По Таскану

На 12 километре недостроенной дороги от посёлка Эльген до райцентра Таскан-РИК (бывшего, до образования Магаданской области) стоял свайный мост, с сорванными перилами и почти без настила, через таёжную речку Сибит, впадающую в реку Таскан — крупный правый приток реки Колымы. Строительство дороги велось здесь в 40-е годы и не было окончено по неизвестной причине.

Видимо, посёлок Таскан-РИК — один из райцентров Хабаровского края, имеющий в своём подчинении площадь побольше Европы, для Дальстроя и Севвостлага не был стратегически важен. Управление Севвостлага находилось в Магадане, вторая столица Колымского наместника от НКВД находилась в Хатыннахе, это через сопку, туда-то дорога была проложена в первую очередь, через прижимы в скале левого берега реки Колымы, проходила она также через гидропорт «Майорыч», рядом с сухопутным аэродромом на сопке, через прииски.

Думаю, что это была одна из причин, по которой дорогу в райцентр так и не достроили. Были сооружены мосты и мостки через многочисленные малые речки и ручьи. По сухопутью дорога пролегала всего километров десять. Остальные 25 километров пролегали по сплошной, кочкарно-топкой болотистой мари, с дренажем из больших таёжных озёр.

В 1980 году дорогу отсыпали уже современной техникой, тысячи тонн галечника было уложено в полотно будущей дороги. Галечник брали из карьеров, которые разрабатывали рядом с местом проведения работ. На строительстве дороги работали тяжёлые гусеничные скреперы, бульдозеры и другая дорожная техника. Полотно дороги отсыпали на пятиметровую высоту от поверхности болота.

Но через два года насыпь просела до полутора метров и дорожникам пришлось снова отсыпать полотно дороги. При строительстве дороги в основание не было уложено гати и торфа, и в летнюю жару, присущую континентальной Колыме, шла глубокая оттайка по насыпанному галечнику.

Хариус… В яме у скалы реки Таскан на 16 километре, в глубоком омуте-водовороте стоит и кормится хариус. В то время, когда хариус охотится на насекомых, танцует, выпрыгивает из воды, не зевай! Молнией хватает на лету обманку, рыбалка просто шикарная! Забрасывай удочку, не мешкай, пока идёт клёв, этот рай может мгновенно прекратиться, харюсок — рыба привередливая и строгая.

Охота и рыбалка была пуще неволи, хоть и можно было вырваться только на одни воскресные сутки, а до места надо было ещё и добраться. Чтобы не «бичевать», лодку бурлачили вверх по течению. Тащить даже малую, натруженную тяжёлыми рюкзаками, лодку вверх, против течения по горной реке даже в малую воду тяжело…

Река петляет, плёсов немного, больше перекатов. По берегам реки — кустарник непролазный. Вот и бурлачишь, перебредая по перекатам с берега на берег, высматривая и выискивая дорогу получше. На плёсах один из рыбаков садится в лодку и на вёслах преодолевает путь вверх. А там опять бурлачить по перекатам, царапая дно нагруженной лодкой. Вдвоём, втроём — осиливаешь перекат.

Воды в междугорье — чуть выше колена, почти на всех перекатах. Но если пройдёт хотя бы небольшой дождь, то река взбухает на глазах, изливается на километры, бурное течение несёт деревья, бочки, устраивая заторы. Часто меняет русло, оставляя глухие протоки. В горных колымских реках и ручьях температура воды даже в летнюю жару редко поднимается выше +8 градусов.

В те исторические времена мы ещё и не мечтали о резиновых и дюралевых лодках, подвесных моторах «вихрь», болотных резиновых сапогах.

А сапоги в те поры были самодельные, клеёные, голяшки к коротким резиновым сапогам делали из автомобильных камер. И эти наши болотные сапоги практически всегда протекали, как мы не старались достигнуть совершенства в их изготовлении.

Чего только не преодолеет человек в молодые годы? Тащиться вверх по бурлящей горной речке за парой десятков харюсков длиной в 25 сантиметров, по обросшим непролазным кустарником берегам реки, сжираемый миллиардами кровососущих комаров и слепней.

Никакие репиленты не помогают в тайге, когда человек потный. Лицо спасает только накомарник, в котором хорошо сидеть на галечной косе, продуваемой ветерком, а вот если на ходу, то ощущение — как в противогазе, на армейских ученьях в маршброске!

Иногда нам везло договориться с трактористом МТЗ-2 и он довозил нас с нашей поклажей до моста на 12 км через речушку Сибит. На прицеп грузили маленькую деревянную плоскодонную лодочку, поднимавшую двух человек, рюкзаки, ружья и удочки.

Разгрузившись на мосту, радуясь удаче и сэкономленным своим силешкам, стаскивали лодку в ручей Сибит и тащили где по воде, где волоком до устья, впадения Сибита в Таскан, почти с километр. В лодку грузилось всё имущество. Хоть и волок, но зато облегчение нашей рыбацкой артельке. Не тащить на себе тяжелённые рюкзаки, набитые, будто на неделю, разной едой.

Наши жёны подшучивали: «Рабяты, хватит ли нам еды та?!» Мы отшучивались: «По идее идёшь на день, бери продуктов на неделю».

Всё это с годами забывается. А ведь всё это было… Была рыбалка на берегу таёжной реки, огромные костры из зажжённых дровяных заторов. Уха из свежей нежнейшей рыбы с налимьей печёнкой, полкружки неразведенного огненного спирта. Охотничьи, рыбацкие подначки и байки у костра. А сколько восходов солнышка и зорь встретили мы за свои охоты и рыбацкие походы!

Автор: Сергей Климов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *