Коренное население

Посёлки, с истории которых начинается эта книга, тенькинскими стали позже многих других, можно даже сказать, одними из последних, а именно, в 1959 году. И всё же именно с них я решила начать рассказ о тенькинских посёлках, так как история их жителей самая старая на современной территории нашего района.

Если посмотреть на карту Тенькинского района, то увидим множество ручьев, рек с названиями привычными, но не всегда понятными – Детрин, Омчуг, Оротук, Анманнанджа, Арга-Юрях и др. Откуда они, кто дал им эти названия в местности населенной преимущественно русскими и украинцами?

Названия эти эвенские, реже якутские. Несколько столетий назад, еще до прихода сюда русских, эти народы населяли территорию не только нашего района, но и соседних с ним, т.е. территорию Верхней Колымы. Численность их была не велика, зато площадь, которую они занимали, довольна обширна. Напомню кратко общеизвестные из литературы сведения об этих народах. 

Эвены – еще их называют тунгусами, ламутами. Это таежные охотники, оленеводы и рыболовы. По языку они относятся к тунгусо-манчьжурской группе и являются наиболее древними жителями нашего района, но и они не являются «аборигенами» этих мест, а пришли сюда с юга, постепенно вытесняя на север еще более древнее население края – юкагиров.

Якуты появились здесь гораздо позднее эвенов. Появление их в верховьях Колымы принято относить к 17-18 векам (некоторые ученые считают, что появились они здесь еще в 13-14 веках). Отдельные группы якутов, расселенные до этого по среднему течению Лены, в низовьях Вилюя и в верховьях Яны, стали перекочевывать сюда. Особенно это проникновение усилилось с 30-х годов 17 века, когда русскими властями был построен Ленский острог (нынешний г. Якутск). Причины этого переселения различны: ясак и другие повинности, притеснения со стороны царских чиновников, русских купцов и своих тойонов, т.е. племенных вождей, истощение пушных богатств и т.п. По языку якуты относятся к тюркской языковой группе и генетически не связаны с эвенами (для сравнения, другие тюркские народы – татары, башкиры, жители Средней Азии и многие другие народы Европы и Азии).

Якуты и эвены тесно общались друг с другом и не враждовали между собой. Местные якуты, в отличие от кочующих эвенов, вели полукочевой образ жизни, изредка меняя места стойбищ. Занимались они разведением крупного рогатого скота и лошадей, особой якутской породы, малопродуктивной, зато очень выносливой. Коровы и лошади и зимой могли добывать себе корм из-под снега. Занимались якуты также охотой и рыбной ловлей.

Расселялись якуты хуторами или стойбищами. Жилища строили себе из бревен, для тепла обкладывая их мхом. Вид их был неказистый, удобств никаких. Каждое хозяйство имело свои угодья для охоты и рыбной ловли, сенокосы и пастбища.

Но, хоть и уходили якуты на новые земли подальше от притеснявших их властей, находили их и здесь, и ясак собирали. С приходом в Якутию русских вскоре началось обращение их в христианство. Когда представители православной церкви добрались до оротукских земель, не могли вспомнить даже прадеды нынешних жителей Оротука. Однако в местечке Интах, что в 12 км от Старого Оротука, некогда была часовня. Все как положено, с иконами, с лампадками перед иконами, над крышей большой деревянный крест. Обычно раз в год, иногда реже, из Якутска приезжал священнослужитель, и в часовню собирались якуты из разных стойбищ. Богослужения шли с утра до ночи, крестили детей, давали им имена, которые заносились в церковную книгу. В остальное время представителем и церкви, и администрации, и суда оставался местный князец – богатый якут. Он следил за соблюдением религиозных обрядов, вел учет населения и домашнего скота, собирал ясак, разрешал споры. 

Ни одного русского поселения на территории современного Тенькинского района в конце 20-х – первой половине 30-х годов ещё не было.

Жители Оротукского наслега Оймяконского улуса Якутской губернии не сразу узнали о революции в Петербурге. Но по поведению купцов, – скупщиков пушнины, священника чувствовали, что произошли какие-то события. Перестали собирать ясак. Заезжие якуты из Оймякона принесли весть о революции. 

Старейший житель Оротука Яков Павлович Попов называл 1926г. – когда они узнали о советской власти. Это известие, по его мнению, им принес якут Василий Саран, который провел первые выборы в депутаты, для чего специально собирали людей из разных мест. Но что и как делать никто не знал, а потому выбранные депутаты, живущие довольно далеко друг от друга бездействовали. То есть попытка создания Советов в 1926г. в верховьях Колымы была не совсем удачной. На Охотском же побережье среди коренного населения сельские Советы были созданы (Ольский, Тауйский и др.) еще в 1926 г.

Расстояния между крайними стойбищами Оротукского наслега были огромны. Хотя некоторые семьи жили сравнительно компактно в районе Оротукской впадины (урочища) в нескольких километрах друг от друга. «Поселения якутов всё ещё редки: от устья Кулу до Оротука я насчитал только три юрты. … 20 июня мы подплывали к Оротуку. Тогда это был главный центр всей Верхней Колымы, в нём насчитывалось до 20 юрт. Все они расположены, как обычно якутские поселения, в стороне от реки». Таким увидел Оротук в 1929г. руководитель экспедиции С.В. Обручев, сплавлявшийся по Колыме.

В конце 20-х годов якутские стойбища в верховьях Колымы начали время от времени посещать русские посланники новой власти из Оймякона. Они рассказывали о советской власти и вели агитацию о преимуществах артельного хозяйства. 

В 1931 г. был создан Среднеканский район Хабаровского края, куда вошла территория бывшего Оротукского наслега. Оротукская земля была последней в Среднеканском районе, где было создано новое административное образование – сельский Совет. Первым председателем сельсовета был избран неграмотный якут Егор Васильевич Егоров. В литературе встречаются и другие даты образования Оротукского сельского Совета – 1930, 1932. 

По крайней мере, в апреле 1932 года, когда Оротук посетил ещё один из первопроходцев Колымы геолог Борис Иванович Вронский, этот сельсовет был. «Оротук – очень оригинальный посёлок. Это административный центр огромной территории площадью свыше 80 000 кв.км, с населением в 280 человек Расположен он на равнине, в огромной излучине Колымы. Посёлок состоял из нескольких одиночных изб, разбросанных на расстоянии 2-3 километров одна от другой. В посёлке имелся сельсовет и так называемый интеграл – кооперативная торгующая организация. В помещении интеграла царила пустота – ни продуктов, ни промтоваров в нём не было. Только недавно здесь организовали колхоз». Заехал Вронский в Оротук затем, чтобы получить разрешение сельсовета на аренду лошадей у якута Дмитрия Ивановича Протопопова, жившего своим хозяйством на левом берегу Колымы напротив устья реки Теньки. 

Управлять подданными нового сельсовета, а тем более вести коллективное хозяйство, где жители разбросаны за десятки и сотни километров друг от друга, конечно же, невозможно. Власть решила организовать административный центр и переселить туда жителей отдалённых стойбищ. Первый административный центр сельсовета поселок Оротук располагался на правом берегу Колымы, в нескольких километрах выше по течению от устья руч. Тюбелях.

«Административный центр Оротук построен в 1932 году. Он расположен на берегу протоки р.Колымы, обеспечивающей население водой в летний период. Зимой протока замерзает и жители вынуждены пользоваться водой из р. Колымы в 2,5-3 км от посёлка, что крайне неудобно. Вследствие плохой водообеспеченности в зимний период в Оротук до сих пор не переселилось ни одного хозяйства коренного населения. В нём находятся лишь сельский Совет, школа, медпункт, фактория и изба-читальня с обслуживающим персоналом» – написано в проектном задании 1939г. Сразу видно, что месторасположение центра выбирали не местные жители, а, вероятно, какой-нибудь уполномоченный районного масштаба. Да и не только в отсутствии воды, видимо, было дело. Не очень то спешило местное население «обобществляться». Однако туземное население надо было вести «к счастью» так, как его понимала советская власть.

Когда появилось в Оротуке первое обобществление на экономическом уровне, однозначно, пожалуй, сказать трудно. Не так много архивных документов сохранилось об истории этого уголка нашего края. Ещё меньше воспоминаний старожилов, которые, к тому же, записаны гораздо позже произошедших событий. А память человеческая не совершенна. Вот и эта дата имеет разночтения.

В 1928г., по мнению Я.П. Попова, был организован кооператив, который существовал до 1933г. Чем он занимался, не уточнялось. Думаю, что это была организация, обменивающая добычу охотников, мясо, шкуры оленей и т.п. на продукты и промтовары, привозимые извне, то, что раньше делали купцы. Уже упоминаемый интеграл, а позже фактория, видимо, были посредниками в этом обмене.

«В 1932г. часть хозяйств объединилась в товарищество «Красная Звезда» по совместному выпасу оленей, охоте на пушного зверя и растениеводству. Остальные отрасли хозяйства ведутся единолично» . 

Упомянутый Б. Вронским колхоз, видимо, и был этим товариществом, а ещё не колхозом.

«В 1933 г. образовалась Коммуна. Был обобществлён весь личный скот, в 1934 г. Коммуна была ликвидирована. … В 1937 г. образовано товарищество «Красная Звезда, оно занималось заготовкой дров для больницы, школы, сельсовета и т.д., договаривалось с населением в отношении быков, лошадей для использования их на различных работах».

Я.П. Попов называл дату образования товарищества – 1935 г. Он же и был председателем этого товарищества до 1939 г. 

Все эти разночтения лишний раз доказывают, с каким трудом шло это объединение. Обобществленный скот негде было держать, и в первую же зиму много его пало. Видимо, коммуна или товарищество действительно образовывались не один раз. Приезжали уполномоченные, что-то организовывали, уезжали, а организованное само собой «разорганизовывалось». 

Не миновало Оротук и раскулачивание. Правда, «кулаков» никуда не высылали (куда уж ещё!), а только отбирали скот, имущество и лишали избирательных прав. Некоторые из «кулаков» сами подавались в бега. Б.И. Вронский упоминает о том, что, как рассказал ему якут Д.И. Протопопов, в бассейне Нелькобы, куда направлялись геологи, можно встретить много одичавших оленей. Они были брошены здесь богатым тунгусом Василием, когда началось раскулачивание. Сам же Василий с небольшим количеством лучших оленей и семьей откочевал в неизвестном направлении. 

Но агитация продолжалась, людей заставляли объединяться. Тот же Вронский, посетивший Оротук вторично в 1935 г., увидел здесь недавно построенные скотный двор, школу с окнами, затянутыми материей и здание фактории, там окна были стеклянными.

Более привлекательным для населения, чем ведение общего хозяйства, была возможность получить медицинскую помощь, обменять свой товар на муку, сахар и т.п. и, наконец, учёба детей. Хотя образование большинством населения и не считалось приоритетным и тоже с трудом пробивало себе дорогу.

В 1932 году в Оротуке открылась первая школа. Первой учительницей этой школы была Мария Афанасьевна Тыллар, приехавшая сюда из Оймякона. Школьного здания еще не было, его построили только в 1934г., а тогда под школу приспособили сайлык – летнюю дачу Петра Николаевича Протопопова. Учеников в школу удалось собрать только 7 человек. Остальных не отпустили родители. Не было ни карандашей, ни бумаги, писали древесным углем на березовой коре. Изучали латинский алфавит. По существу это была первая школа-интернат, здесь дети и жили. Продукты доставляли родители. Поваром и уборщицей в школе была Дарья Протопопова. Через два года в новой построенной школе училось уже 40 детей. Это была только начальная школа, продолжали обучение оротукские дети дальше в Тасканской школе. В 1935 г. была образована комсомольская ячейка, заработал ликбез, стали обучать грамоте и взрослых приехавшие в Оротук учителя. (По версии составителей исторической справки комсомол и ликбез образовались в 1937г.).

В 1936г. в Оротуке впервые появился фельдшер Михаил Гольбриге, стал работать медпункт.

Очень медленно люди из отдаленных стойбищ переселялись ближе к административно-хозяйственному центру. К 1938г. % коллективизации в Оротукском сельсовете составил только около 34%, при этом молочный скот, лошади оставались в частной собственности. «В 1939г. была обобществлена только одна лошадь».

В конце 30-х годов здесь работала экспедиция Наркомзема. По ее данным «на 1.01.1938 г. население Оротукского сельсовета исчислялось в 241 человек, 72 хозяйства. По национальному составу 65 хозяйств было якутских и 7 хозяйств кочующих эвенов. Хозяйства разбросаны по территории сельсовета в 15 поселениях. В двух из них живут по 14 хозяйств, в остальных от 1 до 7. В самих поселениях хозяйства расположены не рядом, а разобщенно друг от друга, от 0,5 до 3-х км». И в 1939 г. только 34 хозяйства располагались от Оротука в радиусе 4-12 км, а до остальных путь был неблизкий «в различных направлениях от Оротука в расстоянии 65-220 км».

Первое место в доходе якутов занимала сдача в аренду лошадей. Поголовье их на 1.01.1938 г. составляло 237 голов, в т.ч. рабочих лошадей – 152. Сдавали их на прииски, в геологические партии. В среднем на одно хозяйство приходилось по 2-3 рабочих лошади.

Количество крупного рогатого скота на 1.01.1938 г. составляло 719 голов, в т.ч. коров – 236. Якутские коровы малопродуктивные и, хотя, в среднем на одно хозяйство приходилось по 3-4 коровы, молока они давали немного (годовая продуктивность коровы составляла 370 литров).

Вторым по доходности был охотничий промысел, преимущественно, это были белки, пушнину сдавали государству.

Оленеводством, в основном, занимались эвены. В 7 их хозяйствах было сосредоточено 80% всего оленьего поголовья (на 1.01.38 г.).

Растениеводством коренное население не занималось. Первый раз посеяли овес на «зеленку» только в 1938 г., с тем, чтобы на следующий год использовать это поле под огородные культуры.

Место, выбранное для административно-хозяйственного центра в 1932 г., было неудачным. Люди не хотели переселяться туда.

Надо было для хозцентра искать другое место. Такое место было выбрано на левом берегу Колымы в устье руч. Большой Тыэллах, недалеко от старого поселка. В конце ноября 1939 г. выбор места для нового административно-хозяйственного центра был утвержден на совещании при президиуме Среднеканского РИК.

14 февраля 1940 г. – начало строительства нового поселка. Открыто финансирование, четверо рабочих приступили к заготовке бревен для строительства Тыэллаха. Так некоторое время будет называться новый поселок. Потом (дата неизвестна) он станет Оротуком, а прежний поселок на правом берегу получит название Старый Оротук. Не все шло «на ура», как об этом писали газеты. Не хватало рабочих, лошадей, кормов для животных и, самое главное, желания переселяться, «некоторые уезжают в другие районы, есть попытки агитации против нового хозяйственного центра» – так сообщали официальные документы, предназначенные не для всех. По существу переселение было добровольно-принудительным. К концу 1940 г. несколько домов, правда, без печей, было построено. 23-ю годовщину Октября на 6-й сессии Оротукского сельсовета решено было встречать в новом поселке, даже без печей (их строительство в 1940 г. не было предусмотрено). Произошло это событие тогда или несколько позже – архивы не сохранили.

12 октября 1940 г. на общем собрании членов товарищества «Красная Звезда» был утвержден устав сельхозартели, которая с этого дня получила название «Сталинец». Устав начинался так: «Трудящиеся крестьяне пос. Оротук Оротукского с/с Среднеканского района Хабаровского края добровольно объединяются в сельскохозяйственную артель, чтобы общими средствами производства и общим организованным трудом построить коллективное, то есть общественное хозяйство, обеспечить полную победу над кулаком, над всеми эксплуататорами и врагами трудящихся, обеспечить полную победу над нуждой и темнотой…».

«За сельхозартелью «Сталинец» было закреплено: – всего общественных земель – 852937 га, в т.ч. пахотной – 20,3 га; сенокосной – 2215 га; выгонно-пастбищной – 2680 га; нераспределённой по угодьям – 848021,7 га. Оленьи пастбища и охотугодья расположенные на госземфонде: оленьи пастбища – 428579 га, охотугодья – 2008111 га». Отныне закончилась вакханалия коммуны-товарищества – то частное, то общее, то снова частное.

В личное пользование каждому колхозному двору передавалось только по 0,25 га приусадебной земли под «огород, сад». Согласно уставу, члены колхоза, пожелавшие выбыть из него, уже не могли претендовать ни на пядь колхозной земли.

А начиналось колхозное хозяйство с «326 оленей, 250 голов КРС, 75 рабочих лошадей, 7 конных плугов и 6 борон, 63 грузовых нарт, 40 комплектов упряжи, 2 плоскодонных лодок и одного стружка, одного невода и 42 морд для рыбной ловли». Сравните эти цифры с цифрами на начало 1938 г.

Первым председателем колхоза был избран Мартын Романович ГОТОВЦЕВ. Весь частный скот был обобществлен. Продолжалось переселение жителей с дальних стойбищ.

Рос поселок. Были построены новая школа, изба-читальня, сельсовет, колхозная контора, магазин, клуб, много жилых домов и хозяйственных построек для скота. Многое из перечисленного строилось уже в годы войны, когда снабжение оставляло желать лучшего. Земледелие стало одной из отраслей колхоза. Выращивали капусту, картофель, турнепс, редис. До садов, предписанных в уставе колхоза, оротукцы не дотянули, а вот табак в годы войны выращивать пришлось.

«Все – для фронта, все – для Победы!» – под этим лозунгом работали оротукцы в военные годы. Все работы выполнялись вручную, ни машин, ни тракторов у них не было. Небольшой колхоз в 1944 г. стал миллионером. За сбор средств в Фонд обороны получили благодарность от Сталина. Несколько односельчан были призваны в Красную Армию, воевали на фронте.

В годы репрессий острова ГУЛАГа не обошли и Оротук. На колхозных землях, располагалось Оротукское отделение сельскохозяйственного лагеря «Сусуман» Западного горнопромышленного управления. Считалось, что земли эти переданы во временное пользование лагерю, в колхоз они вернулись только в 1948 г. Освобождающиеся из лагеря не имели возможности сразу покинуть Колыму и, как правило, оставались там же, где отбывали лагерный срок, только в качестве вольнонаемных. По колхозному уставу в колхоз принято принимать добровольцев. Эти бюрократические действа о «добровольно-принудительном» вступлении в колхоз сохранились в колхозных протоколах. Информация о вступающем – где родился, срок, статья, когда освободился. Так что колхозниками «Сталинца» были «дети разных народов», со всех городов и весей нашей необъятной Родины, как с литерными статьями «врагов народа», так и с общеуголовными. Новым членам колхоза на заседаниях при вступлении обычно задавали такие вопросы: «Есть ли направление из отдела кадров «Дальстроя» и сколько времени новый колхозник собирается здесь работать?». Работать следовало не менее года, при этом вступающий вносил взнос в колхоз в размере 20 руб. Если же новый колхозный «доброволец» всё же хотел покинуть колхоз раньше времени, его не отпускали, а могли и судом припугнуть, как это было с бывшим лагерником С.К. Заздравным .

В июне 1947 г. Указом ВС и постановлением правительства была установлена уголовная и материальная ответственность за обеспечение сохранности и бережное отношение к общественной собственности. В этой связи интересен один архивный документ. По-видимому, до Оротука этот документ дошел с большим опозданием, так как его обсуждению было посвящено колхозное собрание в разгар с/х работ в июне 1948 г., т.е. через год после Указа. Протокол этого собрания написан почти на сотне листов (рукописных). Итогом собрания стало принятие очень жесткого постановления. Вряд ли эти меры придумали сами колхозники, скорее всего в постановлении записаны циркуляры верховной власти. Под суд могли отдать за невыработку трудодней, за то, что лошадь сломала ногу или ее задрал волк и т.п., либо в трехкратном размере нужно было возместить потерю.

Последующие протоколы заседаний колхоза фиксируют воплощение этого постановления в жизнь. Их много, вот лишь некоторые примеры «Считать виновным в падеже бычка 47 г.р. пастуха Дягилеву А.Н. Отнести в начёт павшего телёнка Дягилевой А.Н. по среднезакупочным рыночным ценам в 3-х кратном размере 1800 руб. или сдать натурой своего телка». За потерю рабочей лошади были наказаны на 12 000 руб. табунщик Егоров И.Н. и председатель колхоза Протопопов Н.П. «Забитого волком оленя-мулхана отнести в начёт зав. стадом Бабуеву Н.Д., как не организовавшему ночную охрану стада». За невыполнение плана по надою молока или урожаю капусты снимали трудодни в процентном отношении, за перевыполнение – добавляли.

Среди колхозных протоколов послевоенного времени есть и курьёзные, ныне вызывающие улыбку. «Слушали: рапорт агронома колхоза Гаенко на колхозника Грищенко В.Т. от 13.04.1949 г. о невыходе на работу без уважительных причин.

Грищенко: Я разутый и не могу работать, мне не дали сапоги. Пускай работает тот, кто получил сапоги. Больше у меня причин нет.

Гаенко: Тов. Грищенко работал на остеклении рам. Работает на сухом месте. Я хотел поставить на его место другого человека, но Грищенко не даёт стеклорез и этим самым срывает важную работу.

Постановили: Оштрафовать Грищенко на 5 трудодней».

За этим небольшим инцидентом – большой дефицит, и не только сапог, а даже такого маленького инструмента, как стеклорез.

В декабре 1953 г., когда была образована Магаданская область и созданы новые районы, Оротукский сельский Совет был включен в состав Ягоднинского района. В июле 1954 г. он был передан в Сусуманский район.
Только в 1956 г. в Оротуке появились первые тракторы и грузовая машина. Можно представить, сколько зрителей сбежались смотреть на невиданную дотоле технику. Первыми механизаторами в колхозе стали Владимир и Петр Протопоповы, Федор Дягилев.

Во второй половине 50-х годов на оротукских землях тенькинскими геологами были открыты месторождения россыпного золота, отработку их предполагалось вести тенькинским горнякам. А потому в октябре 1959г. Оротукский сельсовет был передан Тенькинскому району 44, в ноябре здесь был организован новый прииск им. ХХI съезда КПСС.

Хозяйственным, а особенно охотничьим угодьям колхоза пришлось потесниться в связи с бурно развивающейся горной промышленностью. Вот лишь несколько цифр, характеризующих этот процесс. В 1938 г. белок было добыто 9178 штук 45, в 1959 г. – 4757, в 1965 г. – 1057 46, а в последующие годы охота, как отрасль хозяйства колхоза и вовсе исчезла. Но, что такое белки «супротив» золота.

В 1961 г. колхоз «Сталинец» был переименован в колхоз «Оротук». В это время хозяйство влачило жалкое существование – «миллионер… по долгам». Вороватые и неумелые руководители довели его до этого, считают оротукцы. В 1965 г. руководителем колхоза стал Д.Г. Протопопов – живая легенда Оротука, который бессменно руководил им 21 год, до ноября 1986 г.

Протопопов Дмитрий Григорьевич родился в 1921 году в большой, трудолюбивой и зажиточной семье последнего оротукского князца, раскулаченного в начале 30-х (не высланного, а лишённого состояния и избирательных прав).

Дмитрий Протопопов – один из первых учеников Оротукской школы, один из первых оротукских комсомольцев, убеждённый сторонник коллективного хозяйства. В годы войны – рядовой колхозник, бригадир, зам. председателя колхоза в Оротуке. В 1946 г. кандидат в члены ВКПб был направлен руководителем оленеводческого колхоза в Среднеканский район. Потом была учёба в двухгодичной школе руководящих кадров в Хабаровске. После её окончания в 1950 г. коммунист Д. Протопопов был назначен председателем передового колхоза «Красный богатырь», а спустя два года он перешёл в отстающий колхоз, который вскоре тоже стал передовым. В 60-е – он секретарь парткома крупнейшего на Чукотке оленеводческого совхоза «Омолон». В 1965 г. – вернулся в родной Оротук. Смены всех общественных формаций прошли на его глазах.

В 1975 г. колхоз стал совхозом. В эти годы совхоз добился успехов, увеличилось поголовье скота, выросла его продуктивность. Тракторы, автомашины, силосные комбайны и другая сельскохозяйственная техника уже не были в диковинку, а прочно вошли в жизнь оротукцев.

Много было сделано для улучшения жизни односельчан. Было все то, что и в других поселках района – средняя школа с интернатом, детский сад, больница в Оротуке и фельдшерско-акушерский пункт в Старом Оротуке, почта и сберкасса, телефон и телевидение, центральное отопление, магазины и столовая, Дом культуры, надежная транспортная связь. Ни один командировочный даже летом не уезжал из Оротука без увесистой банки жирной оротукской сметаны и творога. Купить можно было всегда и перед самой отправкой рейсового самолёта.

Многие оротукцы получили высшее и среднее образование, работали учителями, врачами, агрономами и зоотехниками. Представители коренного населения в нашем районе занимались не только сельским хозяйством. Главным инженером прииска «Курчатовский» многие годы работал эвен по национальности, горный инженер по образованию Николай Прокофьевич Ксенофонтов.

Но, как известно, у всякой медали две стороны, у колониальной политики нашего государства в отношении коренных народов Севера – тоже. Утрата языка и самобытной культуры, алкоголизм и иждивенческие настроения «имели место быть» и здесь.

«Перестройка» внесла коррективы в жизнь оротукцев со знаком минус. Вновь, как и в начале 30-х, стремительно пришлось менять ориентацию общественного уклада и опять «через колено». В 1993 г. перестал существовать совхоз «Оротук», на его обломках вновь было образовано товарищество. Сократились поголовье скота, посевные площади, оленье стадо исчезло совсем. Красноречивее о взлётах и падениях за короткий исторический период говорят цифры.

Колхозное хозяйство поселка Оротук

[singlepic id=10599 w= h= float=none]

Очень быстро из жизни оротукцев с 90-х годов стали уходить средняя школа и детский сад, Дом культуры и кино, почта и сберкасса, баня и прачечная, пункт КБО, магазины и столовая, центральное отопление пришлось заменить «буржуйками». Исчезла и транспортная связь. Кое-что в последние годы районная администрация пытается предпринять, что б не столь обвально шёл регресс в жизни оротукцев. Возрождено центральное отопление, но только в хосписе (так теперь называется больница на 5 коек, врача нет, только фельдшер), налажена телефонная связь, есть магазин, но давящий каток набрал слишком большое ускорение. Без государственной политики по спасению коренных народов эта агония может немного продлиться, но исход её всё равно печальный.

Вряд ли «развращённой цивилизацией» молодёжи комфортно жить в Оротуке. Они уезжают, оставшиеся там – доживают. Придут ли потомки оротукцев на могилы своих прадедов, оторвавшись от корней?

В разные годы население Оротука составляло:

[singlepic id=10610 w= h= float=none]

В переводе с якутского языка слово «оротук» обозначает выжженный луговым или лесным пожаром. Оротук и впрямь выжжен, только не огнём, а бездумной и бездарной политикой государства. В короткий исторический промежуток времени народ веками самостоятельно живший в экстремальных условиях Севера, «экспериментаторы из высоких кабинетов» не раз бросали «из огня да в полымя».

Глава из книги Инны Грибановой «Тенька – виток спирали»

Коренное население: 1 комментарий

  1. лагерь видимо находился за Тыэллахом на противоположной стороне от села. По крайней мере поля и остатки строений там в детстве видел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *