Озеро Майорыч

Озеро Майорыч.

Озеро Майорыч.

Всегда, всегда планируйте поездки сами. А если уж не случилось, то хотя бы интересуйтесь, каков будет путь.

— Я запланировал поездку в Ягоднинский район на озеро Майорыч. Поищем затонувший самолёт — сообщил мне муж еще в период подготовки к нашему длительному путешествию по Колымской трассе.

— Замечательно! Едем — не думая ответила я.

Я всегда доверяю своему спутнику. Вот и в эту поездку радостно собралась в путь, даже не посмотрев на карте маршрут, не поискав на просторах интернета какой-либо информации.

Всё началось очень даже хорошо. В посёлке Дебин Ягоднинского района, мы спросили дорогу к озерам. Местные жители сообщили, что путь будет пролегать по прижиму вдоль сопки. Замечательно! Вот ни сколько меня эта информация не напрягла — по прижиму, так по прижиму.

Итак, через 1,5 км по основной трассе от поселка Дебин, мы сворачиваем направо.

Дебинские прижимы

Дебинские прижимы. При хорошем освещении видно далеко... 2017 год.

Дебинские прижимы. При хорошем освещении видно далеко…

Сначала дорога идет по лесу, но потом как-то сужается до ширины в одну машину и крутенько начинает подниматься вверх. Смотрю, то здесь, то там на дороге валяется осыпавшийся скальник. А где-то далеко внизу к сопке прижата река Колыма. То есть, если не вписаться в поворот, то падать 50-70 метров придётся прямо в воду.

Колыма у Дебинских прижимов. 2017 год.

Колыма у Дебинских прижимов.

Дело в том, что высоты я боюсь очень-очень. С этой фобией бороться тяжело, да даже невозможно. Узкая дорога и страшный обрыв потихоньку заставляют меня сползать на коврик, который лежит у меня в ногах. Описать состояние организма можно так: животный страх скользкой змеей медленно поднимается откуда-то снизу и добирается до груди. Начинаю чувствовать, где же все-таки находится душа. Мозги судорожно продумывают всевозможные варианты спасения и, придумав один, командуют: «Отстегни ремень безопасности. Нам придется прыгать».

Дебинские прижимы.

Дебинские прижимы.

За рулём муж. Он с такой фобией не знаком и я порою поражаюсь его умению сохранять спокойствие в сложных ситуациях. Вот и сейчас, двигаясь рядом с крутым обрывом, такая дорога его особо не напрягает – он рулит в одну сторону, а голова крутиться на все 360 градусов, при этом он успевает отметить красоту пейзажа где-то там, далеко внизу. Тут Саша замечает, что я отстегнула ремень безопасности и спрашивает:

— Что, прыгать собралась?!

В этот момент я уже лежу где-то под ковриком, и моя фобия рядышком. Одним словом, красоту пейзажей я не увидела. Хорошо, что есть видеорегистратор — заснял весь наш путь.

Дебинские прижимы. Внизу обрывистого склона величаво несет свои воды Колыма. 2017 год.

Дебинские прижимы. Внизу обрывистого склона величаво несет свои воды Колыма.

Наконец-то, после второго прижима, дорога спустилась вниз и я с глубочайшим облегчением занимаю свое место.

Природа вокруг постепенно меняется: заросли густого стланика вдоль дороги уступают место красавицам березкам.

Наконец, мы проезжаем ключ Майорыч. В этом месте ведутся работы по золотодобыче, повсюду серьезная землеройная техника.

Еще через некоторое время в густой растительности появляется небольшой просвет и заросшая едва заметная дорога, которая ведет к первому и самому большому озеру Майорыч.

Дорога по обочине густо заросла, поэтому если не приглядываться, то проезд можно и не заметить.

Дорога по обочине густо заросла, поэтому если не приглядываться, то проезд можно и не заметить.

Озеро Майорыч. В поисках затонувшего самолёта

Мы, насколько возможно, съезжаем по этой дороге, и нашему взору открывается озеро размером примерно 2,5 на 0,5 км. От начала съезда до него метров четыреста, сто из которых ещё можно проехать. Дальше идти по болотистой местности, поэтому предусмотрительно надеваем болотные сапоги. Воодушевлённо берем рюкзак и всё необходимое – начинаем двигаться к берегу Майорыча.

Непродолжительный проезд до озера Майорыч.

Непродолжительный проезд до озера Майорыч.

Через шагов пятьдесят понимаю, что оставшиеся метры обойдутся нам совсем не малой кровью, а вернее, что ни на есть нашей – настоящей. Вокруг просто тьма злющих и голодных комаров. Ситуация вполне напоминает прочитанные мною строки в книге «Вексель Билибина» Германа Волкова… В свое время Билибин разработал шуточную шкалу определения количества комаров. Если удается идти, только изредка отмахиваясь от комаров, то «комара нет». Если беспрерывно приходится отмахиваться одной рукой, то «комар появился». Если недостаточно одной руки и приходится прибегать к помощи другой, то «комара мало». Если все время приходится отмахиваться двумя руками, то «комара порядочно». Если же и двумя руками не удается отмахиваться от них, то «комара много». Здесь, пожалуй, не хватило бы и десяти рук, чтобы отбиться от этой нечисти. Комариная метель — вот подходящее определение для этого воющего ада.

В таком окружении мы скачем по кочкам. Вернее скачет мой спутник, а я борюсь со своими болотными сапогами, которые на три размера больше. Выглядит это примерно так: шаг, провал в воду — увязла, вытаскиваю ногу, затем руками тащу сапог, еще шаг, опять увязла, тащу ногу, сапог…

— Сашааааааа, помогиииии, мне эти сапоги с комарами всю душу измоталиииии.

В полном изнеможении доползаю до озера, оглядываюсь: вокруг все заросло кустарником. Местность хоть и проглядывается, но всё же таит в себе опасность в виде бредущего мимо медведя. Поэтому, пока супруг распаковывает дрон, включаю в телефоне дискотеку на полную громкость, чтобы предупредить зверя о нашем присутствии в этих диких местах.

Итак, мы достигли цели нашей поездки. На Магаданском автофоруме «М49» в свое время очень активно обсуждалась тема затонувшего самолета в озеро Майорыч, на берегах которого в годы развития нашего края находилась гидробаза. До сегодняшних дней ничего из былого прошлого не осталось, кроме обломков самолета, который, по непроверенной информации, затонул во время сильного ветра. Немногим счастливцам довелось увидеть этот самолет. Попробуем и мы найти затонувший аппарат, заснять его и прилегающую местность на аппаратуру.

Распаковав дрон мой спутник запускает аппарат в воздух, а я тем временем отчаянно «танцую» и активно жестикулирую руками, отпугивая комаров.

— Побрызгай на меня «Дэтой» — просит мой спутник.

— Я уже на себя её столько вылила, что вся липкая. Да у меня такое чувство, что чем больше брызгаю, тем сильнее им эта вкусняшка нравится. Таких злющих тварей я еще не видела.

Если убрать эту снующую без конца живность, то можно увидеть достаточно большое озеро, обрамленное низкой растительностью. Ощущение, что время в этом месте остановилось — совершенно не чувствуется дуновение воздуха, природа вокруг как будто замерла на века. И только неспешно плывущие белые облака на ярко синем небе отображаются в идеально гладкой поверхности озера.

Как бы ни фотографировала озеро, в кадр обязательно попадают снующие комары.

Как бы ни фотографировала озеро, в кадр обязательно попадают снующие комары.

Для меня время тоже начинает замедлять свой ход. Как будто в замедленной съемке я просматриваю снова и снова окружающую вокруг местность, стараясь запомнить всё до мельчайших подробностей.

– А ведь красиво вокруг! Но нырять и искать самолет я бы не стала. Вода в озере хоть и прозрачная, но с коричневым оттенком. И дно, мне кажется, илистое, неприятно как-то будет погружаться.

Отражение белоснежных облаков на синем небе и спокойствие воды на озере.

Отражение белоснежных облаков на синем небе и спокойствие воды на озере.

Через некоторое время, как с поля боя, дрон возвращается из полета над озером. Он весь в крови и прилипших насекомых. Я облегченно вздыхаю и начинаю торопливо собираться в обратный путь.

— Всё, давай скорее делать отсюда ноги, пока нас заживо не съели.

И тут слышу поистине уникальную для данного момента фразу:

— Я забыл нажать на запись…

— О боги, просто сказать мне на это нечего!

И все начинается сначала: запуск дрона и танцы с бубном по болотистой местности.

Наконец сделав все дела, ретируемся опять в машину. На обратном пути сапоги как-то сами выскакивают из трясины и оказываются очень даже впору: просто, когда тебя уже доедают, времени нет на всякие мелочи жизни.

Озеро Майорыч. Вид с дрона.

Озеро Майорыч. Вид с дрона.

Сидя в машине, отдыхая от весьма увлекательного путешествия по красавице-тайге, смотрим на видео, которое запечатлел дрон. К сожалению, самолет с высоты птичьего полета не проглядывается, да и какие-либо следы пребывания человека тоже, за исключением остатков небольшого домика на противоположном берегу.

Но всё же один след человека навеки остался в этих глухих местах. Одноименное название ключа и озера — Майорыч имеет вполне историческую основу.

Петр Алексеевич Майоров

Петр Алексеевич Майоров — участник первой Колымской геологоразведочной экспедиции Геолкома ВСНХ под руководством Юрия Александровича Билибина и лучший промывальщик золота.

Про Петра Алексеевича Майорова сказывали, что он еще в Бодайбо мыл золотые пески, да не лотком, а арестантским колпаком, и ни крупинки не упускал. Сам о себе Майорыч ничего не говорил, был молчалив, не вынимал изо рта трубку, и она, казалось, как амбарный замок, замкнула его рот, обрамленный дремучей черной бородой.

За долгие свои скитания по Сибири и Дальнему Востоку ко всему он привык, все невзгоды переносил молча, но к людям, жадным до золота, привыкнуть не мог. Это он сказал еще на Алдане: «Золото всегда с кровью», когда слушал рассказы о Бориске.

Петр Алексеевич являлся незаменимым помощником Юрия Александровича Билибина и прошел все невзгоды первой экспедиции от начала до конца. А затем и второй в 1933 году под руководством Валентина Александровича Цареградского. Его имя нанесено на карту золотой Колымы — ключ Майорыч. Здесь найдена золотоносная жила (предположительно этим человеком).

В устье ключа Майорыча был организован прииск по золотодобыче. 18 января 1941 года распоряжением № 12 по Главному управлению строительства Дальнего Севера (ГУСДС) в соответствии с объемами горных работ, установлены категории для приисков, рудников и фабрик на 1941 год, где прииск «Майорыч» отнесен к III категории. И по сей день вдоль этого ручья ведётся добыча золота.

Судьба Петра Майорова неизвестна. Имеется лишь скудная информация в книге «Репрессированные геологи»: «МАЙОРОВ Петр Алексеевич. Участник первых Колымских экспедиций, опытный промывальщик. Его именем был назван ключ, а затем и прииск Майорыч в Верхне-Колымском районе. Арестован в 1938 году на Колыме, получил срок».

На этой старой и не совсем удачной фотографии участники первой экспедиции на своей базе – ключе Безымянном. В верхнем ряду слева в тени стоит Петр Майоров. Это, возможно, единственное фото с его изображением.

На этой старой и не совсем удачной фотографии участники первой экспедиции на своей базе – ключе Безымянном. В верхнем ряду слева в тени стоит Петр Майоров. Это, возможно, единственное фото с его изображением.

Друзья и коллеги Петра Майорова называли его «Майорыч». Вот так производной от фамилии Петра Майорова во времена Дальстроя были названы ключ, который через несколько километров становится полноводным ручьём, озеро, прииск, гидробаза и торфяное месторождение. В 70-х годах ХХ-го века найденная в этих местах археологическая стоянка дюктайской палеолитической культуры тоже получила имя — Майорыч.

Вот такой след в истории Колымы оставил промывальщик золота Петр Майоров.

Литература

Используемая литература:

1. Ю.А. Мочанов «Древнейшие этапы заселения человеком Северо-Восточной Азии». Изд. «Наука» Сибирское отделение. Новосибирск, 1977 г. – с. 90-93.
2. Г. Волков «Вексель Билибина». Магаданское книжное издательство, 1978 г.- с. 7.
3. «Золотой слиток победы. Геологи Северо-Востока в годы Великой Отечественной войны, освещение в СМИ их вклада в Победу»: хроника 1941–1945 гг.) / сост. В. П. Кадцин. – Магадан : Охотник, 2015. – с. 38.
4. «Репрессированные геологи» гл. ред. В.П. Орлов.
Отв. редакторы Л.П. Беляков, Е.М. Заблоцкий.
М.-СПб., 1999, 3-е изд., испр. и доп. – с. 315.

Информация с автофорума «М49».

Автор статьи: Елена Полищук.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *