Из воспоминаний Тамары Бор

Ты не рай на земле, твой характер суров,
Как же трудно здесь жить без тепла и уюта.
Ты пристанище северных сильных ветров,
У тебя холода вечно ищут приюта.
Ты не рай, Магадан, почему же тогда
В целом мире нет города сердцу дороже?
Я покинуть тебя не смогу никогда.
Ты часть жизни моей и судьба моя тоже…

Я родилась в Ленинграде в 1940 году, а в девятилетнем возрасте познакомилась с Крайним Севером, куда отец получил назначение. Очень чётко помню адрес: Якутская АССР, Оймяконский район, пос. Усть-Нера.

Запомнилась эта дальняя дорога: поезд Москва-Владивосток прибывал на одиннадцатые сутки. Вот где нам было вольготно и весело. Собралось много таких же как мы с братом ребят (брат старше меня на 5 лет). Мы играли в основном в «подкидного» и «пьяницу». Далее морем Владивосток-Магадан и спецавтобусом по Колымской трассе на Индигирку около тысячи км.

В первый же день приезда маму культурно ограбили. Пока отец оформлял документы, к нам подлетел мужчина, сказал что его прислал отец (полностью назвал звание, фамилию и имя отчество отца), который просил отдать посланнику деньги на продукты. Мама, конечно обрадовалась и отдала всё, что осталось — 100 рублей! Это были деньги…

В Усть-Нере стали жить в военном городке в маленьком домике на две семьи в комнате метров восемнадцать. У входа за занавеской спал дневальный, за которого отец в случае его побега отвечал головой. Тут же у печки находился поросёнок Борька и овчарка по имени Индус. Далее опять занавеска — родители и мы с братом.

Азербайджанец Маммет получил срок за убийство невесты 25 лет, был очень предан нам, услышав ночью скрип снега, хватался за нож. После освобождения уехал на родину и на его место к нам пришёл Николай Юдаев — весельчак и балагур. После нашего отъезда он ограбил банк и получил новый срок.

Из школьной жизни помню трескучие морозы — «вдоль по улице метелица метёт третьи сутки, третий месяц, третий год». На уроках сидели в шубах, чернила в непроливашках замерзали и нам оставалось слушать, а слушать было холодно. А мальчишки, которые «плохиши» разбивали стёкла в окнах и тогда мы сидели дома.

В то время из продуктов был лук сушёный, мороженая картошка и большие круги мороженого оленьего молока с торчащими по всему кругу волосками. Процеживали это молоко несколько раз через марлю. Навсегда запомнились громадные сугробы, очереди за этим молоком и трескучие морозы до 70 градусов.

Самое страшное событие произошло летом 1951 года, когда две самые главные реки Индигирка и Колыма вышли из берегов. Отец был в командировке и мы смогли выехать на последнем грузовике. За нами мост рухнул. Жили на сопках в палатках, с самолётов нам сбрасывали сухой паёк. Сидя на сопке видели как плыли домики с ещё дымящейся трубой, лаяли собаки, бегали коты. Было ужасно…

Через несколько дней вода спала и мы вернулись домой. Картина была мрачной. Следы воды были до потолка, все документы и вещи пришли в негодность. После этого родителям дали отпуск и мы уехали в Ленинград. Через 6 месяцев отец получил назначение в Магадан и до десятого класса я училась в Первой школе.

Воспоминания Тамары Бор, учащейся Первой Магаданской школы, были опубликованы в журнале «Российский колокол» № 4 в 2008 году.

Один комментарий к “Из воспоминаний Тамары Бор”

  1. Я чуть младше, родилась в 1945 году в поселке Нексикан. В вот 1959-1961 годы училась в Усть-Нере. Прочитала это название поселка и сердце как-то удивительно отреагировало. Жили мы на въезде в поселок, возле ТЭЦ. Тоже пережила там наводнение, но у нас вода дошла только до полов. Прекрасное было время! Обожаю свою Колыму. Демиденко (Ясакова) Наталия. Спасибо за прекрасные стихи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *