Ледовый рейс «Сахалина»

 

Пароход «Сахалин» во льдах. Январь 1932 года.

Пароход «Сахалин» во льдах. Январь 1932 года. Фото из свободных источников.

Навигация 1931 года подходила к концу, когда встал вопрос о том, чтобы доставить в бухту Нагаева руководство недавно образованного треста Дальстрой и его директора Э.П. Берзина.

Созданный трест должен был начать работать, а дистанционное управление работами до наступления новой навигации никого не устраивало.

Сделать последний рейс в этой навигации выпало товаро-пассажирскому пароходу «Сахалин», по плану в море пароход должен был выйти во второй половине декабря 1931 года.

Однако, по ряду причин, «Сахалин» вышел в море из Владивостока только 10 января 1932 года, задержавшись практически на две недели. Это опоздание сыграло свою роль в том, что этот рейс стал воистину героическим.

Возможно, если бы «Сахалин» вышел в море согласно плану, то был шанс встретить по пути отдельные льдины и тонкий лёд — однако время было упущено.

Первый директор Дальстроя Э. Берзин со стрелками военизированной охраны на борту парохода «Сахалин» следует к новому месту службы (январь 1932 г.).Первый директор Дальстроя Э. Берзин (третий слева в первом ряду) со стрелками военизированной охраны на борту парохода «Сахалин» следует к новому месту службы (январь 1932 г.). Фото из свободных источников.

Как было сказано выше, на борту парохода находились всё руководство государственного треста Дальстрой во главе с Э.П. Берзиным: Н.Ф. Андреев, Р.К. Балынь, М.Д. БизяевД.И. БойкоД.М. БрылкинА.Н. ВеликановН.Т. ВласовП.Э. ГригорьевН.Д. Истомина (Туркестанова), К.Г. Калнынь, А.П. Кац, Г.О. и Э.О. Лапины, А.Д. МакаровИ.Л. МануйленкоС.А. НестеровВ.А. НиколаевО.И. ОгневА.Г. ПернИ.Н. Прахов, Я.Я. Пуллериц, И.М. РабиновичФ.И. РыбаковН.Н. РыловМ.И. Седов, И.Л. Соловейчик, Я.М. ФейгинМ.К. ФиногентовБ.Н. ШамоновЮ.П. ШнабельЛ.М. Эпштейн, В.М. Юркус.

Также на борту находилась партией заключённых из 107 человек, среди которых находились специалисты горнодобывающей промышленности, вскоре назначенные на инженерно-технические должности в Дальстрое: И.Ф. АвксентьевИ.С. ДавиденкоК.Н. ИвашевН.С. ЛапинС.С. Лапин, А.Л. Мацюсович, П.С. РюминИ.М. СелезнёвА.Л. СтамбуловВ.Г. Сутурин.

Этап заключённых охранялся десятью стрелками ВОХР под командованием А. Ф. Крупского.

Трюмы парохода «Сахалин» загрузили углём для судов, зимовавших в бухте Нагаева и ледореза «Фёдор Литке» под командованием Николая Михайловича Николаева, который после проводки китайского парохода «Да-шинг» и советского парохода «Свирьстрой» до бухты Нагаева, также остался на зимовку.

Ледокол «Федор Литке» за работой.

Ледокол «Федор Литке» за работой. Фото из свободных источников.

Ледорезу «Фёдор Литке» в случае ухудшения ледовой обстановки в Охотском море было поручено помочь пароходу «Сахалин» добраться до места назначения.

Трудно сказать, чем был этот зимний переход — настоящей авантюрой, полным пренебрежением к здравому смыслу, непониманием условий плавания в зимнем Охотском море или железной волей и желанием добиться результата во что бы то ни стало…

Так или иначе, пароход «Сахалин» вышел из Владивостока 10 января 1932 года и взял курс норд-ост двадцать три на бухту Нагаева, начиная своё путешествие в гордом одиночестве в необъятных просторах сурового зимнего Охотского моря. 

Пароход «Сахалин». Январь 1932 года.

Пароход «Сахалин». Январь 1932 года. Фото из свободных источников.

Хроника зимнего рейса парохода «Сахалин»

5 января 1932 года

С 5 января началась подготовка к рейсу парохода «Сахалин» в бухте Нагаева.

5–6 января в бухте Нагаева с парохода «Свирьстрой» перегружали на ледорез запасы угля. В результате запас угля в бункерах «Фёдора Литке» составил 380 т, что было значительно меньше необходимого.

Это ставило «Фёдор Литке» в крайне затруднительное положение и делало поход к «Сахалину» рискованным предприятием. Однако выхода не было. Несмотря на ограниченные запасы топлива, необходимо было провести «Сахалин» сквозь льды в бухту Нагаева во что бы то ни стало.

8 января 1932 года

Николай Михайлович Николаев. (1897-1958). Капитан ледокола «Федор Литке». в 1931-34 годах.

Николай Михайлович Николаев. (1897-1958). Капитан ледокола «Федор Литке» в 1931-34 годах. Фото из свободных источников.

Капитан Николай Михайлович Николаев телеграфировал во Владивосток в Управление Тихоокеанского бассейна просьбу разрешить ледорезу выйти навстречу «Сахалину». 8 января разрешение было получено и «Фёдор Литке» стал пробиваться к выходу из бухты.

Решено было сделать попытку прорваться сквозь льды к Четвёртому Курильскому проливу, где следовало ждать пароход «Сахалин» с углем для экспедиции, который выходил из Владивостока.

До вечера ледорез дошёл всего лишь до кромки берегового при­пая. В это время начался сильный шторм с пургой. Такая непогода ставила в тяжёлое положение пароходы, оставшиеся в бухте Нагаева. Следовало выждать — судам в любую минуту могла понадобиться помощь.

10 января 1932 года

Наконец, через две недели спустя назначенной даты отплытия, 10 января 1932 года пароход «Сахалин» во главе с капитаном И.В. Успенским вышел в море. Начался первый в истории Тихоокеанского бассейна зимний рейс товаро-пассажирского парохода из Владивостока в бухту Нагаева.

В этот же день ледорез возобновил своё продвижение навстречу «Сахалину».

Пройдя остров Завьялова, ледорез попал в сплочённый битый лёд, в котором двигался со скоростью 8 узлов, а затем вышел на чистую воду. Чтобы выяснить ледовую обстановку далее по направлению (на юго-восток), «Фёдор Литке» прошёл по чистой воде 30 миль, после чего, повернув обратно, вошёл в лёд и лёг в дрейф, переместившись при этом на 35 миль к юго-западу от места своей остановки.

12 января 1932 года

День богатый на события для «Сахалина». Около 12 часов сквозь туман появился остров Сахалин и вскоре исчез. На горизонте показался не то катер, не то рыбница, долго шедшая вслед за пароходом. На полчаса позднее с другого борта был виден дымок парохода. В 2 часа показался и в 2 ч. 30 м. рядом прошёл двухтрубный японский «Пассажир». Движение судов по проливу Лаперуза довольно оживлённое.

13 января 1932 года

Охотское море начало показывать свой характер — с 12 часов ночи «Сахалин» начало качать. К рассвету море разыгралось поосновательнее и начало пароход швырять в полном соответствии с предсказаниями капитана.

К утреннему чаю смогло выйти человек семь. После чая все собрались на палубе у трубы, где поменьше качает. Пели, танцевали, боролись, — старались отвлечься. На носу и корме — все в лёжку.

Радист «Сахалин» нашёл в эфире «Фёдор Литке», тот ждёт у кромки ледяного поля и просит самостоятельно во льды не входить.

14 января 1932 года

С утра «Сахалин» идёт мелкими льдами и салом. Полное впечатление булыжной мостовой — только сверху булыжник отшлифован, кое-где намело холмики снега; как будто сор, не убранный дворниками.

Пароход «Сахалин». Январь 1932 года.

Пароход «Сахалин». Январь 1932 года. Фото из свободных источников.

«Фёдор Литке» ждёт у кромки льда почти в 150 милях от берега, где температура -18°, в Нагаево -31°, на «Сахалине» -5°. До ледореза ещё идти около 600 миль.

15 января 1932 года

Насколько хватает глаз, вокруг «Сахалина» сплошные льды до фута толщиной с очень редкими полыньями. Пароход пробирается с большим трудом. Берёт курс на северо-восток в поисках выхода на воду.

К 8 часам вечера скорость движения парохода не более 3 миль в час, вот-вот встанет. Капитан решил идти прямо на «Фёдор Литке», до ледореза оставалось 340 миль.

16 января 1932 года

Утром 19 градусов мороза, сильный ветер, сплошное поле спаянных льдов. В 8 часов утра «Сахалин» встал, напоровшись на крепкий лёд. Сдавило с боков, сомкнулось за кормой, ни взад, ни вперёд. Первое ледяное крещение: пассажиры по штормтрапу спускаются на лёд и помогают команде ломать его у бортов.

Обкалывание льда парохода «Сахалин». Январь 1932 года.

Обкалывание льда парохода «Сахалин». Январь 1932 года. Фото из свободных источников.

«Сахалину» до «Фёдора Литке» надо пройти ещё 300 миль.

В сложившейся ситуации «Сахалин» мог оказаться в анекдотическом положении: с углём для ледореза, до которого не доберёшься и придётся зимовать до воды, когда уголь «Фёдора Литке» будет уже не нужен.

С 12 часов ночи до 5 часов вечера пароход прошёл 53 мили. Чтобы хоть немного облегчить ледовую обстановку нужен хороший шторм, но его пока не предвидится — барометр упорно кивает на ясно.

Капитан «Сахалина» распорядился об экономии пресной воды.

17 января 1932 года

За ночь пароход прошёл всего 12 миль, очень много вынужденных остановок. Проталин почти нет, лёд более фута и продавливается с трудом. Приходится, останавливаясь, поднимать пар, давать задний ход и брать очередной кусок с разгона.

С 12 часов ночи до полудня прошли 20 миль. До «Фёдора Литке» остаётся 200 миль.

18 января 1932 года

За последние сутки чистого хода 5 миль. Расстояние до ледореза снова 200 миль; сакраментальная цифра, через которую «Сахалин» никак не может пройти.

Пароход «Сахалин». Первое заклинивание. Январь 1932 года.

Пароход «Сахалин». Первое заклинивание. Январь 1932 года. Фото из свободных источников.

В 4 часа дня пароход основательно засел. Команда ожесточённо вызволяет пароход кирками и ломами. Ветром нагнало лёд и совершенно заклинило в нём «Сахалин».

Только после 5 часов работы смогли вызволить пароход из ледяного плена, получив маленькую и пока неопасную течь. Капитан, стиснув зубы, сообщил, об этом «Фёдора Литке» и тот вышел навстречу.

19 января 1932 года

Вчера вечером прошла встреча пассажиров с командой. Несловоохотливый капитан рублеными фразами рассказал о рейсе. В воздухе витала уверенность в том, что, выйди пароход вовремя, давно все были бы уже бухте Нагаева, практически не встретив льдов.

После этого прошёл оживлённый концерт силами доморощенных талантов команды и пассажиров. Дружный хохот участников только изредка не покрывал скрежета взламываемых льдов. Характерное движение корпуса с переваливанием с борта на борт уже никого не смущало.

Пароход «Сахалин». 19 января 1932 года.

Пароход «Сахалин». 19 января 1932 года. Фото из свободных источников.

До ледореза оставалось 118 миль, за сутки «Сахалин» прошёл 7 миль.

19 января «Фёдор Литке» снялся навстречу вошедшему в Охотское море пароходу «Сахалин». 

20 января 1932 года

С утра на пароходе набирали уголь в мешки для ледореза.

20 января «Сахалин» до «Фёдора Литке» так и не дошёл. Напрасные ожидания вызвали у пассажиров ряд миражей: то видели какой-то маяк, то мерещилась Камчатка, до которой было не менее 80 миль.

Очевидно, что корпус «Сахалина» примяло основательно — в ряде кают двери стали открываться с трудом, хотя раньше болтались.

21 января 1932 года

Утром между «Сахалином» и «Фёдором Литке» оставалось более 40 миль. 

В 5 часов вечера на борту «Сахалина» получена радиограмма с «Фёдора Литке» о том, что с ледореза хорошо виден пароход, но на борту закончился уголь и сжигают уже всякий мусор: «Продержусь на ходу не больше часа». Расстояние между судами 10–12 миль.

Для ледореза путь оказался исключительно тяжёлым. Сплошной, торосистый лёд чередовался с тонким блинчатым. Запасы угля сгорали в топках котлов с катастрофической быстротой.

На борту ледореза 21 января закончился уголь и начали собирать все, что способно гореть и могло пойти в топку. В своём дневнике капитан «Фёдор Литке» Николаев записал: «Мы перешли на поддержку пара в котлах суррогатами топлива. Это был трудный час для всего экипажа. Но люди сохраняли мужество и полное спокойствие. Они работали не покладая рук, чтобы форсировать продвижение судна и, вместе с тем, сохранить оборудование от уничтожения в топках котлов».

Ледокол «Федор Литке». Архангельск, 1936 год.

Ледокол «Федор Литке». Архангельск, 1936 год. Фото из свободных источников.

Чтобы поддерживать пар в котлах, пришлось разобрать деревянный кормовой кубрик. «Сахалин» продвигался навстречу ледорезу чрезвычайно медленно, поэтому было решено пустить на топливо часть материалов, инвентаря и продовольствия — с тем, чтобы возможно ближе подойти к пароходу. Наилучшим суррогатом топлива оказался шлак, смешанный с салом и машинным маслом. Однако постоянно поддерживать необходимое давление пара таким топливом было почти невозможно, поэтому весь путь «Фёдор Литке» (после того, как запасы угля окончились) до подхода к «Сахалину», согласно записи в вахтенном журнале, состоял из ежечасных остановок для поднятия пара и движения вперёд продолжительностью от 40 мин до 1 ч.

Вечером на «Сахалине» получена очередная радиограмма — «Фёдор Литке» остановился. Через некоторое время с борта ледореза запускают ракету, которая видна совсем слабеньким огоньком.

Команда «Сахалина», вероятно, не без участия пассажиров, решает отметить час Ильича гудком. Капитан парохода возражает: жалеет пар, который и так еле-еле держится около 9 атмосфер.

В 6 часов 55 минут по местному времени раздаётся минутный гудок. На верхней палубе «Сахалина» происходит пятиминутный митинг.

Команда «Фёдора Литке» просит по радио, вечер, посвящённый памяти Ленина, без неё не проводить. 

На борту парохода «Сахалин». Январь 1932 года.

На борту парохода «Сахалин». Январь 1932 года. Фото из свободных источников.

Пароход «Сахалин» упирается в лёд и начинает пробиваться через него. Скрежет взламываемых льдов совершенно заглушает голоса. Поперёк ледового поля идёт проталина. Ещё вчера бы капитан парохода бы воспользовался ею, чтобы продвинуться вперёд, но сейчас необходимо идти напрямик.

Лёд толстый и крепкий, и «Сахалин» снова и снова набрасывается на него, но пройти больше корпуса, максимум — полутора не может. Снова стоп, задний ход, разбег, треск, скрежет, грохот, писк, фонтанирующей в щели воды. «Сахалин» переваливаясь, вползает на лёд, наваливается всей своей 6000-тонной громадиной и ползёт, круша преграду.

Началась остервенелая борьба за последние мили. Около 11 часов вечера с борта парохода хорошо виден мерцающий огонёк мачтового фонаря «Фёдора Литке».

22 января 1932 года

В 5 минут 1-го вырисовывается довольно чётко контур «Фёдора Литке». Через 10 минут он неожиданно двигается вперёд и через 20 минут останавливается у конца проталины — в 300–400 метров от правого борта парохода.

С ледореза сообщают: «Больше двигаться не могу». «Сахалин» начинает маневрировать, пытается подойти самостоятельно, но удаётся пройти не более 50 метров. Дальше все попытки разбиваются об исключительную крепость льдов.

Около 3-х часов «Фёдор Литке» удастся опять поднять давление пара. По полынье ледорез даёт задний ход, с разгона обходит «Сахалин» с левого борта, и окончательно замирает. Ледорезу не хватило пара даже на приветственный гудок. Пароход своим ходом пришвартовался к борту «Федора Литке»

Расстояние между бортами около пароходов — 100 метров. Выбрав момент, команды перетаскивают концы и на лебёдках подтягиваются друг к другу.

— Где команда для погрузки угля, почему люди не приготовлены?

— Людей нет, команда окончательно выбилась из сил.

— Дайте трап!

— Трапа нет, сожгли.

С «Сахалина» перебрасывают свой трап и через час приготовленные 350 мешков угля перекочёвывают в трюм «Фёдора Литке». Через некоторое время на ледорезе заработала стрела и начинается перегрузка бадьями с «Сахалина» на «Фёдор Литке».

В общей сложности на борт ледокола было перегружено 564 т угля и 175 т воды.

К пароходу «Сахалин» пришвартован ледорез «Федор Литке». Январь 1932 года.

К пароходу «Сахалин» пришвартован ледорез «Федор Литке». Январь 1932 года. Фото из свободных источников.

В общежитии команды, мастерской и других помещениях ледореза — тела уснувших кочегаров и других членов экипажа, так как в кочегарку мобилизовали всех. 

В последние сутки в топки ледореза шло всё, что могло гореть: шлак, обливаемый лаком и краской, стойки, трапы, старая мебель и перегородки, дело дошло до обшивки отдельных помещений.

В кочегарке ещё теснее, чем на «Сахалине» — груды шлака не убраны, тут же валяются банки из-под красок, масла, лака.

Ледокол «Федор Литке». В машинном отделении.

Ледокол «Федор Литке». В машинном отделении. Фото из свободных источников.

К 12 часам дня всё уже приходит в норму. Идёт покраска, ремонт и чистка, а в курилке «Сахалина» уже собрался струнный оркестр усиленный двумя гитаристами с «Фёдора Литке». Успешно готовятся к вечеру, который назначен на 6 часов.

24 января 1932 года

24 января суда снялись для следования в бухту Нагаева. В 7 милях от мыса Алевина «Сахалин» попал в сильное сжатие льдов, судно накренило, торосы нагромоздились почти до верхней палубы, при этом оказались повреждёнными четыре шпангоута, всё видимое пространство оказалось покрытым сплошными торосами до 3 м в высоту, при этом по замерам толщина ровного льда составила 60, 80 и 120 см. Только с начавшейся разрядкой льда суда получили возможность возобновить движение.

Пройдя Ольский пролив, оказавшийся почти чистым ото льда, суда вошли в лёд Ольского залива для перегрузки угля на «Фёдор Литке».

2 февраля 1932 года

2 февраля сплошной лёд с торосами высотой 1–2,5 м, в котором двигался караван судов, дал трещину, которая быстро разошлась до 10–15 сажен вдоль берега до самого мыса Чирикова. По образовавшемуся каналу суда подошли к входу в бухту Нагаева.

3 февраля 1932 года

На «Фёдоре Литке» лопнули соединительные болты концевого вала правой машины. К вечеру того же дня неисправность была устранена. Проводка «Сахалина» в бухту Нагаева к месту стоянки «Свирьстроя» и «Да-шинга» заняла 36 часов.

4 февраля 1932 года

Итак, 4 февраля 1932 года, на 25-й день после выхода из Владивостока, «Сахалин» достиг пункта своего назначения. Выгрузка прибывшей на судне техники, грузов производилась прямо на лед бухты Нагаева. 

В заключение

Пароход «Сахалин» и ледокол «Федор Литке». Разгрузка в бухте Нагаева.

Пароход «Сахалин» и ледокол «Федор Литке». Разгрузка в бухте Нагаева. Фото из свободных источников.

Во время навигации рейс из Владивостока в бухту Нагаева в те годы продолжался около шести суток.

Сроки зимнего плавания впервые были установлены моряками товаро-пассажирского парохода «Сахалин». В общей сложности рейс «Сахалина» из Владивостока до Магадана занял 25 дней.

Прибыв в бухту Нагаева, пароход «Сахалин» остался на зимовку, до начала следующей навигации.

Во время рейса во льдах толщиной 70 см наружная обшивка «Сахалина» от ледовых сжатий стала гофрированной почти на всём протяжении от форпика до третьего трюма. Ещё одного такого ледового приключения пароход мог уже не перенести.

Если бы не помощь ледореза «Фёдор Литке», этот рейс мог стать последним в истории парохода «Сахалин» и закончиться катастрофой.

Казалось бы, опыт, полученный во время рейса «Сахалина», должен был охладить немного горячие головы и уберечь от подобных авантюр в будущем.

Но в 1939 году руководство Дальстроя пошло на ещё более грандиозную ледовую авантюру, но это уже другая история под названием «Сталинский караван».

Краткая справка. Ледорез «Федор Литке»

Ледокол «Федор Литке». Архангельск, 1936 год.

Ледокол «Федор Литке». Архангельск, 1936 год. Фото из свободных источников.

Построен в 1909 году на судоверфи фирмы «Барроу Викере и К°» в Англии для канадского торгового флота, изначально носил название «Эрл Грей» («Earl Grey»). Предназначался для работы в устье реки Св. Лаврентия и одноимённом заливе. Судно предполагали использовать для перевозки почты и людей, охраны рыбных промыслов и т.п.

Нормальное водоизмещение 4 200 т. осадка 5,79 м, длина 83,2 м, ширина 14,6 м, валовая вместимость 2 216 т, скорость 18 узлов в час, дальность 3 900 миль, экипаж 146 чел. Две паровые машины общей мощностью 7 000 л.с., 4 главных котла.

Пароход относился к категории ледокольных, но весьма отличался от них. У «Эрл Грей» носовая оконечность с обшивкой толщиной 31 мм была заострённой, борта прямыми, поэтому судно резало лёд, расталкивая обломки в стороны. Для борьбы с прочными, многолетними полярными льдами ледорез не предназначался и не годился, и он остался единственным образцом своего класса в мировом ледокольном флоте.

В начале 1 Мировой войны Россия купила за границей несколько ледокольных судов, в том числе «Эрл Грей». Его переименовали в «Канаду» и передали в распоряжение Управления морского транспорта Беломорско-Мурманского района. Уже в ноябре 1914 года ледорез приступил к проводке русских и союзнических транспортов с военными грузами через замерзающее Белое море в Архангельск. 9 января 1917 года «Канаде» не повезло, она наткнулась на не обозначенную на карте подводную скалу и затонула на рейде Йоканги. 16 июня её подняли и отправили в ремонт, а 26 октября вооружили и зачислили во флотилию Северного Ледовитого океана.

В январе 1918 года «Канаду» демобилизовали. В гражданскую войну её захватили английские интервенты и передали белогвардейцам. В марте 1920 года те и другие спешно оставили русский Север, прихватив ряд русских судов. Но не «Канаду» — укомплектованная красными военморами, она попыталась воспрепятствовать тому и вступила в перестрелку с уходившим «Козьмой Мининым». Так состоялся первый и пока единственный артиллерийский бой ледоколов за Полярным кругом.
В апреле 1920 года «Канада» стала вспомогательным крейсером красной Беломорской флотилии, а через месяц получила третье название «III Интернационал».

Только в июне 1921 года «III Интернационал» вернули Мортрансу, а там его 12 июля вновь переименовали, на сей раз в честь известного мореплавателя и географа, президента Петербургской АН, адмирала Ф. П. Литке (1797—1882).

Спроектированное для преодоления слабых или битых льдов, судно добросовестно трудилось в Арктике, проводя караваны, обслуживая промыслы и станции, потом — на Балтике и Чёрном море, в 1929 году оно возвратилось в Заполярье, совершило рискованный поход к острову Врангеля и было награждено орденом Трудового Красного Знамени.

Краткая справка. Пароход «Сахалин»

Пароходы типа «Анадырь».

Пароходы типа «Анадырь». Фото из свободных источников.

Пароход «Сахалин» построен на Балтийском заводе им. С. Орджоникидзе (СССР, г. Ленинград) в 1930 году по проекту «Анадырь».

Водоизмещение: порожнем — 3125 т, в полном грузу — 6140 т, наибольшая длина 100,49 (между перпендикулярами — 96,53), наибольшая ширина 14,05, средняя осадка порожнем — 3,33, в полном грузу — 6,04 м, дедвейт 3015, чистая грузоподъёмность 1473 т, пассажировместимость 226 чел., мощность энергетической установки (паровой машины трёхкратного расширения пара) 1500 по проекту и 1605 л. с. — фактически, скорость 10,5 узлов, дальность плавания 3690 миль, экипаж — 73 человек.

Ледокольный пароход «Сахалин» — типичный представитель арктических судов. Ледокольные суда типа «Анадырь» относились к своеобразному переходному типу между грузовыми и грузопассажирскими судами. Они предназначались для доставки грузов и пассажиров в районы Крайнего Севера, в том числе и в сложной ледовой обстановке. Под эти задачи была разработана особая конструкция этих судов. Конструктивно пароход «Сахалин» был двухпалубным, шестипереборочным, двухмачтовым, одновинтовым судном с баком и ютом, со средним расположением МО и основной жилой надстройки, с дополнительными надстройками на баке и на юте, с прямым носом и крейсерской кормой.

В июле 1931 года «Сахалин» прошёл ходовые испытания и был укомплектован командой, которую возглавил Иван Михайлович Успенский — один из лучших капитанов тихоокеанского морского флота. Именно он в 1935 году был удостоен звания «Лучший капитан Морфлота».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.