Виктор Ряховский. Служба на С-288

С-288. Последние дни автономного плавания. Ряховский Виктор Иванович. 1964 год.С-288. Последние дни автономного плавания. Ряховский Виктор Иванович. 1964 год.

Свою срочную службу я начал в 51 учебном отряде в городе Владивостоке в 1962 году. После окончания учебки был назначен трюмным на подводную лодку С-288 613 проекта, стоявшую в Советской Гавани после ремонта. Командиром лодки С-288 был Щербавский Владимир Павлович.

Тихий океан 1965 год. Боевая служба. Командир ПЛ С-288, капитан 2 ранга Щербавский В.П.Тихий океан 1965 год. Боевая служба. Командир ПЛ С-288, капитан 2 ранга Щербавский В.П.

Осенью 1962 года наша С-288 покинула Советскую Гавань и совершив переход, пришла на свою новую базу – в бухту Нагаева, а новым домом для экипажа подводной лодки стала плавбаза «Север».

На корме плавбазы «Север».На корме плавбазы «Север».

После прихода лодки в Магадан замполит прочитал экипажу целую лекцию о том, что население здесь большей частью состоит из бывших зэков и врагов народа. Призывал к бдительности, быть осторожными в увольнительной при выходе в город, держаться группой и по одному не ходить.

Посёлок Марчекан.Посёлок Марчекан.

В первое увольнение в город мы поехали группой из 10-11 человек. В то время между городом и Марчеканом ходил автобус № 1 по маршруту 6 км – Марчекан (в то время на линии было 3-4 автобуса), на нём мы и добрались в город. В свою первую увольнительную мы пошли смотреть кино в Горняк, а потом вернулись на базу.

Слова нашего замполита не подтвердились. Население нас принимало приветливо. Угощали морячков, пускали в кино без билетов, не требуя оплаты и показывая свободные места. Некоторые матросы и до города в увольнение добраться не успевали, оставаясь до конца увольнения у сердобольных марчеканцев.

Экипаж С-365 в культ.походе в городе Магадане.Экипаж С-365 в культ.походе в городе Магадане.

Спустя какое-то время мы уже не боялись ходить в увольнительные по одному, кто-то умудрялся и в самоволку сходить. Если выезжали в город в увольнение в культпоход – в кинотеатр или театр, то группу обязательно сопровождал старший – офицер.

Отношения в экипаже нашей С-288 между офицерами и личным составом были хорошие. Жили дружно.

Холостые мичмана и офицеры жили на плавбазе «Север», часть семейных жила на Марчекане, другая в Нагаево в пятиэтажном здании рядом с областной больницей. В 70-е годы ХХ-го века офицерам и мичманам 171 бригады было выделено несколько домов на пересечении Якутской и Пролетарской.

Во время моей службы, экипаж лодки, вернувшийся с автономного плавания вывозили отдыхать в окрестности города, на рыбалку. Одно время в бригаде экипаж, вернувшийся с автономки, заменяли сменным экипажем, чтобы экипаж вернувшейся лодки мог целиком отдохнуть. Но это такой порядок продолжался в течении года-полтора и потом был отменен. Отменили по одной простой причине – сменщики и есть сменщики, а не постоянный экипаж. Он то душой болеет за свою лодку.

Шефами 171 ОБрПЛ в городе Магадане были студентки пединститута. Они приходили к нам в гости на плавбазу, мы им устраивали экскурсии по ПЛ, и приглашали в гости к себе. В свою очередь экипаж лодки шефствовал над учениками школы № 5 (на Марчекане), проводили уроки и экскурсии на лодку.

Наша плавбаза «Север». На снимке изображён беспокойный момент, связанный с переходом к северной стороне бухты для бункеровки.Плавбаза «Север». На снимке изображён беспокойный момент, связанный с переходом к северной стороне бухты для бункеровки.

Как я говорил раньше, нашим домом была плавбаза Север. В середине 60-х годов в бригаду пришла ещё одна плавбаза – Кулу. За время моей службы наша плавбаза никуда из бухты не уходила. Уголь на «Север» доставляли плашкоутом, либо подходил буксир и буксировал наш пароход в морской торговый порт, где его и загружали углем.

Плавбаза обеспечивала зимой подводные лодки теплом и электричеством. На «Севере» один дизель работал постоянно, вырабатывая электроэнергию, также электричеством подводные лодки могли снабжаться с берега. Когда был проложен силовой электрический кабель по пирсу, лодки стали запитываться только с него (стояли щиты и кабеля с лодок подключались к ним).

Когда в бригаду пришла ПБ-3 «Магаданский Комсомолец», «Север» и «Кулу» покинули бухту и ушли в Советскую Гавань.

Магадан. Зима 1971-1972 года.

Магадан. Зима 1971-1972 года. на берегу новый дом бригады – «Пентагон».

Этого мы не застали. Летом 1970 года мы уходили в док во Владивосток с плавбазы Север, а вернувшись в Магадан после ремонта в декабре 1970 года, уже заселились в новую 5-этажную казарму на берегу. Нашего парохода-ветерана в бухте уже не было.

Лодки несли службу практически 8-9 месяцев в году – учеба, боевые походы.

Во время службы в бригаде была УТС (бывшая Л-12). Рубка у неё была переделана (практически срезана) и на её месте был вход вниз. Торпедные аппараты на лодке были заглушены. На УТС мы проходили легко-водолазное дело. В 4 отсеке был сделан бассейн и в нем мы проходили ЛВД. Учились на ИДА-51 и ИСП-60.

Ежегодно проходили торпедные стрельбы в Охотском море. Обычно вместе с нами шел тральщик и торпедолов. Подлодка снаряжалась практической торпедой и производила пуск торпеды по установленной цели (порой роль цели исполнял ВМ-50). Торпеда проходила под целью, а потом её вылавливал торпедолов.

Лодки 171 бригады на зимовке в бухте Нагаева.Лодки 171 бригады на зимовке в бухте Нагаева.

Зимовали лодки 171 бригады большей частью на своей базе – в Магадане, с боезапасом на борту. Во время зимовки на охрану выставлялся один верхний вахтенный на три лодки. Зимой личный состав учился. Большая часть команды (электрики, трюмные и мотористы) проходила обучение непосредственно на лодке. Акустики и радисты обучались на базе (9 км), где были оборудованы классы.

Весной в бухту приходил ледокол, ломал лед, обкалывал лодки и подводные лодки 171 ОБрПЛ снова были готовы к выходу в море на сдачу задач и боевую службу.

Топливом подводные лодки 171 бригады в начале 60-х годов ХХ-го века заправлял танкер, который специально подходил для заправки лодок. В это время уже строилась нефтебаза на Холодном ключе. После сдачи базы в эксплуатацию, лодки стали заправляться на Марчекане с трубопровода с базы на Холодном ключе.

Перед боевым походом пресной водой лодки заправлялись на Марчекане с крана. Так как запасы пресной воды в лодке были ограничены, то командиры старались приспособить любую цистерну, чтобы её тоже залить пресной водой.

Продовольствием, одеждой, запчастями нас снабжала база на 9 км, где хранилось практически все наше имущество – начиная от консервов и заканчивая винтами для лодок.

Перед выходом лодку загружали продовольствием, в основном консервами, сухой картошкой и так далее… Порой бригаду снабжал свежими овощами и картофелем совхоз Дукча. Тогда на лодке, уходящей в поход, в качестве хранилища для свежих продуктов использовался ТА (торпедный аппарат) 1 отсека. Одну из торпед вынимали из ТА, клали в проходе отсека, а сам аппарат забивали картошкой и другими продуктами.

Идем на дизелях.Лодка 613 проекта в надводном положении идет на дизеле.

Лодка совершала переход из Магадана на Камчатку в надводном положении. В подводном положении наши ПЛ, как правило, ходили только в автономном плавании, в остальное время все переходы совершались в надводном положении под дизелями.

С-288. Охотское море. 1964 год.С-288. Охотское море. 1964 год.

По прибытии на Камчатку мы выгружали одну торпеду из 1 отсека и принимали в пустой ТА торпеду с АСБЗО. Во время похода торпедный аппарат с такой торпедой опечатывался.

В Магадане в то время, на борту лодок были только простые торпеды САЭТ-50. Торпеды хранились и обслуживались на 9 км, и загружались на лодки.

В автономное плавание ходили в сторону США, Японии. Автономки продолжались, как правило, 30 суток, хотя были случаи и до 33 суток доходило.

Построение экипажа С-288. 60-е годы ХХ-го века.Построение экипажа С-288. 60-е годы ХХ-го века.

Наша лодка не отличалась просторностью кубриков и была очень компактной, поэтому кубрики могли использоваться по разному назначению. Например, на лодке, как такового не было медотсека. Медикаменты хранились в нише под койкой врача (офицера). Во втором отсеке под столом было три ниши, где также хранились медикаменты. А сам стол в случае необходимости мог быть использован в качестве операционного стола.

В автономном плавании расход пресной воды на подводной лодке старались свести к минимальному. Мылись забортной (морской) водой из системы охлаждения дизеля, споласкиваясь небольшим количеством пресной воды. После смены белья, грязное упаковывали в мешки, и все стирки производились уже на берегу, после возвращения домой.

Самыми холодные отсеками на лодке были торпедные – 1 и 7, где приходилось ставить электрогрелки, чтобы не так мерзнуть.

Во время автономного плавания лодка день проводила в подводном положении, а ночью всплывала, чтобы зарядить аккумуляторы, провентилировать отсеки и набить воздуха в ВВД тремя компрессорами (два из них – ДК-2 (дизелькомпрессоры) и 1 – ЭК-15 (электрический)).

Когда автономное плавание заканчивалось, лодка возвращалась на Камчатку, где разгружала торпеду с АСБЗО и принимала на борт свою. И совершала переход на свою базу – в бухту Нагаева.

В нашем экипаже было 52 человека, из них 7 офицеров. В том числе 3 акустика, 3 радиста, 6 электриков, 6 мотористов и 1 кок…

Кок на лодке С-288 в годы моей службы был один и на вахты не ходил. Ему ежедневно выделялся человек, который ему помогал. Картошку чистила команда. В распоряжении кока была специальная печь на 4 конфорки и духовка. Приготовление пищи осуществлялось как в надводном, так и в подводном положении. Часто меню подводников зависело от погоды – если штормило, шла волна и подводная лодка не уходила под воду, то кок готовил то, что не может разлиться и экипаж оставался без первого. Когда штормило, основным рационом становились консервы.

С-288. Мичман Ряховский Виктор Иванович. 1967 год.С-288. Мичман Ряховский Виктор Иванович. 1967 год.

На срочной я служил старшиной команды машинистов трюмных, бог воды… После срочной службы остался мичманом на своей же лодке С-288. Получилось так, что мой срок службы закончился, а мы в это время находились в походе и моя демобилизация задержалась на три месяца. Ну и мне зам командира предложил: «Что это у тебя три месяца будут пропадать? Оставайся служить и эти три месяца оформим задним числом». Ну и уговорил он меня остаться. Вот так вместо демобилизации я примерил мичманские погоны и остался на своей С-288 ещё на почти на 5 лет.

Весной 1963 года наша С-288 погнула перископ о льды. Произошло это при заходе в бухту Нагаева, когда наша лодка возвращалась базу. Я стоял на вахте, 1 смена, когда сначала прошла команда на всплытие, а потом прозвучала команда от вахтенного офицера – поднять перископ! Как правило, эти команды вместе не подавались и не выполнялись – либо всплытие, либо подъем перископа. Примерно на глубине в 6-8 метров, с поднятым перископом, лодка ударилась о лед. В результате сорвали сапог (выхлопные трубы), погнули перископ. С таким повреждениями лодка вернулась на базу.

Замену перископа экипаж выполнял своими силами в Магадане. Из Владивостока морем на торговом судне в морской торговый порт был доставлен новый перископ и перевезён к нам. Первый кран, который нам пригнали не подошел по длине стрелы. Пришлось искать кран с более длинной стрелой. Мы отвернули низ перископа, выдернули согнутый и поставили новый.

С-288 после майских событий 1968 года. Видны повреждения на легком корпусе от льда. Фото предоставлено Леонидом Меньшиковым.С-288 после майских событий 1968 года. Видны повреждения на легком корпусе от льда. Фото предоставлено Леонидом Меньшиковым.

В мае 1968 года при заходе льда в бухту Нагаева лодки бригады получили повреждения. Тральщик, ВМ-50, СБР, которые стояли на якорях, сорвало с места. Наша С-288 получила повреждения легкого корпуса. Через двое суток пришёл ледокол, и навёл в бухте порядок.

В мае 1968 года ледокол «Москва» обкалывает лодки от льда.

В мае 1968 года ледокол «Москва» обкалывает лодки от льда.

Летом того же, 1968 года, произошло подтопление С-140 около плавпирса. Произошло это в период погрузочно-разгрузочных работ с торпедами в 1 отсеке. На одном из торпедных аппаратов была открыта передняя крышка (при этом должна была блокироваться задняя крышка), но блокировка была отключена. После открытия задней крышки ТА вода хлынула в первый отсек и лодка легла на грунт. Лодку быстро подняли. Благо обошлось без жертв.

С-140 проекта 613В. Бухта Нагаева. Магадан. 1971 год.С-140 проекта 613В. Бухта Нагаева. Магадан. 1971 год.

Во время службы на С-288 один раз меняли поврежденный винт. Спускались водолазы с ВМ-50, раскручивали гайку, устанавливали два специальных заряда взрывчатки, для того чтобы сорвать винт с места. Перед подрывом заряда винт уже был привязан к крану, в натянутом положении. Взрывом винт сорвало с места, и кран поднял его на поверхность. После этого установили новый винт (привезли с базы на 9 км). Винт спускали под воду краном, водолаз направлял его на место, наживлял гайку, а потом уже сверху вручную её заворачивали.

Магадан. Плавучий пирс бригады. Погрузка краном аккумуляторной батареи.Магадан. Плавучий пирс бригады. Погрузка краном аккумуляторной батареи.

Во время службы происходила и замена АКБ. АКБ хранились на 9 км. Замена производилась на Марчекане, при помощи обычного крана, по полному приливу.

Работники марчеканского судоремонтного цеха МРМЗ на фоне кораблей и ПЛ 171 бригады.Работники марчеканского судоремонтного цеха МРМЗ на фоне кораблей и ПЛ 171 бригады.

Сначала лодки 171 бригады на ремонт уходили во Владивосток, но потом стали ремонтироваться и в Магадане, силами судоремонтного цеха МРМЗ. Один из таких ремонтов С-288 продлился практически год. Ремонтировали главный двигатель 37Д и многое другое, за исключением винтовой части.

На приёмные испытания прибыла группа (приемная комиссия) из Владивостока и С-288 с комиссией на борту и тремя рабочими из бригады (слесарь, электрик и …) из ремонта вышла на ходовые испытания.

За время моей службы 3 лодки было отремонтировано силами судоремонтного цеха.

С-288 в доке. Фото предоставлено Леонидом Меньшиковым.

С-288 в доке. Фото предоставлено Леонидом Меньшиковым. 1970 год.

Как правило, лодки, отремонтированные в Магадане, после ремонта уходили во Владивосток на докование для осмотра подводной части (осмотр, ремонт корпуса и запорной арматуры). Связано это было с тем, что у МРМЗ не было возможностей и оборудование для осмотра и ремонта подводной части лодки.

Марчеканский завод № 2, входивший в состав МРМЗ. 70-е годы.Марчеканский завод № 2, входивший в состав МРМЗ. 70-е годы.

Покинул я 171 бригаду в 1969(70) году. На берегу уже была семья, а зарплата мичмана в то время была гораздо ниже, чем зарплата слесаря-судоремонтника. После увольнения с С-288 я ушел работать в судоремонтный цех МРМЗ, где меня приняли слесарем 5 разряда.

Так, прибыв на срочную службу в город Магадан вместе с С-288, я связал с этим городом всю свою  жизнь.

Из рассказа Ряховского Виктора Ивановича.

Моя благодарность его сыну, Сергею Ряховскому, и моим цензорам – Валерию Кельпу и Григорию Шапошникову.

Один комментарий к “Виктор Ряховский. Служба на С-288”

  1. Я племянница автора рассказа, Ряховского Виктора Ивановича. Помню рассказы моего дяди о службе и жизни на подводной лодке, загадочной для меня, школьницы начальных классов в то время. До сих пор все упоминания о географических точках Дальнего востока будят воспоминания, связанные с моим героическим родным человеком. Трудно представить нам, живущим в комфортных каартирах, как можно жить продолжительно в таких сложных, аскетических условиях и еще выполнять ответственную работу по обслуживанию ПЛ. Мой дядя полюбил этот суровый край, остался после службы в Магадане, обзавелся семьей. Все его приезды в Москву с семьей были для нас праздниками новых впечатлений и романтики. Спасибо, тебе за службу на дальних рубежах, за мужество и смелость в выборе своей судьбы! Все наши родственники желают тебе крепкого здоровья и долгих лет жизни, как обычно мы писали с мамой в поздравительных открытках. Обнимаем тебя крепко! Держись!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *