В старом парке пахнет хвойной тишиной..

gorod_park__012

Магаданскому городскому парку – 80 лет

В пеших перемещениях по Магадану никогда не упускаю возможности пройтись по аллеям городского парка.

В белой опушке из сугробов, с зеленым ежиком травки на газонах, в шелестящих монистах осенней листвы; купающиеся в солнечных лучах, манящие мягким светом вечерних фонарей или неспешно плывущие в густом тумане, они неизменно радуют глаз, успокаивают задерганную будничной суетой душу, умиротворяют хвойной тишиной.

gorod_park__013

Островок окультуренной северной природы, средоточие главных праздников, излюбленное место для встреч, повседневных прогулок и воскресного отдыха с детьми – вот что значит для нас городской парк, маленький, как и все в Магадане, и поэтому по-домашнему уютный.

gorod_park__015

А еще городской парк – неотъемлемая и по-своему яркая страница истории нашего города, да и в целом нашей страны.

Имени товарища Ягоды

Примечательно, что возрастом парк несколько старше самого Магадана: в июле колымской столице исполнится 76 лет, а городской парк уже отметит 80-летний юбилей. К слову, он – самый старый парк в Магаданской области.

В начале 1930-х, когда возведение поселка Магадан только набирало стахановские темпы, первостроители предусмотрительно оставили нетронутый уголок лиственничного леса в центре будущего города.

Автором проекта и руководителем работ по строительству парка был дальстроевский инженер-архитектор В.А. Бурдуков, а общее руководство осуществлялось культурно-воспитательным отделом Севвостлага.

gorod_park__010

К разбивке лесного массива на просеки-аллеи и площадки под павильоны были привлечены бойцы военизированной охраны лагерей, а также часть вольнонаемных работников Дальстроя. Благоустройством парка на субботниках занимались старшеклассники и взрослые жители поселка.

Известен приказ по Дальстрою об официальном открытии парка. Цитируем:

«Бурный рост Колымского края в результате умелого разрешения задач освоения Колымы значительно повысил культурные запросы нашей далекой советской окраины. В середине мая руководством Дальстроя и УСВИТЛа была поставлена задача организации места культурного отдыха и физического воспитания.

Сегодня, 6 июля, мы уже имеем возможность праздновать разрешение поставленной задачи – открытие парка культуры и отдыха. Территория парка, насчитывающая около 80 тыс. кв.м, располагает прекрасными площадками: 13 волейбольных, 2 городошных, 1 теннисная, хорошо оборудованная детская площадка, площадка для танцев, площадь для массовых игр, ряд аллей и т.д.

gorod_park__006

Четкое и своевременное разрешение задачи по строительству парка, несмотря на наличие ряда трудностей, оказалось возможным благодаря правильному партийному руководству, активной помощи общественных организаций, непосредственному участию всех трудящихся Нагаево-Магаданского района в деле строительства парка культуры и отдыха и дружной работе всего строительного коллектива.

В связи с этим приказываем: парк культуры и отдыха считать открытым сего 6 июля 1935 г. Присвоить парку имя наркома НКВД тов. Ягоды».

Впрочем, уже через три года парк был переименован в честь пролетарского писателя Максима Горького.

«Премировать отрезом на костюм»

Согласно этому же приказу, автору проекта и производителю работ тов. Бурдукову, а также начальнику культурно-воспитательного отдела тов. Гурину была объявлена благодарность, нормировщика Бороденко премировали месячным окладом получаемой им зарплаты.

Самые инициативные, отличившиеся на строительстве – десятник Фокин, бригадир плотников Харченко, инспектор Карпенко – были премированы отрезами на костюм.

Благодарностями и денежными премиями поощрены другие ударники строительства, для чего в распоряжение Бурдукова из средств районного Совета физкультуры было выделено 1500 руб.

К производству работ второй очереди по строительству парка по приказу надлежало приступить уже на следующий день, 7 июля 1935 года.

С пользой для трудящихся

Первостроитель Колымы, Почетный гражданин г. Магадана И.И. Лукин так описывал парк в самом начале его работы:

gorod_park__004

«Был он в то время несколько иным – чуть тронутый человеком кусок тайги, где проложены аллеи и построены кое-какие сооружения.

В то время и у жителей, и у руководителей поселка было к этому зеленому уголку другое отношение – более бережное, и в то же время, если можно так выразиться, заинтересованно-потребительское, в хорошем смысле слова. То есть, из парка старались выжать максимум пользы для отдыха трудящихся, привить им культуру поведения, любовь к спорту.

gorod_park__009

… Работала хорошо оборудованная детская площадка, была выделена территория для танцев, площадка для массовых игр. В уголке живой природы, где теперь построен танцевальный павильон, поселились медведи, лисы и другие животные, населяющие Колыму.

Зоологический сад привлекал и детвору, и взрослых. Ребята из Дома пионеров с большим увлечением помогали рабочим парка ухаживать за таежной живностью. С утра до закрытия парка общались они с обитателями зоосада».

Парк продолжал строиться, благоустраиваться. Уже на открытии следующего летнего сезона магаданцам было представлено много нового, к сожалению, в большинстве своем не дожившее до наших дней.

Однако сохранились воспоминания одного очевидца, побывавшего в парке летом 1936 года. Магаданец рассказывает:

«Слева от центральной аллеи, чуть не от самых ворот, расположился детский городок, вольеры. Пока еще небольшое количество зверей: два яка с теленком, самка оленя, пара лисиц, два песца и два маленьких пушистых медвежонка. Эта большая железная клетка с двумя бурыми живыми комочками в ней обещает быть любимейшей точкой для отдыхающих в магаданском парке.

Сразу за вольером расположены детские игры, небольшая горка. Тут же столики двух выездов с впряженными в них осликами. На первом фланге всех сооружений расположился детский павильон, состоящий из четырех комнат: бильярдной, читальной, комнаты отдыха для маленьких с шестью кроватями и помещениями для дежурного наблюдателя. Около павильона подвязано несколько гамаков.

Идем дальше. Стадион «Динамо». Неплохо оборудована футбольная площадка. На веранде павильона устроен ряд лож, а ниже находятся скамьи для зрителей. В правой стороне парка расположены площадки для волейбола, теннисные корты, городки, качели, гигантские шаги.

Тут же рядом, на небольшой площадке, разбросаны гимнастические снаряды – кольца, лестницы, турник. В глубине парка – павильон-читальня, вокруг которого подвешено 20 гамаков и расставлено около 10 складных кресел.

Направляясь от читальни к выходу парка, вы проходите мимо оркестровой раковины с оборудованной перед ней площадкой для танцев. На видном месте, в конце центральной аллеи, расположился ресторан. Скоро откроется и новое кафе-буфет».

В 30-е годы пиво продавалось в столовых, в буфетах и киосках, расположенных на территории Магадана, в частности в парке культуры и отдыха.

Также есть сведения, что парк тех лет был единственным местом в поселке, где работали пивные ларьки. Опрокинуть кружечку пенного здесь могли не только вольные жители, но и заключенные, которые отличились на производстве.

В последующие годы в парке появились новые аллеи, скульптурные украшения, аттракционы. Открылся тир, прокат велосипедов. С осени 1937 года в парке стала работать 40-метровая парашютная вышка, с осени 1938-го – кинотеатр на 280 мест.

В конце 1940 года в Магадан были привезены 3-метровые памятники Ленину и Кирову, затем и памятник Сталину. Они были установлены на центральных аллеях парка.

Про Трубочиста и Снежка

Живой уголок, из которого со временем планировали создать полноценный зоопарк, заслуживает особого внимания. Звери в нем появлялись благодаря разным житейским случаям. К примеру, пастух совхоза «Талая» подарил живому уголку волчат. А зимой 1938-го полярные летчики привезли в Магадан белого медвежонка.

gorod_park__008

По сведениям, взятым из публикаций магаданского журналиста Николая Добротворского, умка оказался совсем малышом, из миски не ел. Выхаживать его взялись женщины из местной бухгалтерии – кормили-поили мишку из бутылки с соской.

Кличек медвежонок получил целых две: первую – Штурман – вероятно, дали летчики, а Трубочистом магаданцы стали его звать за шалости, на которые маленький умка был горазд. Любил забираться на крышу конторы, где работали его нянюшки, и совать лапы в печную трубу, пачкаясь в саже.

Потешаясь, магаданцы научили медвежонка покупать сладкие венские булки в торговых лавочках у стадиона: «скармливали» ему монетками 15 копеек, мишка выплевывал их на прилавок и получал взамен лакомство.

Пока Штурман не вырос и не стал представлять опасность для людей, он имел полную свободу передвижения по парку. Так же, как, например, другие обитатели зверинца – северные олени.

В подтверждение своих слов Н. Добротворский приводит воспоминания бывшего репрессированного Николая Билетова, 20-летним парнишкой попавшего на Колыму. Работал он грузчиком в нагаевском порту, затем в одном из городских клубов, на лесоповале.

Зимой 1938 года его определили художником в парк культуры и отдыха. На территории парка у него была мастерская, в которой он работал и ночевал.

Когда взрослеющий Штурман-Трубочист стал обузой для конторы, заключенный художник взял его к себе, в мастерскую. О совместном житье Н. Билетов написал рассказ. Предлагаем выдержки из него:

«У меня появился дружок — маленький белый песик. Прежде он жил в парке при спортивном павильоне, павильон сгорел. Снежок неприкаянно бродил по пепелищу — я его и подобрал. Мы очень друг к другу привязались, ели, можно сказать, из одной миски, не разлучались ни на час.

Штурман подружился со Снежком, полюбил, играя, бороться со мною, а, повалив (чтобы доставить ему удовольствие, я всегда поддавался), всякий раз принимался «умывать» меня — вылизывал лицо.

Спали мы с ним, что называется, носом к носу на широком щите, положенном на чурбаки, а Снежок всегда норовил втиснуться между нами.

Пишу об этом так подробно, потому что за все годы на Колыме только в ту зиму я как-то отогрелся душой. Но эта идиллия продолжалась недолго.

Штурман вымахал в огромного зверя, и однажды, играя с ним, я уже не шутейно был опрокинут на спину и придавлен тяжелыми лапами. Хочу подняться — не пускает, рычит. Прошло полчаса, может, и больше, а Штурман все «умывает» меня — того и гляди, кожу сдерет. Вокруг нас собрались зеваки, смотрят, хохочут. А мне уже не до смеха, кричу: «Позовите Лексеича!»

Прибежал старик — смотритель зверинца. Он знал всякие приемы обращения со зверьем, ему удалось чем-то отвлечь Штурмана, и я вскочил на ноги.

С этого дня поселили моего медведя в давно приготовленную для него клетку с выходом на бетонную площадку и в бассейн, в котором плавали глыбы льда и большой обтесанный чурбан — ему для игры. Но бедняга очень тосковал в неволе, я ему сочувствовал, и не было дня, чтобы мы со Снежком не навестили Штурмана».

Николай Билетов работал в парке до самой войны, а когда она началась, его вместе с другими бесконвойниками отправили в районы Центральной Колымы. Перед тем как уехать, Николай выкроил несколько минут для прощания с мохнатым другом.

«Наверное, Штурману передалось мое подавленное состояние, – писал он. – Встав в полный рост, прижавшись к решетке, он тревожно заревел и бережно облизал мне лицо. Я прощально потрепал его по загривку, пошел было к выходу, но не выдержал — оглянулся.

Снежок, будто поняв, что я ухожу навсегда, не побежал за мной, а остался сидеть рядом с клеткой у ног Штурмана, который ревел и через решетку тянул мне вслед передние лапы…»

И в радости, и в горе

Со дня основания парк был сердцем Магадана. Здесь горожане отмечали праздники, свои трудовые успехи, награждали передовиков, разоблачали шпионов-вредителей, проводили концерты, спортивные мероприятия, школьные спартакиады, сельскохозяйственные выставки.

В парке регулярно проводились митинги по различным поводам. Один из самых масштабных митингов состоялся поздним вечером 22 июня 1941 года.

В тот воскресный день в городском парке (статус города Магадан получил в 1939 году) проводились народные гуляния: показывали большую концертную программу с цирковыми артистами, на стадионе прошли соревнования по футболу и волейболу, кинотеатр приглашал на премьеру.

В Магадане был полдень, когда немецкие самолеты начали бомбить окраины Киева… К концу дня по местному радио объявили о начале войны. Люди выходили на улицы и стягивались к городскому парку, где около одиннадцати вечера начался митинг, длившийся три часа.

Н. Добротворский приводит слова его участницы, магаданки Валентины Пономаренко:

«На митинге в парке собрался весь город. У всех в глазах глубокие переживания, ведь на большой земле у кого жены с детьми, у кого родители. С утра многие мужчины бежали в военкомат писать заявления об отправке на фронт. Многих не отпустили, ведь городу нужны были рабочие руки».

Все течет, все изменяется

После Великой Отечественной войны в парке произошли изменения. Демонтировали парашютную вышку, открыли новый стадион, провели реконструкцию живого уголка. В 1953 году газета «Советская Колыма» писала:

«В воскресенье, 24 мая, открылся летний сезон в городском парке культуры и отдыха. В этот день парк посетили тысячи магаданцев.

Для детворы здесь были устроены аттракционы, карусель, тир. Дети с удовольствием наблюдали, как купался в бассейне белый медведь, рассматривали других обитателей зооуголка.

В день открытия играл духовой оркестр им. Дзержинского, а участники художественной самодеятельности городского клуба профсоюзов в час дня дали большой концерт. Зрители тепло встречали исполнителей.

gorod_park__007

Любители спорта устремились на стадион. В 5 часов начались футбольные встречи на кубок городского комитета по делам физкультуры и спорта. На городошной и волейбольной площадках состоялись товарищеские игры.

В 8 часов вечера молодежь пришла на танцплощадку. Здесь под руководством массовика до позднего вечера продолжались танцы под духовой оркестр. В 10 часов вечера радиоузел парка объявил о начале демонстрации кинофильма «Максимка».

В парке открылся читальный павильон. Здесь газеты, журналы, настольные игры. Весь день в парке работали книжные, продовольственные киоски и ларьки».

В 1956-м после разоблачительной речи Н.С. Хрущева в парке сбросили с пьедестала скульптуру И.В. Сталина и разбили мозаичное панно с портретом вождя. Позже памятник склеили и вернули на место, а панно восстановить не удалось…

В конце 1950-х годов у входа в парк был установлен большой камень, отметивший место для будущего памятника комсомолке Татьяне Маландиной, убитой уголовниками в пос. Оротукан.

В книге колымского историка А.Г. Козлова «Магадан. Конспект прошлого» отмечается: «Магаданцы выходили даже на воскресники, чтобы отработать в фонд памятника, была собрана какая-то сумма, но этот проект остался только на бумаге, камень со временем увезли».

Много чего изменилось в парке за эти годы. Заросла травой волейбольная площадка. Стало больше аттракционов, но меньше деревьев. Гибнущие деревья спиливают, не подсаживая новых. Все большие площади отвоевывает у леса асфальт.

gorod_park__014

Давно не стало живого уголка, так и не превратившегося в зоопарк. Сегодня вместо живых зверей парк охраняют вырезанные из дерева скульптуры животных.

gorod_park__003

В прошлом году из парка убрали беседку, построенную когда-то военнопленными японцами из лиственницы. Не берусь рассуждать о ее архитектурной ценности, но то, что она представляла собой ценность историческую, это факт.

Не одно поколение магаданцев сиживало в этой беседке, прогуливалось рядом, бегало вокруг беззаботными мальцами. Не стало ее – и в мире прибавилось пустоты. Кому помешала?..

Может быть, у администрации парка есть какие-то планы, после воплощения которых он преобразится, получит новое наполнение, новое содержание?

Будем надеяться, что это так.

Подготовила Саша Осенева, с использованием опубликованных материалов.

Автор благодарит за предоставленную историческую справку заместителя директора Государственного архива Магаданской области Тамару Веркину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *