Отдельный лагерный пункт Управления дорожного строительства Севвостлага ГУСДС. 1938 год.

Строительство автодорог на Колыме в 1938 г. осуществлялось по новым техническим требованиям, установленным ГУШОСДОРом НКВД СССР.

Руководство НКВД СССР ввиду экономии средств сократило финансирование дорожного строительства в ГУСДС. В связи с этим основная магистраль Магадан-Делянкир рассматривалась как дорога третьего класса, а подъездные пути к приискам, как дороги местного значения. Помимо этого «в 1938 г. по целому ряду маршрутов дорожное строительство было законсервировано, а временные автопроезды переведены на эксплуатацию».

Руководство дорожно-строительными работами осуществлялось через Отдел капитального строительства. Роль ОКСа ГУСДС сводилась к инспектированию дорожно-строительных работ, а также разработке и утверждению смет и проектов.

Однако строительство автодорог на Колыме в описываемый период «осуществлялось без проектов и смет на следующих участках: Сусуман-Стахановец-БДСУ; Аркагала-Делянкир-ДДСУ; Палатка-Тенька-ТСР; Таскан-Эльген-Уголь-ТДСУ, строительство моста через р. Берелех и др.».

ОЛП УДС имел большой район деятельности, общим протяжением 800 км. В состав управления входило около 80 лагерных командировок. Каждая командировка имела самостоятельное хозяйство, как-то: склад, каптерку, пекарню, кухню и др. Работали здесь в основном заключенные бытовики (завхозы, кладовщики, статистики, сторожа и др.) Имея таких подопечных начальству УДС трудно было вести борьбу с расхитителями.

В этот период УДС открыл много новых предприятий, причем на все вновь открываемые прорабства и командировки осуществлялась заброска продовольствия. Материальные ценности принимались без взвешивания и хранились на открытых стеллажах. Для изыскательских партий, а также для некоторых новых прорабств, не имеющих еще автопроезда, заброска производилась гужевым транспортом. При доставке на место груз оставлялся в тайге без охраны.

Большинство заключенных ОЛПа УДС в описываемое время проживало в палатках и временных сооружениях, а промышленные здания, в которых размещались электростанции, гаражи, ремонтные службы были деревянными «их отопление производилось буржуйками». В пос. Ягодный, где размещалась база УДС, началось строительство 2-х жилых домов, а также больницы и бани.

На базе линейных подразделений (дистанции) УДС во второй половине 1938 г. организованы дорожно-строительные участки. Участки представляли собой крупные лагерные образования, находящиеся на самостоятельном балансе и ведущие законченную отчетность. В состав дорожно-строительных участков входили прорабства и командировки. Протяженность фронта работ отдельно взятого участка составлял от 90 км до 120 км. Исключением являлось Тенькинское направление, здесь образован дорожно-строительный район.

Организация работ велась через звенья (3-4 чел.), а на трудных участках (косогоры, перевалы), строительство осуществлялось бригадами (10-30 чел.) «Рабочая сила на строительстве исключительно лагерная. Роль лагернорй администрации, в процессе работы, сводилась к доставке рабочей силы до места работ и увод её. Все руководство рабочей силой на строительстве возлагается на административно-технический персонал прорабств и участками» .

Выполняя лозунг начальника Дальстроя К.А. Павлова «Все на горные работы, все на выполнение плана основного производства!» руководство Севвостлага направляла в УДС слабосильную рабочую силу «исключительно из состава контрреволюционной группы заключенных» горных управлений. Помимо этого «в 1938 г. поступило в УДС 891 чел. орграбсилы горных управлений, проходящих у них по гр. «В» и с оговоркой при передаче для использования на легких работах, в то время как УДС этих работ не имело и эту рабсилу пришлось использовать на земляных работах одновременно с этим в 4 квартале, было передано из УДС горным управлениям 1176 чел. оргсилы с оговоркой исключительно для тяжелого труда». Среднесписочный состав заключенных ОЛПа УДС и движение лагерного контингента представлены  ниже.

Среднесписочный состав заключенных ОЛПа УДС, чел.

Квартал План Факт
I 6637 4597
II 7310 6105
III 13108 6630
IV 19500 11173

Движение лагерного контингента ОЛПа УДС, чел.

Квартал Прибыло Убыло
I 683 1148
II 968 2040
III 1317 2505
IV 3330 1253
Всего 6298 6946

Большой недостаток рабочей силы из числа заключенных в УДС «в отчетном году потребовал удлинения рабочего дня с 12 часов до 16». В 1-м квартале заключенные ОЛПа УДС в основном занимались снегоочисткой. Однако на Тасканском ДСУ выполнение производственных норм составило – 75,4%. «Недовыполнение норм выработки в 3-м квартале, – читаем в «Годовом отчете по капвложениям УДС за 1938 г.», – особенно по земляным и подготовительным работам объясняется:

  1. поступлением в УДС неполноценной рабочей силы особенно от СГПУ и одновременным отбором лучшей рабочей силы в СГПУ». «Такое положение вещей, – отмечал инженер В. А. Жук в «Записке о дорожном строительстве за 1938 г.» – наблюдалось в моем присутствии в сентябре месяце, когда Северное горнопромышленное управление перебросило УДС около 1000 чел. доходиловки»;
  2. прибывающая рабочая сила в III квартале на земляных работах использовалась впервые, а отсюда не имела достаточных производственных навыков. В IV квартале ситуация не изменилась. В октябре 1938 г. в УДС направлен этап в 2000 заключенных (500 из Усельлесхоза и 1500 с парохода «Дальстрой»);
  3. «на трех строительных участках (Хатыннахский, Аркагалинский и Тасканский – А.Н.) имеются подконвойные командировки со сравнительно большим количеством рабочей силы, которая систематически не выполняет производственные нормы на 50 и более %. Кроме того, в сентябре месяце начались заморозки, отразившиеся на трудности разработки земли, в то время как работы нормировались еще по летним нормам». Не выполнение заключенными производственных норм влекло за собой понижение калорийности лагерного питания. Нормы выработки в УДС в 1938 г. следующие: корчевка – 268 м², снятие растительного слоя – 117 м², земляные работы ручным способом 5,82 м³, удаление торфа – 7,48 м³ и др.

Нормирование и организация труда в УДС была возложена на ОТ и ТНППО, а непосредственный контроль за выполнением плана работ на прораба и десятника. Относительно производственных норм в «Годовом отчете по основной деятельности УДС за 1938 г.» отмечалось: «Пересмотр норм вызван нереальностью существовавших норм в УДС, составленных прежним вражеским руководством, которые значительно превышали нормы выработки «материковкские» не учитывая даже того, что колымские грунты по своему составу тяжелее «материковских»».

Объем земляных работ на строительстве Колымской трассы за 9 месяцев 1938 г. составил: ручным способом – 768 тыс. м³, взрывом – 134 тыс. м³, механическим – 42 тыс. м³. «Основным способом перемещения грунта, на дорожном строительстве является тачечная возка».

Весь транспорт и дорожно-строительные механизмы были сосредоточены на трех мехбазах (пос. Ягодный, строительство моста через р. Берелех, Тенька – А.Н.) Использование транспортных средств в дорожном строительстве в 1938 г. «происходило не от фактической потребности, а от ориентировки на лимиты, выделяемые руководством Дальстроя». Поэтому степень механизации УДС была низкой.

Паровой экскаватор на гусеничном ходу с емкостью ковша 0,98 м³ использовался на 59% мощности, лопаты «Беккер» на – 34%. Грейдеры применялись на ремонте и профилировке земляного полотна, а также снятии растительного слоя. Моторные катки производили укатку готового к сдаче УАТ участка Колымской трассы. Тракторный парк использовался на работах по транспортировке земляных масс, перевозке строительных материалов и прочих грузоперевозках, предназначенных для УДС.

«И без того малое количество дорожно-строительных механизмов уменьшается, вследствие передачи ряда механизмов в другие предприятия, в соответствии с распоряжением руководства Дальстроя». На балансе УДС на 1 октября 1938 г. состояло автомашин ЗИС – 5 – 89, ГАЗ – АА – 6, трактора ЧТЗ – 32, рабочих лошадей – 387 и др.

Летом 1938 г. в связи с развертыванием работ по строительству автодороги на рудник «Бутугычаг», подлагпункт «Тенька» ОЛПа УДС реорганизован в ОЛП Тенькинского дорожного строительства третьей категории. Начальником ОЛПа назначен зам. начальника УДС В.Н. Фомин. Тенькинский дорожно-строительный район вел отсыпку дороги третьего класса магистрального направления Палатка-рудник «Бутугычаг», общим протяжением 250 км. Кроме автодороги магистрального значения ТДСР должен был дать проезд перевал «Подумай»-прииск «Дусканья» протяженностью 75 км. Основные работы на Теньке развернуты в конце августа, а к 15 октября открыт автопроезд в район рудника «Бутугычаг» протяжением 245 км. Это был примитивный автозимника, трасса которого шла по поймам рек. «Готовность автодороги 14% вместо 28%, но этот процент не соответствовал действительности, было сделано всего 8-9% от проектных объемов». Помимо этого отсутствовали временные искусственные сооружения на р. Армань, Иганджа, Мулькачан, Омчак и др.

Тасканский дорожно-строительный участок осуществлял прокладку автодороги вдоль будущей трассы узкоколейной железной дороги Таскан-Эльген-Уголь протяженностью 124,5 км 1 июня 1938 г. стройка законсервирована, а автодорога передана во временную эксплуатацию. Техническая готовность дороги на 1 января 1939 г. составляла 72,8% от проектных объемов.

Хатыннахский дорожно-строительный участок вел отсыпку дороги магистрального значения Ягодный-Бурхалинский перевал протяженностью 50,1 км, а также автопроезда Ягодный-Хатыннах-прииск «Штурмовой» – 64,5 км. На 1 января 1939 г. строительство автопроезда Ягодный-Хатыннах-прииск «Штурмовой» законсервировано, а дорога передана в эксплуатацию.

В целом за год на Колыме проложено 380 км автопроездов с технической готовностью 7,5%, сдано в эксплуатацию УАТ 30 км автодороги на участке Колымской трассы река Колыма – Ягодный.

Таким образом, остаточный принцип финансирования и снабжения УДС в 1938 г., а также усиление режима содержания заключенных на Колыме, ужесточили санитарно-гигиенические условия труда, которые определяли самочувствие, настроение, дееспособность и утомляемость заключенных. Помимо этого руководство Севвостлага выполняя приказ ГУСДС, направляла в УДС слабосильную рабочую силу из «контрреволюционного состава заключенных» горных управлений, которые не могли выполнять производственные нормы. А это влекло за собой понижение категории лагерного питания. Человек не доедал, истощался. Недостаток витамин в пищевом рационе лагеря, а также его низкая энергетическая ценность в сочетании с суровым климатом и тяжелой работой приводили к увеличению заболеваний, а в конечном итоге и смертности в ОЛПе УДС.

Автор статьи: Навасардов Александр Сергеевич
научный сотрудник, кандидат исторических наук

Один комментарий к “Отдельный лагерный пункт Управления дорожного строительства Севвостлага ГУСДС. 1938 год.”

  1. Здравствуйте! Я ищу прадедушку моего внука Скачковского Ивана поляк,который возможно работал в дальстрое в Момском районе ЯАССР 1938-1945 годах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *