебной продукции также было возложено на УМР.

Так, в 1935 году в Бараборке появились магазин и пекарня.

1936

23 января 1936 года в национальный центр Маякана — Бараборку приехал ольский клуб о кинопостановкой «Северная любовь», заслужившей одобрение зрителей. После фильма был проведён вечер самодеятельности, в котором приняло деятельное участие коренное население колхозники орочи — национальные пляски, борьба, игры.

В феврале 1936 года заведующим и учителем в Бараборской школе-интернате работал Варрен, воспитательницей и учительницей была Нина Иосифовна Пинчук, приехавшая в Бараборку из Ворошилова (Уссурийска), где была вожатой пионерского отряда.

Из газетной заметки: «В комнате воспитательницы тепло и уютно. На лампе абажур. На окне тюлевая занавеска. Много книжек и журналов. Огромные закопчённые брёвна стен украшены картинами и фотографиями. На буржуйке кипит кофейник.

Нина Иосифовна Пинчук, дочь рабочего уссурийского совхоза, приехала на Колыму по развёрстке комсомола. Ей 18 лет. Она сама почти ребёнок, но ей поручено ответственное дело воспитывать детей тайги. Здесь нужен большой политический такт. Если хотя бы один ребёнок пожалуется на дурное обращение, на другой же день тунгусы придут из юрт и заберут детей из интерната. Тунгусы очень любят своих детей.

У неё высокая стройная фигура. Пышные каштановые волосы. Мягкие добрые глаза. Она единственная русская женщина в этой глуши».

В работе Бараборской школы интерната возникало немало проблем хозяйственного плана, вызванных недостаточным вниманием со стороны Олы. Общее положение дел в интернате можно было узнать из газетных заметок в феврале 1936 года: «Неоднократно зав. бараборской школой Варрен ставил вопрос и давал заявки в Ольский РИК как на текущий, так и на капитальный ремонт школы.

Школа имеет вид новой постройки, но не имеет печей. Кирпич для школы доставляется, а печки не складываются, так как нет печника.

Установленные железные печурки дымят, и школьники целый день находятся в дыму.

В феврале (два-три вечера) школа сидит без керосина и без свечей. Отсутствие света парализует всю культурно-просветительную работу.

Комнаты интерната школы холодные, нет зимних рам, форточки неисправны.

Столовая интерната тёмная, неуютная холодная.

Организованный для обслуживания культработой населения Бараборки красный уголок забрали под кухню, так как помещение кухни не пригодно для приготовления пищи.

Не лучше обстоит дело и с материальным снабжением интерната.

В Барабарской школе 20 учащихся, из них 11 мальчиков и 9 девочек. Но и для этого небольшого числа детей нет платьев (для девочек) и рубашек (для мальчиков). Никакие хождения и просьбы не помогают и приходится мальчикам нижние рубашки одевать вместо верхних.

Сейчас сделана заявка сельхозкомбинату на 25 свитеров, но их можно получить только по окончании учёта в с/х комбинате.

Ha днях мы ждём из Маякана ещё 7 ребят и не знаем, во что будем их одевать.

Недостаточно постельного белья. Нет тазов, мочалок, баня расположена далеко от интерната.

У нас нет мелкого инвентаря. Нет и не можем достать даже половой щётки.

Зав. школой ведёт два класса и отрывать у занятий день-два для того, чтобы что-нибудь достать — совершенно невозможно».

22 сентября 1936 года в Бараборке (Маяканский кочевой сельсовет Ольского района) состоялся многолюдный «чахобах», на котором отчитывался первый сельсовет на Колыме — Маяканский, в лице председателя комсомольца Петра Хабарова.

Были заслушаны отчёт сельсовета и отчёт Ольского РИКа, который делал уполномоченный РИКа директор Ольской средней школы т. Бакунин.

На районный съезд в Олу выбрано 5 делегатов: комсомольцы Константин Хабаров, Корнил Хабаров, Аграфена Хабарова и беспартийные Семён Слепцов к Григорий Хабаров, все они националы.

В Отчёте управления уполномоченного Далькрайисполкома на 1 октября 1936 года межрайонному съезду Советов Колымы указано, что национальные центры выстроены в следующих кочевых Советах: по Ольскому району: Гаданжа, Сиглан, Бараборка, Талая; по Северо-Эвенскому району: Камешки, Гарманда, Меринга, Таватум; по Среднеканскому району: Эсчан, Нелемное, Коркодон.

В октябре 1936 года продавцом магазина в Бараборке назначен М.С. Черемных, который смог завоевать авторитет, комсомольцев интерната и колхозников. Через некоторое время он был снят с должности и направлен на Олу, на его место был назначен П. Хоруженко, который отличился грубостью и издевательствами над националами. Также ему в вину ставились обсчёт покупателей и отпуск не того товара, который требовал покупатель. Результатом стала просьба националов в редакцию газеты «Советская Колыма» за помощью в решении этого вопроса. Мне так кажется, что этот вопрос был решён быстро, к заметным газеткам прислушивались и факты расследовались.

В 1936 году в Бараборке побывал Гехтман Исаак Ефимович, работавший заместителем редактора газеты «Советская Колыма», который собирался писать очерк об учителе Маяканской начальной школы Игнатии Афанасьевиче Варрене. Благодаря этому очерку, в котором помимо рассказа об учителе нашлось место и для описания самого села и жизни его жителей, мы можем взглянуть на Бараборку глазами журналиста, а не только сухими строками приказов. Из очерков Гехтмана И.Е.: 

«Небольшое эвенское селение Бараборка стояло на берегу Ланковой, в 20 км от Олы. От учителя журналист Гехтман узнал, что Ланковая означает по – эвенски  кижуч. Топоним произошел, по мнению местных жителей, от камчадальского слова «барабары» — землянка, жилище.

…И потому, когда неожиданно откуда-то вынырнули огоньки вдали, оба мы порядком обрадовались.

— Бараборка! — весело закричал Столяров.

В лесу стояли юрты, деревянные рубленые избы, оленьи нарты, большое здание школы-интерната.

В комнате учителя, похожей на блокгауз, вырубленный из больших лиственничных брёвен, было тепло и светло. Маленькая «буржуйка», установленная на ящике с песком, потрескивала, сверкая вишнёвыми боками. На ней стоял большой жестяной чайник.

За стенкой кто-то напевал приятным женским голоском романс, аккомпанируя на гитаре.

… Беседа происходит в большой классной комнате Бараборского интерната. Под потолком лампа-молния, парты, доски, карта полушарий, на стене портрет Ворошилова в белой флотской форме, — обычная обстановка нормальной советской школы. Только чучело полярной совы на стене да тунгусские личики детей говорят о том, что мы находимся в далеком Заполярье и за окном стоит непроходимая тайга.

На парте рядом сидят два ученика — Коля и Василий. Оба они в одном классе, оба впервые начинают читать по-русски и по-орочонски. Учительница Пинчук терпеливо переводит им фразу с орочонского на русский.

… На протяжении десятка километров в лесу разбросаны юрты. Тунгусы ездят на оленях из своего дома гостить в другие юрты. Но сейчас большинство юрт пустые. Половина членов Бараборской промысловой артели ушла к Маякану на богатые ягельные корма для откорма оленей. Но эта отлучка временная.

В Бараборке — национальный центр района. Дальстрой выстроил Бараборку в 1934 году — вокруг нее осело тунгусское население района, как организованное в артель, так и единоличники.

В Бараборке — превосходная школа-интернат, где живут, воспитываются и учатся дети тунгусов, медицинский пункт, правление артели.

В Бараборке есть медицинский пункт, правление артели и один жилой дом, в который уже перебрались из юрт несколько тунгусских семей. 

Никогда в глухой тайге не было такого оживления. Строительство. Плотники рубят деревья, тешут доски, строят избы, коровники, конюшни.
К весне здесь будет ещё десяток домов, в которые переселятся из юрт тунгусы — члены артели.

Мы заходим в кооперативный ларёк Бараборской артели. На полках ларька прекрасно выпеченный белый хлеб, сгущённое молоко, байховый и кирпичный чай, леденцы, сахар, махорка, папиросы, сливочное масло, пастила, фруктовые компоты, лук, зубной порошок, спички, мыло бельевое и туалетное, клюквенный экстракт, варенье, вермишель, макароны, томат, кофе.

К лавке подъезжает оленья нарта, и орочонка просит отвесить два килограмма белого хлеба лучшего сорта. Тунгусы едят только белый хлеб самого высокого качества.

Посёлок Бараборка. Портрет сестёр и брата Хабаровых. 1940 год.

Посёлок Бараборка. Портрет сестёр и брата Хабаровых. 1940 год.

Вот бюджет семьи Хабаровых, сообщённый мне председателем артели и проверенный мною по записям в книгах артели.

Хабаров-отец за год заработал на лове лососёвой рыбы тысячу восемьсот двадцать три рубля. За лов селёдки он получил тысячу двести шестнадцать рублей. За вывоз клёпки сельхозкомбинату в Оле — шестьсот восемь рублей. За сплав дома — сто пятьдесят два рубля, за сенокос — четыреста пятьдесят семь рублей.

Старик Хабаров получил за лов морзверя восемьсот рублей, за ловлю кеты — тысячу двести рублей, — всего две тысячи рублей за год.

Василий Хабаров, болевший почти год, всё же имеет около тысячи рублей заработка за это время.

Агриппина Хабарова заработала в интернате около двух тысяч рублей.

Итак, семья Хабаровых на четырёх работников получила около десяти тысяч рублей.

Юрта Хабарова обеспечена на год продовольствием: превосходной юколой из отборной рыбы, лососёвой кетой холодного посола, нерпичьим жиром и мясом. Тайга кишит дичью: куропатками, зайцами, глухарями и рябчиками, которых дети ловят петлями. Ороч не станет тратить патроны на такую мелочь.

Вся бараборская артель имеет чистого дохода, за вычетом неприкосновенных фондов, полтораста тысяч рублей. Это выходит, примерно, по две тысячи рублей на работника или по пять-шесть тысяч рублей на юрту».

1937 

В 1937 году был опубликован очерк «Учитель Варрен» Исаака Гехтмана об учителе Маяканской начальной школы Игнатии Афанасьевиче Варрене.

28 июня 1937 года  аттестационная комиссия Дальневосточного крайоно по аттестации учителей школ Дальстроя поддержала их ходатайство перед крайоно и Наркомпросом РСФСР об утверждении И. А. Варрена, учителя Маяканской начальной школы (пос. Бараборка Ольского района), в звании заслуженного учителя школы республики. Игнатий Афанасьевич был направлен в командировку в Москву и Ленинград, в целях обмена опытом работы в национальных северных школах.

1938

10  января 1938 году учитель Маяканской начальной школы Игнатий Афанасьевич Варрен был арестован. 13 марта 1938 года «тройка» НКВД по Дальстрою вынесла ему смертный приговор, и 27 марта он был приведен в исполнение. 

Занятие по арифметике у 2 класса. Преподаватель Зоя Сивцева. 1938 год.

Занятие по арифметике у 2 класса. Преподаватель Зоя Сивцева. 1938 год.

Орочелка-комсомолка Зоя Сивцева в 1938 году окончила Охотско-Колымский педагогический техникум в г. Магадане. В том же году Зоя начала работу педагогом в бараборской национальной школе. 

На Новый год (1938-1939) интернат школы закупил детям нарядные платья. Из Магадана были привезены свежие яблоки, шоколад, конфеты. Вместе с педагогами школы дети украсили новогоднюю ёлку.

1939

В Бараборке работает школа для взрослых, обучение идёт вечером, 15 раз в месяц. Колхозную школу для взрослых посещают 42 человека. На январь 1939 года в колхозе осталось мало людей, не совладевших русской грамотой и начальной, арифметикой.

Газетные вырезки сохранили часть имён учеников этой школы. Прасковья Фёдорова в 40 лет овладевала знаниями русского и орочельского языка, арифметики. Колхозник Иннокентий Трифонов в 50 лет сел за учебную парту. Учились в школе колхозники Хабаров, Хмелев, Бабцева, Хабарова и другие.

В январе 1939 года из тайги вернулась бригада охотников бараборского колхоза. Охотники Г. Бабцев, В. Христофоров, П. Шахурдин и К. Хабаров убили больше сотни белок, несколько зайцев и других зверей. Пушнина сдана государству в счёт выполнения плана, охотодобычи 1938 — 39 гг.

Ha днях охотники на нартах выезжают на левую сторону вершины у реки Лайковой и к реке Сиглан. В этих местах в изобилии водится пушной зверь — белки, лисы, зайцы и пр. Из тайги охотники предполагают вернуться в середине марта нынешнего года.

В орочельском посёлке Бараборка в феврале 1939 года запланировано окончание строительства клуба с большим зрительным залом, библиотекой, биллиардной комнатой.

Предусмотрено строительство новой пекарни, нескольких жилых домов для колхозников, капитальный ремонт больницы и аптеки. Принято решение оштукатурить здание, в которой располагались школа и интернат.

Бараборка принимает культурный и красивый вид. Летом посёлок напоминает курортное место, с левой стороны его протекает речка Ланковая. Вокруг посёлка растут густые лиственницы и другие деревья.

В марте 1939 года колхозник И.Я. Бабцев из посёлка Бараборка выдвинут на работу в редакцию газеты «Оротты правда». Он автор пьесы «Без огня», показанной в ольском клубе в дни районной олимпиады художественной самодеятельности.

В апреле 1939 года в посёлке закончено строительство здания клуба. 30 апреля в нём состоится торжественное собрание населения Маяканского сельсовета. После доклада и премирования лучших ударников-колхозников будут устроены игры, показаны национальные пляски.

1 мая вечером в клубе будет показана пьеса «Страшный удар» и выступления художественной самодеятельности. 2 мая также проводится вечер самодеятельности, в котором примут участие взрослые и дети. Дети получат первомайские подарки.

К началу сентября 1939 года в Бараборке работал стрелковый тир, где готовились стать ворошиловскими стрелками 6 юношей и девушек.

Волейбольная команда посёлка готовилась к соревнованиям и розыгрышу первенства волейболистов в Ольском районе.

Комсомольцы и несоюзная молодёжь, занятые непосредственно на производстве по улову рыбы, боролись за выполнение и перевыполнение плана. 

Ударник-комсомолец Никодим Бабцев, работая в рыболовецкой бригаде, систематически перевыполнял план по лососёвой путине. Его бригада к началу сентября закончила выполнение годового плана по улову всех сортов рыбы.

В широко развернувшемся социалистическом соревновании имени Третьей Сталинской Пятилетки больших успехов добился бригадир рыболовецкой бригады комсомолец Иван Готовцев, выполнивший годовой план по рыбе больше чем на 120 процентов. 

В сентябре 1939 года на отчётном собрании в селе избирателями было внесено в наказ требование об усилении жилищного строительства для колхозников.  

В октябре 1939 года в посёлке Старый Маякан было разобрано несколько жилых домов, которые доставлены сплавом по реке Оле до Бараборки, где они вновь собраны. Также произведена заготовка леса для строительства ещё трёх жилых домов колхозникам, заканчивалось строительство овощехранилища.

В течение 1939 года Бараборской начальной школой заведовал Михаил Михайлович Морозов.

Посёлок Бараборка. Хор колхозной самодеятельности. 1940 год.

Посёлок Бараборка. Хор колхозной самодеятельности. 1940 год.

В конце 30-х годов в колхозе «Новый путь» (Бараборка) активно развивались рыболовство, оленеводство, морзверобойный промысел.

Рыбацкая артель вела промысел рыбы в Ланковой, Оле, на Атаргане, Мелководной.

По своим размерам в те годы хозяйство колхоза считалось крупным, если сравнивать с соседними, например, с колхозом «Новая жизнь» (Гадля).

1940

Бараборка — центр Маяканского сельского Совета.  На берегу Ланковой красуется поселок из десятка рубленых домов. В Бараборке имеются магазин, баня, клуб и начальная школа.

За 1939 год средняя стоимость трудодня колхозника «Новый путь» составила около 39 рублей. 66 колхозных хозяйств владеют стадом в 1.800 оленей. В колхозе 20 лошадей и 6 коров. В 1940 году колхозники наметили удвоить поголовье рабочего и рогатого скота.

Быстрыми темпами развернулось в Бараборке колхозное строительство. В лесах стоят три больших жилых дома, отстроен великолепный скотник, соответствующий всем требованиям современной зоотехники.

Посёлок Бараборка. Досуг в колхозе «Новый путь». 1940 год.

Посёлок Бараборка. Досуг в колхозе «Новый путь». 1940 год.

Колхозники летом они ловят рыбу и бьют морзверя, зимой охотятся на белку, лису, зайца, строятся, занимаются извозным промыслом.

В Бараборке есть свои знатные люди. Депутат Маяканского сельского Совета Григорий Бабцев, он один из лучших каюров побережья. За лихую езду в любую погоду и по любым направлениям его прозвали «Чапаем». Всеобщим почетом и уважением пользуется пастух оленьего стада Гаврил Бабцев. Это он с несколькими помощниками управляется с тысячным поголовьем, своевременно оказывает больным животным нужную помощь, защищает их от хищников.

Занятия 1 класса в начальной школе. Бараборка. 1940 год.

Занятия 1 класса в начальной школе. Посёлок Бараборка. 1940 год.

Начальной школой в Бараборке заведует Наталья Михайловна Шитова — хороший педагог, чуткий воспитатель. Она не замыкается в круге своих школьных обязанностей. К учительнице идут за советами и вопросами охотники и оленеводы, и она охотно им помогает, в чем может. 

Рабочий день в Бараборке начинается рано. Еще темно, а колхозники запрягают оленей и едут в оленье стадо. Женщины принимаются выделывать шкуры, чинят одежду. Через два месяца в Оле откроется большая колхозная ярмарка, и к ней надо хорошо подготовиться.

Когда становится уже светло, в окрестностях поселка раздаются удары топоров. У плотников начинается работа. Им надо спешить. За зиму нужно окончательно отстроить поселок, с тем чтобы, как только наступит путина, всем заняться рыбой.

По вечерам в Бараборке раздаются звуки пионерского горна. Это зазывают неграмотных и малограмотных охотников на ликбез, старики и подростки с одинаковым упорством овладевают основами грамоты.

После занятий ликбеза в колхозном клубе обычно демонстрируется кинофильм, затем устраиваются танцы. На улице вытаптывают «хэдю», в помещении — под гармошку русскую чечетку. Заразительно н долго смеются девушки при виде, как сторож школы Лазарь Хмелев выстукивает колена «цыганочки». 

В 1940 году по указанию сельсовета колхоз «Новый путь» приступил к заготовке леса для продолжения строительства жилых домов для колхозников.

Посёлок Бараборка. 1940 год.

Посёлок Бараборка. 1940 год.

В этом же году Маяканский сельский Совет депутатов трудящихся поставил вопрос об освещении посёлка. Предполагалось построить свою электростанцию, если сооружаемая в Гадле будет не в состоянии обеспечить Бараборку электроэнергией.

На февраль 1940 года электрического освещения в Бараборке не было. Вечером колхозникам приходилось работать при свечках собственного изделия. Присланные осенью 1939 года для колхоза лампы валялись на складе, так как не имели горелок и стекол. Несмотря на неоднократные просьбы колхозников, Ольский промхоз так и не принял мер для снабжения Бараборки полноценными керосиновыми лампами.

В апреле 1940 года было закончено строительство двух новых домов. Помимо этого, восстановлены два старых дома, перевезённых из Маякана. Большинство семей колхозников переселились из юрт в дома. Для остальных колхозников было запланировано постройка ещё трёх домов.

1942

За период с 1940 по 1942 год в селе Бараборка было построено 11 жилых домов, начальная школа, интернат, фельдшерский пункт, баня.

Посёлок Бараборка. Сестры Анна и Мария Бабцевы. 1940 год.

Посёлок Бараборка. Сестры Анна и Мария Бабцевы. 1940 год.

Женщины  Бараборки издавна считались хорошими вышивальщицами. В 1942 году была организована артель по изготовлению меховых вещей, то первыми в неё пришли Агриппина Фролова, Анна Трифонова, Мария Хабарова. К 1945 году колхозные мастерицы освоили пошив меховых чулков. По их инициативе в колхозе «Новый путь» организовано массовое изготовление ниток из оленьих жил.

Война не обошла стороной и это эвенский село. Мужчины Бараборки сражались в рядах Красной армии как на фронте с Германией, так и позже, с Японией.

Наводчиком в тяжёлом артиллерийском дивизионе служил эвен из Бараборки ефрейтор Федот Анисимович Логинов. За мужество в бою он получил медаль «За боевые заслуги». Федот Логинов воевал не только на западе, после разгрома фашистской Германии их дивизион переправили в Приморье. Здесь он участвовал в наступлении против японских милитаристов в Манчжурии, в освобождении от японцев Северной Кореи.

В военные годы женщины, заменяя, ушедших на фронт мужчин, освоили новые профессии. Так Матрена Ивановна Трифонова стала чумработницей оленьих стад, Аксинья Николаевна Шахурдина из бараборского колхоза «Новый путь» стала каюром.

Посёлок Бараборка. Доярка колхоза «Новый путь» Абрамова Анна. 1940 год.

Посёлок Бараборка. Доярка колхоза «Новый путь» Абрамова Анна. 1940 год.

6 января 1942 года вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке». В связи с военными действиями прекратилась добыча рыбы в Балтийском море, резко снизилась в Северном и Черном морях, на Волге.

Колхозники Бараборки включились в соревнование предприятий рыбной промышленности, так рыбак Абрамов бараборского колхоза в 1942 году выполнил плановые задания по добыче рыбы на 200%.

1943

Родина высоко оценила славный трудовой подвиг тружеников Колымы. В январе 1943 года орденами и медалями было награждено 14 человек, среди них орденом «Знак Почета» Семён Николаевич Трифонов, бригадир бараборского колхоза. 

В 1943 году переходящее Красное знамя из колхоза «Новый путь» (Бараборка) переехало к новым победителям соревнования в колхоз «Рассвет» (Тауйск).

1945 

В 1945 году был награждён орденом «Знак Почета» Андрей Иванович Трифонов, бригадир колхоза «Новый путь». Многие труженики Ольского района в 1945 — 1947 годах были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», из них — 37 колхозников бараборского колхоза «Новый путь».

1951

25 января 1951 года в селе Бараборка была введена в эксплуатацию построенная колхозная электростанция.

После войны продолжилось укрупнение хозяйств, так 1 марта 1951 года произошло объединение в колхоз имени Сталина следующих колхозов:

  • колхоз им. 1 Мая (Сиглан),
  • колхоз «Новый путь» (Бараборка),
  • колхоз «Новая жизнь» (Гадля).

Местом базирования нового колхоза стал посёлок Гадля.

Приказом № 654 по ГУСДС от 31 августа 1951 года было намечена программа строительства ряда культурно-бытовых учреждений в сельских районах Колымы. В соответствии с ней в 1951 г. в сельских районах предполагалось возвести 21 объект социального назначения, в 1952 г. — 16 и в 1953 г. — 9.

Касалась эта программа и Бараборки. В течение 1951 — 1952 годах предполагалось построить в селе больницу на 15 коек, баню на 14 мест, жилой дом для учителей. В посёлках Ольского района (Ола, Армань, Тауйск, Бараборка, Ямск) возведение социальных объектов должно было проводить Управление подсобных хозяйств.

1952

В марте 1952 года титульный список будущего строительства был «уточнён», в результате чего количество предполагавшихся построить объектов значительно сократилось. Так, в Бараборке, из всего намеченного осталось в планах строительство жилого дома для учителей и интерната.

В 1952 году Гадлинский и Маяканский сельсоветы были объединены в один — Маяканский, центром укрупнённого сельсовета осталась Бараборка.

1954

К середине 50-х годов для села Бараборка наступили простые времена. В 1954 году вслед за колхозом был перенесён на Гадлю и центр Маяканского сельсовета.

Всё это усугубилось тем, что к тому времени традиционные промыслы стали терять свою значимость — сокращались уловы рыбы, оленьи стада.

Жители Бараборки начали переселяться на Гадлю и Олу, село начало пустеть.

1956

Из рассказа Виктора Ремизовского: «В тихий, морозный день 26 января 1956 года мы приехали на оленьих нартах в село Бараборка.

Бараборка расположена в удивительном месте, там всегда тихо. Дым из печей поднимается строго вверх и, только достигнув вершины сопки, стоящей на другом берегу реки Ланковой, начинает стелиться. Мороз, даже за сорок градусов, почти не ощутим  — так, пощипывает чуток щеки. Но дышится изумительно легко. Поэтому-то здесь разместили интернат для ороченских детей…»

В 1956 году в бараборскую школу-интернат прибыло десять выпускников московских и ленинградских педагогических вузов, прибывших по призыву ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ в Магадан на пароходе «Иван Кулибин».

Из воспоминаний Анны Хабаровой: «Тогда мы, девочки, учились еще отдельно от мальчиков, вот даже какое время я застала. Так вот наши учительницы, заходя в школу, сбрасывали с себя валенки и ватники, а по школе ходили в капроновых чулочках и в туфельках на высоких каблуках. А сами отутюженные, наглаженные, с беленькими, вязанными крючком, ажурными воротничками, с ладненькими причесочками… Такие молодые, красивые и умные! Я всегда смотрела им вслед, открыв рот, и думала, вот вырасту, тоже обязательно буду так ходить».

Предположительно, летом 1956 года посёлок был ликвидирован. Всё ценное, включая колхозную электростанцию, было вывезено на Гадлю и Олу. В Бараборке оставалась Лесная оздоровительная школа, которая в течении следующего полугодия жила и работала без электричества.

1957

В 1957 году пост директора Бараборского санатория-лесной школы занимал П. Перваков.

С сентября 1956 года по март 1957 года Бараборская санаторно-лесная школа работала в тяжёлых условиях, без электроэнергии. Освещались свечками, которые давали мало света, но много копоти.

Посёлок Бараборка. У входа в лесную оздоровительную школу-интернат. 1962 год.

Посёлок Бараборка. У входа в лесную оздоровительную школу-интернат. 1962 год.

В январе 1957 года Магаданский областной отдел народного образования выделил школе дизель с генератором, а также дизтопливо и масло.

Техническое руководство по установке Бараборской школьной электростанции взял на себя Ольский рыбокомбинат (директор Кондратьев). Монтажные работы в течение марта и апреля производились группой монтажников под руководством Горбунова. 

Под фундамент заложено 8,5 кубометров бетона, вырыт совершенно новый колодец. Здание под станцию было переделано из жилого дома.

Колхоз имени Сталина выделил на строительство 1300 килограмм цемента, исправный распределительный электрощит, новый чан ёмкостью 4 кубометра, обеспечивал транспортом.

Добросовестно отнеслись к работе плотник Теслов П., рабочий Шпилер А. С. и сторож магазина пос. Бараборка Соколов П. А..

12 апреля 1957 года электростанция Бараборской санаторно-лесной школы дала первый ток.

Ещё одним немаловажным вопросом для санаторно-лесной школы  было транспортное сообщение с Олой, Гадлей и другими посёлками. Так, чтобы попасть в летнее время на Бараборку приходилось преодолевать крутые сопки и густые лесные заросли, а затем на лодке переплывать через реку Ланковую.

В июне 1957 года в адрес санаторно-лесной школы поступил новый полуглиссер.  С этого времени по реке Ланковой до переправы пассажиры и грузы будут доставлялись на нём. После изучения русла реки Олы полуглиссер должен курсировать от Бараборки до Олы. 

1958 

В Бараборке работает санаторно-лесная школа и пекарня.

Посёлок Бараборка. Лесная оздоровительная школа-интернат. Урок чтенния. 1964 год.

Посёлок Бараборка. Лесная оздоровительная школа-интернат. Урок чтения. 1964 год.

Дату закрытия санаторно-лесной школы можно только предполагать, последнее фото из школы датируется 1964 годом. Можно предположить, что история санаторно-лесная школа заканчивается в середине 60-х годов ХХ-го века. После закрытия школы Бараборка окончательно обезлюдела.

В ХХI веке на месте, где располагался посёлок практически ничего не осталось. На берегу реки, где стоял посёлок, сохранились только развалины пирса.

В статье были использованы материалы газет «Советская Колыма», «Знамя коммунизма». Книги Рудольфа Седова, Гехтмана Исаака  «Золотая Колыма», Бабкина Пётра «Что, когда, почему», Райзмана Давида «Хроники истории народного образования и просвещения Магаданской области». Газетные публикации  Нефёдовой Ирины и Коравье Дмитрия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *