Будни

Для меня эта будничная работа в ПТЧ была как праздник. Жадно я вникал в весь комплекс работы, осваивал то, с чем раньше не встречался, чего ещё не знал.

Сирота, приглядевшись ко мне, доверял всё больше и больше. Особый интерес для меня представляло составление проекта горно-эксплуатационных работ на 1944 год, в первую очередь – заполнения «томика» – основных показателей горно-эксплуатационных работ. Начальник, дав мне, задание уходил на производство, говоря, что будут вопросы, запиши их, вечером разберём. Так мы и поступали. Дело продвигалось успешно. Проект был закончен своевременно, и это доставило мне творческое удовлетворение. Андрей Петрович, как-то в разговоре заметил.

– Александр Алексеевич, при твоих наклонностях, складу характера тебе нужно работать старшим инженером ПТО управления.

– Да как же так, Андрей Павлович, я ещё приисковую школу не закончил, рано.

– Я тебе говорю дело, знаю что говорю.

И я им стал, но… позднее.

Приходилось заниматься и отчётностью, рационализацией и техникой безопасности, не обходилось и без курьёзов.

Мне представили акт о производственном травматизме с одним заключенным. Он показался подозрительным, и я решил разобраться. Выяснилось: рабочий действительно был выставлен на производство, что подтверждалось актцептом. Работал на проходке шурфов, выполнил норму, но вторую норму выполнять отказался. Тогда бригадир его ломиком по спине, шурфовцик пролежал некоторое время в больнице. Я доложил о случившемся главному инженеру Любавскому.

– Дай сюда акт, – сказал Любавский. Вынул ручку и написал: случай не производственный, а бытовой, к учету принят, быть не может. Подписал, поставил дату и велел отправить по назначению.

На прииске была баня и прачечная. Труд прачек трудоёмкий не был механизирован. Ко мне повадился ходить банщик. Придет, положит на стол листок бумаги с надписью вверху – рацпредложение. Ниже – стиральная машина. Ниже этих надписей – окружность, под ним подпись его банщика. Через неделю снова пришёл с таким же листком, но окружность была уже больше. Я не вытерпел и сказал:

– Что ты мне эти окружности таскаешь, что я с ними должен делать, по-твоему?

– А вы инженеры, вы и насчитывайте вы и конструируйте.

– Допустим, что я бы смог сконструировать стиральную машину, но ты причем тогда. И неужели ты думаешь, что мехцех прииска это завод по изготовлению стиральных машин?- Но его убедить было невозможно. – Ладно, доложу, кому следует. Иди.

Сразу после его ухода с этими бумагами я направился к Любавскому.

– Товарищ главный инженер, вот полюбуйтесь банщик «рацпредложения» толкает. Как я могу такие «предложения» выносить на техсовет. Что делать?

– А мы его отправим на шурфы.

И отправил на проходку неглубоких шурфов. Рацпредложений от бывшего банщика не поступало, – рядом находился полигон с глубокими шурфами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *