Из жизни С-263

Александр Подшивалов

Варенье на Камчатке.

Помню пришли на Камчатку в сентябре 1968 года. Встали на боевое дежурство. Рядом были сопки. Присмотрелись – а кругом  красно-красно от рябины. Я предложил набрать ягод побольше  и сварить варенье (дома варили такое)… Доктор сказал, что на варенье надо много сахара.

Все согласились, чтобы вместо сахара  выдавали варенье. Сварили целый бачок варенья, ведра два. По утрам стали нам  давать варенье вместо сахара. Командир при обходе отсеков это усёк и приказал выдавать и варенье и сахар.

С-263 и пельмени.

Перед большими праздниками заместитель командира обходил отсеки и спрашивал, кому какие блюда хочется получить на праздничном ужине, какие больше нравятся. Готовилось блюдо, которое набирало больше голосов. Я попросил пельмени (как дома). Все посмеялись, дело это было во время перехода.

Но через несколько минут меня пригласили в центральный пост. Старпом спросил, смогу ли я сам сделать пельмени на всю команду (55 человек) и что для этого нужно. Я сказал: «Выделите двух человек в помощь». И уже после обеда мы настряпали пельменей для всей команды. На праздничном ужине все улыбались, были довольны…

После этого пришлось почти к каждому празднику делать пельмени. Команда заказывала.

Анатолий Голубев

Стрельба по острову Спафарьева.

Это было летом 1970 года перед уходом на боевое дежурство на Камчатку.

Мы вышли в море и должны были произвести выстрел по острову Спафарьева. Произвели первый выстрел боевой торпедой, но торпеда затонула, так и не достигнув цели. Второй выстрел торпедой попал в цель, все прошло в штатном режиме. Правда потом понаехало комиссий, которые разбирались со случаем с утонувшей торпедой…

Камчатка. Боевое дежурство.

Наша С-263 в сентябре-октябре месяце 1970 года стояла в боевом дежурстве на Камчатке.

Мы каждое утро бегали в гору на сопку умываться в ручье, потом зарядка и работа на боевом посту.

Экипаж С-263. На охоте.

Экипаж С-263. На охоте.

Для разнообразия рациона питания экипаж С-263 охотился на шлюпке  на нерп и уток (нырков).

На тех, кто имел нарушение по службе, командир лодки возложил задачу по ловле крабов. Для этого из проволоки сделали кольцо диаметром метра полтора и натянули сетку. В середину привязывали три, четыре селедки и опускали на дно возле пирса. Через пятнадцать – двадцать минут краболовку вытаскивали и там как правило было от трех до пяти крабов. Добычу складывали в двухсот литровую бочку, которая стояла на пирсе на камнях. Когда в  бочке набиралось достаточное количество крабов, их варили и лакомились крабовым мясом.

После испытаний на ремонт…

Хорошо помню из-за чего в 1971 году нас отправили на ремонт в Советскую Гавань.

Я, в то время обслуживал пост погружения и всплытия С-263. При погружении я должен был выполнять команды только командира БЧ-5.

После зимы вышли в море на испытания. Начали погружение на глубину и вдруг командир БЧ-5 дает команду: «Продуть цистерну!», через мгновение поступила команда от командира ПЛ: «Погружаемся!».

От таких противоречивых команд я растерялся на доли секунды. Начал открывать клапана и в это время произошел удар об дно. Через некоторое время мы всплыли.

После этого происшествия вызвали нашу плавбазу «Магаданский комсомолец», которая подняла носовую часть С-263 для осмотра. При осмотре повреждений была обнаружена трещина в «бульбе» акустической станции. После этого нас направили на ремонт в Советскую Гавань.

Советская гавань. Док матки, где С-263 стояла в ремонте.

Советская гавань. Док матки, где С-263 стояла в ремонте.

Евгений Фролов

Взрыв при погружении…

Летом 1972 года после отработки и сдачи курсовых задач С-263 должна была выполнить плановые практические стрельбы. На время выполнения стрельбы на С-263 был прикомандирован боевой расчёт с С-140. По плану С-263 должна была выполнить пуск торпеды в дуэльной ситуации.

После прибытия С-263 в назначенный район, прозвучала команда: «Срочное погружение!». Моторист, который стоял за штурвалом у дизелей, выполнил все, что было положено по инструкции при этой команде. Подал штурвал на стоп, воздушные и газовые захлопки на закрытие. В это время на центральном посту дали команду на погружение. Задраили люки, заполнили балласт.

В этот момент произошло непредсказуемое – дизель вместо того, чтобы заглохнуть – пошел в разнос. Штурвал его не остановил. Как потом нам сказали – произошел подрыв клапанов ресивера. Это и привело к тому, что дизель вместо того, чтобы заглохнуть, пошел в разнос.

В это время в отсеке находились я и моторист.  Левый дизель, набрав обороты, взорвался.  Осколки от взорвавшегося дизеля ударили по правому дизелю. В результате оба дизеля вышли из строя. В отсеке в этот момент – сноп огня и все загазовано. Мы с мотористом получили ожоги рук и лица.

Лодка срочно всплыла, продули балласт, а отсек провентилировали. Практическую торпеду все таки выстрелили. Видимо для того, чтобы обозначить то, что стрельба была.

Торпедолов поднял выпущенную лодкой торпеду на борт  и доставил пострадавших на берег в лазарет. Лодка своим ходом на электромоторах  на эконом ходу дошла до пирса базы и пришвартовалась.

Лодку поставили к стенке Марчеканского судоремонтного цеха МРМЗ. С Коломенского завода был приглашен специалист и под его руководством бригада Марчеканского судоремонтного цеха МРМЗ буквально по осколкам клеила дизеля при помощи эпоксидной смолы.

Дизеля лодки  были восстановлены. Но С-263 получила ограничение по морскому плаванию. Больше лодка в море самостоятельно не выходила. Оставшееся время она стояла у пирса и била зарядку подводным лодкам 171 бригады.

Летом 1974 года С-263 покинула бухту Нагаева на буксире МБ-3, который был приписан к 171 ОБрПЛ. Лодка была отбуксирована во Владивосток.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *