Первые драги Дальстроя

Паровая драга на реке Еруда. 1939 год.Паровая драга на реке Еруда. 1939 год.

Эпоха дражного флота Дальстроя начинается с Постановления ЦК ВКП(б) «О Колыме» от 11 ноября 1932 года, где было сказано: «изготовить в ударном порядке для Колымы два комплекта 5,5-футовых драг на деревянных понтонах с расчётом закончить выпуск всех частей не позднее 1 апреля 1932 г».

Судя по дальнейшим событиям Иркутский завод тяжёлого машиностроения с заданием справился и изготовил две паровые драги для Дальстроя.

Часть комплектующих от драг в навигацию 1932 года по Северному морскому пути были доставлены до Амбарчика, оттуда вверх по Колыме до Усть-Утиной, где и были выгружены на базисных складах, другая часть была доставлена морем на базисные склады Магадана.

О том, что из себя представляли первые драги Дальстроя можно ознакомиться в статье газеты «Советская Колыма» от 1 января 1939 года: «Драга с полным правом может быть причислена к одним из самых выдающихся достижений техники. Она представляет собой комплекс сложных механизмов и устройств, смонтированных на плавучем сооружении — понтоне, Устанавливаются драги преимущественно на достаточно больших, но бедных россыпях, где невыгодно применять иные способы эксплуатационных работ, а также на старых отвалах, на которых работали вручную, мышцами рук.

Мощность драги характеризуется внутренним объёмом её черпака. В американской практике единицей измерения служит кубический фут. В СССР измерение черпака установлено в метрической мере — литрах. Обе наши драги имеют объём по 150 литров каждая.

Замкнутая линия, состоящая из ряда черпаков драги, называется черпаковой цепью. Она врезается в породу кромками черпаков, отлитыми из марганцевистой или высокоуглеродистых сталей. Черпаки поднимают породу наверх, в завалочный люк, откуда она по наклонному жёлобу поступает в длинный вращающийся цилиндр-бочку с отверстиями различной величины. Там при помощи сильных водяных струй происходит сортировка и размельчение породы. Мелкие частицы породы проваливаются через отверстия на улавливающие шлюзы, а более крупные частицы, так называемая «галя», через нижний, открытый конец бочки поступают на транспортер и уносятся в отвалы.

Улавливающие шлюзы представляют собой деревянные или металлические колоды, соединённые и продольные и поперечные ряды. Установлены шлюзы с некоторым наклоном для того, чтобы придать воде скорость. Дно шлюзов устилается матами (род цыновок), поверх которых накладываются трафареты (металлические сотообразные решётки). Лёгкие части поступившей на шлюзы породы вода уносит в хвостовую часть драги, за корму понтона. Она стекает в дражный разрез-водоём, в котором плавает драга.

Металл, как наиболее тяжёлый элемент, оседает на маты и задерживается от уноса трафаретами. Обычно металл снимают раз в сутки. Для этой цели, не останавливая драги, последовательно выключают один шлюз за другим, снимают маты и споласкивают содержимое в особый чан. Из этого чана мелкая металлоносная порода поступает на наклонно установленный широкий шлюз, где и производится окончательная доводка и съёмка металла.

Передвижение драги осуществляется многобарабанной лебёдкой, посредством канатов или свай. Передний канат подтягивает драгу вперёд, боковые канаты — носовые в кормовые — обеспечивают боковое перемещение. При свайном оборудовании поступательное движение осуществляется при помощи зашагивания на сваях, боковое — посредством вращения драги около одной из свай, поднятой другой. Ориентировочный вес одной сваи — 15 тонн.

Промывка породы, поступающей в бочку и на шлюзы, производится при помощи двух мощных центробежных насосов высокого и низкого давлений. Они установлены на понтоне.

Управление механизмами драги централизовано. В драгерской будке имеются станки, соединённые с механизмами сложной системы тяг и рычагов.

Двигатели драги приводятся в движение паровой энергией, на драге устанавливаются паровые котлы (один или два).

Такая драга средней мощности заменяет 400 горняков, работающих на таком прииске, где частично механизировано производство».

Для современных дражников такое описание и характеристики могут вызвать улыбку (если сравнивать с драгами последних лет существования СССР), но прошу учесть, что речь идёт о 30-х годах прошлого века.

Разобранные драги мирно лежали на базисных складах, где их практически никто не беспокоил. Вспомнили о них только в 1938 году.

Цитирую заметку из газеты «Советская Колыма» от 4 октября 1938 года: «Две (150-метровые драги ((№№ 3 до 4), построенные иркутским метзаводом имени Куйбышева, устанавливаются в районе деятельности Западного и Южного горных управлений. Начальники этих управлений тт. Кошелев и Краснов совместно с геологоразведочным отделом Дальстроя сейчас подбирают для них полигоны.

Детализация разведки дражных полигонов должна быть закончена к 4 января 1939 года.

Сборку, монтаж и пробную эксплуатацию драг будет производить иркутский завод имени Куйбышева. Оформление соответствующего договора с заводом поручено производственно-техническому отделу Главного управлении Дальстроя.

Кроме того, производственно-технический отдел до 15 октября проверит и проинвентаризирует имеющиеся дражные части. На изготовление недостающих частей Иркутским представительством Дальстроя будет заключен с заводом отдельный договор.

Для проверки и инвентаризации прибывших из Амбарчика в Устье-Утиную частей драг туда уже выехал инженер производственно-технического отдела тов. Семейкин. Е.В.».

Интересная заметка, хороший посыл… Готовим дражные полигоны, перевозим и собираем драги  вроде всё ясно и понятно, и особых проблем по выполнению этого задания не предвидеться. Однако всё кардинально меняется по прибытии товарища Семейкина к складам, где мирно почивали драги.

Во время инвентаризации драг, в «Советской Колыме» выходит очередная заметка от 1 января 1939 года, посвящённая дражному вопросу: «В числе так называемого «неликвидного имущества» на складах Дальстроя с 1932 года лежало оборудование двух паровых драг, изготовленных иркутским заводом им. Куйбышева.

Назначение драг — добыча и промывка металлоносных песков. Будучи смонтированы и пущены в ход, они могли дать стране большое количество металла, но это было не в интересах врагов народа, орудовавших в Дальстрое.

Подлые фашистские выродки омертвили, законсервировали ценное, дорогостоящее оборудование. За шесть истекших лет значительная часть его была использована не по назначению. Нет котлов, центробежных насосов, конденсаторов и т.д

Сложной и длительной работе по сборке драг приступят в нынешнем году. Пуск их в эксплуатацию, который будет произведён в конце 1940 года, явится крупным событием для горной промышленности Колымы, всё в большем и большем масштабе применяющей механизацию металлодобычи.

Производственно-техническим отделом Дальстроя закончена уже инвентаризация дражных частей, которые находятся в различных местностях, в частности на Устье-Утиной. Недостающее оборудование будет заказано Иркутскому заводу, более мелкие части сможет изготовить завод № 2.

Драги будут иметь деревянные понтоны. Для сооружения их необходим лес значительных размеров. Он, видимо, будет доставлен с «материка».

С открытием весенней навигации оборудование постепенно перевезут на места установки драг — в районы Западного и Юго-Западного горных управлений. Геологоразведочные отделы этих управлений должны поскорее выбрать полигоны, на которых будут работать драги.

Монтажные работы рассчитаны на 8—9 месяцев. В будущем году черпаки первых на Колыме драг врежутся о предварительно оттаянный грунт. Придут в движение все части огромных машин, одновременно добывающих и промывающих пески.

Рабочий сезон драги длится от 90 до 130 дней в году. Расчётная продолжительность работы драг на Колыме принята в 140 дней».

Общий посыл таков. За время пребывания драг на складах, часть механизмов была отпущена не по назначению, теперь их предстояло изготовить и привезти с Иркутска и Магадана. Также осталась неизвестной судьба деревянных понтонов, которые также ушли с места хранения. А без них драги собирать не имело смысла. Усугублял ситуацию и тот факт, что на Колыме судя по заметке, не было лесоматериала необходимой длины, и его также собирались доставлять с материка, дожидаясь навигации.

Руководство Дальстроя ещё надеялось запустить в работу злосчастные драги в конце 1940 года. 

В 1940 году производился выбор полигонов, на которых должны были работать драги. В Западном горном управлении намечено использовать территорию нового прииска «Чай-Урья». На другом, ориентировочно выбранном полигоне, производились геолого-разведочные работы. Этот полигон находился в районе Ороека — правого притока реки Колымы. Там, на ключе Глухарином было намечено создание прииска.

Однако полное понимание ситуации и связанные с этим корректировки планов были произведены в апреле 1940 года, можно предположить, что это было сделано на базе выводов закончившейся инвентаризации. С фактами и выводами можно было ознакомиться в очередной газетной заметке в «Советской Колыме» от 21 апреля 1940 года: «В 1932 году на Колыму было завезено некомплектное оборудование для двух маломощных 150-литровых драг. Оборудование до сих пор не используется.

Механизмы разбросаны на территории Колымы: в порту Нагаево лежит 246 тонн, на пристани Усть-Утиной — 371 тонна, в затоне Ат-Табелях — 13 мест, в Лабуе — паровой котёл. Отсутствует лицо, отвечающее за сохранность, в результате чего на Усть-Утиной потеряны труднозаменимые части.

Пуск драг запланирован на 1942 год. Однако проектирование и комплектование дражного оборудования задерживаются.

В целях быстрейшего развития дражного дела на Колыме приказом № 133 по Главному управлению Дальстроя предложено провести ряд мероприятий. Колымснаб обязан упорядочить учёт и хранение дражных частей, находящихся на территории бухты Нагаево. Администрации пристани на Усть-Утиной предложено в течение навигации 1940 года доставить дражные части из Ат-Табеляха и Лабуи в Усть-Утиную. Таким образом, хранение дражных частей будет сосредоточено в двух местах (бухте Нагаево и Усть-Утиной).

Списки на дражные части, находящиеся на складах Колымнаба, с подписями ответственных за хранение лиц должны быть переданы в дражную группу центральной научно-исследовательской лаборатории Главного управления.

На Производственно-технический отдел Дальстроя ложится ответственность за проектирование и укомплектование драг не хватающими частями и организацию специальной дражной группы.

Геологоразведочному управлению Дальстроя необходимо в ближайшее время доразведать полигоны для дражных работ и материалы по ним передать в распоряжение дражной группы.

Центральная научно-исследовательская лаборатория Главного управления в тематический план 1940 года включает вопросы проблемного и перспективного порядка по развитию дражного дела на Колыме. В нынешнем году работники лаборатории проведут изыскание и испытание наиболее эффективных методов оттайки вечной мерзлоты, способов удержания воды в полигонах (сушенцах), исследование и испытание лиственницы в качестве материала для постройки дражных понтонов и определение наивыгоднейшего типа и мощности драг применительно к условиям драгирования на Колыме»

Итак, сроки запуска драг перенесены на 1942 год, и это в лучшем случае.

А пока шли попытки доукомлектовать драги, руководство Дальстроя каждый год включало в планы открытие дражной добычи. Так на 1941 год Южное управление запроектировало ведение части горных работ дражным способом. Была создана специальная комиссия для выбора дражного полигона. В неё входили: главный геолог управления тов. Дмитриев (председатель), геологи тов. Зайцина, тов. Булычев, тов. Мазурин.

Руководство Дальстроя до начала войны пыталось начать дражную добычу, но начавшаяся война поставила крест на этих планах. 

Так почему же была сорвана первая попытка дражной добычи на Колыме? Хочу озвучить два варианта, почему драги так и не начали работу на колымской земле в довоенное время.

Сперва хочу обратится к выводам В.Г. Зеляк, опубликованным в статье «Дражная добыча на Северо-Востоке Росии в 50-е гг. ХХ столетия»:  «Однако трудности промышленного освоения в начале 30-х гг. и широкомасштабное использование труда заключенных надолго затормозили процесс развития дражной добычи золота на Северо-Востоке. Наличие на Колыме богатейших россыпных месторождений золота по совокупности своих качеств, благоприятных для мускульной отработки (небольшая глубина залегания, легкость грунта, промывистость песков, богатое содержание металла) [ГАМО, ф.р-23сс, оп. 1, д. 39, л. 3], также на некоторое время отодвинуло развитие комплексной механизации горных работ.

Поэтому в 30-х гг. для администрации Дальстроя и НКВД СССР было более выгодно не внедрение нового высокотехнологичного промышленного оборудования, а использование на золотодобыче подневольного физического труда тысяч заключенных».

Теперь думаю пора озвучить своё виденье произошедшего…

Драги пролежали около шести лет на складах, когда до них дошли руки. Если вспомнить период с 1932 по 1936 года, то это время строительства трассы, организация автобаз. По большому счёту, в это время готовить дражные полигоны было нечем и особо некому. Вывозить негабаритные запчасти драг, разбросанных по территории Дальстроя, до места сборки было не на чём и с дорогами проблем хватало

В 1937 году, когда в Дальстрое шла зачистка единомышленников Берзина, вряд ли бы кто-то стал заниматься драгами — шла борьба за власть и за жизнь.

К дражному вопросу руководство Дальстроя смогло полноценно вернуться только в 1938 году.

Думаю стоит добавить, что за время своего хранения драги морально устарели и на тот период времени существовали куда более мощные и производительные модели, о чём говорится в тексте одной из заметок выше.

Драги были значительно разукомплектованы и чтобы привести их в исходное состояние, требовались значительные средства, плюс доставка большей части недостающего с материка. Думаю у руководства Дальстроя мысль о том, что лучше — либо комплектовать имеющееся, либо проще заказать новое — не раз появлялась в голове

Фактически закупка и завоз драг в Дальстрой в 1932 году были поспешными решениями, которые стоило делать лет на пять позже.

Точку в этих тяжёлых раздумьях поставила война. Иркутский завод тяжёлого машиностроения перешёл на изготовление продукции военного назначения и вряд ли бы стал заниматься производством такой уже специфической продукции для нужд Дальстроя. На месте необходимое для драг не могли произвести несколько лет, и надежды на изменение ситуации не было. 

Таким образом был поставлен крест на предвоенной дражной добыче на территории Дальстроя.

Вернуться к освоению дражного способа добычи золота получилось только в 1946 году, но это уже совсем другая история.

Судьба же первых двух дальстроевских драг осталась неизвестной, в строй они введены не были. Скорее всего   они были разукомплектованы на запчасти, которые были использованы совсем в других целях.

В статье использованы материалы газеты «Советская Колыма» за 1936-1940 годы и статья В.Г. Зеляк «Дражная добыча на Северо-Востоке России в 50-е гг. ХХ столетия».

Один комментарий к “Первые драги Дальстроя”

  1. Драга преимущественно предназначена для отработки золотосодержащих обводнённых месторождений В долинах и руслах рек. В 1953 году мне пришлось на практике работать на одной из первых 210 литровой электрической “Юбовской” драге (производства Канады) на прииске “Перспективный” в долине р. Берелёх В то время уже производилась паро и гидрооттайка полигонов. Понтоны уже были полностью металлические.

Добавить комментарий для Сухарев Николай Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.