История краеведения Магаданской области

Давид Исумурович Райзман

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

До организации государственного треста «Дальстрой» на территории национальных районов Охотского побережья  действовали распоряжения оргкомитета Охотско-Эвенского национального округа. Так, 12.12.1931 г. в бухте Нагаева заслушали вопрос «О состоянии краеведческой работы» (оргбюро краеведения) и признали ее неудовлетворительной, отметив: « … а)  краеведческое бюро недостаточно увязалось с низовкой, взяв неправильную линию в своей  работе, замкнувшись  в узком кругу кабинетных работников… Исходя их этого, оргкомитет предлагает: а) немедленно перестроить  работу краеведческого бюро, обратив все внимание на увязку с рабочей массой; б) вынести свою  работу непосредственно  на производство; в) увязаться и наладить свою работу с районами и использовать специалистов, находящихся в тайге; г)особо обратить внимание в проведении разъяснительной работы с отъезжающими товарищами в тайгу; д)привлечь внимание общественности в деле краеведения, разъясняя  в каждом отдельном случае о роли краеведения в наших условиях».

20 июля 1932 г. заместитель директора государственного треста «Дальстрой» Я.С. Лившиц издал специальный приказ, в котором предписывалось: «..  всем поисковым, разведочным, изыскательским и прочим партиям, а также отдельным сотрудникам, едущим в командировки, … собирать сведения краеведческого характера о естественных ресурсах района…», … « обязательное собирание сведений о лесных массивах, глине, камне и других строительных материалах, сенокосных угодьях, ягодниках, ягельниках, рыбных угодьях.

Интерес производственный дополнялся познавательным интересом. В июле 1933 г. в рабочем поселке Магадан был организован первый Нагаево-Магаданский кружок краеведения. Небольшая группа  любителей-краеведов начала собирать исторический и этнографический материал об аборигенном населении Колымы, коллекционировать образцы полезных ископаемых, представителей животного и растительного мира края. Немного позднее стали возникать подобные творческие группы общественников в национальных поселках Колымы, которыми руководили, как правило, учителя, советские работники, геологи.

Интересовался организацией краеведческой работы на территории государственного треста «Дальстрой» и его директор Э.П. Берзин.

Постановлением политического отдела Дальстроя 11 июля 1933 г. на общем собрании членов Охотско-Колымского краеведческого кружка, где присутствовало 29 человек, было создано бюро краеведения, объединившее деятельность краеведческих кружков. Членам бюро поручалось составить проект и положение, а также программу краеведческого кружка.
Распределили между собой обязанности: председателем бюро ОККМ избран Васьков Р.И., секретарем – Бойко В.Н., руководителем исследовательского сектора – Зейц Р.Ф., руководителем музейно-выставочной работы – Крон Ц.М., руководителями сектора пропаганды и группы коренного населения – тт. Егорова, Зайцева и Сентюрина, ответственным за работу среди школ стал т. Ворошилов, руководителями группы исследовательского сектора, стройматериалов и дорожных работ избрали Климентьеву и Станкевич, а  Ментова определили ответственным для поддержания связи с Приморским районом. Тогда же, 17 июля 1933 г., поручили сектору пропаганды организовать экскурсию на бухту Веселая.

В качестве основных задач выдвигалось изучение истории края, климата, местных промыслов, хозяйства, сбор материалов и экспонатов для будущего музея.

25.12.1933 г. бюро краеведения приняло постановление об организации к 1 съезду колхозников-ударников краеведческой выставки, для чего создали музейно-выставочную комиссию и обратились в Коопсоюз, Дальстрой и в Управление уполномоченного Далькрайисполкома с просьбой выделить средства на выставку и музей, в частности, отпустить по 2 тысячи рублей на эти цели и оплатить расходы на сборник «Спутник Колымы» тиражом в 1500 экземпляров. Уже в декабре работу краеведческого кружка в Нагаево признали удовлетворительной. На заседании бюро ОККМ приняли в состав бюро прибывшую Л.Я. Наровчатову, избрав ее ответственным секретарем. Одновременно решали вопрос об издании сборника статей «Спутник Колымы», в котором  авторами выступали Розенфельд. Березкин, Пересыпкин, Ментов, Тупицын, Злотин, Ульянов, Казанли.

В связи с постановлением ЦК ВКП(б) от 25 августа 1932 г. «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» элементы краеведения ввели в основные предметы советской школы, краеведческие курсы стали читаться в вузах и техникумах.  В Магадане на это решение откликнулись организацией  30 марта 1934 г. Охотско- Колымского краеведческого музея, созданного на базе 649 экспонатов недавно прошедшей первой выставки. «Здание, занимаемое музеем, представляет собой дом из 5 экспозиционных комнат, помещений мастерской, канцелярии, кладовой и комнаты для жилья сотрудников… Заведующим музеем с марта по декабрь состоял в порядке общественной нагрузки Ц.М. Крон».

Цезарь Маркович Крон родился  6.06.1908 г. в г. Риге. Окончил Рижскую гимназию и юридический факультет 1-го Московского университета. В 1919-1929 гг. он работник Московского губсовнархоза, народного комиссариата внешней торговли, член президиума торговой секции и заместитель начальника отдела внешней торговли Госплана СССР. Арестован 17 ноября 1930 г. и осуждён 29 апреля 1931 г. «за подрыв государственной промышленности» и «организационную деятельность, направленную  на  свержение власти» на 3 года лагерей. Заключение отбывал  в Вишлаге; с 1932 г. – в Севвостлаге. С 13 декабря 1932 г. заведующий планово-финансовой секцией ПФС Дальстроя. Досрочно освобожден 4 января 1933 г. В марте-декабре 1934 г. первый общественный директор Охотско-Колымского краеведческого музея (ОККМ). Арестован 22 декабря 1937 г. и содержался во внутренней тюрьме УНКВД. Умер 3 сентября 1940 г., посмертно реабилитирован 29 мая 1956 г.

С открытием музея культурно-воспитательный отдел Севвотлага НКВД  СССР стал направлять туда на экскурсии заключенных. Только за апрель 1934 г. ОККМ посетили 4 группы экскурсантов из лагкомандировки «Новый Магадан» в количестве 120 человек и одна группа из спецлагпункта в количестве 30 человек. А за июль-декабрь этого же года  в музее побывал 9221 заключенный, из них 498 женщин. В одном из архивных документов отмечалось: «Лагерники проявляют живой интерес к музею и составляют приблизительно половину его посетителей. Нужно отметить, что среди экспонатов музея находится целый ряд предметов, выполненных или доставленных как отдельными лагерниками, так и группами ударников того или другого лагпункта» .

Необходимость экскурсий подтверждалась новым Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 16.05.1934 г. «О преподавании географии в начальной и  средней школе СССР».

К тому времени Охотско-Колымский краеведческий музей имел определенные успехи, отмеченные на заседании выставочного комитета 1-й краеведческой выставки в бухте Нагаева 13.02.1934 г., где,  в частности,  обсуждали вопросы награждения участников выставки.

Так, по письменному предложению актива выставки в составе Новского В.А., Ульяновой М.Г и Тупицына Н.В. решали возбудить ходатайство о сокращении срока заключения Дороватскому Павлу Николаевичу и Злотину Вольфу Ароновичу и о выдаче премии и объявлении благодарности ряду других лагерников. В результате постановили: «… Ввиду того, что научные работники э\к э\к  Дороватский П.Н и Злотин В.А., занимаясь специально изучением края, активно проявили себя в организации выставки, создании краеведческих ячеек на местах, в подготовке  к изданию «Спутника по Колымскому краю», проявили полную преданность делу и самоотверженность  в работе, доказав на практике правильное понимание стоящих перед колымским краеведением задач по соц. его переустройству, ходатайствовать перед УСВИТЛом о сокращении им срока заключения, о премировании их костюмами.

Просить УСВИТЛ о премировании нижеследующих з\к з\к: специалиста Благовещенского Геннадия Петровича за участие в организации дела по морскому зверю.. .премировать 150 руб.; охотника Сижук премировать 100 р. за добычу птиц к выставке; Стаценко премировать 100 р. за изготовление макетов глинобитного дома и овощехранилища… Ямпольского премировать 50 р. за изготовление макета рубленого дома; Тебякина В.М. и Ермака В.С. за изготовление макета лесозаготовительного участка премировать 50 р. на двоих; Блока премировать 50 р. за изготовление макета стандартного дома; бригаду плотников Комендатского л\п премировать 150 р. за хорошую работу по оборудованию выставки; Теучакова Андрея премировать 50 р. за хорошую работу по набивке чучел.

Объявить благодарность следующим з/к э/к: бригаде военизированной пожарной охраны за изготовление пожарного автомобиля; бригаде автотранспорта за изготовление макета грузового автомобиля; Булгакову  за участие в  в организации пушного отдела; Гладких за участие в  художественном оформлении выставки;  Гурскому за участие и организацию отдела связи; бригаде Мортрана, организовавшей макеты морских судов; Чеповскому А.Т. за изготовление макета порта; Ким – за участие  в стенгазете».

Среди ряда организаций и учреждений Дальстроя и УСВИТЛа, отмеченных благодарностью выставочного комитета, были Элекчанский и Ольский краеведческий кружки….

Архивные документы свидетельствуют об активном  приобретении экспонатов  для музея. Так, от Г.Д. Бур-Неустроева с 90 км основной трассы поступило заявление: «Мною были проданы на краеведческую выставку следующие вещи: якутская трубка, сары, боа, якутский нож. За эти вещи мне было обещано выдать костюм. Прошу расплатиться со мной. 28.06.34 г.». 10 июля 1934 года в Охотско-Колымское бюро краеведения поступило еще одно заявление: «При  сем представляю Вам собранную мною коллекцию минералов и нерудных ископаемых, найденных мною в районе пути следования Урутукан – Мякит (по руслам рек и обрывам сопок). Также представляю зуб мамонта, найденный на реке Колыме у устья реки Сеймчан (всего 54 предмета).
Сергей Козловский, инспектор Управления уполномоченного Далькрайисполкома».

Музейные работники активно  собирали и этнографические экспонаты. Так, в октябре 1934 г. они обратились в рабочий клуб бухты Нагаева с просьбой передать им предметы религиозного культа (кресты, иконы) из Ольской церкви. И согласно распоряжения  Ольского райпрофсовета научный сотрудник музея э\к Иконников получил 4.11.1934 г: крест серебряный -1, кадило, Евангелие, ризы.- 5 шт., рясы – 2 шт., передники – 3 шт., салфетки – 4 шт., скатерть, занавес шелковый, пояс шаманский, пояс поповский, кисти – 6 шт.

Несмотря на отдаленность, бюро краеведения получало необходимые рекомендации по изучению и сбору краеведческих материалов. Так, консультант Комитета Севера при ВЦИК 27.04.1935 г.  прислал в Нагаево информацию о том, что они получили материалы по сельскому хозяйству Тауйского подрайона и фотографии 2-й сельскохозяйственной выставки, обещая в ближайшее время прислать программы и инструкции по изучению: а). морского промысла, б). охотничьего промысла, в). оленеводства, г). лесного хозяйства и лесной промышленности, д). орехов, ягодного и грибного промыслов.

В 1935 г. в газете «Дальстроевец» первый директор музея Л.Я. Наровчатова писала:
« … музей по всем отделам имел свыше 750 вещевых экспонатов, коллекций, до 500 различных графических материалов около 250 наименований музейного оборудования и инвентаря».

В декабре 1935 г. окружная краеведческая организация насчитывала в своих рядах 557 любителей-краеведов. На 1.01.1936 г. по данным МОКМ в фондах музея насчитывалось 2582 экспоната, а  посещаемость выросла с 25211 человек в 1934 г. до 33165 человек в 1935 г.
В связи с выездом Л.Я. Наровчатовой на «материк» временно исполняющим обязанности заведующего краеведческим музеем назначили 8.07.1935 г. заключенного Ю.Я. Розенфельда. Он был известен как один из первооткрывателей колымского золота, в первые десятилетия ХХ века изучавшего богатства недр континентальных районов Колымы. Однако 13 июля Ю.Я. Розенфельд подал рапорт в отдел кадров Дальстроя: «В  бюро краеведения Юрия Яновича Розенфельда, осужденного по ст.169-11 к 5 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Музей краеведения должен отражать все достижения социалистического освоения Охотско-Колымского края. Зав. музеем, помимо специальной научной подготовки, должен обладать еще и серьезным практическим опытом. Должен иметь солидный авторитет. Ни научной подготовки, ни практического опыта для музейной работы я абсолютно не имею. Работая долгие годы в отдаленных таежных изысканиях, от современной литературы далеко отстал. При осужденности по ст.169 -11 о каком-либо авторитете и речи быть не может. Ко всему мне 61 год и здоровье весьма неудовлетворительное. По изложенным причинам я не достоин и практически не смогу выполнять функции врид зав. музея. Ходатайствую о безотлагательном освобождении меня от этой должности, о предоставлении возможности работать в качестве второстепенного сотрудника по краеведению». Этот документ отражал настроения человека  и характер труда дальстровцев. Сняли с работы его только  8 сентября 1935 г.

Руководство Охотско -Колымским окружным краеведческим музеем укрепилось в связи с принятием на работу с 22.06.1936 г. в должности заведующего (директора) Александра Полиектовича Хмелинина. Он родился  в 1890 г. в г. Чердынь. Окончил юридический факультет Московского университета (1916). С конца 1916 г. – в царской армии, окончил школу прапорщиков, ранен на румынском фронте. В 1918-1920 гг. – инструктор по внешкольному делу. Делегат 2-го (1920) и 3-го (1921) Всесоюзных съездов работников просвещения. Член ЦК Союза работников просвещения. В 1923-1926 гг. – заместитель хранителя музея-усадьбы Л.Н. Толстого «Ясная Поляна»; в 1926-1933 гг. – заместитель заведующего Желябовской опытной станции, инструктор-организатор по книжному делу (г. Москва). В бухту Нагаева прибыл 12.12.1933 г. Работал в редакциях газет «Колымская правда», «Дальстроевец», «Советская Колыма». С 22.06.1936 по 1952 год – директор музея и ответственный секретарь оргбюро Охотско-Колымского общества изучения местного края.

При А.П. Хмелинине в мае 1937 г. установили входную плату за посещение краеведческого музея: для всех посетителей, индивидуально посещающих музей, – один рубль с человека, для красноармейцев, краснофлотцев, представителей коренного населения и экскурсий учащихся с педагогами – бесплатно. Другие групповые экскурсии оплачивали 50% установленной платы. Уполномоченный Далькрайисполкома Э.П. Берзин давал при этом указание: «Суммы, собираемые от входной платы, поступают в Управление Уполномоченного как специальные средства в дополнение к утвержденной смете музея и используются с  разрешения Управления Уполномоченного на расходы, связанные с поисками и оплатой новых экспонатов, а также на непредвиденные расходы по внутреннему устройству музея». При А.П. Хмелинине был издан сборник «В помощь краеведам Колымы», заложили сад на территории музея, ставший городским памятником природы «Примузейный»  с 24.08.1984 г., так как  на небольшой территории (0,17 га) было высажено 57 видов древесных, кустарниковых и травянистых растений. Здесь вели удачную селекционную работу по акклиматизации различных сельскохозяйственных культур в условиях Севера.

Но после 1937 г. массовое краеведческое движение пошло на убыль. Инициатива краеведов мешала однообразной идеологической деятельности, поскольку напоминала властям о прошлом.

Активизировалась работа краеведов Магадана в годы Великой Отечественной войны, когда проходили тематические беседы и лекции, организовывались выставки детских и взрослых работ изобразительного искусства, национально-прикладного мастерства, в которых принимали участие как вольнонаемные дальстроевцы, представители коренного населения, так и заключенные исправительно-трудовых лагерей и ссыльные.

К 1946 г. МОКМ организовал две самостоятельные исследовательские экспедиции по Колыме (1939) и на полуострове Кони (1941), что позволило организовать первый на  Колыме заповедник природы на полуострове. Собранные материалы экспонировались в краеведческом музее.

За 11 лет и 7 месяцев музей посетило 344040  человек.  Внушительные показатели для небольшого северного города.

Экскурсионно-исследовательская работа несколько оживилась в связи юбилейной датой – 25-летием Октябрьской революции 1917 г., когда в масштабах всей страны организовали Всесоюзный поход школьников. Маршруты походов разрабатывали местные отделы народного образования совместно с хозяйственными и планирующими организациями. Результаты походов оформлялись на картах, в альбомах, стендах.

В годы Великой Отечественной войны краеведческая работа  велась  в форме лекций, бесед, встреч с участниками войны и труда, полевых работ в летних оздоровительных пионерских лагерях, на базе внешкольных учреждений – Домов пионеров, станций юннатов, детских экскурсионно-туристских станций.

Школьное краеведение – наиболее массовое движение желающих изучать особенности своего края. Это понимали в Москве, и 21 июня 1944 года было принято постановление СНК СССР «О мероприятиях по улучшению качества обучения». Учебные программы по разным дисциплинам все чаще указывают на необходимость использования материалов краеведения на уроках и во внеурочное время.

После 1957 г. в связи с принятием Закона «О связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии народного образования» краеведение в учебных заведениях страны получило новый импульс. В последующие годы по стране широко развернулись экскурсии – экспедиции, посвященные 40-летию Октябрьской социалистической революции 1917 г.

Вторая Всесоюзная экспедиция проходила в 1958-1960 гг/,  третья – в 1961-1962 гг. и была посвящена 40-летию Всесоюзной пионерской организации, в 1963-1965 гг.  состоялась 4-я Всесоюзная экспедиция под девизом «По дорогам семилетки», в 1966-1967 гг. проходил Всероссийский туристский поход пионеров и школьников, посвященный 50-летию Октябрьской социалистической революции под девизом «Из искры возгорится пламя». К 50-летию образования СССР и 50-летию присвоения имени В. Ленина комсомолу и пионерии проводили Всесоюзную туристско-краеведческую экспедицию пионеров и школьников «Мое отечество – СССР». Эти формы приобщения учащейся молодежи к познанию истории и культуры края сыграли огромную роль в нравственном воспитании детей и подростков, сохранению революционных, боевых и трудовых традиций советского народа.

В течение ряда лет краеведческая работа  в образовательных учреждениях  велась главным образом за счет учителей-предметников, проявляющих интерес к окружающей среде, либо за счет организации кружков, факультативов, добровольных детских объединений. Работа эта не носила массового характера, особенно в период перестройки нашего общества. И только с 1992 года внедрение регионального компонента в содержание образования становится обязательным для деятельности педагогических коллективов учебных заведений всех типов.

Закон РФ «Об образовании» от 10.06.1992 г. с последующими изменениями в статье 2 «Принципы государственной политики в области образования» утверждает в качестве обязательного: «Защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях  многонационального государства» (Закон РФ «Об образовании». М., 2005, с. 4), что означает развитие и внедрение в практику учебных заведений страны регионального компонента содержания образования.

В статье 7 Федерального Закона «Об образовании» установлены  государственный образовательные стандарты, включающие в себя федеральный и региональный (национально-региональный) компоненты, а также компонент образовательного учреждения (в ред. Федерального Закона от 25.06. 2002 г.  № 71 – ФЗ).(Там же, с. 6).

В статье 29 «Компетенция субъектов Российской Федерации в области образования» утверждается в п. 5 «разработка и реализация республиканских, региональных программ развития образования, в том числе международных, с учетом национальных и региональных социально-экономических, экологических, культурных, демографических и других особенностей» .В пункте 8 ФЗ разрешено «установление региональных (национально – региональных)  компонентов государственных образовательных стандартов» (в ред. ФЗ от 25.06.2002.  №71-ФЗ). (Там же, с.22-23).

Данная нормативная база лежит в основе разработанных и внедряемых  в практику учебных программ и планов регионального содержания во всех звеньях системы народного образования в РФ. Исходя из задач краеведения, необходимо различать формы его организации, в процессе развития которого сложились: государственное и  общественное краеведение.

Государственное краеведение предполагает изучение края силами научно-исследовательских учреждений, высших учебных заведений, учреждений культуры и находится в ведении исполнительных органов власти. Например, в Магадане эти функции выполняют академические учреждения: Северо-Восточный НИИ ДВО РАН, Институт биологических проблем Севера, Международный  научно-исследовательский Центр «Арктика»; отраслевые институты: Зональный институт сельского хозяйства Северо-Востока, ВНИИ (Восточный научно-исследовательский  институт золота и редких металлов); высшие учебные заведения: Северо – Восточный государственный университет, Магаданский институт экономики Санкт-Петербургской академии управления и экономики, Магаданский филиал Московской юридической академии и другие филиалы ряда вузов областного центра. Научно-исследовательскую работу ведут учреждения культуры Магадана, в частности, областной краеведческий музей, областная универсальная научная  библиотека имени А.С. Пушкина.

Общественное краеведение реализуется усилиями энтузиастов-краеведов, чаще всего из числа педагогов, журналистов, геологов, ибо краеведческие знания позволяют им расширить собственное представление о территории, традициях населения, особенностях социально-экономического освоения края и, в конечном счете, повысить свой профессионализм специалиста той или иной отрасли хозяйства и культуры нашей области.

Примером деятельности краеведов-общественников являются музеи: школьный краеведческий в пос. Берелех Сусуманского района, организованный учителем географии О.С. Головиным, но, к сожалению, не сохранившийся в связи с перестройкой советского общества; «Память Колымы», организованный рабочим, впоследствии корреспондентом районной газеты «Северная правда» (Ягодное) И.А. Паникаровым, истории АРЗа-ММЗ (Магадан), созданный ветераном завода, литейщиком Б.В. Семченко.

Экспонатами ягоднинского музея стали документы, письма, фотографии, картины, книги, газеты, орудия труда, которыми пользовались на производстве и в быту  заключенные Севвостлага НКВД СССР, собранные членами Ягоднинского районного общества «Поиск незаконно репрессированных». Эта работа продолжается. И.А. Паникаров создает открытую экспозицию, посвященную гулаговским временам на Колыме.

Материалы краеведения позволяют увидеть «мир в капле воды», познать историю края как часть отечественной истории, равно как  экономику, природу, культуру населения…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *