Евгений Блинов. Служба на С-288

Трудная дорога во Владивосток.

В начале ноября 1976 года на С-288  объявили тревогу:  «Лодку к бою и походу приготовить!». Продукты на лодку не загрузили (оставалось небольшое количество провизии от перехода из Совгавани), официально цель выхода в море никто не объяснил (по слухам стало известно, что лодка направляется во Владивосток в ДОК), вот в  таком авральном режиме С-288 вышла в Охотское море.

В Охотском море нас встретил сильнейший шторм. Лодка шла в надводном положении и первой нашей потерей стал Аварийно-Спасательный Буй.

Через трое суток С-288 вошла в бухту Северокурильска и встала на якорь. Причиной вынужденной остановки в Северокурильске был тайфун, который бушевал в Тихом Океане вдоль всей Курильской гряды. Стояли на якоре около двух суток, стало заканчиваться продовольствие, даже мини провизионки отсечные были опустошены полностью. Закончились и папиросы, стали курить чай и лавровый лист.

Через двое суток получили радиограмму о том что тайфун сместился в сторону. С-288  вышла в Тихий океан и двигалась вдоль Курильской гряды в сторону пролива Лаперуза, тут нас и настиг очередной шторм, такой силы, что по лодке было очень сложно передвигаться.

Я служил в должности моториста в 5-м отсеке. В корме дизелей оторвало привязанные ЗИПы, по отсеку летали дизельные крышки по 150 кг весом, их сорвало с мест, где они были привязаны. Из всей еды оставалось сухое молоко, ограниченное количество галет и томатная паста. Пресная вода была наполовину смешана с морской, пить её было просто противно. И вот этот АД продолжался практически полторы недели. Пройдя через пролив Лаперуза, лодка вошла в Японское море.

Примерно на половине пути к Владивостоку сначала заглох один дизель (был залит водой), затем и второй. Была потеряна связь, вышли из строя приборы метристов.

Лодка двигалась к цели на Главных Гребных Электро-Двигателях(ГГЭД), примерно через сутки мы мотористы протянули всю топливную систему трубопроводов, и смогли запустить один из дизелей.

На одном двигателе С-288 вошла в бухту Золотой Рог и  ошвартовались к пирсу в 4-й бригаде подводных лодок. Корпус лодки к этому времени представлял из себя глыбу льда.

Полторы недели мы жили на лодке. Отопления не было, температура воздуха на улице составляла около 20 градусов мороза. Спали вокруг электрических грелок, закутавшись в грязные ватники. Помыться, как и  постираться, возможности не было. Только через  полторы недели подключили паровое отопление и на лодке стало тепло, после этого нас отвели в баню и только потом переселили в кубрики на берегу.

Позже, в процессе осмотра корпуса лодки установили, что на один из винтов намотался металлический трос, который принадлежал потерянному в Охотском море нашему Аварийно-Спасательному бую.

Разгружали мы торпеды…

В начале января 1977 года С-288 лодка ошвартовалась в 19–й бригаде подводных лодок (Малый Улисс) для для разгрузки боезапаса (торпед).

Выгрузка торпед была уже практически закончена. Последнюю тележку с торпедой мы прицепили к пожарной машине и направились в хранилище боезапасов, находящегося в гроте скалы. В этот момент нас обогнал ГАЗ-69, который перегородил дорогу нашему небольшому автопоезду. Пожарная машина остановилась, водитель выскочил из кабины и побежал к ГАЗику.

Из ГАЗ-69 вышел капитан первого ранга, водитель ему представился. Офицер подошёл к нам и спросил у нас старшего, старших у этого безобразия конечно не нашлось. Тогда капитан поинтересовался с какой мы лодки. На этот вопрос мы честно сознались что с С-288 171-й бригады. Узнав фамилию командира нашей лодки, он в приказной форме потребовал вызвать Путинцева в штаб бригады.

Но это было только начало… Для полного счастья в это время возле нас остановились ещё две чёрные волги. Из одной из них к нам вышел командующий Тихоокеанским Флотом. Как выяснилось, что наш способ транспортировки торпеды при помощи пожарной машины заинтересовал не только капитана первого ранга, но и командующего флотом…

Учитывая тот факт, что такой способ транспортировки торпеды был запрещен категорически, а торпеды должны были транспортироваться на тележках вручную, то повышенный интерес начальства к нашему рационализаторству ничего хорошего нам не сулил…

Уж не знаю точно, как досталось нашему командиру С-288 Путинцеву (а он только получил внеочередное звание, капитан 3-го ранга), но построив нас на пирсе матом крыл он на всю бригаду.

С-288 в поисках торпеды…

22 декабря 1977 года наша лодка отправилась на сборпоход в бухту Ракушку, простояв там около суток.

Несколько лодок, включая нашу С-288, отправили в море на поиски утерянной учебной торпеды, которую не отследил торпедолов, после стрельбы одной из лодок 19-й бригады.

Все поисковые лодки включая нашу были выстроены в виде шеренги, возглавляла поиск лодка 629 проекта из 4-й бригады ПЛ. На ней находился флагманский офицер штаба КТОФ, который и руководил всей операцией.

Все экипажи лодок с уже настроились на встречу Нового года на берегу, но флагманский офицер предупредил всех, что ни одна лодка не уйдёт в базу пока не будет найдена торпеда. Обещан был и пряник – тому, кто обнаружит торпеду, был обещан отпуск.

Так вот лодки двигались широкой шеренгой, примерно в километре друг от друга. В начале все свободные от вахты выходили покурить и из рубки всматривались в море, оно было на редкость спокойным, был полный штиль, затем всем это надоело, прошли сутки, двое, торпеда найдена так и не была…

И вот, старшина команды мотористов мичман Иванов решил покурить, попросил разрешения выйти на верх, выйдя стал вглядываться в море и вдруг увидел какой-то предмет качающийся в небольших волнах. Иванов  доложил о своей находке вахтенному офицеру, тот навёл бинокль и закричал:  «Tорпеда!!!».

С-288 подошла к этому месту, все свободные от вахты вывалили в рубку, торпедисты вышли на корпус лодки, подошли и другие лодки, в том числе и флагманская лодка. Все увидели – да действительно из воды торчала полосатая голова торпеды, которая находилась в воде вертикально. На головной части  находился гак (за который цепляют торпеду), так что сомнений уже ни у кого не возникало.

Однако флагманский офицер распорядился по своему – на все лодки было дано разъяснение, что сей предмет  торпедой не является, а является буем от тральщика. После чего, однако, дал команду всем кораблям отправляться по своим базам.  В 4-ю бригаду ПЛ мы прибыли 30 декабря и стали готовиться к  встрече Нового Года. А мичман Иванов так и остался без отпуска.

Простые радости матроса.

Всю зиму С-288 не вылазила из морей, размагничивание, отработка задач, боевое дежурство и т.д., в апреле 1978 года прямо с моря двинулись в бухту Ракушка. Стоял душный апрельский день, только начали набухать почки.

Доктор Васильев где-то раздобыл мелкую сеть и её поставили между понтонами пирса. Мы наловили очень много корюшки, пахнущей свежими огурцами, что с ней только не делали и жарили и варили уху. Особенно были рады свежему мягкому хлебу, так как продолжительное время питались сухарями.

Прямо из бухты Ракушка лодка отправилась на Камчатку, на этот раз дошли без всяких приключений. Ошвартовались в бухте Завойко, погода стояла тёплая, сопки были усыпаны черемшой, мы брали с собой чёрный хлеб и ели черемшу с хлебом…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *