По Бахапче

Бешеная Бахапча.

Бешеная Бахапча.

Река Бахапча интересна не только как яркий представитель горных рек Колымского нагорья с их норовистым характером, но и с чисто исторической точки зрения. С этой рекой связаны первые страницы освоения Золотой Колымы. В далёком 1928 году через пороги Бахапчи прошли участники разведочного отряда первой Колымской экспедиции.

В свое время в книге Волкова Германа Григорьевича «Вексель Билибина» я читала, как проводник экспедиции якут Макар Медов отговаривал Билибина, руководителя экспедиции, сплавляться по реке: «… Макар Захарович нагнулся над спичечной картой и разбросал спички там, где текла Бахапча:

—  Тут – тас, тут – тас, много – тас.

— Камней много. Пороги, значит, – перевели Раковский и Петр Каллистратович.

— Понятно, начальник? Улахан начальник, большой начальник, однако, покойник будешь…

— Какой покойник? Чего ты шаманишь, Макар Захарович?

— Моя нешаман. Моя правду знает. Кылланах знает. Плохая река Бахапча. Бешеная Бахапча. Наши люди не ходят. Давно казаки плыли – все покойники были..

У местных река считалась бешеной, потому что течет, прорезая каменную гряду, и образует при этом пороги, весьма опасные для сплава.

Всем нам известно, что участники экспедиции соорудили на реке Малтан два плота и успешно сплавились по коварной реке. Основные пороги названы в честь участников передового разведочного отряда. На карте Магаданской области они нашли своё отражение, а историю происхождения каждого весьма живописно описал Волков Герман Григорьевич.

Река Бахапча.Река Бахапча.

Нам с мужем, в идеале, хотелось бы попробовать пройти весь этот маршрут от начала до конца, но для этого нужна тщательная подготовка, совсем другая лодка и самое главное – время. Это однозначно не маршрут выходного дня. Но учитывая недостаток времени, решили хотя бы провести первое знакомство с рекой, подняться вверх по течению до одного из порогов — Сергеевского, запустить дрон и посмотреть характер реки в данном месте. На протяжении полутора километров в нем выделяется шесть ступеней, причём первая и третья со стоячими волнами до 1,6 метров.

Ранее утро, ищем съезд к реке Колыма перед посёлком Синегорье. Учитывая, что берега в верхнем течении Колымы высокие, то спусков к воде не так уж много. Покружившись немного по местности, все же один удобный для съезда и спуска лодки нашли.

Подъезжаем на берег, а тут мужики стоят местные — синегорцы. Выходной день — отдыхают люди.

— Откуда путь держите? Спрашивают.

— Из Магадана. Вот в отпуске решили путешествовать в ваших краях.

— Вы в отпуск поехали в Синегорье, а не на материк? – Недоуменно спросил один из отдыхающих. Вот это да, впервые такое вижу, но это радует. У нас здесь хорошо.

Для любого колымчанина центральные районы страны считаются материком из-за удалённости Магаданской области от цивилизации. Может это и режет слух всему остальному населению нашей необъятной России, но для нас в этом слове звучит особый смысл. Так говорили наши деды, родители, которые осваивали, поднимали Колыму, так говорим и мы.

В свою очередь пришло время и нам удивиться:

— Ну да, места интересные, живая история. А мы думали, что гостей у вас как-раз всегда много…

Синегорцы режут большой арбуз, угощают нас и, как новичкам в этих местах, дают дельные советы:

— На метеостанцию на машине не ездите, там спуск к воде, конечно, есть и довольно хороший, да только до него не доедете. Болото. Засядете.

Мы с мужем засмеялись:

— Уже пытались, сидели, копали, на ощупь это болото знаем.

— Вы там, смотрите осторожнее. Река норовистая, то и дело пытается перевернуть лодку. Сапоги болотные в лодке снимайте! Если перевернетесь, то кранты. Они как камни тянут вниз… Я тапочки надеваю. Три раза уже выплывал. Последний раз думал, что уже не дотяну до берега.

Мы собираемся, одеваемся. А мужики, глядя на нас:

— Так вы в спасательных жилетах сидите в лодке? Правильные какие! Неудобно же в них двигаться?!

Я слушала наставления мужчин и понимала: хоть мы множество рек прошли, все равно прислушиваться к советам всегда стоит. Тем более к советам людей, которые неоднократно сталкивались с непростым характером этой реки.

Отходим от берега, заводим мотор. На прощание мужики вручили нам половину арбуза и пожелали удачи.

Итак, Бахапча. Русло реки в нижнем течении заключено в высокие берега, обрамленные густой зеленью деревьев. В неспешном движении воды отражается пронзительно синее небо с бегущими белыми облаками. От такой красоты захватывает дух: наверное, нигде в целом мире нет такого необыкновенного ясного неба.

На небо можно любоваться часами.

На небо можно любоваться часами.

Время от времени по берегам громоздятся небольшие скалы, которые предают какую-то особую суровую красоту пейзажу.

Через 17 км от устья Бахапчи справа проходим ручей с интересным названием Дядя Ваня. Вспоминается, что в книге Валентина Александровича Цареградского «По экрану памяти», упоминался персонаж с таким именем.

«…Это были старания дежурного повара старшего рабочего дяди Вани, который отличался умением вкусно готовить. Он прибыл к нам с группой зейских старателей, быстро завоевал авторитет у молодых рабочих, и они уважительно стали называть его дядей Ваней».

Однако утверждать, что ручей действительно назван в честь этого человека я не берусь, возможно, это только мои домыслы или совпадения. Но так хочется верить…

Вверх по Бахапче.Вверх по Бахапче.

Лодка поднимается вверх по течению, скалы сужаются, а река становится стремительнее. Все чаще встречаются шиверы – участки с беспорядочно расположенными камнями. Мы аккуратно их обходим, но одно место (примерно через 7 километров выше ручья Дядя Ваня) вызвало у меня настоящее беспокойство.

Слева берег тонким мысом врезается в воду, сразу видно, что здесь мелко, лодка может зацепить мотором, что крайне нежелательно при стремительном течении реки. Посреди русла лежат объемные валуны, над которыми река просто взбесилась. Путь только один — необходимо идти между камнями. Лодка начинает скакать по волнам, а я нервничать, при этом, не забывая снимать происходящее на камеру.

Идём дальше. Где-то посередине бурного потока воды наше суденышко теряет скорость и приостанавливается. Двигатель ревёт, но его тяги не хватает — стремительный встречный поток воды не хочет пускать нас дальше. Но я знаю, что у моего спутника есть свои секретные приемчики для таких ситуаций. И пока он активно пытается их применить, я испытываю принеприятнейшие чувства. Тут же вспоминаются наставления мужчин на берегу Колымы. Думаю про себя: «Вот зачем я напялила на себя эти болотки? В следующий раз напялю гидрокостюм и страхам будет конец».

Тихим ходом покидаем шиверу и только я успокаиваюсь, как через несколько километров входим в порог. Данный порог не носит имя, он расположен в 5 км ниже устья реки Нэриге, впадающей в Бахапчу.

Пороги на Бахапче.Пороги на Бахапче.

Вокруг великолепнейший пейзаж — огибаем рыжую скалу. В пороге вода просто кипит. Бушуют беспорядочные волны. И тут лодка куда-то проваливается, потом резко встает «на дыбы», как будто натолкнувшись на препятствие. Что это?! Выше носа лодки на нас наворачивается гребень широкой стоячей волны и примерно на метр выше борта. «О боже! Опять!» Слышу команду: «В нос, падай в нос, держись!» Падаю, судорожно расщепериваюсь как лягушка ногами между бортами лодки, чтобы не стечь по наклонной к транцу. Лежу и жду, когда лодку зальёт вода, а в голове от страха за доли секунды проносятся разные мысли: «Зачем меня вечно тянет на не женские приключения. Господи, если мы не утонем – я себе клятвенно обещаю, буду хорошей девочкой, сидеть дома в тепле, вязать носки, шить для души или для тела, вышивать… В общем, быть нормальной женщиной».

В какой-то момент чувствую, что самое главное действо я сейчас могу пропустить, валяясь на дне лодки. Умудряюсь повернуться к мужу… и как всегда, как всегда вижу лицо счастливого человека. Он тоже расщеперился, бодается со стихией и блаженно улыбается, смотря на меня. У него совсем другое восприятие действительности.

Отвернуть резко в сторону было нельзя — перевернёмся. Вперёд через волну — всё равно, что шагнуть в ад, назад — вода зальёт лодку волной сзади. Западня какая-то. Гребень волны несколько раз буквально ласкал нос лодки и подбирался всё ближе и ближе, как бы прицеливаясь. В таком висячем состоянии на всходе волны мы боролись со стихией около двух минут, но они казались целой вечностью.

В конце концов, двигаясь боком по всходу волны в сторону левого берега, поймали ложбинку, которая изредка, на несколько секунд периодически появляется в течении из-за сбоя потока воды от соседних камней и разрывает гребень волны. Еле-еле на неё заползли. Не уже ли прошли?! Наконец-то начинаем уверенно двигаться вверх по течению.

Как удалось пройти этот порог и не перевернуться, остаться сухими, для меня до сих пор остаётся загадкой. Всё было настолько не предсказуемо. Что помогло в этот раз: везение, ангелы или опыт??? Не знаю.

Идём дальше. Опять красивые скалистые берега, ясное голубое небо в отражении изумрудной реки, сквозь рокот мотора пробивается пение птиц. А значит не всё так ужасно в этой жизни. Успокаиваюсь. И тут меня осеняет: это ж какая только дурь, бывает, лезет в голову от страха! Беру все свои слова про хорошую девочку, про шить и про вязать обратно. Но гидрокостюм точно буду надевать для храбрости.

Подходим к Нэригэ. Интересно, что в топографических картах река пишется именно так. Но в топонимическом словаре она имеет название Нерега, что в переводе с эвенского означает «заря».

Нэригэ берет свое начало на северной окраине Майманджинского хребта, на водоразделе истоков Мякита и Среднего Асана. Примерно через 15 километров от истока речка узкой лентой огибает берега рядом с фабрикой бывшего лагеря ГУЛАГа «Днепровский». Именно здесь я впервые увидела Нэригэ. В этом месте река уже впитала в себя многочисленные ручейки и вполне может подойти для начала сплава на лодке. А уже в месте слияния с Бахапчой это довольно полноводная река. Но вода в ней не такая кристально чистая, потому как где-то в ее верховьях старатели моют золото, в связи с этим вода практически не прозрачная.

Слияние Бахапчи и Нэригэ.Слияние Бахапчи и Нэригэ.

Саша снимает с квадрокоптера Нэригэ и близлежащую местность. На экране отображается множество тропинок и вполне проходимых дорог для машин вдоль реки. В годы освоения Колымы в этих местах активно велась геологоразведка и добыча рассыпного золота.

А для меня наступает время релакса: устраиваюсь на берегу и начинаю уплетать за обе щеки арбуз, со щедростью подаренный нам синегорцами. Вокруг дикая природа и ни души. Размеренно течет река, мутные воды Нэригэ смешиваются с изумрудными Бахапчи. А я сижу и смотрю на потоки стремительно убегающих волн в могучую Колыму.

Две реки в одном русле -  Бахапчи (изумрудная) и Нэригэ (тёмная).Две реки в одном русле –  Бахапчи (изумрудная) и Нэригэ (тёмная).

Через некоторый промежуток времени начинаю различать, что течение Нэригэ вовсе не размеренное. С интервалом в минуту интенсивность потока воды отчего-то меняется и это не только видно, но и прекрасно слышно. То быстрее текут ее воды, то медленнее. Шум воды то нарастает, то затихает. Мысленно начинаю искать причину происходящего: возможно, это закономерность природы, а возможно вмешательство человека.

Отдохнув, отчаливаем и движемся дальше верх по течению. Доходим до реки Умара — правый приток Бахапчи, а сразу выше слияния Дмитриевский порог. Останавливаемся, чтобы внимательно его разглядеть. Очень хорошо видно слева скалу, от которой вода буквально отталкивается своим стремительным потоком, по всему руслу разбросаны огромные валуны, вода кипит. Безопасного прохода не видно.

— Разворачиваемся назад — принял решение Саша. До Сергеевского порога ещё осталось примерно километров 25. Но дальше идти не стоит. И так поднялись около 50 км. На сегодня приключений достаточно. Нам ещё засветло вернуться надо. Вниз по течению бывает идти сложнее.

— Ура! — подумала я.

Хоть участники первой колымской экспедиции и посчитали этот порог самым безопасным «камни там-сям, буруны кое-где играют», мы все ж на таком малосильном моторе (9,9 л.с.) рисковать не стали. Вот когда понимаешь, что идешь не на той лодке и ни с тем мотором.

Возвращаемся назад сплавом на веслах, изредка включая мотор. Поэтому я расслабляюсь и с удовольствием рассматриваю живописные берега, которые медленно проплывают мимо. Самые красивые снимаю на видео, чтобы потом, в холодные зимние вечера, наслаждаться нашим путешествием. Монотонное покачивание лодки по течению успокаивает и усыпляет бдительность, а зря!

В какой-то момент лодка неожиданно подскакивает на высокой волне и прокатившись на её гребне, мы резко падаем вниз, пронизываем впереди идущую волну и за доли секунды оказываемся насквозь мокрые. Рюкзак, ранец с дроном и бачок с продуктами в лодке плавают. Хорошо, что привязаны.

Под волной.Под волной.

— Ты специально так?! Чтобы жизнь медом не казааааааа… — меня захлестнул просто огромный поток и часть фразы я буквально проглатываю вместе с водой во рту, напившись сразу на неделю вперед. Фотоаппарату, как и мне, тоже не везет: его объектив вода буквально напором насквозь пропитала. Вот незадача то.

Возмущенная поворачиваюсь назад, а там опять безмятежная улыбка:

— Ну, пропустил, не разгадал высоту волны и глубину свала за ней, с кем не бывает…

Эх, как же «приятно» ехать в лодке полностью мокрой, обдуваемой свежим ветерком. Вот и мурашки на всём теле тут как тут — «наслаждение» ещё то. Только одно успокаивает — я такая не одна.

После того, как река всё-таки нас искупала в лодке, дальнейший путь прошел довольно гладко и мы благополучно добрались до места стоянки.

На берегу реки Бахапча.На берегу реки Бахапча.

В непродолжительном путешествии за 5,5 часов от устья Бахапчи нам удалось подняться по реке 49,5 км до порога Дмитриевский и вернуться обратно, окунуться в совершенно иной мир дикой тайги, потрясающей северной природы с великолепными колымскими пейзажами.

Когда-нибудь мы пройдем весь путь первой колымской экспедиции от начала до конца. Ну, а завтра нас ждет не менее интересное путешествие на озеро Майорыч.

Автор статьи: Елена Полищук.

По Бахапче: 5 комментариев

    1. Из книги “Вексель Билибина” и брошюры ” маршрутная туристическая карта по Бахапче”.

  1. Спасибо за ощущения децтва , юности! Я прожил с родителями в Синегорье с 1980г. С отцом исколесил с детства Бахопчу вдоль и поперек! Очень любили рвбачить на Д.Ване!! Под скалкой ! И на против на ручье Хрустальный! ТАКАЯ НОСТАЛЬГИЯ, ПРОСТО ДУХ ПЕРЕХВАТЫВАЕТ!Мы ходили на моторе по Бахопче! Столько моментов в памяти осталось! Сейчас живу в Киеве! Я все равно вернусь в эти чудные места, и покажу их своим детям!это того стоит!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *