Генеральские охоты

Зима 1957 года выдалась очень снежная, снежный покров в долине Таскана был более 2,5 метров.

Зверьё бедствовало. Особо тяжело стало кормиться под весну лосям, они буквально пробивали траншеи к местам кормёжки, выбиваясь из последних сил. А такую махину, как сохатый, прокормить ветками для поддержания сил непростая задача — не один килограмм съесть надо.

Ко всем бедам, по весне глубокий снег покрылся настом, что ещё более затруднило добывание корма для зверей. Лоси отощали, были случаи падежа.

Раз привёз лесник из тайги в посёлок двух обессиленных лосей. Во дворе лоси поднялись на ноги, после кормёжки сеном и ветками. Посмотреть на зверей собрался почти весь посёлок, особенно много набежало детворы. О случившемся лесник сообщил в Магадан. Пока суд да дело один из лосей — самец ожил, откормился. Лосиха же была очень истощена и к утру скончалась.

Приехавший из района охотовед составил протокол на лесника и за самовольный привоз из тайги зверей, тот поплатился. За лосиху его оштрафовали, как браконьера. Самца, немного подкормившегося во дворе, приказали выпустить и ушёл он со двора с большой неохотой. Хорошо, что областной суд отменил штраф леснику. Порой чтобы не иметь зла, не делай добра — так гласит народная мудрость.

Во времена правления Сергея Афанасьевича Шайдурова, первого секретаря Магаданского обкома партии, пока он не спился окончательно, царские охоты на лосей иногда проводились в нашем закрытом охотхозяйстве.

Пригонялся вездеход ГАЗ-47 c установленным на крыше кабины пулемётом. Его отгоняли в район озёр, примерно пять километров от посёлка, к охотничьему вагончику.

Туда рано утром прилетал вертолёт. Из него вываливалась ватага в пыжиковых шапках, в дорогих меховых-пуховых комбинезонах. Плотно законьячивалась завтраком и выдвигалась на вездеходе в район озёр, в сопровождении снегоходов из районной охотуслужниченской свиты.

В районе третьего озера вездеход останавливался, снегоходы разъезжались по кругу. Сделав солидный круг, гнали на вездеход сохатых, которые кормились на виду, как домашние, около сопок. Оставалось только встретить зверя ружейно-пулемётным огнём.

Добыв пяток сохатых, а, точнее, укатав их, пыжиковые шапки круто-коньячно обедали свежими языками, шашлыками. Доверенные егеря,охотоведы свежевали добытых сохатых. Опосля гости, прихватив с собой немного свежатины, остальное отдавали вертолётчикам для дележа, взлетали курсом на Магадан, в резиденцию Шайдурова на «Снежную долину» для продолжения банкета.

За парой туш прилетал грузовой вертолёт — это был презент от пыжикового начальства районным партийным, советским, профсоюзным, органам, а также охотоведам и силовикам всех мастей и различий. В результате все оставались довольны, а у сохатых мнение никто и не спрашивал.

Кроме сохатых, нравилось Сергею Афанасьевичу и гусей пострелять. Для этого он летел на Чукотку, где охотился на гусей в распадке, куда на него нагонял вертолёт табуны гусей. Об этом писал Анатолий Буйволов в своей книге «Большое кочевье».  Там не указана фамилия Шайдурова, но догадаться о ком говориться, не так уж и сложно.

В резиденции Шайдурова работал мой знакомый экспедитором-снабженцем, доставляя вельможным, икорку, оленьи языки, свежую малосольную рыбку и девок. Как  видим — доверенное лицо, хоть и холуй. При встрече в Магадане за столиком в ресторане, кое о чём поведал. Сергей Афанасьевич умудрился, хорошо перебрав, послать куда подальше принародно самого папу — Брежнева. И было это, видимо, последней каплей, в СМИ было объявлено — снят с поста первый секретарь Магаданского обкома партии.

До назначения Первым был Сергей Афанасьевич, умным, талантливым человеком. Здоровался при встрече в Магадане, интересовался житьём-бытьём и работой, приглашал на чай. Был он инженером-горняком, работяги уважали его за работоспособность и прямоту.

С назначением Первым, даже старого водителя, его приятеля, КГБ от него сразу убрало, заменив на своего человека. Тяжела оказалась шапка Мономаха для Сергея Афанасьевича — запил, порой до одури, появлялся на трибунах еле-еле стоя на ногах. Испортила власть человека.

Но, номенклатура своих не бросает. Вместе с друзьями был переведён Шайдуров в Москву, на должность зам. министра цветной промышленности. Наказали!

На Колыме мне поохотится на лосей не пришлось. Путёвочки раздавались, но только нам ни одной не перепало. Сохатину иногда продавали в нашем магазине — Торгконтора отстреливала много лосей ежегодно, мяса же в магазины попадало мало.

Будучи уже на пенсии, участвуя в охоте на лосей, застрелил лося, стоя в цепи охотников. Всё на законном основании. Ну, правда, и здесь лицензии не всем — на эту охоту я попал благодаря своей «Ниве» и «ЗиСу», то бишь знакомству и связи.

Автор: Сергей Климов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *