Город. Прибытие

Шаркет подкрадывался к Городу в самое тёмное время суток. Он терпеливо продрейфовал большую воду, которая пришлась на восемь часов вечера — в это время солнце пекло практически в полуденном режиме. На крыше рубки появилась коротковолновая станция «Карат» со штыревой антенной. Василич взял управление на себя, весь экипаж деликатно спустился в кубрик.

— Сейчас решать будем, куда пойдём, — объяснял Вадиму Степан. — Берег хоть и большой, но мест для разгрузки немного. Вроде бы и весна, путина только в проекте, но рыбсобаки хорошо знают, что умные люди вывозят продукцию сейчас. И если ты думаешь, что наш приход в Ямск остался незамечен, то ты сильно неправ. Едва мы у пирса швартанулись, сразу телефонные провода накалились. Дескать, пришёл Василич, привёз водки, повезёт икру…

— На нас что, написано это было?

— Считай, написано. И поэтому те рыбсобаки, что поушлее, стали считать — когда, куда, в какую воду мы причапаем.

— А «башмак», который нас на Сиглане ждал?

— Василич полагает, что «башмак» и Жирный к здешней конторе и её телодвижениям не имели отношения. То есть забрать у нас икру они собирались. И даже забрали бы, если б смогли. Но вообще-то они пришли «Кирас» грабить, как об этом и было известно. Поэтому в Городе ещё никто о той нашей встрече не знает. И долго не узнает, если они будут там ждать, пока вода в Сиглане упадёт. Здесь, в Городе, свои замуты. Тагир и его команда уже дезинформацию по инспекции раскидали, патрули в разные стороны вышли. Нам только надо с ними не совпасть — а то и там умные люди случаются, скажут одно, а сделают другое. Поэтому место выгрузки обычно пара машин прикрывает, причём они загодя на посты становятся. Обе с биноклями, с рациями, загодя занимают высоты — так, чтоб рыбнадзоровский джип не пропустить. Но тут ещё одна закавыка может быть — пограничные катера. Они только по Тауйской губе ходят, но этого достаточно. Могут и с морской стороны подскочить. В общем, кончай репу морщить, на то и есть Василич с Тагиром, чтобы эти концы сращивать. Наше дело — плоское кидай, круглое катай…

Стартёр провернул вал двигателя, и широкие лопасти бронзового тяжёлого винта толкнули катер в сторону берега.

— Пасмурно, погода хорошая для разгрузки, — одобрил обстановку Степан. — Ага, устье Нолы прошли, двигаем к полуострову. Ясно, простые решения — они самые верные…

— Простые — чем?

— Идём на военный пирс. Там запретная зона, чтоб туда проехать, рыбнадзору надо миллион бумаг заполнить. Пока заполнять будут, или мы разгрузимся и там продукт на секретном военном складе разместят, или мы в другое место ускочим. Иногда где-нибудь в глухом месте выгружаем, а затем снова приходим за ней, дней через семь-восемь. Лежала икра всю зиму, полежит и ещё неделю-две…

— А как же Тагиру бумаги?

— Тагир всё деньгами решает. Не такими большими деньгами, скажу тебе. По чуть-чуть — одному, другому, третьему офицеру. Сам знаешь, что животворящий крест с людями делает…

Туман совершенно сел на воду, и шаркет подходил к берегу сугубо «по ощущениям» Василича. Ощущения Василича не подвели, потому что в какой-то момент они увидели прямо перед собой в тридцати метрах рассыпающийся бетон пирса. С дальнего конца дважды мигнул фонарик.

Василич лёг в дрейф в нескольких метрах от кромки причала — на расстоянии, с которого нельзя было допрыгнуть до палубы пусть даже и хорошо тренированному человеку.

Из густоты тумана, словно нежить, материализовалась завёрнутая в плащ фигура.

— Василич?

— Ага, я!

Фигура развернула плащ и посветила себе фонариком на лицо, продемонстрировав очередную разбойную полукавказскую физиономию из паноптикума Охотского берега.

***

Спустя многие годы под утро, когда к людям любого возраста приходят сомнения и разные мысли, в самом центре России Вадим спросонья слышал приглушённый стук дизеля крадущегося вдоль скалистых стен моря пиратского катера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *