Кусургашев Георгий Дмитриевич

Кусургашев Георгий Дмитриевич, шорец, родился в 1917 году в улусе Акколь в Горной Шории в семье рыбака. После школы поступил в педагогический институт в Ленинграде. Окончив его в 1935 г., вернулся на родину. Работал преподавателем в педагогическом техникуме в поселке Кузедеево – центре Горно-Шорского района…

Арестован 19 мая 1937 года и отправлен в город Сталинск (так назывался с 1932 по 1939 годы, ныне – город Новокузнецк). Заключен в Старо-Кузнецкую тюрьму… В конце июля 1937 г. осужден заочно Тройкой УНКВД по Западно-Сибирскому краю по ст. 58-10 на 8 лет лишения свободы. Потом долгий этап на Дальний Восток. В октябре 1937 года пароходом «Кулу» прибыл на Колыму. Из Магадана, в числе других заключенных, этапирован на прииск «Штурмовой» (ныне Ягоднинский район, поселок закрыт в конце 90-гг. И.П.) Северного ГПУ…

Весной 1940 года переведен в лагерь «Речная», в 5-7 километрах от Штурмового. Добывал золото в шахтах, работал в стройцехе…

Зимой 1942 года этапирован в Ягодное на строительство жилых домов. В 1943 года был откомандирован на прииск «Джелгала», где строил деревянную гидроэлектростанцию. Затем трудился как плотник на сооружении Утинской золотоизвлекательной фабрики в пос. Стан-Утиный. Осенью 1945 года вновь этапирован в пос. Ягодное… Из заключения освобожден 29 марта 1946 года. Будучи вольным, работал на прииске «Пятилетка» (закрыт в середине 90-х годов), затем на «Спокойном» (закрыт в начале 60-х годов).

Через месяц, после прибытия на «Спокойный», женился на девушке, Вере Степановне, приехавшей на Колыму по направлению после окончания института.

В апреле 1952 года Георгия Дмитриевича вызвали в районный отдел КГБ и объявили постановление Особого Совещания при МГБ СССР, в котором говорилось, что ранее судимый Г.Д. Кусургашев, приговорен к ссылке до особого распоряжения. Выдали предписание, согласно которому он должен каждые 15 дней отмечаться в спецкомендатуре…

16 июля 1954 года Кусургашев был освобожден из ссылки, и переехал жить на прииск им. М. Горького, где начал работать бухгалтером в торгконторе.

Весной 1955 года, будучи в отпуске на «материке» Георгий Дмитриевич решил поехать в Москву, в прокуратуру СССР. Оттуда его направили в Верховный суд СССР. Здесь и получил справку о реабилитации, в которой сказано, что он реабилитирован 30 ноября 1954 года.

Возвратившись из отпуска, работал на финансово-экономических должностях на приисках Ягодинского районного горнопромышленного управления (позже ЯГОК – Ягоднинский горно-обогатительный комбинат), затем трудился на Чукотке, на Билибинской АЭС…

В 1977 году ушел на пенсию и выехал на «материк». Создал серию рисунков «Колымская эпопея», снабдив их пояснительным текстом. Написал книгу воспоминаний о пережитом, главы которой были опубликованы в Ягоднинской районной газете «Северная правда». Живя на Крайнем Севере, занимался фотоискусством, охотой, любил путешествовать по рекам Колымы и Чукотки. Награжден дипломом II степени «Охотрыболовсоюза» и журнала «Охота и охотничье хозяйство» за серию снимков, сделанных во время путешествий.

В 1996 году участвовал в открытии памятника жертвам незаконных репрессий «Маска скорби» в Магадане… В 1987 году, в честь 70-летия СССР, получил звание лауреата Всесоюзного фестиваля народного творчества.

Автор книги воспоминаний о Колыме «Призраки колымского золота». (1995 год).

Из книги «Призраки колымского золота»: «…Безмятежная, хотя и очень суетная работа в инструменталке оборвалась внезапно. Начальник нашего стройцеха Георгий Иванович Жданов попался с какой-то «коммерцией»… Несмотря на то, что я никакого отношения к этому не имел, мне предложили инструменталку сдать…

Меня определили в бригаду плотников и направили на рудник «Утиный», на строительство золотоизвлекательной фабрики. Начальником лагеря там был Пузанчиков. Строительством руководил главный инженер ОКСа Артем Николаевич Кузнецов. Бригады укомплектованы из кадровых специалистов: плотников, каменщиков, слесарей, монтажников. Предстояло, построить фабрику и установить американское оборудование: дробилки, шаровые мельницы, электрооборудование… В кратчайший срок были забетонированы фундаменты и установлены дробилки и шаровые мельницы. Надо было их опробовать. О готовности доложили руководству Дальстроя. Прибыл со свитою сам начальник Северного управления Гагкаев.

Пуск дробилки Блека прошел нормально, но когда включили дробилки Саймонса, то от сильной вибрации все вокруг заходило, ходуном… Начальство переполошилось, дальнейшее испытание было приостановлено. Вызвали из Магадана автора проекта фабрики, а главного инженера с руководством строительства взяли под охрану…

Человек тридцать, расставленные вокруг фундамента, незамедлительно начали копать грунт. В полночь работу закончили. Фундамент предстал перед комиссией. К утру прибыла группа авторов проекта… В их расчетах обнаружили ошибку. Охрана со строителей была снята. По приказу Гагкаева с Колымской трассы завернули на стройку два «Даймонда» с цементом… Готовый котлован заполнили бетоном, и фундамент был готов. Главный инженер Артем Николаевич после отъезда высокой комиссии каждому из нас с благодарностью пожал руку.

Впоследствии, без особых происшествий, фабрика была закончена и пущена в эксплуатацию. Нас снова отправили в Ягодное. По прибытии объявили, что отличившихся на строительстве тридцать человек представлены к досрочному освобождению… Но на положительный результат никто не рассчитывал…».

Автор статьи: Иван Паникаров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *