Тасканский проезд. Дебинские прижимы

Дебинские прижимы. 2017 год.

Дебинские прижимы. 2017 год.

Много раз слышал из уст колымчан рассказы и описание Дебинских прижимов и дороги, ведущей от Дебина до Усть-Таскана. Самому удалось побывать в тех местах только в 20017 году вместе с Юрием Филипповским на его УАЗе.

Дебинские прижимы — это незабываемые ощущения, неповторимые пейзажи, величие Колымы, живописные скалы прижимов и узкая дорога, пробитая по склону сопок. Всё это завораживало, а взгляд в сторону обрыва, у подножия которого несла свои воды Колыма, порой заставлял задуматься об осторожности и внимательности на такой дороге.

Невольно приходила мысль в голову, как раньше во времена Дальстроя водители на своих АМО и Фордах возили грузы по столь опасной и для современной техники трассе. Ибо и сейчас на разъездах можно встретить памятники тем, кому не повезло. Лихачей и самоуверенных здесь, с одной стороны, поджидают практически отвесные скалы, а с другой — обрыв и Колыма — будь осторожен водитель.

Ну и естественный вопрос для неугомонной души — когда здесь была построена трасса, в каком году и как люди смогли проложить дорогу по склонам этих скал? К своему великому сожалению, долгое время я не мог найти никаких фактов и документов по истории строительства дороги на Дебинских прижимах. Только в 2021 году удача улыбнулась мне со страниц газеты «Советская Колыма». Итак, начнём!

Изыскания трассы

В течение зимы 1935-1936 года изыскатели в сложнейших условиях готовили проект Тасканского проезда. Рабочие привязывали инструмент за спину и на верёвках ползли по скалам, намечая будущую трассу. Не обходилось и без жертв — обрывались, летели вниз, натыкались на острые осколки скал, занесённые снегом. Поздно ночью изыскатели возвращались на базу. Одновременно с изысканиями вели камеральную обработку материала. Метр за метром в исключительно трудных условиях работала изыскательская партия инженера Скрипко.

Подготовка к строительству. УДС

На пути к будущей столице Колымы необходимо было преодолеть два прижима, каждый высотой около 300 метров и протяжённостью до 5 км.

Дебинские прижимы. Местами дорогу пробивали прямо сквозь склон сопки. 2017 год.

Дебинские прижимы. Местами дорогу пробивали через склон сопки. 2017 год.

При прокладывании трассы по прижимам требовалось произвести большой объём буровых и подрывных работ, ранее ещё не встречавшейся в практике дорожного строительства Колымы. По плану строительства сметой было предусмотрено до 400000 куб земляных работ, из которых до 350000 куб должны быть взяты взрывным способом.

Работу по строительству дороги усложняла необходимость внушительного количества искусственных сооружений (мостов, труб и т. д.).

Учитывая все эти факторы руководство УДС с особой серьёзностью подошло к подготовке организации работ на участке дорожного строительства Колымская переправа — Таскан — адмцентр.

Ещё зимой была заброшена часть рабсилы для подготовки к встрече всей армии рабочих, которая должна будет дать проезд. Более 300 т груза забросил МХО УДС на тасканские дистанции до наступления весенней распутицы. Предварительные изыскания, проведённые зимой этого года, дали возможность развернуть работы на 27-й и 28-й тасканских дистанциях.

До начала работ начальник УДС т. Запорожец и его заместитель т. Фомин, пом. главного инженера УДС по жел.-дор. строительству В.В. Гассельблат, начальники дистанций тт. Поспелов и Румянцев и начальник изыскательской партии т. Скрипко детально обследовали ход трассы, предложенный нач. изыскательской партии инженером Скрипко.

Дебинские прижимы. Внизу обрывистого склона величаво несет свои воды Колыма. 2017 год.

Дебинские прижимы. Внизу обрывистого склона величаво несет свои воды Колыма. 2017 год.

После детального ознакомления с трассой на месте был внесён ряд коррективов и дополнений, которые облегчили строительство и эксплуатацию будущей дороги.

Руководство УДС, учтя сложность строительства на Таскане, для оперативного, повседневного руководства работами дистанций, занятых на даче проезда, выделило зам. нач. УДС т. Фомина, зам. нач. производ. отдела УДС т. Эрастова, инженера Хабарова и других ИТР.

Свою работу группа УДС начала с плана организации работ и составления рабочего графика, в которых были учтены все технические соображения, которые могли способствовать выполнение работ и сдаче проезда в срок.

Окончание строительство проезда было намечено на сентябрь 1936 года.

Рабочая сила, которой предстояло осуществить этот грандиозный проект — большей частью заключённые Севвостлага. Механизация при прокладке дороги была минимальная, преобладал мускульный труд.

Начало строительства

В след за изыскателями шёл коллектив  «‎Дальний Север»‎ под руководством инженера Анатолия Григорьевича Поспелова, которому предстояло строительство 27-й взрывной дистанции на неприступных прижимах Колымы. В бригаде было всего четыре плотника, а необходимо было построить три командировки — с банями, с жилыми бараками, стационарами, столовыми.

Как говорилось выше, основной рабочей силой этого строительства были заключённые. В газетных публикациях о таком говорить было не принято и заключённые нескольких ОЛП, в заметках именовались коллективами со своими именами — «‎Дальний Север»‎, «За отличника Колымы» и «Колымармеец» и так далее. К сожалению, какому коллективу какой ОЛП соответствовал, выяснить мне не удалось.

Март 1936

25 марта 1936 года бригада кавказцев — Кочкаревы, Богаев, Сальников, Жуков во главе с десятником Проданец приступили к проходке тропы на Первом прижиме.

Прижим — огромная отвесная скала, подножие которой омывает холодная, быстрая Колыма. Других путей не было, нужно было врезаться в неприступную скалу, чтобы можно было вести работы по бурению штолен.
Проходку тропы начинали с 17-го пикета, без специального снаряжения — не хватало верёвок, поясов. Рабочие шли по-кошачьи, прилипая к скалам, делая уступы для ног. 

По узкой тропинке, выбитой в скале, ползали люди, казалось, один неверный шаг и одна из чёрных точек сорвётся и камнем полетит в Колыму.

Апрель 1936

17 апреля рабочие преступили к проходке первой штольни, длина которой должна была быть 18 метров.

Май 1936

Компрессор для проходки штолен рабочие ждали долго. Ко всему он пришёл без шлангов, без молотка и без запасных частей. В результате запчасти для него собирали по всем базам Колымы. 10 мая компрессор был запущен и мастер Жариков взял в руки отбойный молоток и приступил к бурению. 

Из всего состава командировки только Жариков знал перфораторное бурение.  Вечерами из сменного мастера он превращался в лектора, обучая других этой профессии, в частности, Нагорного, Водолагу, Жукова, Сальникова, Кудякова, Хатунцева.

Колыма у Дебинских прижимов. 2017 год.

Колыма у Дебинских прижимов. 2017 год.

Того же 10-го же мая началась проходка 25 штолен. Среднесуточная проходка была не более 30 см. В третьей, седьмой, тринадцатой, пятнадцатой и двадцать седьмой штольнях работали лучшие бригады и всё же удавалось пройти 10—15 см. Особую сложность вызывало то, что работы велись в шестой  категории грунта.

На проходке штолен Первого прижима ударной работой отметилась бригада Лузанова. Не разгибаясь в течение дня, бригада Лузанова вела разработку породы в каменной трубе. Инструментальщики с трудом успевали заготавливать буры.

Разработка прижимов велась не только штольнями. Колодцы… Глубокий каменный мешок, на дно которого не попадает солнце. Мокрые брезентовые куртки тянули вниз, холод пробирал до самых костей. Воду не успевали откачивать. Но люди упрямо бурили скалу, готовя шпуры для аммонала.

Лучшими на колодцах были бригады Дудко, Кочмаренко, Дядюш. Бригада Петрова вызывала к себе чувство большого уважения. Мужественная, скромная, дисциплинированная, она показывала образцы сознательного отношения к труду.

На Первом прижиме протяжением полтора километра было пройдено 78 штолен. Общая длина проходки 1120 метров.

Общая длина проходки Второго прижима 1750 метров.

Самая большая штольня 27 метров (первая на Втором прижиме).

Работы велись в среднем на 120 -130 м над уровнем реки Колымы.

Июнь 1936

1 июня рабочие пошли на штурм Второго прижима. Бригады Кулакова, Леваева, Соловьева, Гуськова выбивали узкую тропу, чтобы «‎зацепиться» за скалы.

Пятнадцать дней работала бригада Соловьева на десятимиллиметровых верёвках. Соловьевцы вязали её в четыре-пять раз.

Июль 1936 

Последняя декада июля явилась началом работ по сдаче проезда. Когда стало понятно, что работы по сдаче проезда могут не уложиться в запланированный срок, на строительство тасканского проезда начали перебрасывать рабочую силу с других участков. Так два лучших коллектива дороги «За отличника Колымы» и «Колымармеец» были переброшены со Среднекана на Таскан.

Для обеспечения сдачи проезда в срок планировалось, что на работах будет занято рабочей силы, равное 20% всей рабсилы, занятой на всём дорожном строительстве в августе-сентябре.

Август 1936

10 августа забили последнюю штольню. Первую штольню Второго прижима забил шахтер Вербицкий. За образцовую работу он был переведён десятником на Первый прижим.

В рядах лучших по проходке штолен Второго прижима были бригады Шало, Коршунова, Кулакова, Леваева, Плотникова, Жарикова.

Лучшая бригада крепильщиков — Килина. Славились кузнецы: Масяш, Дударов, Кушнер, Бармин. На их бурах можно было поработать.

Дебинские прижимы. Остановились на пятачке для раъезда. 2017 год.

Дебинские прижимы. Разъезды по дороге. 2017 год.

Взрывников шутя называли «адскими людьми»‎. Синие (как у лётчиков) комбинезоны. И только красная повязка на руке, да свисток, болтающийся на шнурочке, выдавали их профессию. Лучшими на строительстве проезда были курсанты Верейкин, Жилкин, Филатов., хотя только в 1936 году они окончили курсы взрывников.

Прижимы были разбиты на взрывные участки, и взрывы велись по сериям. В каждой серии от двенадцати до двадцати четырёх штолен.

Трудная и опасная работа — зарядка штолен. Взрывник Нестеренко при проходке колодца, поскользнувшись, слетел с пятиметровой высоты с двумя запальными пакетами аммонала, повредил руку. Но не растерялся и выбросил аммонал из колодца, чем спас свою жизнь и подготовленный к взрыву колодец.

Люди на прижимах хоть чем-нибудь старались ускорить дачу проезда. Заряжать штольни нужно с фонарями «летучая мышь»‎. Но фонарей не было, и тогда инструментальщик Конаков придумал самодельный фонарь: консервная банка с отрезанной бутылкой.

9 августа был запланирован взрыв штолен. Но прошла минута, вторая, третья — взрыва нет…  Тогда начальник взрывной команды Чернозатонский дал свисток — сигнал отказа  и пошёл сам, поджигать бикфордов шнур. Расстояние — один метр, а потом бежать 300 м по узкой, осыпающейся тропинке. Оступишься — внизу Колыма. Но он это сделал, штольни были благополучно взорваны.

Самый большой взрыв — 24 штольни… Вечером все ждали взрыва. И вдруг земля глухо вздохнула, откос разорвало на тысячи частей. Огромный чёрный клубок поднялся над Прижимом, глухо загудел воздух. Колыма задрожала, принимая в свои холодные объятья тысячи тонн камня. Один за другим шли взрывы. В 12 км от Прижима на переправе от мала до велика радовались каждому удару. Все знали — скоро будет путь на Таскан.

Сентябрь 1936 года

Дебинские прижимы. Слева скалы. справа обрыв в пропасть. 2017 год.

Дебинские прижимы. Слева скалы, справа обрыв в пропасть. 2017 год.

В сентябре 1936 года темпы работ на строительстве трассы от Колымской переправы до реки Таскан ускорились. По планам — проезд по новой трассе должны был дать в конце сентября, но сделать предстояло ещё много. По всей трассе  развернулась героическая работа за досрочную дачу проезда.

Над Колымой днём и ночью громы взрывов. Карабкаясь по скалам, люди сбрасывали  с обрыва в реку Колыму десятки тысяч кубометров грунта.

Закончен участок дороги от первого Прижима до Переправы, длиною в шесть километров. На этом участке работал коллектив «За отличника Колымы», возглавляемый Вятчиным. После окончания строительства участка коллектив был переброшен на Прижим, чтобы помочь подрывникам закончить работу в срок.

Участок командировки «Обрыв» должен закончить взрывные работы и не позже 12 сентября сдать свой участок трассы.

Рабочие командировки «Три медведя» прокладывали участок дороги длиною в пять километров, этот участок они намеревались сдать к 10 сентября. Несмотря на ряд внешних препятствий, особенно в непогожие дни сентября, стахановцы командировки «Три медведя» не сомневались в сдаче проезда к сроку.

На Втором прижиме, который протянулся за базой 27-й дистанции до ключа Майорыч, буровые работы были закончены. К 8 и 12 сентября должны быть взорваны последние штольни, а проезд по Второму обрыву должен быть дан к 20 сентября. Таким образом, намеревалось сдать проезд по 27-й дистанции от Колымской переправы до ключа Майорыча к  20—26 сентября.

Район работ 28-й дистанции тасканской трассы начинался от ключа Майорыч и заканчивался в районе реки Таскан.

Командировка «Хаттынах-Колымский» от 21-го километра до 35-го километра должна дать проезд к 15 сентября.

К этому же времени от 36-го километра до 43-го километра должна дать проезд командировка «Алексеевка».

Остальной участок до 52-го километра оставался за командировкой «Безъязыковая», которая должна была закончить проезд к 20 сентября.
Общий проезд по 27-й и 28-й дистанциям планировалось дать не позже 27-—28 сентября.

14 сентября взорваны 12 штолен второго колымского Прижима тасканской дистанции. Взрывы прошли удачно, почти 40% взорванного грунта упало в Колыму. Руководил взрывными работами начальник команды подрывников Кузнецов. На отвалке взорванного грунта работали лучшие стахановские коллективы дорожников Вятчина и Нефедова.

По плану через 4 дня дорожники должны были расчистить путь, и первая машина пройти через Прижим.

К 19 сентября на Прижимах тасканской трассы закончена проходка штолен и основные взрывные работы. Среди взрывников лучшими были Караульнов, Верейкин и Самарин по Первому прижиму и Морозов, Казанкин, Копейкин и Филатов — по Второму прижиму.

24 сентября первая грузовая машина ЗИС-222 прошла по тасканской трассе до Бюченнаха.

25 сентября на 5 дней раньше срока дан проезд протяжением 52 км, проходящий через доселе неприступные прижимы реки Колымы. Дорога для провоза грузов к будущему колымскому центру и далее к реке Аттурях была открыта. Строительство труднейшего дорожного строительного участка Колымская переправа — река Таскан было закончено.

Первая колонна на Прижимах

Дебинские прижимы. 2017 год.

Дебинские прижимы. 2017 год.

Из газеты Советская Колыма:

«В 11 часов 45 минут 25 сентября утра колонна машин двинулась к Таскану.

Впереди — сопки и угрюмый, темный Прижим, а справа — чуть заметная серебристая лента Колымы.

Трасса на протяжении первых 5 км обычная, как всякий новый проезд по равнине. Колонна добирается до Лисьего ключа, это — преддверие Таскана.

Здесь машины встретил председатель одного из лучших коллективов  «‎За отличника Колымы» — товарищ Вятчин. Короткие приветствия, и Вятчин рапортует начальнику УДС:

— Проезд через Первый прижим обеспечен!

Машины идут на подъем на третьей скорости, взбираясь на прижим. Зигзаг. Машина на узком трехметровом карнизе, идущем вдоль реки.

Перед глазами открывается величественная картина. Высокий отвесный утес. Скалы, похожие на балконы большого каменного дома, нависают над головой. Мелкие камни, с шумом срываясь, катятся к ногам и, перепрыгивая дорогу, летят вниз, в Колыму. Дорога идёт на высоте 150 м от уровня воды. 

Инженер Эрастов, главный руководитель взрывных работ на Таскане, скромно рассказывает о работе героев-дорожников. Забивали шпуры, рвали небольшими частями, подготовляя место для начала больших и серьезных взрывных работ. Подрывники Самарин и Верейкин часто забывали об отдыхе.

— Отлично работали люди, говорит инженер Эрастов. — Резкий горный ветер обжигал лицо, постоянная опасность обвала, взрывы и головокружительная высота, но воля строителей Таскана была сильней. Рвали по шесть, десять, а иногда и по двенадцать штолен. Взрывы были исключительные по эффекту. До 60 процентов. тяжелого скалистого грунта и щебня слетало в реку. Посмотрите, — указывая вниз, говорит т. Эрастов,— вот эта протока значительно обмелела. Порядочно сбросили туда грунта. Этим облегчили работу по разборке взорванных участков.

Это был настоящий бой с участием постоянно действующей артиллерии, — улыбаясь, добавляет Андрей Степанович. — Осколки скал летели до правого берега. Как-то раз задержали взрывы из-за того, что в районе работ остановился пароход. Ведь пароход мог пострадать.

…Мы посмотрели на Колыму — безмолвную свидетельницу недавних боев…
А по дороге, отвоёванной у прижимов осторожно шли Форды. Узковата дорога. Но это до зимы. Как только встанет река, машины пойдут по льду Колымы, а тем временем будет расширено полотно и укреплены стены.

Группа рабочих у дороги. Улыбающиеся, огрубевшие, загорелые лица. Это —коллектив «Дальний Север». Вот арка: «Есть проезд! Прибрежные скалы Колымы уступили воле стахановского труда!» Здесь же доска показателей коллектива «Дальний Север». Председатель коллектива Нефедов с гордостью говорит:

— Мои орлы работали не плохо. Вот, смотрите: звено Петрова вчера выработало 275 проц, в выходной день дало 156 проц., звено Дядюшки—222 проц… Да что там говорить? Все мои парни — стахановцы.

Надвинувшиеся слева скалы делают резкий поворот, и дорожка, огибая угол, уходит влево. Здесь распадок. Впереди стометровая пропасть, ущелье…. В конце распадка сделана надпись перемычка высотой в 8—10 м.
Начальник 27-й дистанции Поспелов объясняет:

— Вот эту перемычку «Дальний Север» и коллектив «За ударный труд» за два дня сделали. На ура, как говорится, взяли!.. Проходим последние метры Прижима. Скалы обрываются и цепью уходят далеко влево.

Командировка «Обрыв» и ключ «Три медведя». В широкой долине ключа горняки ведут разведку. По долине машины идут со скоростью 20 км в час. Сопки, болотца, мелкий лесок — лиственница и березняк. Альтиметр на щитках машины показывает 32 км.

Вот и Бючиннах, база 27-й дистанции. Обед, небольшая передышка – и новый подъем к побежденному Второму прижиму. На трассе встретили коллектив «За отличника Колымы».

— Уходят на Лисий ключ, — объясняет Поспелов. — Они здесь здорово поштурмовали.

Коллектив, построенный в военную колонну, останавливается. Начальник УДС поздравляет боевых дорожников с победой:

— Вы, товарищи отличники Колымы, хорошо здесь работали, и результат у вас хороший. На качество нужно нажать. Действуйте так же здорово, как вы действовали на Среднекане! Желаю вам успеха!

Под командой Вятчина, высоко держа знамена, коллектив двинулся в путь.
Еще долго ущелье вторило словам боевой песни: «Нам задачу боевую нужно знать и выполнять»…

Машины проскочили перелесок и рванулись на подъем.

За поворотом шпалерами в две шеренги по бокам дороги выстроились Стахановцы 27-й дистанции. Оркестр заиграл марш. Латонин рапортует начальнику дороги:

— Стахановцев на дистанции 60 проц. Отлично работали коллективы «За отличника Колымы», «Конец прошлому», «Дальний Север», «Встречный», «1 мая». Обещаем н впредь работать по-стахановски.

— По дороге нужно возить много грунта, — говорит начальник УДС И. В. Запорожец. — Деритесь и впредь так же хорошо, как вы дрались последние дни!

Казалось, что нет таких сил, которые смогли бы покорить неприступные твердыни левобережья. Сцементированные скалы, высоты, удивительно трудные условия работы — все это ничто перед волей коллектива, сказавшего: «Проезд будет! Мы победим!»

Вот скромный Дудоровский — звеньевой кузнец. Он вчера выработал 249 проц. А на его заправленные буры и кайла нет ни одной жалобы от буроносов и дорожников.

Ключ Майорыч, устье Хаттынаха Колымского, база 28-й дистанции—позади.

4 часа дня. Едем высоким косогором… Справа далеко Колыма, а под откосом в болоте — озеро. Издали видны стайки уток. Они то и дело поднимаются с воды, кружатся и снова садятся, разводя круги рябеющей воды.

— Уток здесь пропасть! А стрелять в плавающих нельзя, — объясняет Поспелов. Убить — убьешь, а не достанешь. Уж очень берега топкие…

Колонна спускается на бывшее русло реки Таскана. Разливаясь на 500 м вширь, сотни лет назад бежал здесь Таскан и ушел, оставив свое русло для дорожников.

— Мост будет здесь… Вокзал и железнодорожные конторы — там. Город будет ниже, — развертывает план будущего т. Запорожец.

А склады, магазины, автобусы, автобазы, парк культуры и отдыха, театры, кино, дома где? А где будет текстильная фабрика для переработки горного льна, найденного ученым агрономом Александром Александровичем Тамариным в горах?

На все места хватит… Впереди — широкая долина Таскана с бесконечными покосами, земельными угодьями, лесом, водой, рыбой, дичью, глиной и камнем для строительства. В 12 км — Эльген — фабрика огурцов, помидоров, дынь, арбузов — фабрика витаминов. Перспективы — широкие, захватывающие, интересные… И база нового города — надежная…

Обратный путь по Прижимам мы прошли поздно вечером с зажженными машин, скользящих как ужи по Прижимам. Далеко внизу, вспугнутая смельчаками, темнела Колыма.

У Лисьего ключа мы встретили автомашину, идущую с грузом на отдаленную командировку Тасканской трассы — к реке Аттурях. Проезд дан. Связь с устьем Таскана установлена.

«Крепко жму руки, сдвинувшие вековые скалы», — говорилось в телеграмм» Э. П. Берзина…»

Строительство продолжается

Построенная дорога и в первоначальном своём варианте требовала от водителей собранности, опыта и внимательности. Лихачи и самонадеянные попадали в сводки происшествий, а машины принимала в свои объятия Колыма. На новой трассе хватало опасных участков и фактически её модернизация началась с момента сдачи в эксплуатацию.

Так, в 1938 году по результатам изыскательской партии был принят новый вариант трассы через дебинские прижимы, разработанный инженерами А. Савченко и В. Яковлевым. Для ввода нового участка требовалось произвести земляные работы объёмом в 42 тыс.кубометра породы.

Строительство велось силами дорожников 20-й дистанции. Работы были закончены в запланированный срок и с 20 сентября по новому участку пошли машины.

Таким образом, трасса лишилась одного из опасных участков с повышенной аварийностью.

Зачем нужна была дорога?

Если заглянуть в периодическую печать в 1936 году, то может создаться впечатление, что главной целью строительства тасканского проезда было обеспечение круглогодичного сообщения с будущим административным центром Колымы, но так ли это было на самом деле? Стоит обратиться к истории и документам.

Дебинские прижимы. При хорошем освещении видно далеко... 2017 год.

Дебинские прижимы. При хорошем освещении видно далеко… 2017 год.

19 августа 1935. Э.П. Берзин издал приказ, предписывающий начальнику Горного управления т. Кандеру произвести работы по выбору площадки для строительства административного центра Дальстроя в районе р. Таскан… По окончании работ Берзин говорил: «Вопрос о выборе административного центра решён окончательно — это Тасканский район, в устье реки Таскана. Почему мы выбрали это место? Прежде всего, под боком будут все горнопромышленные районы, во-вторых, это хорошее место для города и подходящая почва, где можно будет заняться огородничеством и создать пригородное хозяйство».

1936 Март. УГПС получило задание на изыскание нескольких вариантов площадок под будущий административный центр Дальстроя. Рассматривались: левобережная терраса Колымы при впадении в неё Таскана; большой речной остров, расположенный вблизи впадения Таскана в Колыму; устьевая часть Дебина. Кроме того, изыскания проводились в районе 72-го и 47-го километров Колымской трассы. Несмотря на то, что составленное по результатам изысканий технико-экономическое обоснование свидетельствовало в пользу варианта 47-го км, при обсуждении проекта Э. П. Берзин принял решение о начале строительства административного центра на Таскане.

Осень 1936 Газета «Советская Колыма» в материале «Город-парк на Таскане» пишет: «На днях директор Дальстроя т. Берзин осматривал место, где будет построен новый административный и экономический центр. В беседе с нашими сотрудниками т. Берзин сообщил: «Площадка, выбранная для строительства новой колымской столицы, представляет собой остров, омываемый протокой и гордостью края — красавицей Колымой, площадью около 8 кв. км, расположенный у устья реки Таскана, левого притока Колымы»».

21 сентября 1936 года. Директор Дальстроя Э. П. Берзин издал приказ, в котором говорится:

«В соответствии с результатами изысканий и на основании личного осмотра приказываю:

  1. Строительство адмцентра Колымского района осуществить на острове близ устья р. Таскан и на прилегающей к нему части левого берега реки Колымы.
  2. На материковой территории расположить промышленные здания, а на острове — остальные сооружения и здания адмцентра.
  3. Железнодорожный узел расположить в подходе к адмцентру на левом берегу р. Таскан...».

Это что же получается, если верить газете? Дорожные изыскания велись с ноября 1935 года и по весну 1936 года, а приказ о строительстве будущего города был издан Берзиным в сентябре 1936 года, после личного осмотра места будущего города Берзиным, прибывшим на место будущего города по уже проложеному Тасканскому проезду. Выходит, дорогу строили только для того, чтобы начальник Дальстроя место посмотрел? Ибо никаких основополагающих документов к строительству адмцентра Колымы весной 1936 года и в природе не существовало.

Если отбросить ликование газеты и снова обратить внимание на исторические документы, можно найти и другую причину дорожного строительства в столь суровом месте.

1 января 1935 года в связи с возрастанием промышленного значения золотоносного Ат-Уряхского разведочного района Утинского ГПР приказом по Дальстрою от 31.12.1931 № 441, он был выделен в самостоятельный горнопромышленный район с наименованием «Тасканский» с центром в Хатыннахе и включающий pp. Таскан, Ат-Урях и Мылга.

В сентябре 1935 года в состав Северного горнопромышленного управления (СГПУ) с центром в пос. Хатыннах (долина р. Хатыннах, впадающей в Таскан — левый приток Колымы) входят Хатыннахский, Ат-Уряхский и Мылгинский горнопромышленные районы. За СГПУ закреплены бассейны рек Дебин и Таскан. В состав СГПУ вошли прииски «Партизан», «Ат-Урях», им. 8 Марта, им. Водопьянова («Хатыннах»), «Штурмовой.

Уже в 1935 году золотоносность этого района уже была подтверждена геологами и золото добывали прииски «Ат-Урях», им. Водопьянова («Хатыннах»). Были намётки на открытие ряда новых приисков и строительство посёлков, развитие сельского хозяйства (Таскан, Мылга, Эльген) — перспективы развития территории грандиозные, но всю эту радужную картину портил один факт. Проблема транспортной доступности — дороги, функционировавшей круглогодично не было… Большая часть грузов доставлялась по зимникам, летом по реке Колыма. Всё это создавало большую проблему развитию территории и оказывала влияние на себестоимость продукции. 

Дорога была нужна, нужна именно СГПУ и нужна как воздух. Наверное, это была одна из главных причин для строительства дороги от Левого Берега и до Таскана, а не транспортная доступность ещё пока мифической столицы Колымы.

Кстати, в пользу этой версии говорит и тот один факт, что со сдачей Тасканского проезда началась активная геологоразведка вдоль дороги и создание приисков на открытых месторождениях. Кстати, золотодобыча на ручьях вдоль дороги ведётся артелями и по сей день…

Статья написана на основе заметок из газеты «Советская Колыма» от 1936 года. 

Моя искренняя благодарность «Колымскому хронографу» Александра Глущенко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *