Григорий Шапошников. Лодки уходили на Камчатку…

Подводная лодка С-176 снова возле входа в бухту Броутона. Другое время (1983), другой командир. В этот раз рисковать не стали, в кратер не заходили

Подводная лодка С-176 снова возле входа в бухту Броутона. Другое время (1983), другой командир. В этот раз рисковать не стали, в кратер не заходили.

Лодки уходили на Камчатку…

В 1982 году в начале зимы С-176 должна была уйти зимовать на Камчатку. Переход долго откладывали, но когда уже на море встал лед, обкололи лодки буксиром МБ-154 и 5 декабря три лодки вышли на переход. Это были  С-176, С-198 и С-286.

С нами на лодке пошел комбриг старшим, на С-198 старшим пошел Леонов, а на С-286 старшего на борту не было (командир лодки Гуцалов).

Над Охотским морем стоял циклон и лодки попали в тяжелейший шторм. Комбриг пытался изобразить видимость отряда, но это было практически невозможно.

Вахту сверху убрали, вахтенный офицер стоял в рубке у перископа. Люки были закрыты, ПВД тоже закрыты, так как рубку полностью накрывало волнами. Воздух брали через поднятую шахту РДП. Днем еще ничего, но ночью лодки практически двигались вслепую, с РЛК-101 тоже были какие-то проблемы.

На борту С-176. Шаман Виталий Ляпин и старпом с С-365 Сергей Сикорский.

На борту С-176. Шаман Виталий Ляпин и старпом с С-198 Сергей Сикорский.

Решение комбрига держать все лодки в группе привело к тому, что ночью произошло опасное сближение С-176 и С-198. В кромешной тьме в шторм даже с мостика ничего не увидишь, а тут в рубке, да через перископ… Да еще «Альбатрос» капризничал… В результате лодки разошлись левыми бортами в противоположные стороны… А заметил это старпом с С-198 Сергей Сикорский – он как раз был на мостике, пристегнутый монтажным поясом с цепью, чтобы его не смыло волной. Именно с С-198 нам сообщили о сближении лодок по УКВ.

В этом бессмысленном и опасном хороводе кружились только С-176 и С-198. С-286 куда-то потерялась, связи с ней не было.

Как уже впоследствии сказал комбриг на разборе перехода: «Вы не представляете, насколько серьезно было наше положение. Флот принял решение поднять на поиски исчезнувших лодок ТУ-142, один полет которого стоит больше, чем лодки нашей бригады».

Дней через 10 две лодки из трех С-176 и С-198 прибыли в Петропавловск-Камчатский отрядом.  Пропавшая С-286 уже как три дня дожидалась своих спутниц в Завойко…

С-176 после жестокого шторма в Охотском море. Тот самый циклон, который разметал по морю отряд из трех лодок. Курс - на Петропавловск-Камчатский. 1982 г.

С-176 после жестокого шторма в Охотском море. Тот самый циклон, который разметал по морю отряд из трех лодок. Курс – на Петропавловск-Камчатский. 1982 год.

Как выяснилось, после потери связи с остальными лодками командир С-286 Гуцалов решил не искать отряд в море, пошел к конечной точке перехода – Завойко.

Из рассказа Сергея Баталина: «Декабрь 1982 года. Переход ПБ-3, С-198, С-176, С-286 из Магадана на Камчатку.   

Я участвовал в этом переходе на С-286 в роли штурмана. Командиром был Анатолий Мотрич. Шли в док.  Виктор Петрович Гуцалов – «Змей Горыныч», в это время учился в академии.

Пожалуй один из самых тяжелых переходов. В вахтенном журнале запись на двух страницах о состоянии систем и механизмов. Связи нет. У меня кроме основного прибора гирокомпаса в центральном и «Волны», всё вышло из строя – залило, сгорело. Низкая облачность, звезд не видно.

Приняли решение курсом 150 идти к западному берегу полуострова Камчатка, далее вдоль берега до м. Лопатка. Первыми пришли в Завойко. На пирсе при встрече намекнули, что  нас уже не ждали».

Автор статьи: Григорий Шапошников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *