Трагедия в бухте Нагаева. 1947 год

Управление Пароходства

Управление Пароходства в торговом порту – последствия взрыва.

Давайте перенесёмся в прошлое Магадана на 78 лет назад. Только в навигацию 1929 года в бухту  Нагаева(до этого название Волок) прибыли первые суда доставившие на неуютный берег Нагаевской бухты работников будущей  Восточно-Эвенской, позже её называли Нагаевской культбазой. До этого была колоссальная и тяжёлая работа геологов и гидрографов  по изучению здешнего побережья Охотского моря.

Было решено что Нагаевская бухта, из за своей особенности является идеальным местом для укрытия судов во всём Охотском море, к тому же первые геологические экспедиции  установили наличие в здешних местах большие залежи золота и других полезных ископаемых. Магадан должен был  стать  центром перевалочной базы Дальстроя. На этих судах прибыли и первые двухэтажные деревянные щитовые  дома.

Когда в 1931 году на пароходе «Сясьстрой»   прибыли воины Особой Краснознамённой Дальневосточной армии население увеличилось с 500 до 2000 человек. Жили они в основном в палатках и назывался  этот городок из за разноцветных  палаток — ситцевый.

Пароход «Сахалин»Пароход «Сахалин».

В феврале 1932 года из Владивостока  в бухту Нагаева прибыл пароход «Сахалин»  доставивший на Охотское побережье работников только что организованного треста Дальстрой во главе с Берзиным Эдуардом Петровичем – первым начальником Дальстроя, в  последствии расстрелянного 1 августа 1938 года.

Берзин Э.П.Берзин Эдуард Петрович – первый начальник Дальстроя.

Построили школу, были созданы 3 группы горного управления, через сопки к приискам с большим трудом прокладывали дороги. Был построен кирпичный завод работавший на местных суглинках. Первые кирпичные здания стали возводить в 1933 году. В 1934 году сдан в эксплуатацию 50-метровый причал.

Пароход «Уэлен»Пароход «Уэлен».

29 декабря 1934 года к нему пришвартовался пароход «Уэлен». С его палубы опустили 4 отечественных самолёта.

В 1935 году введены в эксплуатацию судокотельный, механический и кузнечные цеха. Марчеканский завод в Нагаева начал выпускать стальные катера, баржи.

В 1936 году была установлена радиосвязь с материком. Дальстрой удваивает добычу золота и по своему удельному весу займёт место равное нескольким крупным трестам золотопромышленности Союза.

Город рос как база для снабжения Колымских приисков, туда и велась трасса, отправлялись основные силы геологов, горняков, строителей. Учитывая отдалённость от месторождений, плохой климат побережья Берзин планировал не развивать Магадан, а выстроить главный город золотодобывающего края на Колыме в устье реки Таскан, в глубине материка.

Закладка фундамента магаданского Дома связи (телеграфа), 1935 год.Закладка фундамента магаданского Дома связи (телеграфа), 1935 год.

С 1937 года начался чёрный период в жизни края. Были расстреляны Берзин Э.П., писатели, журналисты, руководители заводов, управления. Только с 1938 по 1939 годы Магадан принял десятки тысяч осуждённых. Среди них был генерал А.В. Горбатов, конструктор С.П. Королёв профессор А.К. Болдырев, киноартист Г.С. Женов.

14 июля 1939 года рабочий посёлок был преобразован в город. Эту дату принято считать годом рождения Магадана, хотя он был заложен 10 годами ранее.

«Феликс Дзержинский». Флагман флота Дальстроя НКВД.

Куплен в Англии в 1937 году. Бывший кабелеукладчик, построен в Амстердаме. После покупки поставлен на судоремонтную верфь, где отремонтирован и переоборудован под грузопассажирское, получившее имя «Николай Ежов». После расстрела Ежова судно переименовали в «Феликс Дзержинский». Оно стало флагманом флота Дальстроя НКВД.

В августе 1945 года прибыл пароход «Феликс Дзержинский» с двумя тысячами девушек на борту, приехавших на Колыму по комсомольским путёвкам. В послевоенные годы активизировалось строительство.

Именно тогда оформился центр города с красивыми зданиями по центральной улице Ленина, отразившей влияние Ленинградской архитектурной школы. На строительстве этих зданий работали и японские военнопленные.

Но главным было добыча золота и других полезных ископаемых для страны. Поэтому в Магадан на пароходах помимо продовольствия, строительных материалов, ГСМ, продолжали завозить горную технику и взрывчатые вещества, для вскрыши породы.

Это был краткий обзор освоения Колымы. Теперь давайте рассмотрим непосредственно саму катастрофу.

Хроника катастрофы

«27 дней до катастрофы»

23 ноября 1947 года красавец – сухогруз «Генерал Ватутин» прибыл из Южно-Сахалинска в порт Ванино. Пароход был, что называется, налегке, без всякого груза. Длина судна – без малого 130 метров, ширина – 18 метров. Грузоподъемность – 10 тысяч тонн. Порт приписки – Владивосток. Номер приписки – 999. Зловещий перевертыш. Случайность или предостережение?

Капитан парохода «Генерал Ватутин» Куницкий С.В.

Капитан парохода «Генерал Ватутин» Куницкий С.В.

Капитан парохода – сорокачетырехлетний Сергей Куницкий. Прошел всю войну. В 1942-м на пароходе «Беломорканал» со стратегическим грузом на борту прорвался в одиночку из Исландии в наши северные воды. «Генерал Ватутин» заменил на маршруте Большая Земля – Нагаево печально известный сухогруз «Дальстрой».

Из архивов Дальстроя.

В июне 1946-го года в порту Находка при погрузке аммонита для Колымы взорвался крупнейший сухогруз Дальстроя под одноименным названием. На судне находилось почти полтонны взрывчатки. От взрыва пострадали склады и другие сооружения в порту. Не обошлось без человеческих жертв. От самого парохода практически ничего не осталось.

Пароход "Дальстрой" в бухте Нагаева (Магадан).Пароход «Дальстрой» в бухте Нагаева (Магадан).

После этого взрыва Совет Министров СССР выпустил Постановление, подписанное Сталиным – «Организовать с июня 1947-го года регулярные грузовые линии по завозу грузов Министерства внутренних дел СССР в Нагаево для Дальстроя». Вместо погибшего парохода рейсы стал осуществлять «Генерал Ватутин».

Из справочника Ленд-Лиза СССР.

«Генерал Ватутин». Бывший американский Jay Cooke, заложенный 21.05.1944 года на судоверфи «Richmond Shipyard» фирмы «Permanent Metals Co» в Ричмонде (США). Спущен на воду 9.06.1944 года, вступил в строй 17.06.1944 года. В июне 1944 года принят советской закупочной комиссией и, подняв Государственный флаг СССР, вошел в состав Дальневосточного государственного морского пароходства Наркомата морского флота.

Полная вместимость 7300 брт. Размерения 134.57х17.37х8.45 м. ГЭУ котломашинная, 2500 л.с. Скорость экономическая 11.5 узла, дальность 13000 миль. Вооружение 2 х 76.2-мм, 8 х 20-мм. Экипаж 61 чел.

Однотипный пароход с «Генералом Ватутиным» - «Генерал Панфилов», тип «Liberty».Однотипный пароход с «Генералом Ватутиным» – «Генерал Панфилов», тип «Liberty».

Во время Великой Отечественной войны в составе военизированных судов Дальневосточного бассейна выполнял экспортно-импортные перевозки между тихоокеанскими портами СССР и союзников.

С 9.08. 1945 года по 3.09.1945 года числился в составе ТОФ в качестве транспорта.

10.03.1947 года передан на баланс Балтийского государственного морского пароходства, но 19.06.1947 года возвращен Дальневосточному государственному морскому пароходству. 

19.12.1947 года при разгрузке в порту Нагаево от детонации в трюме взрывчатых веществ получил большие разрушения корпуса и надстроек и затонул, но вскоре был поднят и 22.12.1948 года ввиду невозможности восстановления исключен из списков судов Министерства морского флота в связи с передачей «Главвторчермету» для демонтажа и разделки на металл.

«Kailua» - так выглядел «Выборг»

«Kailua» – так выглядел «Выборг» до того, как попасть в 1943 году в СССР.

«Выборг». Бывший американский, построенный в 1919 г. на судоверфи «Western Sb Со» в Сан-Педро (США). Первоначально имел наименование «West Cajcot», позже — «Golden Bear» и с 1937 г. — «Kailua» и принадлежал различным судоходным компаниям США, а 06.11.1942 г. принят в Сиэтле от американской Военной судовой администрации советской закупочной комиссией и, подняв Государственный флаг СССР, вошел в состав Дальневосточного государственною морского пароходства Наркомата морского флота.

В годы Великой Отечественной войны в составе военизированных судов Дальневосточного бассейна призводил экспортно-импортные перевозки между тихоокеанскими портами СССР и союзников, 23.03.1946 г. поступил в подчинение Министерства морского флота. 19.12.1947 г. при разгрузке в порту Нагаево затонул у причала от детонации в трюме взрывчатых веществ, но впоследствии поднят аварийно-спасательной службой ВМФ и 22.12.1948 г. ввиду невозможности восстановле­ния исключен из списков судов Министерства морского флота в связи с передачей «Главвторчермету» для демонтажа и разделки на металл.

Водоизмещение около 12180 т; полная грузовместимость 5504 брт; длина 125,12 м, ширина 16,55 м, осадка 8,44 м. Мощность паровой машины 2332 л.с, скорость хода экономическая 10,0 уз. Вооружение: 1 102-мм и 4 20-мм орудия, 4 12,7-мм пулемета (первоначально: 1 102-мм орудие и 4 12,7-мм пулемета).

После перегона из США судно «Генерал Ватутин» решили передать от дальневосточников на Балтику. Однако после ЧП с «Дальстроем» приказом Минморфлота СССР пароход вернули недавнему хозяину. Так «Генерал Ватутин» угодил на колымскую линию.

В Ванино сухогруз «Генерала Ватутина» пробыл 16 дней до 10 декабря, всё это время он стоял под загрузкой. Трюмы «Ватутина» заполнялись мукой и крупой разных сортов, мясными консервами и сливочным маслом, солью, табаком, папиросами и махоркой, дизельмоторами, буровыми машинами, запчастями к ним, узкоколейными платформами и радиолампами. Но самым опасным грузом стала взрывчатка – аммонит, динафталит и тол. Из восьми с половиной тысяч тонн – три тысячи триста тринадцать тонн были взрывчатые вещества. Их поместили в первый и второй трюмы и твиндеки в носовой части парохода. Весь груз был застрахован в представительстве ГОССТРАХА на сорок три миллиона девяносто три тысячи рублей.

Плотников П.М.Капитан парохода «Выборг» Плотников П.М.

В тоже самое время на соседнем ванинском причале под загрузкой стояло судно «Выборг». Его капитану – Петру Плотникову – недавно исполнилось 34 года. В Ванино «Выборг» оказался на три дня раньше «Генерала Ватутина». Ему предстояло доставить в Нагаево пять тысяч сорок девять тонн самого разного груза – всего 219 наименований. Среди прочего – техника, приборы и запчасти, стройматериалы. Но Колымснаб особенно ждал кислоты и химикаты. В трюмы поместили – почти двести тонн ртути, большое количество серной, азотной, соляной и фосфорной кислоты, карбит кальция, мышьяк, хлорную известь, эмалевые краски, химический калий и еще 14 тонн разных химикатов. Кроме этого отдельное место занимали взрывсредства – капсюли детонаторы, бикфордов шнур, электродетонаторы и детонирующий шнур. Всего 193 тонны, которые разместили в трюме № 1 в носовой части парохода.

Загружали «Выборг» и «Генерал Ватутин» в две смены сразу по несколько бригад, которые состояли, в основном из заключенных. Как позже выяснит комиссия из Москвы, эти бригады специально никто не охранял. Хотя существовало положение о том, что загрузка особо важного груза (к коему относится и взрывчатка) должна проходить под усиленным контролем военизированной охраны.

Техника, продовольствие и взрывчатка были нужны Дальстрою, как воздух. Навигация заканчивалась. Обстановка в Нагаево ухудшалась и лед сковывал бухту. Поэтому контролировали погрузку «Ватутина», «Выборга» и других судов из Москвы. «Дальстройснаб» торопил, требовал детальной отчетности. Переписка между столицей, Ванино и Магаданом велась активно. 30 кодограмм за полмесяца.

«Выборг» загрузили за девять дней и он сразу же отправился в Магадан. На борту 34 человека. Ранним утром 10 декабря и «Генерал Ватутин», напоминавший пороховую бочку, покинул Ванинский порт. На борту 43 члена экипажа и 14 пассажиров по официальным данным.

«5 дней до катастрофы»

«Выборг» пришел в Магадан 14 декабря и встал на дальнем рейде в   километрах в пяти от причалов. На его мачте развевался красный флаг, что означало – «на борту корабля есть взрывчатые вещества».

У причалов Нагаевского порта находилось 7 судов. Пароход «Немирович Данченко» стоял порожним и брал в бункер уголь. Теплоход Минморфлота «Старый большевик» и пароход «Минск» находились под разгрузкой. Теплоход «Ким» стоял порожним вплотную к правому борту «Старого большевика». С танкера «Советская нефть» с 10 декабря разгружали жидкое топливо. Пароход  Дальстроя «Советская Латвия» стоял порожним вплотную к левому борту танкера «Советская нефть» и брал с него дизельное топливо. Буксирный пароход «Тайга» находился между «Минском» и «Советской нефтью».  На его борту  была взрывчатка – полтонны аммонала.

Это было первое нарушение руководства Нагаевского порта – поставить пароход с взрывчаткой рядом с другими судами, в особой близости к танкеру.

Пароход «Феликс Дзержинский» стоял с грузом на ближнем рейде в полукилометре от первого причала. Некоторые суда не имели своего хода. На «Минске» – аварийность рулевого устройства, на танкере «Совнефть» – неисправность главных двигателей, на пароходе «Тайга» главный двигатель был так же поврежден.

Через четыре дня после радиограмной переписки между капитаном судна «Выборг» и начальником порта Уховым, последний разрешил подход парохода. Но у причалов свободного места не было, поэтому «Выборг» встал на ближнем рейде, напротив порта на расстоянии около трехсот метров.

Это было еще одной ошибкой начальника порта 36-летнего Германа Ухова. Так близко подпускать пароход со средствами взрывания к причалам, забитыми судами, он не имел права. Тем более на одном из них была взрывчатка, а танкер был заполнен жидким топливом.

Более того, на территории порта стояло 10 нефтебаков, заполненных бензином, маслом и мазутом по 1700 кубометров каждый.

«День до катастрофы»

Пароход Министерства Морфлота «Генерал Ватутин», над которым так же развевался красный флаг, прибыл в Нагаево в ночь с 17-го на 18-е декабря и остановился в пяти километрах от порта. Разрешение на подход к кромке льда против причалов на расстоянии 250 метров было так же дано начальником порта.

18 декабря в 20 часов 55 минут с «Ватутина» была принята радиограмма следующего содержания: «Прошу оформить приход портовыми властями, снять пассажиров, имею срочную необходимость сообщения берегом, оформить морской протест».

На эту радиограмму в тот же день в 23 часа 15 минут от начальника порта был передан следующий ответ: «Ватутин. Завтра 19.12.1947 года подходите кромке льда против причала № 3. Оформим приход, высадим пассажиров. Ухов».

Разгрузка пароходаРазгрузка парохода в Нагаевской бухте со льда.

Таким образом, в порту Нагаево сложилась чрезвычайно опасная обстановка. Согласно правилам технической эксплуатации морского флота, постановка судов с опасными грузами в непосредственной близости к другим судам запрещена категорически, однако это положение было грубо нарушено начальником порта Германом Уховым.

За два дня до катастрофы на совещании руководства порта было принято решение – разгрузку этого парохода производить в районе Каменного венца, так как на «Ватутине» находились взрывчатые вещества.

Но тем не менее именно Ухов разрешил сухогрузу разгружаться в магаданском порту, что следует из показаний свидетелей. Хотя сам Герман Ухов на допросах отрицал информацию о том, что ему было известно о таком опасном грузе.

В то трагическое утро 19 декабря 1947-го года в Магадане было привычно холодно. Ветер северо-восточный, 7 с половиной метров в секунду, температура  – минус 21 градус. Такой мороз еще скажет в этом деле не последнее слово. Кромка неподвижного льда пролегала от Каменного Венца до первого пирса порта. Далее к морю – чистая вода с небольшим количеством битого льда. Толщина льда в припае была в среднем 61 сантиметр. Забежим вперед, после взрыва обстановка резко изменится .

«5 минут до катастрофы»

Диспозиция судовДиспозиция судов в порту Нагаево на 10 часов 19 декабря 1947 года.

19 декабря 1947 года пароход Министерства морфлота «Генерал Ватутин» в 10 часов 10 минут подходит к кромке сплошного льда напротив причалов Нагаевского порта и, находясь на расстоянии не более 300 метров от них  делает разворот кормой к порту.

Во время разворота судно ударяется носом о кромку льда, после чего, по словам очевидцев, из его носовой части начинает идти густой черный дым. Через несколько минут на пароходе раздается незначительной силы взрыв. Левый борт в области третьего трюма отваливается и становятся видны шпангауты. «Генерала Ватутина», объятого пламенем,    начинает нести к пирсам, по направлению к танкеру «Советская нефть». Капитан  пытается развернуть пароход и вывести его за пределы порта.

В 10 часов 25 минут на пароходе «Генерал Ватутин»  происходит взрыв большой силы, от которого также взрываются  находящиеся в носовой части парохода «Выборг» капсюли-детонаторы. В результате оба парохода вскоре и почти одновременно затонули. Из числа команды парохода «Генерал Ватутин» никто живым не обнаружен и не найдено тел убитых.

Из воспоминаний очевидцев взрыва.

 

Теплоход «Советская Латвия», ранее «Герцог Якобс»Теплоход «Советская Латвия», ранее «Герцог Якобс».

Капитан теплохода «Советская Латвия» П.С. Чигорь в интервью журналисту М. Избенко вспоминал: «Казалось, ничего не предвещало беды, порт работал в полную нагрузку, как вдруг на носовой палубе «Генерала Ватутина» раздался сильный глухой взрыв. Он вскрыл люки первого трюма, и оттуда повалил густой дым и вырвалось пламя.

По всей вероятности, капитан С.В. Куницкий вовремя обнаружил пожар. Используя постоянную готовность судовой машины, он дал задний ход и начал двигаться в сторону выхода из порта. Прежде необходимо было развернуться, но на это не хватало ни времени, ни пространства. Двигаясь кормой, «Генерал Ватутин» чуть было не столкнулся с танкером «Совнефть».

Капитан вовремя застопорил задний ход и стал малым ходом подрабатывать вперед до того места, пока судно не ткнулось носом в лед. А между тем в носовой части судна продолжал бушевать пожар, пока не раздался колоссальной силы взрыв. Кстати, уже перед лицом неизбежной гибели, когда пароход, можно сказать, был обречен, капитан до последнего момента отчаянно пытался вывести его из порта, выполняя свой гражданский долг, долг поистине настоящего моряка, готового пожертвовать собой ради безопасности соседних судов.»

Иван Насонов, матрос парохода «Ким»: «Пожар на корабле усилился, через несколько минут из 1 трюма вырвалась огненная струя, которая достигла примерно 40 метров в высоту. Это явление продолжалось в течении трех минут. Я сам видел, как команда парохода «Генерал Ватутин» стала с кормовой части прыгать на лед, причем прыгнули за борт не более 7 человек. Те, кому удалось спастись, бросились бежать в направлении парохода «Выборг»…»

«Феликс Дзержинский». Флагман флота Дальстроя НКВД.«Феликс Дзержинский». Флагман флота Дальстроя НКВД.

Георгий Лебедев, начальник радиостанции парохода «Феликс Дзержинский»: «На лед стали соскакивать люди и бежать к «Выборгу». «Выборг» в это время начал поднимать якорь. Примерно в 10 часов 25 минут на пароходе «Генерал Ватутин» произошел взрыв огромной силы, от которого я упал, сбитый взрывной волной….»

Старший лейтенант Таперов, начальник отдела военно-пожарной охраны УСВИТЛ: «В момент прибытия основных подразделений Пожарной охраны в порт, на пароходе «Генерал Ватутин» произошел второй взрыв, в результате которого весь личный состав отделения пожарной охраны порта, производивший боевое развертывание и одного отделения, следовавшего по льду к горящему пароходу, был контужен и выбыл из строя. При этом два человека были убиты, остальные тяжело ранены, 1 автонасос и 3 автоцистерны были разбиты…»

Герман Ухов, начальник Нагаевского порта: «Прибежав к причалам, я дал команду пароходу «Советская Латвия» идти на помощь пароходу «Генерал Ватутин». После чего я пошел в пожарную часть, чтобы дать распоряжение выслать на лед спасательные команды. В момент прихода в пожарную часть я услышал следующий взрыв большой силы, в результате я был оглушен и придавлен…»

Подполковник Сувалов, заместитель начальника по политчасти Управления: «Я услышал, как капитан 1-го ранга крикнул – Скорее давайте телеграмму на пароход «Феликс Дзержинский» оттянуть «Совнефть» от пирса! Прошло несколько минут, а пароход «Феликс Дзержинский» не подходил к судну «Совнефть». Терять времени было нельзя, я решил двинуться по льду с тем, чтобы ускорить отход «Феликса Дзержинского». Когда произошел второй сильный взрыв на «Ватутине», меня сбило волной с ног, и я на несколько минут потерял сознание…»

Из заключения комиссии.

Совет Министров СССР, товарищу Сталину, заключение комиссии по расследованию взрывов пароходов Министерства Морского флота СССР: «Очевидцы показывают, что всё время, пока горел «Ватутин», судовая команда принимала меры к тушению пожара. В результате второго взрыва огромной силы пароход вместе с экипажем и пассажирами затонул. Ни одного человека в живых не осталось.

От взрыва «Генерала Ватутина» образовалась волна воды со льдом до 10 метров высотой, которая дошла до порта и нанесла некоторые повреждения трем пароходам, стоящим у причала, а взрывной волной были повреждены палубные надстройки на остальных четырех пароходах. Почти одновременно со взрывом «Генерала Ватутина» от детонации произошел взрыв капсюлей, находящихся в носовой части парохода «Выборг»…»

Последствия катастрофы.

Горящие обломки пароходов и огромные глыбы льда буквально накрыли Нагаевский порт. Начался пожар. 13 очагов в порту и 7 очагов торфяных пожаров на сопке. Сопку тушили 4 дня. В первые дни пограничники и пожарные, а в последние – 700 военнопленных японцев.

Разрушенный склад в торговом порту от взрывной волны.

Разрушенный склад в торговом порту от взрывной волны.

Магаданскому порту был нанесён колоссальный ущерб. До взрыва здесь находились 10 складов, 10 навесов размером 40 на 10 метров, на площадках были сложены ящики с оборудованием, штабеля леса, мешки с мукой и другие грузы.

Разрушенный склад в торговом порту от взрывной волны.

Разрушенный склад в торговом порту от взрывной волны.

В результате взрывов все деревянные склады, навесы и другие постройки были разрушены. В здании Пароходства выбило стекла, по стенам пошли трещины. До основания сгорели слесарная мастерская, насосная, водолазный катер и еще 7 складов с продовольствием.

Общий вид хранилища ГСМ после взрыва

Общий вид хранилища ГСМ в торговом порту, разрушенное взрывной волной.

Бензобакам повезло больше. У них повредилась лишь обшивка и на некоторых были сорваны крыши.

Искорёженная взрывной волной обшивка хранилища ГСМ.

Искорёженная взрывной волной обшивка хранилища ГСМ.

Была повреждена телефонная станция порта, полностью утрачена ценная почтовая корреспонденция, до тла сгорели казармы пожарных, сильно досталось и авиазаводу, который находился недалеко от порта. На судах, которые стояли у пирсов, были серьёзно повреждены палубные надстройки, выведены из строя лебёдки и двигатели. Их ремонт потом займёт полтора месяца.

Первыми бросились на борьбу с огнем всего 3 человека из отряда пожарной охраны – все, кто остался в живых и не был ранен. На помощь из города торопились пожарные команды, вохровцы и добровольцы.

Огромные глыбы льда не давали въехать машинам на территорию разгромленного порта. Люди вручную убирали льдины. Колымский мороз был беспощаден.

Надо было во что бы то ни стало отстоять ещё не уничтоженный огнём груз и продовольствие, в котором так нуждались магаданцы. С окончанием навигации заканчивались поставки провизии на Колыму. Не спасти продукты – обречь себя на голод. Кроме этого необходимо было сделать всё возможное, чтобы огонь не не подобрался к нефтебакам и танкеру «Совнефть». Фотографии  разрушения торгового порта и пароходов  в г.Магадане  после взрыва сделаны комиссией  из Москвы в декабре 1947 года.    (фотографии предоставлены  государственным архивом магаданской области, ГАМО).

В докладной записке «О результатах предварительного расследования причин катастрофы, происшедшей 19 декабря 1947 г. в порту «Нагаево», подписанной и.о. начальника Дальстроя МВД СССР, генерал-майором Семеновым, сказано, что «из раскаленных осколков и горящих деревянных частей, упавших в порту образовалось 13 очагов пожаров и 7 очагов торфяных пожаров возникло на сопке, расположенной рядом с портом. Для тушения пожара был вызван весь гарнизон г. Магадана. Из-за того, что маневренности и движению пожарных машин сильно мешал лед, выброшенный при взрыве на территорию порта, пожар удалось потушить только к 16 часам 19 декабря. Во время операции погибли шестеро пожарных, сгорел один автомобиль.

19 декабря 1947 года в результате нечеловеческих усилий пожар в порту был локализован. Люди стали подсчитывать жертвы и убытки. Официальные данные о числе погибших после взрывов на пароходах «Генерал Ватутин» и «Выборг» разнятся. В одних источниках указана цифра 90, в других 97. Проверив все списки пофамильно, мы обнаружили 111 человек.

Похоронка Куницкий С.В.

Похоронка жене капитана парохода «Генерал Ватутин» Куницкого С.В.

Экипаж парохода «Генерал Ватутин» – все 43 человека – погибли. Плюс пассажиры. По данным контрольно-пропускного пункта порта Ванино, на борт судна было посажено 6 спецпоселенцев. Двое из них были с женами. В качестве сопровождающего грузы на пароходе находился заместитель начальника спец. базы младший лейтенант Валентин Коробицын. Еще пять пассажиров были взяты на борт капитаном Куницким, и их данных в Управлении перевалбазы не имелось. Фамилии этих людей до сих пор точно не известны. В 47-м году до прихода «Генерала Ватутина» в Ванино на пароходе проходили практику 10 курсантов Владивостокского мореходного училища. В Ванино стажеров с судна сняли.

Один из них, Михаил Избенко, позже писал: «Во время всей нашей практики на судне находилась миловидная женщина с девочкой-дошкольницей. Рядом с ними – чернявый майор в погонах НКВД и Золотой Звездой героя Советского союза. Его и женщину с девочкой мы принимали за семью, которая или возвращалась из  отпуска, или же следовала к месту новой службы майора, возможно, на ту же Колыму. Поскольку в Ванино они с парохода не сошли».

Но вот что вспоминает бывший старший помощник капитана парохода «Советская Латвия», Павел Чигорь, хороший друг капитана парохода «Генерал Ватутин»: «Капитану Куницкому, который в послевоенные годы работал в Балтийском морском пароходстве, предложили работать на Дальнем Востоке. Он дал согласие, при условии, что будет обеспечен во Владивостоке квартирой. Поверив авторитетному обещанию, Сергей Васильевич вызвал свою семью из Ленинграда во Владивосток. Однако пароходство своё слово не сдержало, и бесквартирный капитан был вынужден приютить своих близких на пароходе, а затем и забрать их в роковой колымский рейс. Так что те, гуляющие по судну женщина с девочкой были семьей капитана корабля Сергея Куницкого. Кроме того, в каюте должен был находиться его шестимесячный сын.    Так что вместе с экипажем «Генерала Ватутина» 19 декабря 1947 года погибла вся семья капитана судна.

Похоронка Плотников П.М.Похоронка жене капитана парохода «Выборга» Плотникова П.М.

На пароходе «Выборг» погибло 13 человек.  в том числе и капитан Петр Плотников. Он, как и положено капитану, да последней секунды оставался на тонущем судне. Остальных удалось спасти. С тяжелыми обморожениями и травмами их доставили в городскую больницу.

Капитанский мостик парохода «Минск»Капитанский мостик парохода «Минск» после взрыва пароходов.

На других судах тоже были погибшие. «Советская Латвия» потеряла 4 моряков, один из погибших во время взрыва – Мурашко Адам Викентьевич. На пароходе «Минск» погибло трое членов экипажа, «Совнефть» потеряла двоих. В общей сложности на пароходах, стоящих у причалов было ранено 79 человек.

Среди работников Нагаевского торгового порта, пожарной охраны и вохровцев так же были убитые и раненые.

 

Руководству Дальстроя пришлось организовывать дополнительные больничные койки в городской больнице, Доме пионеров, первой и второй поликлиниках, санчасти ВОХР, военном госпитале. К вечеру через все лечебные учреждения прошло, по магаданским меркам того времени, огромное количество человек – 535. 213 было госпитализировано, из них 57 человек с тяжелейшими повреждениями – ожоги, обморожения, рваные раны и открытые переломы.

В первые сутки в больнице и госпитале было сделано 15 сложнейших операций. Пострадавшим ампутировали конечности, производили трепанацию черепа и делали переливание крови. 19 декабря в городской больнице умерло 25 человек. В последующие три дня скончались ещё пятеро и из порта доставили ещё три трупа. Таким образом, по официальным данным в морге городской больнице находилось 33 трупа.

Никто тогда не подсчитывал, сколько было погибших и раненых в зэковских бараках и припортовых районах. В архивных документах нет сведений и о пострадавших в самом городе. Хотя легко раненые были. Об этом говорят и сами очевидцы, и характерные повреждения домов во всем Магадане, который находился в 3-х километрах от порта. Архивы сохранили описание убытков. До сих пор люди, которые пережили эту трагедию, очень хорошо помнят день – 19 декабря 1947 года.

Торговый порт после взрывов пароходов

Торговый порт после взрывов пароходов «Выборг» и «Генерал Ватутин».

Взрыв был столь оглушительным, что магаданцы подумали – снова началась война! Взрывная волна пошла от порта, через поселок Нагаево до самого города. По улице Транспортной. Здесь до сегодняшних дней осталась баня, где мыли заключенных. Дальше по улице Сталина, ныне проспект Карла-Маркса. В жилых домах № 1, 2 и 6 выбило стекла, осыпалась штукатурка, по стенам пошли трещины. Досталось и дому культуры им. Горького, ныне это музыкальный и драматический театр, и знаменитой первой школе.

Взрывом повредило высоковольтную линию, город на некоторое время остался без света. 17 жилых домов были частично разрушены.

Центральная улица Магадана — Колымское шоссе (впоследствии — проспект Ленина). 1947 год.Центральная улица Магадана — Колымское шоссе (впоследствии — проспект Ленина). 1947 год.

Пострадали здания на Колымском шоссе, ныне улице Ленина. В только открывшейся Центральной гостинице после катастрофы пришлось делать капитальный ремонт. В первом детском саду, который сейчас находится на улице Пушкина, полностью выбило стекла и рамы. Сильно пострадали здание средней школы, дом пионеров, магаданская городская больница, поликлиники, магаданская типографии и издательство газеты «Советская Колыма».

Кстати, после взрыва всё было настолько засекречено, что даже местная газета, не говоря уже о центральных, не обмолвилась ни словом о трагедии. Как будто и не было более ста погибших и более пятисот раненых.

В здании Дальстроя, которое находилось примерно в 8 километрах от эпицентра взрыва, пошли трещины в трубах центрального отопления, выбило окна. В акте убытков значилось – от взрывного толчка разбилось 6 настольных ламп, 28 графинов, 17 стаканов, бюсты Сталина и Ленина, уничтожено 16 занавесок. Сейчас только можно предполагать, воспользовались ли магаданские учреждения и предприятия ситуацией и списали на взрыв помимо реальных повреждений еще и недостачу? Но, так или иначе, убытки от катастрофы 19 декабря 1947 года составили 116 миллионов рублей, не считая стоимости двух затонувших пароходов.

После подсчетов выяснилось, что взрывом в порту было уничтожено почти пять с половиной тысяч тонн продуктов. Эту зиму колымчане пережили с трудом. Зам. начальника Дальстроя, полковник Усиевич издал приказ. «Выпечку серого хлеба производить из 85 процентов пшеничной муки, с добавлением десяти частей соевой муки. Установить розничную цену на указанный сорт хлеба – 4 рубля 80 копеек за килограмм. Выдавать хлеб из указанной смеси детям до 12 лет, школьникам, проживающим в интернатах, больницам, санаториям и больным по справкам врачей».

Сразу же после взрыва было создано множество комиссий, которые должны были установить причины катастрофы. Была сформирована специальная комиссия и в Москве. С 23 декабря 47-го по 13 января 48-го она находилась в Магадане. Заключения этой комиссии хранились в секретных папках Сталина.

Взрыв был чудовищной силы. Через четыре дня после катастрофы военные водолазы обследовали дно бухты в том месте, где погиб «Ватутин». В результате взрыва на дне образовался котлован длиной до 100 метров, шириной 40 метров и глубиной 7 метров. В котловане обнаружены отдельные части парохода, разбросанные на площади до 150 метров.

Версии взрыва

«Версия первая»

От чего произошел пожар на пароходе «Генерал Ватутин», следствие так и не установило. Версий здесь несколько. Первая, о которой говорят практически все очевидцы событий, это диверсия.

Из воспоминаний, уже упоминаемого нами, бывшего курсанта высшего военно-мореходного училища Михаила Избенко:

«После взрыва в Нагаево зэки в Ванино бахвалились – это мы отправили с «Генералом Ватутиным» свой подарочек чекистам к их празднику 20 декабря. Мы хотели всю Колыму взорвать!».

После войны в лагерях сидело очень много власовцев, которые были знакомы с тем, как делать всевозможные взрывные устройства. Вполне возможно, что произошедшее и было такой диверсией. Тем более что по документам в первые дни взрывчатку на «Ватутин» грузили бригады заключенных без специальной охраны.

Есть и еще одно свидетельство очевидцев. Вспоминает Наталья Николаевна Трушкова, бывшая магаданка. «Мы, магаданцы, видели в этих взрывах не случайность, а злой умысел. В ту зиму 47-го года была еще одна попытка диверсии. Но ее удалось предотвратить. Пришел пароход с крупой, просто насыпанной в один из трюмов. Начали разгружать и вдруг обнаружили провода. Немедленно пароход отвели в открытое море. Следом за ним на катере понеслись саперы. Но на этот раз все закончилось благополучно. Успели разминировать».

«Версия вторая»

Есть и еще одна версия. В погоне за американцами, взрыв был спланирован «наверху», дабы создать иллюзию о наличии у нашей державы ядерного оружия. Маловероятно, но версия такая имеется.

«Версия третья»

Есть и еще одно предположение, которое больше всего похоже на правду. В архивах сохранилось несколько любопытных показаний, которые дали работники Ванинского порта.

По приходу в Ванино в самом начале декабря капитан «Генерала Ватутина» подал заявку на 150 тонн пресной воды. Заявку удовлетворили. Через два дня с парохода передали еще одну просьбу – на 170 тонн воды дополнительно. В форпик судна было принято 70 тонн, но в зимних условиях создалась опасная ситуация – вода могла замерзнуть. В итоге так и случилось.

Из показаний товарища Рекубратского: «7 или 8 декабря сего года, находясь в каюте второго помощника капитана парохода «Генерал Ватутин», я был случайным свидетелем крупного разговора с выкриками неизвестных мне лиц, которые находились в соседней каюте. В каюту, где находился я, зашел второй помощник капитана и сказал : « Ругаются механик и старпом с капитаном. Капитан распорядился дать воду в форпик, а теперь вода замерзла, надо отогревать. Механик нашего судна – итальянец, плавает лет двадцать пять, знает и плавал на иностранных суднах, а капитан настоял на своем, вообще с капитаном не ладят… Как администрация судна решила с отогреванием водопровода мне не известно, так как я вскорости ушел…»

Из показаний рядового бойца инспекции военно-пожарной охраны Ивана Соловьева:

«8 декабря 1947 года я стоял на посту на пароходе «Генерал Ватутин» при погрузке взрывчатых веществ. В это время подходит человек из команды «Генерала Ватутина» к лейтенанту товарищу Панихину и спрашивает у него – можно ли пустить пар для прогрева замерзшей воды у носовой части парохода. Панихин сказал, что можно. Я, услышав этот разговор, категорически стал возражать, как представитель пожарной охраны. В это время представитель из команды парохода ушел, а мы с Панихиным продолжали спорить. Я говорил, что загорание может произойти при температуре в 100 градусов, а Панихин говорил, что загорание может произойти только при температуре в 250 градусов. Я настоял на своем и категорически запретил пускать пар по замерзшим трубам, на которых лежали взрывчатые вещества. Затем пришла моя смена, и я ушел . Если же команда всё-таки решилась на оттаивание замёрзшей воды паром и придя в Нагаево сделала это еще раз, то велика вероятность того, что пожар возник именно из-за этой процедуры ».

Какая из версий действительно верна, сказать очень сложно. До сих пор некоторые архивные материалы не доступны историкам и исследователям. До сих пор не известно, какое наказание понесло руководство порта. Мы знаем лишь одно – начальник Нагаевского порта Герман Ухов был отстранен от должности. Хотя за подобные нарушения, повлекшие за собой такие человеческие жертвы и такие разрушения, в нашей стране в то время наказывали очень жестко. В архивах магаданского ФСБ и магаданского УВД никаких материалов по катастрофе нет. По крайней мере, так нам сообщили в официальных письмах.

Кладбище

Старое магаданское кладбище, где хоронили людей со дня основания города до начала 60-х годов, сегодня находится в ужасном состоянии. Надгробья разрушены, таблички отбиты. Есть несколько могил с цепями и якорями. Кто покоится под этими памятниками неизвестно. Но точно не погибшие от взрывов в 47-м моряки. Нам удалось разыскать книгу учета всех, кто захоронен на этом кладбище. По служебной записке 47-го года, 25 декабря 33 трупа из магаданского морга — погибшие от взрывов пароходов – были погребены на этом погосте. Имена и фамилии убитых были известны. Но в официальной книге учёта ни 25 декабря, ни до этой даты, ни после, ни один из установленных погибших в списках не значился. По всей вероятности, погребение проходило в строжайшей секретности. В каком месте Магадана похоронили этих людей – загадка нашего времени.

Авторы статьи: Кауцман Руслан и Анастасии Якубек.

Автор выражает благодарность за помощь и предоставленные материалы:

  • Михайлову Алексею Владимировичу – общественный научный консультант музея ДВМП г. Владивосток.
  • Магаданскому областному государственному архиву Г.А.М.О.
  • Магаданскому областному краеведческому музею.
  • Анастасии Якубек – шеф-редактор спец.проектов ТВ ГТРК г.Магадан.
  • Широкову Анатолию Ивановичу – доктор исторических наук, за помощь предоставлении документов с Московского  гос. архива.

Трагедия в бухте Нагаева. 1947 год: 7 комментариев

  1. Очень интересная статья! Первый раз читаю об этой трагической странице из
    истории города и всей Колымы!!! Спасибо! Вот где должен быть памятник затонувшим кораблям и людям!!!

  2. Очень интересная статья! Первый раз читаю об этой трагической странице истории Магадана и всей Колымы! Спасибо!!!

  3. Об этой трагедии говорили очень мало.Но даже мы,дети,знали об этом.У некоторых ребят были велосипеды “утопленники”попавшие вместе с другими грузами в морскую воду. Спасибо авторам за подробное описание этих событий.В Магадан наша семья прибыла осенью 1953г на пароходе “Чукотка”.В порту следов катастрофы уже не было.

  4. Семейная история у нас. Знаю её с 1977 года. Мой дед был на том причале…

  5. Я в это время жил в находке. мне было 13 лет. Но мы все ребята были свидетелями взрыва п/х “дальстрой” в порту. Напротив порта на сопке был лагерь с заключёнными – всех убила взрывная волна. Якорь парохода нашли в трёх километрах от места взрыва. Несмотря на секретность в находке все знали и обсуждали новости о взрыве генерела ватутина в магадане. Народная молва не имеет границ. А в магадане должен быть памятный мемориал погибшим в этой ужасной катастрофе. ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ !!!

    1. Много лет боремся с местной властью, чтобы создать музей Дальстроя и памятник погибшим пароходам в бухте Нагаева 1947 г.. Бюрократы против!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *