Строительство Тасканской ТЭС-3

Здесь располагалась Тасканская № 3.

Здесь располагалась Тасканская № 3.

За 1937–1939 годы на Таскане были введены в строй действующих предприятий две электростанции с локомобильными агрегатами, которые снабжали электроэнергией крупнейшие прииски Северного горного управления.

Вся работа станций в 1939 году проходила с полной загрузкой, так как прииски требовали энергии куда больше, чем могли дать ТЭС-1 и ТЭС-2. Станции комбината весь год работали без резерва и самые кратковременные и необходимые с точки зрения нормального ухода за машинами остановки агрегатов вызывали перебои в работе приисковых механизмов.

В связи с этим было принято решение о расширении Тасканского энергокомбината и строительстве в 1940 году очередной очереди комбината электростанция с турбинной установкой. Новая электростанция должна была стать самой мощной из имеющихся на Колыме.

Проектирование

Проектированием Тасканской ТЭС-3 для Дальстроя занималась  контора «Севэнергопроект» в Ленинграде.

Технический проект, разработанный ленинградской конторой «Севэнергопроект», предусматривал значительную механизацию строительных работ. На стройке должны были работать в большом количестве экскаваторы, строительные машины, автомобили и тракторы. Металлические конструкции должны были изготовляться в заводских условиях.

По проекту в качестве топлива для электростанции были предусмотрены угли Эльгенского месторождения. При сжигании угля на цепных решётках котлов проектировалось предварительное дробление топлива и механическая подача его до бункеров внутри станции. 

Сметная стоимость всего комплекса оценивалась в 20 миллионов рублей.

На самом деле, большая часть работ на строительстве электростанции производилась при помощи мускульной силы, при малом уровне механизации. Сроки строительства и сдачи электростанции, рекомендуемые «Севэнергопроектом», и которые, скорее всего, были взяты за основу в приказах Дальстроя о вводе в строй Тасканской ТЭС-3,  при таком положении дел были изначально обречены на провал. Что, в принципе и случилось.

Рабочие чертежи изготовлялись «Колымпромпроектом» в Магадане. О том, как обеспечивалась стройка необходимыми чертежами говорит тот факт, что на декабрь 1940 года (по плановым срокам электростанция уже несколько раз должна была быть сдана в эксплуатацию) не были готовы часть проектов: освещения, угольного склада, углеподачи и т.д. Отсутствовал утверждённый генеральный план промплощадки и посёлка. На строительстве в наличии было 4 варианта генплана и не одного утверждённого.

Все эти факторы никак не способствовали выполнению плана и порядку на строительной площадке электростанции. И по большому счёту, всё происходящее на строительстве ТЭС-3 очень напоминало всё тот же бег с препятствиями, какой можно было наблюдать на возведении старших сестёр — ТЭС-1 и ТЭС-2.

Нюансы взаимодействия

Для выполнения работ, согласно плану строительства и своевременного ввода в эксплуатацию новой электростанции необходимо было выполнения ряда условий, в том числе о взаимодействии участвующих в стройке организаций.

Так, Монтажно-строительный трест должен был своевременно обеспечить Тасканскую строительную контору необходимым количеством рабочих, своевременно разместить на заводах Магадана заказы на изготовление металлических конструкций, проверить комплектность турбин и механическую прочность частей, урегулировать вопросы снабжения стройки и дать необходимые для монтажа механизмы.

Проектный отдел Дальстроя обязан был предоставлять строителям рабочие чертежи по станции и высоковольтной линии, придерживаясь установленного графика. Сметы и чертежи должны были передаваться исполнителям не позднее, чем за 15 дней до начала работы по ним.

Значительную роль на ход строительства должна была оказывать успешная работа автотранспорта по своевременной доставке грузов на строительство. По заявленному графику маршрут автомашины по маршруту Магадан — Таскан должен был занимать 72 часа.

Большая ответственность лежала и на заказчике — Северном горном управлении. Оно было обязано оформить строительство титульными списками, финансированием и заключить договор на производство работ в 1940 году. Произвести комплектацию оборудования и обеспечить отпуск строителям электроэнергии.

Всё хорошо было на бумаге и в планах, вот только теория с практикой в жизни часто сильно разняться. Так случилось и здесь, в результате «дружной» работы всех заинтересованных структур сдача в эксплуатацию Тасканской ТЭС-3 откладывалась не один раз и электростанция была сдана с большой задержкой. Впрочем, об этом позднее.

Строительство

1939

Ноябрь 1939 года

Возведение третьей очереди Тасканского энергокомбината было поручено Тасканской строительной конторе (начальник Белов).

На тот момент Тасканская строительная контора считалась одной лучшей в системе Монтажно-строительного треста. Это единственный строительный коллектив, который имел в 1939 году определённые производственные достижения.

Основной рабочей силой на строительстве электростанции были заключённые УСВИТЛ.

Строительство Тасканской ТЭС-3 было начато в ноябре 1939 года.

Декабрь 1939 года

В декабре 1939 года строительство электростанции было остановлено на 20 дней вследствие неясности перспектив дальнейшего расширения станции.

За зиму 1939–1940 годов в тяжелейших зимних условиях заключённые выполнили до 6.000 кубометров земляных работ. Разработку грунта в зимних условиях пришлось вести ручным способом, взрывные работы практически не применялись.

В тепляках производили бетонировку фундаментов под стены и оборудование станции, как, например, турбину, экономайзеры и котлы. Была начата кирпичная кладка стен электростанции.

1940

Часть строительных материалов, необходимых для возведения электростанции обеспечивалась силами строителей на месте.

В каменных карьерах добывали бутовый камень. Разрабатывалось месторождение известняков, которое полностью перекрывало потребность стройки в извести и освобождало Дальстрой от привоза её на пароходах. 

Для обеспечения строительства кирпичом был построен кирпичный завод, работавший на местном сырье, где смонтировали оборудование для механического прессования и сушилку «келлера» для обработки кирпича-сырца.

Май 1940 года

Руководством Дальстроя  9 мая 1940 года издан специальный приказ № 447, предлагавший мероприятия по обеспечению окончания строительства и пуска станции к 1 сентября 1940 года.

Июнь 1940 года 

К лету 1940 года стройка испытывала острый недостаток в цементе и арматурном и профильном железе, в связи со срывом сроков завоза отделом Колымснаба. Отсутствовали необходимые механизмы, станочное оборудование и инструмент.

Ввиду загруженности заводов большая часть металлоконструкции изготавливалась на строящейся ТЭС-3.

Котлы для электростанции ещё не были завезены на Колыму.

Стальные трубы диаметром 400 мм в количестве 800 погонных метров не были предусмотрены даже заказами. Забыли и о мостовом кране, предусмотренным техническим проектом, без которого монтаж оборудования (турбины и генератора) становился очень сложным мероприятием.

Не были в полном объёме переданы Тасканской строительной конторе «Колымпромпроеком» проекты в установленный срок (25 мая), что задерживало уточнение спецификации на оборудование и материалы. Отсутствовали ряд чертежей железобетонных конструкций и смет.

Всё это выбивало строительство из графика.

Тем временем заканчивалась кладка стен машинного зала и распределительного устройства, бытового корпуса и котельной.

Велись работы по сооружению водозаборных устройств. Впервые на Колыме возводились железобетонные конструкции комплекса сооружений, обеспечивающих бесперебойный забор воды независимо от времени года.

Двухкамерный железобетонный береговой колодец снабжался водой через железобетонную галерею, вынесенную своим оголовком в фарватер реки Таскан. В кирпичном здании насосной станции было смонтировано оборудование, подающее воду в котлы электростанции. Было установлено оборудование, на котором вода предварительно подвергалась механической и химической очистке. Отдельным трубопроводом подводилась к посёлку хлорированная питьевая вода.

Велось строительство высоковольтных линий электропередач к приискам Севера. План I квартала строителями был выполнен на 98% при производительности труда более 100%.

Июль 1940 года

Для перевозки необходимых грузов на строительство Тасканской электростанции № 3 по приказу начальника Дальстроя были выделены 5 машин «ЯГ». Отправка технических грузов возлагалась на Монтажно-строительный трест.

И в этом деле не обходилось без курьёзов, так в июле трест «обрадовал» строителей Таскана, прислав вместо цемента, арматурного и прокатного железа — 4 тонны трансформаторного масла, которое на стройке имелось в избытке.

Сентябрь 1940 года

Невзирая на все усилия, положение со снабжением Тасканской ТЭС-3 в лучшую сторону за несколько месяцев не изменилось. Строителям для бесперебойной работы и окончания строительных работ необходимо было 240 тонн цемента, 200 тонн металла и 700 тонн прочих материалов.

Несмотря на приказ об обеспечении материалами и оборудованием строителей наравне с приисками, темпы доставки на стройплощадку необходимых грузов были крайне низки и обеспечивали только 15—20 процентов потребности. Так, за 5 дней сентября поступила 31 тонна грузов при потребности 200 тонн.

Коллектив Тасканской стройконторы обратился к коллективам Монтажно-строительного треста, Колымснаба и автобаз №№ 6, 2 и 3 с просьбой оказать помощь и обеспечить необходимым оборудованием, материалами и технической документацией. 

К середине сентября сердце станции — турбина была смонтирована более чем на 50 процентов. Установлены статор турбин, статор и ротор генератора, конденсатор турбины, значительная часть вспомогательного оборудования.

Полным ходом шёл монтаж котла № 1. Однако, начать работы по монтажу котла № 2 было невозможно, так как не было закончено бетонирование фундамента под него  из-за отсутствия цемента, хотя опалубка и армирование закончены около месяца назад. Были проведены значительные работы по монтажу главного распределительного устройства.

Дальнейшие работы в распределительном устройстве почти прекращены вследствие отсутствия оборудования и рабочих чертежей. Отсутствовало оборудование по химической водоочистке. 

Общим итогом строительства за 1940 года можно назвать Приказ начальника Дальстроя № 759, где была дана неудовлетворительная оценка работе строителей за 7 месяцев.

Плановый пуск электростанции — 1 сентября 1940 года был сорван.

Ноябрь 1940 года

Очередной срок пуска Тасканской ТЭС-3 был назначен на декабрь 1940 года. С какими результатами подошли строители к ноябрю 1940 года?

Строительство Тасканской электростанции подходило к концу. Достраивалось здание главного корпуса, в которое было вложено около двух тысяч кубометров кирпича. Смонтировано четыре питательных насоса.

Заканчивался монтаж котла и турбины «Эрликон». Работами руководил инженер Аносов В. А., монтаж прошёл без аварий, а турбина и ротор, требовавшие исключительной осторожности в обращении с ними, были смонтированы без единой царапины.

Оставалось произвести выверку турбины и установку контрольно-измерительной аппаратуры.

Монтаж котлов №1 и №2 проходил под открытым небом. Необходимо было закончить вальцовку труб и обмуровку котла № 1.

Но тут уже со своими требованиями вмешалась колымская зима. При таких морозах нельзя было производить развальцовку груб, так же, как нельзя производить обмуровку. Ту и другую работу необходимо было проводить в закрытом помещении котельного зала.

Чтобы создать условия, в которых можно было закончить монтажные работы с котлами №№ 1 и 2 необходимо сделать перекрытие кровли котельного зала.

В общей сложности должно быть установлено более 100 тонн металлоконструкций. Если учесть, что эта огромная тяжесть будет увеличена вдвое, втрое весом угольных бункеров, то становилось понятно, что работу эту нужно производить капитально, на железобетонном фундаменте.

Но и фундамента тоже не было… Горячие головы предлагали установить колонны на временно укреплённые балочки, но это было признано нецелесообразным.

Понятно было то, что заливке фундамента, на схватку цемента нужно 15 дней, то есть установка колонн до декабря просто невозможна. После — установка колонн в 20—25 дней, а с перекрытиями в 25—35 дней, не считая обмуровки. Таким образом, окончание монтажа, как и пробный пуск, могло было проведено не раньше января — февраля 1941 года.

Ещё одна проблема была в том, что весь металл, вывезенный из Магадана, покоился на перевалочных базах. Водители автобазы № 6 предпочитали не ехать дальше Спорного, опасаясь дебинских (тасканских) прижимов. Ни одна автомашина этой автобазы не доставила груз в Таскан (кроме тяжеловозов).

Для доставки сотни тонн цемента, металла и других грузов для ТЭС-3, руководству Дальстроя необходимо было заставить автобазы № 6 и № 3 возить грузы регулярно на место — в Таскан. 

Пока идёт строительство

О том, как работали прииска и посёлки СГПУ в промывочный сезон 1939 года можно ознакомиться в газетных вырезках из Советской Колымы за 1940 год: «Весь летний промывочный сезон 1940 года прииски Ат-Уряхской долины и им. Водопьянова работали с большим напряжением из-за нехватки электроэнергии. Эта группа приисков получает электроток с Тасканского энергокомбината, который не в силах был обеспечить 4 прииска и Хатыннах.

Ещё с весны были введены жёсткие лимиты расходования энергии. Часть промприборов была переведена на первичные двигатели, работающие на дорогом привозном топливе. Количество первичных двигателей на этих приисках всё возрастало с усилением темпов работы. Недостаток электроэнергии отразился на всём хозяйстве Севера. Много тракторов, которые должны были возить крепёжный лес для шахт, пришлось поставить на стационары. Это повело к ухудшению подземных работ. На некоторых приисках даже автомобили использовались, как двигатели для насосов. Прииск «Туманный» вообще был снят со снабжения электроэнергией Таскана.

Электроэнергия, выдаваемая Тасканскими электростанциями № 1 и № 2, вследствие перегрузки подавалась с перерывами. Количество отключений приисков в сутки доходило до 10—15. Это нарушало ритм работы, снижало производительность труда на промприборах и в шахтах. Такое напряжённое положение создалось в результате задержки строительства ТЭС-3 — турбинной электростанции, которая по плану должна была вступить в строй ещё весной 1940 года.

Если в 1940 году Север испытывал большие затруднения с электроэнергией, то в 1941 году, году больших объёмов и высокой производительности труда, задержка пуска ТЭС-3 может повести к очень серьёзным последствиям».

Декабрь 1940 года

Как обстояли дела на строительстве к началу декабря 1940 года?

Помещение котельной, занимающей по размерам около половины всего объёма строительства, было всё ещё не перекрыто. Основные несущие колонны были запроектированы из швеллеров № 36, которые в 1940 году на Колыму не поступили. Из-за недостаточной оперативности перерасчёт колонн на другой профиль затянулся, изменённые чертежи поступили на площадку только в начале ноября. При текущих темпах работ котельная могла быть перекрыта, отеплена и подготовлена к монтажным работам лишь в конце января 1941 года.

Монтажные работы по ТЭС-3 фактически только развёртывались, по общему объёму монтажных работ выполнено было не более 25%. К тому же надо было учитывать тот нюанс, что котельную (около 40% всех монтажных работ) можно смонтировать лишь после отепления помещения. 

Вопрос со снабжением строительства так и не был решён. На стройплощадке катастрофически не хватало металла для конструкций, не было завезено необходимое оборудование.

 Не были завезены главный щит управления, ряда реле, трансформаторов, масляных выключателей, насосов и так далее.

Отдельно отмечалось варварское отношение к оборудованию при перевозке его из Магадана. Установить виновников порчи не представлялось возможным ввиду полной обезлички при транспортировке его по трассе.

Из местных стройматериалов на площадке ощущался недостаток леса. Стройконтора заготовила в верховьях реки Таскан, в 100 км от площадки, большое количество брёвен. Летом доставить этот лес не сумели, так как сплаву не было уделено достаточного внимания.

Не менее остро стоял вопрос с кадрами. В декабре перед Тасканской стройконторой был доведён большой план, но рабочей силы для его выполнения не хватало. 

На Тасканской ТЭС-3 монтировалось много сложного оборудования, для работы с ним  требовались высококвалифицированные специалисты, которых также не хватало.

Перед СГПУ стояла задача подбора кадров эксплуатационников и их подготовки к моменту пуска электростанции. Часть штата будущей электростанции необходимо было передать на строительство, чтобы к вводу ТЭС-3 в эксплуатацию они во всех деталях знали хозяйство станции. 

При таком положении дел на начало декабря 1940 года говорить о плановой сдаче в эксплуатацию Тасканской ТЭС-3 в декабре 1940 — январе 1941 года мог только безудержный фантазёр. А над головами начальника строительства Иванова и начальника Монтажно-строительного треста Недбайло продолжались сгущаться тучи.

К середине декабря 1940 года всем стало понятно, что запуск электростанции в срок невозможен и предприятия СГПУ снова остаются на голодном пайке.

Во второй половине месяца выходит приказ руководства СГПУ, в котором устанавливается новый срок запуска электростанции — не позднее 15 февраля 1941 года, а также мнение руководства о происходящем на стройплощадке.

Управляющему Монтажно-строительным трестом Дальстроя тов. Недбайло.

Помощнику по политчасти тов. Кононенко

План ноября 1940 года Тасканской строительной конторой выполнен на 19,5 проц. Декабрьский план за первую декаду выполнен только на 7 проц. Очевидно, что конкретные указания руководителей Дальстроя о перестройке работы на строительстве Тасканской электростанции № 3 ни Монтажно-строительным трестом, ни стройконторой не выполняются. Перевозка технических материалов и оборудования для строительства производится недопустимо медленными темпами. На всех объектах строительства не хватает людей. Имеющаяся рабочая сила дает низкую производительность труда. Все сроки ввода в эксплуатацию объектов электростанции сорваны. Нужна немедленная мобилизация всех ресурсов Монтажно-строительного треста и стройконторы на форсирование строительства ТЭС-3. Необходимо, чтобы коллектив строителей осознал всю ответственность, которая ложится на него в случае срыва снабжения электроэнергией приисков Севера в 1941 году.

Важнейшее значение в успешной подготовке к промывочному сезону имеет постройка высоковольтной линии на прииск «Штурмовой». Однако, не смотря на всемерное содействие со стороны Северного управления, Тасканская строительная контора проявляет исключительную неповоротливость. Необходимо увеличить количество рабочих на стройке, поднять производительность труда, максимально форсировать грузоперевозки, принять самые решительные меры для достижения резкого перелома в работе и пустить в эксплуатацию Тасканскую электростанцию № 3 не позднее 15 февраля 1941 года.

Начальник Северного управления БОГДАНОВ.

Начальник политотдела Севера батальонный комиссар МАРКОВ.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.