Строительство Котловской ГЭС

Возможное местоположение строительства Котловской ГЭС.

Возможное местоположение строительства Котловской ГЭС.

Одним из первых, кто отметил возможность строительства гидроэлектростанции в этих местах был Ю.А. Билибин во время первой Колымской экспедиции. Так об этом писал в своей книге «Золотая Колыма», Герман Григорьевич Волков:

«… Когда обходили Среднеканский котёл, где река, врезаясь в гранитное ущелье, делает немыслимую петлю и неистово бурлит, Юрий Александрович залюбовался высокими щеками обрывов и вслух подумал:

— Здесь можно гидростанцию поставить!

— Вполне! — поддержал Казанли. — Насыпать плотину, установить турбины, и Среднеканский рудник будет обеспечен самой дешёвой энергией».

Проектирование и изыскания

В 1933 году Дальстрой заключил договор с ленинградским отделением Гипровода об изысканиях для строительства гидроэлектростанций на реках Колыме, Среднекане, Утиной, озере Джека Лондона и изучении стока притоков Колымы: Бохапчи, Оротукана, Таскана и Среднекана. Эту экспедицию возглавил П.А. Петровский.

В 1934 году специалисты Гидроэнергопроекта предложили использовать падение реки Среднекан в двух ступенях. Верхняя ГЭС располагалась в урочище Котёл в 28 км от устья. В русле реки помещалась каменная плотина высотой 55 м. Общая схема Нижней установки включала в себя возведение основных и вспомогательных сооружений станции, а также строительство открытого восьмикилометрового канала от водохранилища, созданного плотиной Верхней ГЭС, до напорного бассейна гидроузла. Суммарная установленная мощность каскада составляла 6 тыс. кВт.

В 1935 году проектным бюро Дальстроя был разработан технический проект Среднеканской ГЭС мощностью 12 тыс. кВт.

Оба проекта были представлены руководству Дальстроя. «В результате анализа изложенных положений был принят одноступенчатый вариант с осуществлением сооружений в две очереди» Тогда же в 30 км от устья в районе урочища Котёл, на месте сооружения Среднеканской ГЭС, были организованы и проведены детальные топографические и инженерно-геологические изыскания.

По проекту в общую схему сооружений Среднеканской ГЭС входили плотина, водосброс и донный водоспуск. Перемычка возводилась из местных строительных материалов и облицовывалась металлическим экраном. Её длина по гребню составляла 322 м, высота 66 м, ширина основания 184 м. Создавалось большое водохранилище объёмом 465 млн. куб. м.

Водосброс строился в виде водослива и был рассчитан на пропуск паводковых вод реки Среднекан. Донный водоспуск располагался на правом берегу искусственного водоёма. Он был предназначен для экстренного опорожнения водохранилища при катастрофических наводнениях и угрозы разрушения гидротехнических сооружений Среднеканской ГЭС. Подвод воды к турбинам гидроузла осуществлялся 600-метровым бетонированным тоннелем диаметром 3 метра. Сооружение прорезало гору Котёл и спрямляло излучину реки. Здание станции было оборудовано тремя вертикальными агрегатами по 4 тыс. кВт каждая. Отвод воды в реку от здания станции осуществлялся специальным каналом.

(Хочется внести ясность — в части документов и воспоминаний речь идёт о Среднеканской ГЭС, в газетах и документах 30-х годов говорится о гидроэлектростанции «Котёл» или Котловской электростанции. Имеется в виду один и тот же объект, но с разными названиями. Не стоит только путать его с Усть-Среднеканской ГЭС, это совсем другой объект и другая история — О.В.)

Сроки строительства

В большей части доступных материалов говорится о том, что сооружение гидроэлектростанции «Котёл» началось осенью 1936 года, хотя есть ряд источников данных, которые могут поставить под сомнение это утверждение.

В частности, известно, что заявку в Техснаб на основное оборудование стройучасток «Котёл» подал уже 15 октября 1935 года, из чего можно сделать вывод о начале развёртывания строительства.

Из газеты «Советская Колыма» от 20 января 1936 года: «На ударнике закончили постройку столовой и общежития ИТР, в которое сразу заселили 15 семей».

Всё это позволяет говорит о том, что к работам нулевого цикла на строительстве гидроэлектростанции приступили в конце 1935 – начале 1936 года.

По плану, гидроэлектростанция на реке Среднекан должна была сдана в эксплуатацию весной 1938 года.

Начало строительство

Не будет большим секретом тот факт, что основной рабочей силой на строительстве гидроэлектростанции «Котел» были заключённые Севвостлага. В «Техническом проекте Среднеканской гидроэлектростанции» говорится о постройке лагеря для заключённых (ОЛП Котёл) на 4500 человек.

Заключённые, оборудование и материалы были доставлены зимой 1935-1936 годов на стройучасток по зимнику. Место будущего строительства располагалось вдалеке от Колымской трассы, постоянной автодороги не существовало, что накладывало серьёзные ограничения на снабжение стройки.

Уровень механизации на строительстве был крайне низким (в частности из-за невозможности завоза необходимого крупногабаритного оборудования), большая часть работ выполнялось за счёт мускульной силы.

Всё это впоследствии сыграло свою роль на ходе строительства и самом существовании гидроэлектростанции.

Битва за перемычку

Первый этап строительства Среднеканской электростанции включал в себя работы по сооружению руслового котлована «перемычки».

Сооружение нижнего строения перемычки до паводка и замыкание верхнего строения перемычки в июне определяли весь дальнейший ход строительства ГЭС. При срыве этих сроков пуск гидростанции отодвигался автоматически на год.

Однако зима и весна 1936 года внесли свои корректировки в ход строительства. Неустойчивая зима с большим количеством тёплых дней значительно усложнила работы по промораживанию руслового котлована перемычки.

Ко всему, пожалуй, впервые в практике постройки гидротехнических сооружений на реках строителям пришлось начать работы в русле реки при полном отсутствии насосов и энергетической базы. Заявка стройучастка Котёл в Техснаб на основное оборудование выполнена в полном объёме не была.

Количество грунтовой воды значительно превысило все запланированные расчёты и всю зиму до марта велась ожесточённая борьба с водой, котлован откачивали вручную, воду вычерпывали вёдрами, качали пожарными насосами. Люди, по колено в воде, без резиновых сапог, коченеющими руками кайлили твёрдые грунты Среднекана, давая по полторы нормы.

До конца марта работы на «перемычке» проходили в условиях непрерывного аврала под угрозой аварии и даже полной катастрофы. Сообщения со стройки напоминали сводки с места боёв.

Не хватало всего — от гвоздей до строевого леса, учтивая, что всё на строительство надо было доставить практически по бездорожью.

Из газеты Советская Колыма от 23 марта 1936 года: «Пытаемся ликвидировать аварию перемычки. Мобилизуем лучших ударников, предельно используем скудную механизацию, совершенно неподготовленную к борьбе с водой. Каждый день приносит новые аварии. Срыв работы на перемычке влечёт отодвигание срока пуска ГЭС на целый год. Требуется немедленная энергичная поддержка хозяйственных и общественных организаций: стал сегодня последний трактор, требуется немедленно выделить три трактора с санями из колонны Автотранспорта впредь до выхода из ремонта наших тракторов. Другого выхода нет.

  • Второе — требуется срочно выслать запчасти тракторов: бронзовую втулку, муфту сцепления — две штуки, наружную обойму роликового подшипника с фрикционной резьбой, свечей запальных — двадцать штук.
  • Третье — выпустить из ремонта наш трактор на Стрелке 22 марта.
  • Четвёртое — ускорить доставку леса для шпунта на Устье-Утиной.
  • Пятое — ускорить доставку бойлера с арматурой сортового железа и всех прочих грузов, оформленных в Сектора снабжения.
  • Шестое — абсолютно необходимо 200 кг. 150-миллиметровых гвоздей перемычке.
  • Седьмое — пакли две тонны. Всё необходимое доставить на Котёл в ближайшие 2—3 дня.

Обезоруживает безобразное состояние телефонной связи. Отрезаны совершенно. Необходимо срочно дать прямой провод Стрелка — Котёл, а также включить нас в расписание транзитных переговоров».

Через неделю выходит очередная заметка в газете, где говориться об определённых сдвигах в сторону улучшения на строительстве гидроэлектростанции. Но корреспондент лукавит (мягко говоря), технику со Среднекана только собираются доставлять, объём грунтовых вод увеличивается и бороться с ним практически нечем. 

Постоянные затопления отдельных секций котлована вызывали перебои в работе и в конце марта работы были остановлены до получения насосов, так как работа стала бесполезной.

Из газеты «Советская Колыма» от 29 марта 1936 года: «Основным объектом на Котле является перемычка. Сооружение нижнего строения перемычки до паводка и замыкание верхнего строения перемычки в июне определяют весь дальнейший ход строительства ГЭС. Если эти сроки сорвутся, то пуск гидростанции отодвинется на год.

До настоящего момента работы по перемычке проходили в условиях непрерывного аврала под угрозой аварии и даже полной катастрофы.

Основными причинами создавшегося положения являются два обстоятельства: во-первых, полная неподготовленность к борьбе с водой в части водоотлива; второе обстоятельство — раздробленность коллектива, отсутствие единой воли, направленной на преодоление трудностей при выполнении возложенных на коллектив задач.

В данный момент наметился некоторый перелом. Поняв остроту положения, свою ответственность и необходимость сплочённости, зашевелились местком и стенгазета, организовался нтровский актив. Созданы элементарные условия для борьбы с водой, произошёл перелом в работе по перемычке, развернулась работа по вскрытию русловой связи котлована, улучшено качество питания. Всё это вместе взятое оживило коллектив строительства. Увеличившиеся шансы на успех подняли настроение.

В данный момент намечается перевозка со Среднекана ряда аппаратов, жилых помещений для улучшения бытовых условий. Требуется мощная поддержка со стороны снабжающих и транспортных организаций, заброска вещевого довольствия — халатов, брезентов для сохранения импортного цемента.

Для обеспечения перемычки лесом для безусловно необходимых работ второго квартала требуется ударная работа транспортных колонн, вместо этого Автотранспорт выделил только один трактор на 6 дней и до сих пор не выпустил из ремонта трактор Котла, находящийся с декабря на Стрелке. Управлению автотранспорта необходимо воздействовать, в противном случае, если даже построим перемычку, не сможем подготовиться к основным работам по туннелю водоспуска и по плотине, что также отодвинет пуск гидростанции.

Кроме того в апреле требуется забросить на Котёл оборудование и материалы, обеспечивающие работы второго квартала.

Перелом на стройке гидростанции налицо, но положение по-прежнему достаточно острое. Нужна мобилизация общественности, внимательное отношение хозяйственных организаций и управлений, иначе грозит срыв основных работ и отодвигание срока запуска гидростанции».

Положение на строительстве начало выправляться в середине апреля, когда из Среднекана на Котёл были доставлены необходимые материалы и техника.

Из газеты Советская Колыма от 2 апреля 1936 года: «Работы по котловану «Перемычка» идут полным ходом. Настроение коллектива заметно повысилось. Бытовые условия постепенно улучшаются. Бойлер пришел — завтра установим паровой насос и обеспечим резерв водоотлива, с водой в основном справились. Автотранспорт выделил один трактор на 7 дней для перевозки леса для «Перемычки», это проблемы не решает. Необходимо минимум 3 трактора на 3 недели. Выпуск ремонта 3 тракторов «Котла» из ремонта на Стрелке — зависит от Автотранспорта. Коллектив «Котла» благодарит газету за реальную помощь, а также управление Связи за установление телефонной линии».

Из газеты Советская Колыма от 16 апреля 1936 года: «Без отдыха и перерыва круглые сутки идут работы по постройке перемычки на реке Срёднекан. Заканчиваются подводные строения с тем, чтобы после паводка можно было замкнуть русло ряжами, отвести воду в обход реки лотками и под прикрытием перемычки приступить к выемке котлована под плотину.

И только теперь создались более или менее подходящие условия для откачки котлована. Имеются два паровых насоса, питающихся от котла экскаватора и один центробежный. Работа на перемычке в настоящее время объявлена аварийной, так как приближение весенних тёплых дней делает реальной угрозу для всех работ.

Это осознают все рабочие Котла, сражаясь с водой Среднекана. Наконец, то осознал Техснаб, начав обеспечение стройучастка оборудованием. Это поняло Управление связи, связав строительство ГЭС с телефонной магистралью Магадана, но, к сожалению, до сих пор не усвоено УАТом, который, вместо обеспечения стройучастка тракторным парком, прислал один ломанный трактор и то только на семь дней работы.

В настоящее время остро стоит вопрос с оборудованием для горных работ, значительная доля которого ещё не получена, а та небольшая часть, которую мы получили, в значительной степени к использованию непригодна».

К маю 1936 года на стройучасток Котёл были доставлены все необходимые для строительства грузы. Из газеты Советская Колыма от 5 мая 1936 года: «За последнее время Автотранспорт подтянулся и за короткий срок забросил все необходимые для строительства ГЭС грузы. Снабжение, в свою очередь, обеспечило ГЭС необходимым ассортиментом. Реальную помощь в этом деле непосредственно оказали тт. Притулюк, Раскин, Видман и Ковалев. Сейчас требуется последнее усилие — доставить на Стрелку в ближайшие дни лесораму, буровую сталь шестигранную и круглую по две тонны, летнее обмундирование, которого не доставлено ни одного комплекта. Также необходимо доставить кислород и карбид для сварки».

В начале мая на перемычке заканчивались последние работы. Большая часть рабочей силы была переброшена на другие участки, на лесосплав, лесозаготовки, которые были обеспечены телефонной связью. Шла подготовка к началу основных работ.

Одно из знаменательных событий для строительства Котловской гидроэлектростанции произошло 1 июля 1939 года. В этот день была запущена в эксплуатацию трасса Стрелка — Котёл, на стройплощадку прибыла первая машина. С этой поры сообщение между Котлом и Колымской трассой стало круглогодично. Построенная трасса позволила наладить снабжение стройки необходимыми материалами и оборудование, в том числе и тяжеловесным, в любое время года.

Из газеты Советская Колыма от 7 июля 1936 года: «Обещание, данное всем составом ИТР, стахановцами, и ударниками Среднеканской ветки выполнено. Проезд на Котёл дан 1 июля.

1 июля в 9 часов утра первая машина во главе с начальником УДС т. Запорожцем, зам. начальника УДС т. Фоминым и начальником южного района УДС т. Белоусенко, переехав мост через реку Среднекан, прибыла на строительную площадку Котловской ГЭС.

Качество проезда, по отзывам строителей, лучшее из всех предыдущих. В подтверждение этого сообщаем, что весь проезд прошёл без единой задержки. На отдельных участках дороги скорость продвижения составляла 40-50 километров в час».

В последний раз в 1936 году о строительстве гидроэлектростанции Котёл и о посёлке Котёл упоминали в начале сентября 1936 года. Из газеты Советская Колыма от 3 сентября 1936 года: «Колыма о «Котле» знает очень мало. Знает, что на реке Среднекан будет построена гидроэлектростанция, что ещё на одном из далёких участков Дальстрой закладывает новые камни индустрии края.

Что из себя представлял «Котел» еще 4 месяца тому назад?

Было несколько низких домиков без крыш, разбросанных на болоте, засыпанных снегом, имевших жалкий, непрезентабельный вид.

«Котел» жил скверно. Телефонная станция и больница находились за 8 км. «Городок» ИТР состоял из одного барака и одного двухквартирного домика. Маленькая, грязная столовая неприветливо встречала рабочего и ИТРовца. О клубе и хоть каком-нибудь культурном развлечении не было и речи. Общественной жизни не чувствовалось.

Приезжали люди. Население за месяц увеличилось в 4 раза. Прибывали новые технические работники.

Прошло четыре месяца напряжённой работы всего коллектива, и «Котёл» стал неузнаваем.

Теперь «Котёл» уже иной. Действуют хорошая пекарня, баня, кажущаяся нам образцовой, с большим залом-раздевалкой, отдельной комнатой для хранения белья, обширной мойней, оборудованной душем и кранами с холодной и горячей водой, и парной. Баня оштукатурена. В ней большие светлые окна, хорошо отделаны пол, скамьи. Надо прямо сказать, баня редкая в наших местах.

Закончено и заселено здание конторы участка. Черёз несколько дней будет закончен благоустроенный дом ИТР. Выстроился и заблестел новыми драночными крышами городок ВОХРа и НКВД, заканчивается строительство Дома связи. Заселён дом руководящих работников. Выстроен свинарник на 60 свиней, погреб, продсклад и другие мелкие постройки. Строится клуб, каптерка, склады, второй дом ИТР.

Жители «Котла» уже имеют в своем меню с таким трудом доставшиеся свежие овощи, так как к разведению огородов приступили только в апреле без всякой предварительной подготовки.

Рабочий городок забелел чистыми палатками. Приводятся в порядок старые здания, обносятся новыми изгородями, вышками, проложена внутренняя дорога. Построена летняя сцена. Озеленяется городок. А главное — дорога, соединившая нас с основной трассой Колымы. На «Котле» уже бегают свои машины, разряжая тяжёлый грохот тракторов.

«Котёл» имеет ещё много недостатков. Ещё много надо работать, чтобы сказать — мы не отстаём от основных участков Дальстроя, и мы будем хорошо работать».

С этого времени больше публикаций о строительстве гидроэлектростанции не было. Может это связано с тем, что положение дел на стройке было далеко от идеала и освещать особо было нечего. Стоит напомнить, что наступали тяжёлые для Колымы времена, когда на первом плане была борьба с контрреволюционерами, иностранными агентами, шпионами, а если быть точнее — с прежним руководством Дальстроя, то места в газетах о строительстве могло просто и не найтись…

В дальнейшем сведения о строительстве Котловской гидроэлектростанции датируются 1938 годами и они были далеко не радужными.

Поступила команда «Отставить!»

Практически полностью был закончен нулевой цикл и строителям предстояло возведение зданий и сооружений будущей электростанции, но летом 1938 года поступил приказ прекратить работы на строительстве гидроэлектростанции.

В июле 1938 года строительный участок «Котёл» ликвидировали, здания передали управлению автомобильного транспорта (УАТ), а все товарно-материальные ценности — управлению снабжения Дальстроя.

Заключённые из ОЛП «Котёл» были переведены по другим стройплощадкам и производствам.

Причины прекращения строительства

Хочется отметить, что на момент ликвидации стройучастка уже были выполнены все подготовительные работы стоимостью свыше 7 миллионов рублей. Деньги очень большие и надо было суметь оправдать тот факт, что такая сумма была буквально зарыта в землю.

Если вспомнить годы, в которые происходили указанные события, то думаю, можно понять, что вескую причину руководство Дальстроя могла даже стараться и не искать — финансовые потери были, скорее всего, списаны на происки иностранных агентов, контрреволюционеров и вредителей, то бишь на бывшего директора Берзина и его команду, к тому времени уже большей частью уже расстрелянную. Так что все потери были списаны на мёртвых, и этот трюк не один раз использовался в ближайшие годы.

В официальной версии остановки строительства гидроэлектростанции, озвученной инженером М. Ахундовым в газете «Советская Колыма», это звучало так: «В прошлом у руководящих органов Дальстроя не было чёткого и обоснованного плана развития энергохозяйства. Вместо него существовали лишь «предпосылки», «намётки» и «примерные потребности» в электроэнергии. Это привело к тому, что ныне Колыма имеет карликовые тепловые установки, работающие с низким коэффициентом полезного действия.

Враги народа, возглавлявшие Дальстрой, искусственно разделяли две тесно связанные народнохозяйственные задачи: развитие края и создание централизованных энергоснабжающих баз.

… При составлении проектного задания и даже технического проекта ГЭС на Котле проектанты не располагали данными о потребителях электроэнергии. Гидростанции проектировались на «примерных потребителей», причём в проектном задании мощность ГЭС определялась в 6.000 квт, а в техническом проекте — 12.000 квт. Эта мощность явно не могла удовлетворить потребности в электроэнергии и, тем не менее, строительство Котловской ГЭС было начато, начато без утверждённого проекта, и несколько миллионов рублей оказались выброшенными на ветер».

По мнению Л.В. Мешковской причинами, по которым было прекращено строительство Среднеканской ГЭС, явилось открытие Эльгенского угольного месторождения, а также большая капиталоёмкость гидростанции.

По поводу большая капиталоёмкости гидростанции — есть предположение, что строители в борьбе за котлован перемычки смогли вогнать в землю большую часть бюджета, предусмотренного для строительства всей гидроэлектростанции. А вот где взять приличную сумму для продолжения строительства и как это всё объяснить вышестоящему начальству — эту дилемму никто решать не захотел, проще всё было списать на происки «врагов народа».

Ликвидация строительства

Все здания и строения были переданы управлению автомобильного транспорта (УАТ) и в сентябре 1938 года из Котла были перевезены 7 домов и запасы леса в посёлок Спорный, для строительства жилых домов.

В полуразобранном посёлке остались только склады ОКС, хранившиеся на них все товарно-материальные ценности были переданы управлению снабжения Дальстроя и вывозились до конца 1938 года.

О том, как вывозилось оборудование, и материалы со складов на Котле можно было прочитать в газете «Советская Колыма» от 8 марта 1939 года: «На многих приисках ощущается большая нужда в том или ином оборудовании. В то же время на территории законсервированного строительства электростанции «Котёл» (по дороге на прииск «Золотистый» Юго-Западного управления) разбросано много ценных механизмов и материалов: два разобранных экскаватора, камнедробилки, вагонетки, платформы, 22 тонны рельсов и др. Всё это завезено сюда несколько лет назад». 

Так закончилась первая попытка строительства мощной (по меркам того времени) гидроэлектростанции на Котле. Время гидроэлектростанций (Колымской и Усть-Среднеканской) на колымской земле наступит гораздо позже…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.