У костра

Тем, кто ни разу не был на Колыме, кто не знает как резко и разительно меняется здесь погода и все, что связано с переменой времени года, вряд ли будут понятны переживания, здесь описанные. Но колымчанам – все ясно с полуслова…

Не знаю, как вам, а мне уже порядком поднадоела теперешняя погода. В основном, конечно, из-за пыли. Надоел порывистый ветерок, время от времени налетающий невесть откуда, взметающий сухую морозную пыль, клочья бумаги и полиэтиленовых пакетов, и несущий все это «богатство» вдоль обшарпанных домов нашего поселка. Хочется свежести, хочется, чтобы воздух был как легкий прекрасный неведомый напиток, чтобы дышалось полной грудью, в общем, хочется чистоты и все тут!

Лето с его освежающими светлыми грибными дождями еще не скоро, снега в ближайшие дни тоже пока не предвидится… Где еще сейчас найти желаемое, как не в лесу, вдали от людского жилья?

В выходной день, когда уже отпустил  крепкий «утренник», я и отправился туда, в мою чудесную лечебницу, чтобы отдохнуть и душой, и телом, просто побыть одному, подумать, поразмышлять…

Пройдя по трассе от Ягодного в сторону Бурхалы до четвертого километра, я свернул вправо и пошел вдоль ручья, вверх по течению. Через десять минут хода перестал ощущаться запах дорожной пыли и уже можно было уловить тонкий пряный аромат пожухлой травы, влажного мха и опавшей листвы. Еще через несколько минут в воздухе стал чувствоваться смолисто-лекарственный привкус багульника и лиственниц, разбавленный кисловатым винным настоем тронутых морозом ягод голубики и брусники.

Я выбрал себе место на крутом склоне сопки, среди каменной осыпи, к которой прижался бормотун-ручей, и разложил костер. Место в пожарном отношении было безопасное – голые гранитные глыбы, слегка покрытые зеленым налетом лишайника, рядом ручей, сухой валежник хотя и недалеко, но все же на приличном расстоянии от моего бивака.

Толстые обломки ветвей кедрового стланика, оставшиеся от лесного давнишнего пожара, весело потрескивая, горели хорошо. От костра веяло приятным теплом, октябрьское солнышко тоже грело, ветра совсем не было, в общем, – благодать!

Сами собой в уме возникли слова и сложились как бы в первую строчку стихотворения: «У костра – золотая душа…». Но дальше этого дело не пошло, а мысли текли и текли куда-то, как бывает, когда беззаботно блаженствуешь, не ощущая полета времени.

Вспомнилось, как летом ходил в многодневный поход в тайгу. У скал-останцов на водоразделе между ручьями Последний и Штурмовой устроил первую ночевку. Что я тогда чувствовал, что ощущала моя душа?..

Тогда я разложил костер в каменной «палатке», чуде природы, получившемся оттого, что один из останцов обрушился. Ветер свободно метался всю ночь по высокому пустынному плато, стремился затушить мой костер, но тот был защищен «палаткой», и ветер перед восходом солнца отстал, улетел и спрятался где-то далеко внизу, у воды, среди густых зарослей ольхи и ивняка.

Почему тогда мне было так хорошо? Я спал у костра короткими урывками по часу-полтора, вставая и подбрасывая сучья в огонь, тело мое всеми мышцами чувствовало упругие ветки подстилки и жесткие ребра гранитных обломков скалы, но это не имело ровно никакого значения.

Я встретил восход солнца таким бодрым и отдохнувшим, как будто проспал семь или восемь часов в каком-нибудь санатории.

Разве передать то, что я ощутил, когда громадный, ослепительно сверкающий диск дневного светила выкатился из-за горизонта и мгновенно залил чудесным сияющим светом все вокруг?

Сразу пропали все ночные одинокие страхи, несмотря на то, что я был один, и вокруг на пару десятков километров, наверное, не было ни одной человеческой души. Нет, я не был одинок, рядом, везде был прекрасный Божий мир, и душа моя молитвенно говорила с Творцом…

… Что такое есть душа человеческая? Вот и сейчас, когда я лежу у костра посреди октябрьского леса, – где она? Она здесь и видит все: и желто-оранжевые язычки огня, облизывающие серые сучья, и сидящую неподалеку кедровку, и золотую хвою приготовившихся к зиме лиственниц. И в то же время она где-то там, за синим сводом неба, вне времени и пространства, созерцает то, что я сейчас не в силах ни понять, ни ощутить в полной мере…

Незаметно пролетел осенний чистый день. Я грелся у ласкового огня, потом бродил по лесу в поисках оставшихся ягод, пил воду из прозрачного ручья и снова возвращался к костру. Вот и солнце укатилось за сопки, стало холодно. В воздухе далеко вокруг разносился каждый звук. Слышно было и журчание струй ручья, и гул далеких машин на трассе, и шорох опадающей листвы. В прозрачном осеннем небе зажглась первая холодная немерцающая звезда, потом еще одна, вслед за той еще и еще. Скоро зима…

Когда я вернулся в поселок, было уже темно. В окнах домов горели разноцветные огни, по улицам, обдавая гарью и пылью, катались грузовики и легковые иномарки. Скорей бы уж снег выпал, что ли…

Автор: Анатолий Петин.

Осень 2000 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *