Плахова Нинель Андреевна

«Сумасшедшая! Сама себя на Колыму ссылает!» – неистовствовал преподаватель Львовского института физической культуры, куратор Нинель, когда узнал, что его любимая студентка-выпускница из двух вариантов распределения – Чита или Магадан – выбрала второй. Таким было веление ее сердца, и за шестьдесят лет она ни на минуту о нем не пожалела.

Нинель Плахова родилась на Алтае в 1929 году, в семье сельских учителей, выросла в Подмосковье. После войны семья переехала во Львов. Мечта поступить в Харьковский юридический не сбылась: Нинель заболела двусторонним воспалением легких. Через год, в 1948-м, подала документы на педфак Львовского института физической культуры. «Не потому, что меня к спорту тянуло. Просто на тот момент во все львовские вузы, кроме физкультурного, вступительные экзамены принимались только на украинском языке, которого я не знала», – поясняет Нинель Андреевна.

Уже в студенческую пору она проявила себя активной общественницей: председательствовала в студенческом профкоме, занималась в научных кружках, была принята в кандидаты члена партии. По окончании института Нинель отказалась от лестного предложения остаться работать на кафедре физического воспитания. В числе восьми выпускников-неукраинцев вопрос по ее распределению решал Всесоюзный комитет физкультуры и спорта. Тогда и встал выбор: Сибирь или Колыма.

Выпускница института Н.А. Плахова, 1952 г. Такой она прибыла в Магадан«Мне романтики хотелось» – так объясняет Н.А. Плахова свое решение ехать в Магадан. Легко сказать «ехать»! Тогда, в 1952 году, ей понадобилось три недели, чтобы добраться из Москвы в Находку, а оттуда морем – в порт Нагаево. Пароход «Феликс Дзержинский», на борту которого, помимо молодого специалиста, мучились морской болезнью возвращавшиеся из отпусков дальстроевцы, новички-вербованные и племенные коровы для колымских совхозов, попал в жестокий 9-балльный шторм. «Сколоченные из досок стойла стояли прямо на палубе. Досталось же бедным животным! Стойла швыряло с борта на борт, захлестывало студеной солью, а мы им помочь ничем не могли, да и сами вскоре свалились от качки», – вспоминает Н.А. Плахова. Но все когда-то заканчивается. Закончилось и трудное морское путешествие. В порту пассажиров встречали автобусы, которые доставили их на «транзитки» – перевалочные базы на 4-м км основной трассы и на ул. Транспортная, представлявшие собой обычные бараки с двухъярусными койками, отгороженными фанерой или ситцевыми занавесками.

Переночевав на «транзитке», наутро Нинель с направлением в Колымский окружной комитет по физкультуре и спорту (Магаданской области в то время еще не было, Колыма считалась округом Хабаровского края) отправилась в контору Дальстроя устраиваться на работу. Принял ее заместитель начальника Главного управления Дальстроя, тезка знаменитого маршала Георгий Жуков. Из разговора с ним выяснилось, что окружного комитета по физкультуре и спорту еще нет, он только формируется. «Но вы не переживайте, – успокоил ее руководитель. – Вы приняты на работу с того момента, как вступили на колымскую землю». Так в трудовой книжке Нинель Андреевны появилась запись о ее вступлении в должность старшего инспектора учебно-спортивного отдела Колымского комитета по физической культуре и спорту 23 августа 1952 года, несмотря на то, что сам комитет официально начал существование лишь с 3 октября.

Возле дома. Магадан, 1960 годМного позже, в 1961 году, Н.А. Плахова вывозила на соревнования команду магаданских баскетболистов в Читу. «Посмотрела я тогда на город, куда могла попасть, будь на то моя воля, посмотрела на его жителей и вздохнула с облегчением: слава Богу, пронесло! В Магадане я как будто окунулась в совершенно иной мир. Здесь был прекрасный, особенный народ! По большей части – молодой, старше 50 лет мало кто задерживался. Двери квартир не закрывались. Люди жили с открытой душой, а работали с неподдельным энтузиазмом и интересом. О том, что я останусь жить на Колыме, поняла в первый же отпуск, проведенный во Львове. Уже тогда чувствовала себя белой вороной среди вчерашних однокашников, приятелей. Их заботы – квартиры, обстановка и прочее – мне были не интересны. Да я с самого начала не представляла для себя тихой, уютной, размеренной жизни. Ну, кем бы я стала, останься работать на кафедре? Самым настоящим обывателем. Институт – дом, дом – институт… Так и пролетела бы жизнь мимо. Здесь, в Магадане, я ощущала и продолжаю ощущать ее вкус сполна. Здесь у меня появилась возможность не только увидеть и услышать многое, но и принять непосредственное участие, – улыбается Нинель Андреевна. – Здесь у меня появились настоящие друзья. Журналисты, врачи, геологи – круг общения самый широкий. Продолжали дружить, даже когда они уезжали на материк. Многих сегодня уже нет…»

После образования Магаданской области в декабре 1953 года окружной комитет по физкультуре и спорту был реорганизован в областной, в котором Н.А. Плахова проработала до 1961-го. Объездила с командировками всю трассу, поучаствовала в развитии физической культуры и спорта во всех колымских районах. Но подрастали дочь и сын, выезжать в командировки становилось все сложнее, поэтому Нинель Андреевна перешла работать в магаданский Дворец спорта (сейчас – спорткомплекс «Спарта»).

На момент приезда Н.А. Плаховой в Магадан Дворец только-только заканчивали возводить заключенные. А плавательный бассейн строился уже под ее руководством.

Ленинский субботник на стадионе, 60-е годы«Зима 1963-го. Холодно! Мы спешим с открытием к приезду заместителя Председателя Верховного Совета СССР: он должен был прибыть в Магадан для вручения колымчанам правительственных наград к 10-летию образования области, – рассказывает Нинель Андреевна. – Нас задерживало монтажное управление с изготовлением и установкой вышек. Но все-таки мы успели. Большому начальнику в Магадане показали Дворец профсоюзов, театр, но больше всего его впечатлили наши спортивные объекты – бассейн, трамплин для прыжков на лыжах и трасса для слалома на Солнечном, которые мы строили хозспособом. А в городском парке, который в то время был объединен с Дворцом спорта в единый спорткомбинат, мы построили читальню. Сейчас в этом здании размещаются игровые автоматы. Рядом с читальней была оборудована танцплощадка. Летом по вечерам на ней играл городской духовой оркестр, молодежь кружилась в танце…»

Дворец спорта считался уникальным сооружением, единственным в своем роде в Сибири и на Дальнем Востоке, и находился под охраной. Архитектурный контроль запрещал его перестраивать, а надо было: вследствие ошибки проектировщиков большой зал (40 на 20 м) во время дождей заливало. Руководство области добилось разрешения сделать надстройку на Д-образное здание Дворца. Таким образом был не только устранен конструктивный изъян, но и появились дополнительные площади. Открылись секции борьбы, бокса, гимнастики. В подвальном помещении (проектом подвал был задуман как бомбоубежище) разместилась тяжелая атлетика.

Параллельно в Магадане развивался футбол, легкая атлетика, большой теннис, слалом, прыжки с трамплина.

Кого только не приходилось привечать на стадионе Н.А. Плаховой! Боксер Попенченко, композитор Френкель, космонавт Титов, комсомольский лидер Тяжельников…  Познакомив с очередным высоким гостем, «отцы города» говорили Нинель Андреевне: «Ну, хозяйка, веди!». И она вела их на стадион с переполненными трибунами, под громкие овации колымчан.

Беспристрастный судьяПомимо руководства спорткомбинатом, долгое время Н.А. Плахова на общественных началах выполняла обязанности председателя добровольного спортивного общества (ДСО) «Труд», объединявшего до сорока трудовых коллективов. «Какие были спортсмены! Какие масштабные соревнования, парады физкультурников, сдачи норм ГТО! А сколько было команд! Морской порт, Дальстройпроект, ВНИИ, КНИИ, швейная фабрика, кожевенно-обувной комбинат, механический завод, завод стройматериалов, команды авиаторов, медиков, педагогов, геологов, сельхозпредприятий… В каждом коллективе обязательно был свой спортинструктор, очень многие руководители любили и развивали спорт на своих предприятиях. Наш Дворец открывался в семь утра и работал до одиннадцати вечера без выходных, только с перерывами на уборку. И все равно не хватало времени для всех желающих! Главный архитектор области, почетный гражданин города Магадана Иван Иванович Лукин большой был поклонник бега.  Даже будучи в возрасте, он каждое утро в семь часов бегал на стадионе, а зимой приходил в спортзал еще раньше, к шести утра, ведь в семь в зале уже занимались коллективы. Конечно, бесплатно – ни о каких деньгах тогда и речи не было».

На энтузиазме и для всех горожан сотрудники спорткомбината построили полуторакилометровую лыжню на Гороховом поле, оборудовали ее электроосвещением, организовали лыжный прокат (пункт проката находился на месте современной Соборной площади). 20 лет работы Н.А. Плаховой в областном и городском спорткомитетах ознаменовано многими другими хорошими начинаниями.

В 1972 году Нинель Андреевна круто изменила свою «дорожную карту», перейдя из спорта в образование. Почему? Да все потому же – из внутреннего неприятия размеренной обыденности. Деятельная натура Нинель Андреевны требует постоянного движения с повышенным сопротивлением, преодоления препятствий, достижения видимого результата, полезного обществу. Уникальную возможность для самореализации ей представило назначение на должность директора «лесной» школы.

Школа-интернат для особых детей и детей-сирот, основанная в 1957 году, находилась в 40 км от города, на месте бывшего лагеря для заключенных в районе Орбиты. «Сопка справа, сопка слева, сопки спереди и сзади», – предупреждала Н.А. Плахову заведующая гороно В.Е. Гоголева. Разумеется, Нинель Андреевну это не остановило.

Директор лесной школы у единственного телефонаВетхие деревянные спальные корпуса, которые вмещали 130 детей с ограниченными возможностями со всей области; дом для работников школы – педагогов, медиков; барачные здания для обслуживающего персонала – конюха, скотника, банщика, тракториста, водителя, кочегаров, электриков, поваров; 17 производственных объектов, в числе которых – дизельная, кочегарка, столовая, водокачка, баня, гараж, свинарник с 72 поросятами; один магазин. Целый поселок с автономной инфраструктурой! Со своей, обособленной жизнью, единственным телефонным аппаратом, которой стоял в кабинете директора, и единственной дорогой, которую переметало в пургу и развозило в межсезонье.

И всем этим беспокойным хозяйством Нинель Андреевна с помощью супруга, учителя труда Валентина Николаевича Кононенко, и всего коллектива руководила в течение пяти лет, пока для школы не было построено новое здание в областном центре. «Как жили? Нормально, все время как на вулкане. Вышел дизель из строя – сидим впотьмах. Замело – никто не приедет. Даже санэпидстанция или пожарные. Хорошо, с одной стороны…»

Выпускной в школеСтарожилы Снежной Долины и Магадана, наверное, еще помнят переполох как-то поздней осенью, когда на ночь глядя из интерната сбежали одиннадцать детей. Повздорили о чем-то с воспитателем. Персонал сбился с ног, осматривая окрестности, школьная машина моталась в поисках детей между поселком и городом, а Н.А. Плахова всю ночь просидела на телефоне, докладывая обстановку городским властям. Дети нашлись утром, когда горком партии уже принял решение поднимать военнослужащих для прочесывания леса. Беглецов, прятавшихся в теплотрассе, обнаружил участковый со Снежки. Их возвернули в школу, пожурили слегка, да и зажили по-прежнему.

Несмотря на некоторую бытовую неустроенность, ребятам в уединенном поселке нравилось. Лес, речка, свежий воздух, гуляй сколько хочешь. Привольно. Поэтому когда произошло долгожданное для взрослых событие переезда в городское здание, воспитанники их просто не поняли: «Вы куда нас привезли? Здесь же как в тюрьме!». Однако переезжать было необходимо.

Никудышная электропроводка стареньких зданий «лесной» школы в последние годы грозила возгораниями. Один из спальных корпусов, стоявший на линзе, постоянно норовил расползтись. Трещины в стенах приходилось заделывать каждое лето, вкладывать большие средства в ремонт с краткосрочным эффектом. Меж тем, в городе на ул. Лукса стоял долгостроем каркас нового здания, предназначавшегося школе. Весной 1977 года, когда пожарные составили акт о запрете эксплуатации зданий «лесной», власти города были вынуждены инициировать процесс достройки здания. Причем в рекордные сроки: в октябре ребята уже должны были учиться в новой школе.

Что выходит, когда сильно спешишь, все мы слишком хорошо знаем. Акт о приемке здания, несмотря на 69 выявленных комиссией недоделок и яростное сопротивление Нинель Андреевны, был подписан волевым решением «сверху» к годовщине Великого Октября. «Аукаются» эти недоделки по сей день, даром что 35 лет, да без капитального ремонта, – срок для здания сам по себе немалый.

Выпускницы 2000 г. с любимым директоромКак бы там ни было, какие бы течи и пробоины в корпусе ни обнаруживались, корабль с названием «Государственное казенное образовательное учреждение «Специальная (коррекционная) школа VIII вида №19» уверенно держится на житейских волнах, не сбиваясь с выбранного курса. А все потому, что управляет им знающий свое дело капитан с горячим сердцем и холодной головой. Осенью прошлого года город отметил 55-летний юбилей этого незаурядного учреждения. Незаурядного не только в том плане, что здесь обучаются дети с ограниченными возможностями здоровья, причем даже с самыми тяжелыми («Необучаемых детей нет!» – убеждена Н.А. Плахова).

За сорок лет руководства школой Нинель Андреевна сумела вывести ее в ранг инновационного, передового образовательного учреждения, ставшего в регионе базовым по стажировке педагогов в части специализированного образования. Школа известна далеко за пределами нашего региона, ее опыт и наработки охотно перенимают специализированные образовательные учреждения из разных уголков России.

А главное – она помогает развивать творческие и интеллектуальные способности воспитанников. 95 процентов ее выпускников продолжают обучение выбранным в школе специальностям в профтехучилищах, успешно занимаются в дальнейшем трудовой деятельностью. Это ли не результат, достойный восхищения и уважения?!

Н.А. Плахова в окружении родныхУ Н.А. Плаховой большая дружная семья. Сын Андрей в Москве, работает режиссером на телевидении (программа «Просвещение»), дочь Елена – рядом с мамой. Достойными гражданами выросли пятеро внуков, подрастают двое правнуков, которые гордятся своей прабабушкой – ветераном труда СССР, кавалером ордена Почета, заслуженным учителем РФ, отличником просвещения, почетным работником образования Магаданской области, обладательницей медали «За доблестный труд».

Невзирая на преклонный возраст – в марте Нинель Андреевне исполнилось 84 года, она по-прежнему активна, бодра и влюблена в жизнь. Ей интересен мир, и она не устает познавать его посредством путешествий. Четыре раза была в Китае (в первый раз – в 1959 году, в составе одной из первых групп магаданских туристов), четыре – в Египте, два раза – в Греции. Турция, Болгария, Таиланд, Кипр, Вьетнам…

История, приключившаяся во Вьетнаме, характеризует Н.А. Плахову как нельзя более ярко. В эту экзотическую страну Нинель Андреевна фактически сбежала… с собственного юбилея: «Торжественные речи, официальные поздравления – кому все это интересно? Я и уехала». Так случилось, что на улице чужого города ей довелось спасти зазевавшуюся девочку, буквально выдернув ее из-под колес мотоцикла. Сама при этом не убереглась: повредила ногу и рассадила бровь. Домой возвращалась хромая и с синяком на пол-лица, однако с чувством выполненного человеческого долга. «Так отметила свое 80-летие!» – смеется Нинель Андреевна.

Трудно, невозможно представить на ее месте представителя моего поколения. Мельчаем… И так же трудно представить 19-ю школу с другим директором. И вообще нашу жизнь – без таких людей, как Нинель Андреевна Плахова, чей колымский трудовой стаж больше, чем возраст Магаданской области, чьи дела вписаны в летопись Колымы золотыми строками. Спасибо, Нинель Андреевна, что вы есть!

Колымский трудовой стаж Нинель Плаховой – 61 год

Автор статьи: Евгения АЛЕКСАНДРОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *