Омчакская долина

Прииски и поселки Омчакской долины времен Дальстроя НКВД-МВД

В  сентябре 1941 г. Тенькинский разведрайон был перебазирован в Омчакскую долину. Новая база района расположилась на левом берегу р. Омчак, напротив устья руч. Вилка, на 60-м км строящейся Омчако-Кулинской трассы. Перебазировка была связана с открытием одной из пяти крупнейших россыпей золота на Северо-Востоке – Омчакской. Первые геологические исследования в Омчакской долине были начаты еще в 1932 г партией геолога М. Г. Котова. В результате этих работ была установлена золотоносность нижнего течения р. Омчак. В 1939 г детально-опробовательский отряд А. Е. Пятигора обнаружил золотоносность в среднем течении р. Омчак. В мае 1941 г. разведрайоном было открыто богатое месторождение россыпного золота в притоке р. Омчак руч. Наталкин, в июне выявлена промышленная россыпь руч. Глухарь, а в августе того же года детально-опробовательский отряд прораба И. С. Друганова установил золотоносность еще в ряде притоков р. Омчак – ручьях Павлик, Геологический, База, Спутник и подтвердил известную золотоносность руч. Ваня и Морозов. Разведрайоном в эти годы руководил Дмитрий Павлович Асеев, а старшим геологом района был И.И. Крупенский .

Чтобы отличить один неизвестный ручей от другого, геологи давали им названия. Так, благодаря стараниям прораба Друганова, по именам детей Д.П. Асеева появились названия ручьев Наталкин и Павлик, давшие впоследствии и названия месторождениям, расположенным здесь.

Успехи геологов дали возможность создать здесь новые предприятия. 7 сентября 1941 г. образован прииск им. Ворошилова, который принял эксплуатационный участок на месторождении руч. Наталкин. Начальником прииска был назначен Михаил Андреевич Маханов, гл. инженером – Матвей Яковлевич Спиридонов. В конце сентября на базе месторождений руч. Глухарь и среднего течения р. Омчак родился еще один прииск – им. Тимошенко. Его начальником стал Н. Хлюпас, гл. инженером – Наумов. В начале октября того же 1941 года завершил «маршальскую» долину образованный на базе месторождения руч. Павлик прииск им. Буденного. Начальником этого прииска был назначен Иван Иванович Гуль, гл. инженером – Конрад Барнабович Мацкепладзе.

Конрад Барнабович Мацкепладзе. Родился в Грузии в 1908 г. Работал забойщиком, крепильщиком на ткибульских каменно-угольных копях. После окончил Московский горный институт. В 1939 г. был направлен на работу в районы Крайнего Севера. С 1941 по 1944 г. – гл. инженер прииска им. Буденного, с 1944 по 1954 г. – гл. инженер индигирского прииска «Маршальский», потом до 1962 г. – гл. инженер Индигирского ГПУ. С 1962 по 1966 г. – зам. председателя Якутского, а затем Северо-Восточного совнархозов. С 1966 г. – начальник производственного горного отдела Главзолота. В 1961 г. ему присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Все приисковые поселки расположились вдоль долины р. Омчак, на левом берегу и в непосредственной близости от производства работ – им. Ворошилова напротив ручья Наталкин, им. Тимошенко напротив ручья Глухарь, а им. Буденного напротив ручья Павлик. Населенные пункты, возникшие на месте приисков, получили названия по названиям приисков.

Так начиналось заселение Омчакской долины, если перелистать страницы архивных документов. А так, – если перечитать воспоминания первых ее жителей.

Из рассказа ветерана Теньки Л. Дурновцева:

«Прииск им. Ворошилова организовался осенью – в сентябре 1941 г. Трасса была только до пос. Нелькоба. Сюда мы приехали поздно ночью. Разгрузились, поужинали, переночевали в палатке. Утром увидели, что дороги дальше нет. Тропа, болото. Пошли пешком. И только к вечеру третьего дня на пути мы увидели маленькую избушку. В окне торчала белая тряпка, вместо двери висело потрепанное неопределенного цвета одеяло. Из этого домика вышел человек, подошел к нам, поздоровался и сказал:

– Вот мы и дома. Здесь прииск будет. Вон видите, идут два трактора, идите туда. Там палатки, инструмент для работы, хлеб. Там все, что надо, для начала жизни.

Разгрузили тракторы. Разбили палатки. Нарвали травы, стланика. Они и служили нам постелью. Утром пошел дождь со снегом. Пришел какой-то начальник и говорит: «Давайте, ребята, на работу». Позавтракали и направились к забою. Там была вырыта большая яма, наполненная водой, около этой ямы валялись лотки. Ниже была колода, по которой шла вода.

– Вот ваше рабочее место, – сказал начальник. – Кто умеет промывать, берите лотки, а кто не умеет, – берите ломы, лопаты, тачки и везите пески вот в эту колоду».

И в подтверждение и дополнение к этому рассказ еще одного старожила нашего района В. И. Завадского, тенькинца с 1941 г.:

«От Магадана до Нелькобы ехали на машине, а дальше пришлось идти пешком. И только 5 сентября добрались до того места, где должны были закладывать прииск им. Ворошилова. Прибыло нас около 150 человек. Прошли немалый путь. Расположились. Я нашел большой котел. Закрепили перекладину между двух лиственниц и подвесили на нее котел. Сварили мучной суп. Потом установили две палатки. Когда утром проснулись, увидели – идет снег, началась зима. Зимовать в палатках не было охоты, и принялись за строительство деревянного общежития. Все делали сами. В начале декабря состоялось новоселье».

Это цитаты из районной газеты 1960-1970-х годов, о лагерной Теньке в ту пору писать было не принято, хотя все о ней знали. Не трудно догадаться, кто были те новоселы. Надолго романтика открытий геологов-первопроходцев соседствовала здесь с поистине каторжным трудом тех, кто превращал отмеченные на картах месторождения в реальный металл.

Осенью 1941 г. в Омчакскую долину в качестве заключенных были отправлены соратники Э. П. Берзина – бывший начальник Южного ГПУ Ефим Миронович Раппопорт и бывший заместитель гл. бухгалтера Дальстроя Павел Алексеевич Дроздов. Из переписки П.А. Дроздова с автором книги «Хранить вечно» Н.В. Козловым: «Условия были ужасны. Достаточно сказать, что из первой партии заключенных в 116 человек (в том числе были и мы), прибывших на прииск им. Тимошенко в начале октября, к Новому году в живых осталось только 5. Однажды, идя в лагерь с работы, Е.М. упал и не мог идти дальше (а по дороге всегда на утро лежали трупы замерзших) и я, сам находясь уже на грани смерти, будучи крайне истощенным, буквально на собственных плечах дотащил его до лагеря и, как он сам любит вспомнить при случае, спас ему жизнь. Вскоре он был сактирован и отправлен обратно в Магадан».

Кроме приисков и разведрайон имел несколько разведучастков, только в долине р. Омчак их было три – Нижне-, Средне- и Верхне-Омчакский. Жили там, где работали, а это – новые населенные пункты, хоть и крохотные. Да еще строители дороги, лесорубы – в общем, к концу 1941 г. население Омчакской долины было немалое и количество населенных пунктов тоже.

Несмотря на то что прииски в Омчакской долине были образованы в столь экстремальных условиях – на голом месте, без техники, осенью, когда промывочный сезон обычно уже заканчивают – с помощью «мускульной добычи», к концу 1941 г. только Омчакская долина дала стране более 400 кг золота. Большая его часть была добыта прииском им. Ворошилова.

Главным был добытый металл, и его Долина давала много, очень много: в 1942 и 1943 годах более 20 тонн ежегодно, и «первую скрипку» играл, опять же, прииск им. Ворошилова. Здесь добывали золота больше, чем на приисках Тимошенко, Буденного и Гастелло, вместе взятых .

Из приказов Дальстроя:

От 8 августа 1942 г. «Прииск им. Ворошилова выполнил свой увеличенный годовой план и отнесен к особой категории. Объявлена благодарность начальнику прииска М.А. Маханову, гл. инженеру М.Я. Спиридонову и др. За честное добросовестное отношение основной массы лагерников к труду объявлена благодарность заключенным: 7 бригадирам и 6 двухсотникам – забойщикам. Приказано подготовить материалы 10 заключенных на досрочное освобождение и 15 на сокращение сроков».

От 26 ноября 1942 г. «Победителем социалистического соревнования признано Тенькинское ГПУ, выполнившее увеличенный годовой план раньше всех в Дальстрое и давшее на 20 ноября 159,4% металла».

От 3o ноября 1942 г. «Наивысших показателей добились прииски «Пионер» (257%), им. Буденного (245,4%), им. Ворошилова (184,2%). Победителем в соцсоревновании признан прииск им. Ворошилова, выполнивший в первый год своего существования почти два годовых плана, давший самую дешевую в Дальстрое продукцию и сэкономивший несколько миллионов рублей».

Причина столь высоких процентов выполнения в первые годы существования приисков была обусловлена тем, что в условиях военного времени приказано было отрабатывать самые богатые участки россыпей.

Среди 16 награжденных в январе 1943 г. орденом Ленина дальстроевцев – начальники приисков им. Буденного и им. Ворошилова И.И. Гуль и М.А. Маханов. В 1944 г. по ходатайству НКВД СССР Государственный Комитет Обороны установил для предприятий Дальстроя переходящее Красное знамя по итогам работы за месяц. Первым в Дальстрое это знамя получил прииск им. Ворошилова.

Михаил Андреевич Маханов. Был начальником первого Тенькинского прииска «Дусканья», потом прииска «Ветреный». Есть свидетельства, что помогал заключенным бежать оттуда. Когда началась война, один из первых внес личные деньги, 4 тыс. рублей, в фонд обороны. Руководил успешно прииском им. Ворошилова, в 1944 г. стал начальником прииска им. Гастелло прииск опять становится лучшим. В 1950-е годы руководил рудником им. Белова.

А добывать золото приходилось так. Из воспоминаний В. И. Завадского (о 1941-1942 гг. на прииске им. Ворошилова): «Вскрывали торфа, то есть били грунт ломами, взрывали и вывозили породу за контур в коробах по ледяной дорожке. Все делали вручную. Позже привезли нам двигатель «Красный прогресс», который и приспособили для постройки механической дорожки. Теперь уже отвальную породу вывозили не на себе, а двигателем. Наступила весна. Нужно было готовить к работе приборы. В то время приборы строили деревянные, скрубберов не было, только деревянные колоды. Для промывки золотоносных песков нужна была вода. Вода рядом, в речке, а как подвести ее к приборам? Ведь и насосов не было. Выходили из положения так: строили сплотки, по которым пускали воду, заводя ее в верховья ключей. Если прибор стоял далеко от ручья, воду направляли по сплоткам, а от сплоток по желобам с задвижками. Вода от желоба попадала в колоду, а здесь пески буторили вручную пробуторщики».

Во время промсезона все население Дальстроя становилось горняками и по приказу и без приказа.

Из приказов Дальстроя:

От 25 сентября 1941 г. «…чтобы обеспечить выполнение октябрьского плана, на каждого работающего на прииске независимо от занимаемой должности и выполняемой работы установлена норма намыва металла в сутки: …в ТГПУ – 5 г».

От 7 мая 1943 г. «…из предприятий и организаций Магадана откомандированы на время промывочного сезона с 10 мая по 1 октября для работы на приисках 2150 чел., из них на прииск им. Ворошилова – 1000 чел.».

От 9 июня 1944 г. «…мобилизовать со всех подсобных, промышленных, строительных организаций Дальстроя рабочую силу: 2700 чел. вольнонаемных, 1500 чел. заключенных. Срок отправки – 20 июня».

Такие приказы издавались регулярно в Магадане и на местах. Школьники-старшеклассники тоже участвовали в промывке, но добровольно. Вот строчки из воспоминаний о работе на прииске им. Ворошилова летом 1943 г. одного из них – магаданца Евгения Саночкина:

«Погостив неделю в Усть-Омчуге, я отправился на прииск. Вместе с несколькими горняками ехали на попутке. А последние километров пять пришлось идти пешком по краю огромного оврага. Притомившись, сел на бугорок отдохнуть. Жара в июле была невыносимая. И открылась такая картина: внизу сотни, а может, тысячи полуголых людей катали по доскам тачки, доверху груженные золотоносными песками, к бункерам огромных деревянных промывочных приборов… Шел я по «маршальской» долине на участок №6 «Наталка» прииска им. Ворошилова. Смотрю – вблизи дороги сидит у костра группа зэков, чифирят. Подхожу, поздоровался. Один из них говорит: «Садись, сынок, попей чайку. Если есть махорка, дадим золотишка». Но я тогда не курил».

Приток новой рабсилы в войну резко сократился. Чтобы компенсировать недостаток в новых рабочих, освободившихся из лагерей, бывших заключенных оставляли «до окончания войны» при Дальстрое в качестве вольнонаемных, фактически переводя жить из лагерной зоны в общежития для вольных на том же предприятии. А те, у кого были «контрреволюционные статьи», оставались в лагере «до окончания войны».

Другой выход был в механизации горных работ. Первая в Дальстрое экскаваторная станция была создана летом 1942 г. в Омчакской долине. Первым ее начальником был Н. Хлюпас, впоследствии руководивший приисками им. Тимошенко и «Пионер». В августе 1944 г. на прииске им. Ворошилова впервые на Колыме прошел испытание промывочный прибор с бульдозерной добычей и погрузкой песков. Руководил этими испытаниями гл. инженер прииска М.Я. Спиридонов.

Матвей Яковлевич Спиридонов. На Севере работал с 1939 г., в том числе в 1941-1945 гг. – гл. инженером прииска им. Ворошилова, в 1945-1950 гг. – гл. инженером и начальником прииска «Ольчан», в 1955-1960 – директором Индигирского ГПУ, с 1965 г. он руководитель объединения «Якутзолото». Герой Социалистического Труда, награжден многими орденами и медалями. Первый свой орден Ленина он получил в феврале 1945 г. за работу на прииске им. Ворошилова.

Из его воспоминаний об этом: «Группа специалистов разработала конструкцию бункера для подачи песков на транспортер прибора. Уже первые дни работы бульдозера показали, какая это высокопроизводительная хорошая машина. Она разрабатывала и подавала на прибор для промывки в первые дни по 400 метров кубических песков за сутки, потом по 500, а в отдельные дни – по 700. Рядом работали приборы с мускульной подачей песков. Их обслуживали бригады по 40-50 горняков. Суточная производительность их не превышала 250 кубометров».

Первый бульдозер был иностранного производства – «Катерпиллер», а чуть позже, но тоже в 1944 г. на прииске им. Гастелло прошли испытания три отечественных бульдозера – С-80.

Кроме того, в промсезон увеличивался рабочий день и сокращалось количество выходных дней.

[singlepic id=10607 w= h= float=none]

Таких высот по количеству добытого золота, как в 1942, 1943 годах, да и в 1944 г. тоже, омчакские прииски больше не достигали.

С 1945 г. с небольшим преимуществом в лидеры вышел прииск им. Гастелло. А всего из россыпей Омчакской долины в первое послевоенное десятилетие добывали в среднем около 5 т в год стабильно.

Эта стабильность в послевоенные годы поддерживалась в том числе и введением зачетов рабочих дней для заключенных Дальстроя в конце 1947 г., в результате чего за хорошую работу сокращался срок заключения, и введением заработной платы с 1 января 1949 г.. Отчеты о культурно-воспитательной работе по ИТЛ Дальстроя содержат достаточно много информации о работе омчакских заключенных. Так, например, на прииске им. Гастелло з/к машинист экскаватора Новиков с ноября 1947 г. по первый квартал 1949 г. получил 904 зачетных дня, сократив срок наказания на 2,5 года, слесарь Рыбаков В. Н. с прииска им. Тимошенко за тот же период – 431 зачетный день. Из доклада о состоянии КВР среди з/к ИТЛ Дальстроя за 1-е полугодие 1952 г.: «Бригадир шурфовочной бригады ОЛПа №9 Тенькинского ИТЛ з/к Николаев имеет зачетных дней 4 г. 3 мес. На его лицевом счету – 22192 руб.».

В 1946 г. прииск им. Ворошилова на р. Омчак был ликвидирован, а новый прииск со старым названием возник на месторождении руч. Родионовский. Бывшие месторождения прииска, расположенные в Омчакской долине, отрабатывались расширившимся прииском им. Тимошенко. В 1949 г. была попытка опять создать здесь прииск, но просуществовал он только несколько месяцев под названием «Смелый», к середине 1950 г. его не стало, месторождения вновь стали тимошенковскими.

В конце 1951 г. был расформирован и прииск им. Гастелло, чтобы под тем же именем возникнуть вскоре в другом месте (см. раздел «Новый «Гастелло»). Часть горных отводов бывшего прииска отошла к вновь расширившемуся прииску им. Тимошенко, другая часть – к прииску им. Буденного. Некий парадокс – самые сильные прииски ликвидировались, а довольно-таки скромный прииск им. Тимошенко расширялся за счет их месторождений. Как водится на Колыме, населенные пункты имели те же названия, что и предприятия, их образующие. Так старый поселок им. Ворошилова в 1946 г. стал пос. им. Тимошенко , а прежний поселок Тимошенко стал называться Старым Тимошенко.

Все годы существования приисков в Омчакской долине во времена Дальстроя НКВД – МВД появлялись новые горные участки и новые лагерные зоны. Чтобы меньше тратить лагерному контингенту времени на дорогу, жилые зоны строили ближе к местам работ. Так возникали свои «микрорайоны» на каждом прииске, включавшие лагерные зоны и рядом поселки для вольных. Мобильность – одно из «преимуществ» принудительного труда, поэтому по мере надобности некоторые лагерные зоны меняли места своих дислокаций.

Прииск им. Тимошенко, по данным на 1 марта 1952 г., обслуживал ОЛП № 9 Тенькинского ИТЛ и ГПУ. ОЛП № 9 состоял из трех лагерных пунктов: Л/п центральный «Средний Омчак» (в 124 км от Теньлага), Л/п № 5 Гастелло и Л/п 308 км с общим количеством заключенных в ОЛПе 1626 чел. Из этого количества заключенных 587 человек (36%) имели статьи «за контрреволюционные преступления», еще 177 человек были осуждены уже в лагерях за бандитизм и 175 человек за побеги. Две последние группы отныне принадлежали к уголовно-бандитствующему элементу (вне зависимости, по каким статьям они были осуждены первоначально). Остальные по составу преступлений относились к «прочим». Жили з/к в 16 мохоплитных бараках, износ которых составлял 90%, и в 6 рубленых бараках с износом 30%. Жилой площади на каждого з/к приходилось в среднем по 1,4 квадратных метра. В справке-характеристике ОЛП отмечено, что тогда же строился новый лагерь на 14 деревянно-рубленых бараков и строительство уже выполнено на 80%.

Учитывая расстояние от Теньлага, а также обозначения лагерных зон на карте, центральный л/п «Средний Омчак» – не что иное, как первоначальный лагерь прииска им. Ворошилова, созданный еще в 1941 г. напротив устья руч. Наталкин (отсюда и почти развалившиеся мохоплитные бараки). А новый лагерь был построен недалеко от старого, на правобережной сопке от ручья Вынос. ОЛП «Средний Омчак» неоднократно упоминается и в приказах санотдела ТГПУ 1948, 1950 г.. ОЛП «Средний Омчак» упоминается и в лагерной документации 1949 г., но чаще употребляются названия ОЛП прииска им. Тимошенко.

Л/п 308 км располагался на развилке дорог – Тенькинской трассы и зимника на Оротук. В 1948 г. здесь был лесозаготовительный участок, в котором был медпункт, упоминается в приказах санотдела ТГПУ. Вероятно, те же функции он выполнял и позже.

Лагерная зона на левобережье в нижнем течении ручья Глухарь отмечена на карте 1944 г. (в 500 м от р. Омчак и в 700 м от трассы)43. Вероятно, здесь первоначально (с 1941 г.) и располагалась лагерная зона прииска им. Тимошенко, а вольный поселок прииска рос вдоль трассы. В 1952 г. зоны здесь уже не было, а в 1948 г. Л/п «Глухарь» упоминается в приказах санотдела ТГПУ. По свидетельству Г. С. Жженова, в годы войны в верховьях руч. Глухарь «у самого перевала» располагался один из пяти участков прииска им. Тимошенко, который в 1943 г. сделали штрафным прииском. По-видимому, он так и оставался одним из участков прииска, а не самостоятельным прииском, только с усиленным режимом, в отличие от остальных, где режим содержания з/к был общим.

Основной поселок прииска им. Буденного находился на левом берегу р. Омчак, вытянувшись вдоль автотрассы более чем на километр. На правом берегу р. Омчак, в приустьевой части руч. Павлик, под сопкой, располагалась другая часть пос. им. Буденного. Здесь же на склоне сопки была и самая большая жилая зона лагеря. Выше по течению Павлика, на склоне сопки в Распадке № 2 располагался еще один «микрорайон» прииска – Павлик, а на расстоянии чуть больше километра от последнего, Л/п «Крутой» на одноименном ручье (упоминается в приказах санотдела ТГПУ за 1948 г.), где, по свидетельству Л. Волобуевой, содержалось человек 100 штрафников.

В справках-характеристиках лагерных отделений, по состоянию на 1.03.1952 г., приведены сведения об ОЛП № 4 Тенькинского ИТЛ и ГПУ, з/к которого обслуживали прииск им. Буденного. Этот ОЛП состоял из 5 лагерных пунктов: центральный Л/п «Нижний Омчак», Л/п № 6, Л/п «Крутой», Л/п «Севастопольский» и Л/п «Автобаза». Л/п «Крутой» был усиленного режима, остальные – общего. Количество з/к в ОЛП составляло 2778 чел., из которых по составу преступлений 449 чел. (16,2%) составляли «контрреволюционеры», 216 (7,8%) были осуждены за бандитизм в лагере, 220 (7,9%) – за побеги. На весь ОЛП было 12 з/к женщин. Все жили в деревянно-рубленых и мохоплитных бараках. Жилплощади на каждого з/к приходилось в среднем по 0,9 мера квадратного.

Л/п «Нижний Омчак» располагался в пос. им. Буденного, «Крутой» – на одноименном притоке руч. Павлик. Где находился Л/п № 6, установить не удалось, Л/п «Автобаза», очевидно, в пос. Транспортном (см. ниже). Л/п «Севастопольский» был расположен уже не в Омчакской долине, а на одноименном притоке р. Теньки, и, учитывая, что там золото не добывали, по всей вероятности, это был лесозаготовительный участок прииска.

В 1953 г. в системе лагерей Дальстроя прошла очередная реорганизация в связи с передачей их из МВД в Министерство юстиции. В декабре 1953 г. по приказу начальника УСВИТЛа в Омчакской долине прежние ОЛПы получили новые названия: лагерное отделение (ЛО) № 4 «Нижний Омчак» и ЛО № 9 «Верхний Омчак».

Ровесник Победы

Так сложилось, что в коллективе тенькинских геологов преобладали специалисты по коренным месторождениям. По их инициативе, сразу же после открытия россыпей в Омчакской долине и притоках р. Омчак, развернулась интенсивная деятельность по выявлению коренных источников.

Первый успех пришел в 1942 г. Рудопоисковая партия масштаба 1: 25000, возглавляемая Е.П. Машко, обнаружила в верховьях ручьев Наталкин, Глухарь и Павлик ряд золоторудных проявлений, приуроченных к минерализованным зонам. Эти работы были продолжены и в 1943 г. В 1944 г. в результате работ Первой Омчакской (руководитель Н.И. Карпенко) и Второй Омчакской (руководитель М.М. Суворов) партий масштаба 1: 5000 обнаружено наличие трех золоторудных месторождений – Наталкинского, Павликовского и Омчакского. Общее руководство этими партиями осуществлял Е.П. Машко.

В конце 1944 г. был организован Омчакский разведрайон, начальником его был назначен Е.П. Машко. Как и большинство населенных пунктов долины, он расположился у автодороги на левом берегу р. Омчак между ручьями Казбек и Вынос, между поселками приисков им. Ворошилова и им. Тимошенко. Началась систематическая разведка омчакских рудных месторождений, продолжавшаяся разведрайоном до 1957 г..

Евгений Пантелеймонович МашкоЕвгений Пантелеймонович Машко. Родился в 1908 г. в Краснодарском крае. После окончания в 1934 г. Московского геологоразведочного института работал во Всесоюзном исследовательском институте минерального сырья. В 1940 г. по решению ЦК ВКП(б) был направлен на работу в систему Дальстроя. С 1940 по 1951 г. работал в Тенькинском районе начальником полевых партий, начальником и ст. геологом разведрайона и начальником геолого-поискового отдела райГРУ. Он по праву считается первооткрывателем рудных месторождений Омчакской долины. Он не только открыл, но и вплоть до 1950 г. с научной скрупулезностью изучал их. Его описание месторождений явилось первой наиболее полной сводной работой по геологии и рудоносности бассейна р. Омчак. В феврале 1945 г. награжден орденом Трудового Красного Знамени, а в 1951 г. стал лауреатом Сталинской премии. С 1952 г. он работал в ГРУ Дальстроя. Умер в 1955 г. в Москве.

Приказом Дальстроя с 25 сентября 1944 г. на прииске им. Ворошилова был организован Омчакский горно-рудный участок для проведения подготовительных работ, добычи руды и обработки ее на бегунной фабрике. Ему устанавливается план добычи и обработки руды: с 1 октября – 25 т/сутки, с 15 октября – 50 т/сутки. Началась добыча золота из жилы №3 на Наталкинском месторождении.

«Первую руду брали с вершины сопки. Вручную кайлили руду и спускали по склону. Руду на фабрику возил один полуторатонный «газик». Фабрика начала свое существование с двух бегунных чаш, работавших на шестернях, зубья для которых вытесывались из березы. В поисках березы были обшарены все сопки далеко за Кулинским перевалом. Деревянные зубья держались только несколько смен, и на их изготовление уходила уйма времени. Несколько человек непрерывно тесали березовые бруски, делали зубья», – вспоминали старожилы это трудное время на встрече у секретаря райкома КПСС в 1966 г..

За последние два месяца 1944 г. было получено 86 кг химически чистого золота. Еще в октябре 1944 г. по приказу № 516 Дальстроя месторождение в верховьях руч. Наталкин получает название им. Матросова (спустя годы незаметно оно потеряет это название и будет именоваться, как и первоначально, Наталкинским).

В ноябре планируется с 1 января 1945 г. начать строительство золотоизвлекательной фабрики (ЗИФ) производительностью 100 т/сутки и рудника производительностью 200 т/сутки сортированной руды. Пуск фабрики был намечен на 10 мая 1945 году. В январе фабрику решено строить уже на 300 тонн руды в сутки и строительство первой очереди закончить к 1 апреля.

В 1945 г. приказом № 171 от 7 апреля на базе рудного месторождения им. Матросова организуется золоторудный комбинат (ЗРК) ТГПУ. В его составе – рудник им. Матросова (на базе бывшего горно-рудного участка прииска им. Ворошилова) и ЗИФ. Начальником комбината утвержден И.М. Жиленко, начальником рудника – Д.С. Поповиченко, гл. инженером рудника – А.В. Лунев, начальником ЗИФ – К.С. Желудев. Вскоре ЗРК получает название им. Берии.

По проекту только на руднике им. Матросова (без ЗИФ) численный состав работающих планируется в 955 человек, в том числе на основном производстве – 578. Это бурильщики, разборщики, откатчики, крепильщики, запальщики, плинтовщики. 23 специалиста должны были составить аппарат рудника, остальные направлены во вспомогательные цеха. Среди последних – машинисты компрессорных станций, бурозаправщики, слесари, водители автомашин и возчики на гужевом транспорте, столяры, лесорубы, плотники. Есть даже почти экзотические профессии – углежоги, рабочие по заготовке мха и глины, по заготовке финстружки и т. д. Полсотни квалифицированных рабочих были взяты с рудников «Бутугычаг», «Хениканджа» и им. Лазо. Остальные постигали горные профессии на месте.

9 мая 1945 г. на ЗИФ переработана первая тонна руды, добытая на руднике. А всего за 1945 г. ЗРК получил 1339 кг химически чистого золота, себестоимость 1 г которого составила 12 руб. 76 коп. .

Все делалось на голом месте и практически вручную. Горное оборудование, в основном зарубежного производства, – перфораторы и отбойные молотки марок «Вортингтон», «Кливланд», «Джекгамер», вагонетки типа «Анаконда», которые катали вручную, – вот то немногое, что было на вооружении у золотодобытчиков в 1945-1946 гг..

1 февраля 1946 г. ГРК им. Берии (так он именуется в отчетах за 1945 г.) разделяется на два самостоятельных предприятия – рудник им. Матросова и ЗИФ им. Берии. Оба остаются в составе ТГПУ. В отчете рудника за 1946 г. говорится, что «…Рудник на 1 января 1946 г. не имел ни одного служебного или производственного помещения, за исключением компрессорной временного типа, построенной в декабре 194? г., представляющей собой незаконченное строительством здание. Механический цех, бурозаправочная, кузница и стройцех находились на открытом воздухе, полностью отсутствовало какое-либо станочное оборудование».

Не доставало и многого другого. Поставляемый со складов аммонит в 15-20 раз превышал норму влажности, а значит, имел низкую взрывную силу. Его просушку не могли организовать, потому что в работу он шел «с колес». Кулинская электростанция, снабжавшая рудник электроэнергией, систематически ее недодавала из-за малой мощности. Единственный на руднике компрессор производительностью 38 м3/мин. работал с большими перебоями из-за недостатка электроэнергии. Заключенные из новых этапов, ранее никогда не работавшие в горной промышленности, составляли 73%, а среди бурильщиков их было 85%. Этот факт тоже не повышал производительности труда. Материально-техническая база ЗИФ была еще хуже, тем не менее, мощность ее постоянно возрастала.

Приказ от 5 апреля 1946 г. предусматривал повысить производительность ЗИФ им. Берии с 500 до 750 т/сутки, построить цех для флотации хвостов фабрики и цианирования флотационного концентрата. Сроки пуска расширенной фабрики намечались на 26 апреля, цеха флотации и цианирования – 1 мая. На все это отпускалось меньше месяца.

В первые годы отсутствовал генеральный проект отработки месторождения, работали только по годовым планам, брали, где богаче и проще, что влекло за собой нарушение правил технической эксплуатации месторождения и большие потери металла.

В октябре 1947 г. был организован Омчакский золоторудный комбинат (ОЗРК). В его составе – рудник им. Матросова, ЗИФ им. Берии и новые рудник и фабрика «Дегдекан». В марте следующего года ОЗРК расширился за счет влившихся в него рудника и фабрики им. Белова с рудным участком «Родионовский».

Рос и развивался сам рудник им. Матросова. Увеличилась и энергетическая база. В 1947 году в системе ТГПУ был организован Тенькинский энергокомбинат, состоящий из Кулинской, Омчакской и Тенькинской электростанций, работающих в кольце, хотя электроснабжение рудника от Омчакской подстанции ТЭК при напряжении 6 кВт производилось по единственной воздушной линии электропередачи протяженностью около 6 км, построенной на деревянных опорах еще в 1946 г.. Не трудно догадаться, что происходило во время даже незначительного выхода из строя этой линии.

В сентябре 1951 г. происходит новая реорганизация. Ликвидируется ОЗРК. Рудник им. Матросова и ЗИФ им. Берии вновь объединяются под наименованием «Рудник им. Матросова» (ЗИФ получает права цеха). Но и спустя пять лет рудник оснащен современной техникой недостаточно, здесь много ручного труда.

«…До сих пор ручная уборка при проходке нарезных выработок составляет 100%. Вручную производится дробление негабаритных кусков руды на грохоте камеры опрокида и скреперных штреках, недостаточно механизированы и другие работы».

Транспортировка руды и породы по подземным выработкам осуществляется вручную в вагонетках «Анаконда», и только на горизонте 700 метров по основному откаточному штреку работал аккумуляторный электровоз. Правда, руду на поверхности до фабрики с июня 1949 г. доставляли по канатно-подвесной дороге протяженностью 4 км 150 вагонеток со скоростью 2,5 м/сек. В сутки перевозили 1350 тонн руды. Обслуживали дорогу 72 человека. Служила эта дорога до 1961 г.. Одним из разработчиков этой дороги был Павел Адольфович Бауэр, бывший политзаключенный Дальстроя, бывший трудармеец Теньки, а потом инженер-конструктор ТГПУ.

По-прежнему основная рабсила – заключенные. Горно-проходческие бригады состояли из них на 100%. К тому же с 1949-1950 гг. это заключенные Берлага, особого лагеря, созданного для самых опасных преступников, коими считались политзаключенные. Различные поощрительные системы оплаты труда, разработанные в Дальстрое для повышения производительности труда вольнонаемных рабочих, увы, были здесь неэффективны.

«…Рабочие контингента третьей группы (береговой лагерь) не только не получают никакой денежной оплаты труда, но даже не знают о размере начисленной им заработной платы, так как бухгалтерия обезличенно переводит всю сумму начисленной зарплаты в управление берегового лагеря». Система поощрения этого контингента рабочих в плане на 1952 г. включала в себя ряд мер по улучшению условий труда: улучшенная вентиляция отдаленных и глухих забоев, организация мокрого бурения, респираторы и т. п.. И это считалось поощрением!? Разумеется, новые затраты вели к удорожанию работ. Себестоимость 1 г химически чистого золота за 1951 г. составила 32 руб. 30 коп..

Не было не только генерального проекта отработки месторождения, даже запасы месторождения впервые были утверждены Государственной комиссией только в 1949 г., через 5 лет после начала отработки.

Спустя 7 лет после окончания войны проектировщики предложили «разрабатывать месторождение открытым способом, а руду перерабатывать на золотоизвлекательной фабрике, мощность которой в 10 раз превышает ныне (в 1970 г. – И.Г.) существующую. Территория, на которой сейчас расположен поселок рудника, отводилась под производственную зону, и строительство жилья в этом месте не предусматривалось. Проектом намечалось сооружение поселка городского типа на территории нынешнего поселка Омчак». Но на такой проект денег тогда не нашлось, пришлось довольствоваться тем, что было.

В первые годы работы рудника и фабрики лагерные зоны, их обслуживающие, относились к общим лагерям Теньлага и, по-видимому, были зонами прииска им. Ворошилова, Омчакского разведрайона и Омчакской стройконторы. Лагпункт Омчакской стройконторы упоминается в приказах санотдела ТГПУ за 1948 г..

При образовании системы особых лагерей в нашей стране, и Берлага в частности, для обслуживания рудника и фабрики, общие зоны заменяются берлаговскими. Сначала берлаговцы появились на фабрике им. Берия. В январе 1950 г. было начато развертывание и организация ЛО № 15 по обслуживанию рудника им. Матросова. В докладной записке начальнику ГУЛАГа Добрынину о ходе организации, состоянии и деятельности Берлага по состоянию на 1.02.1950 г. сообщалось, что «контингент в это лагерное отделение будет завозиться в феврале из транзитного лаготделения Магадана по мере готовности жилого фонда для заключенных, работников лагерного сектора и конвойных войск, так как данное лаготделение строится на новом месте и кроме четырех недостроенных бараков других построек не имеет». Конфликт между производственными структурами Дальстроя и Берлагом, где требовался усиленный режим содержания з/к, отражает, например, докладная начальника конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенанта Бочкова в адрес начальника ГУЛАГа Добрынина от 14 января 1950 г. В докладной говорится, что руководство Дальстроя требует от командира 86-й дивизии конвойных войск принять под охрану не готовые ЛО в составе Берлага. В их числе ЛО №3 (по обслуживанию фабрики им. Берия), где «лагерная зона, состоящая из деревянного забора, на 1/3 разрушена. Внутренней предупредительной зоны нет. Освещение, сигнализация и связь отсутствуют. Помещений для размещения личного состава войск не подготовлено, ограждений производственных участков нет». В ЛО №15 (рудник им. Матросова) – «Лагерная зона не построена, поставлены только столбы. Помещений для размещения личного состава войск нет. Производственные объекты рудника никаких ограждений и освещения не имеют».

В 1951 г. объединились в одно лагерное отделение с двумя лагпунктами ЛО № 3 и ЛО № 15 (номер объединенного ЛО остался 3).

[singlepic id=10609 w= h= float=none]

Численность заключенных, обслуживающих рудник и фабрику в 1950-1952 гг., превышала 1,5 тыс, а в 1953-1954 гг. уменьшилась примерно на 200 чел., а с жильем для з/к всегда была острая проблема.

По плану капитального строительства рудника на 1952 г. предусматривалось «построить лагерный пункт № 1 на руднике: вахту в рабочей зоне для обыска з/к на 50 чел., столовую с пищеблоком, 2 жилых барака, штрафбарак, казарму для надзирательского состава со столовой и ленкомнатой, 4-х квартирный жилдом офицерского состава гарнизона и лаготделения, склад для гарнизона под продовольствие и вещдовольствие.

В лагпункте № 2 построить вахту в рабочей зоне для обыска з/к на 50 чел.».

Вместе с рудником, фабрикой, лагерными зонами росли и населенные пункты, как водится, они имели те же названия, что и предприятия их образующие.

Поселок руд. им. Матросова  растянулся вдоль узкой долины руч. Наталкин почти на 2 км, начинаясь от устья впадающего в него притока Увальчик и почти до истоков руч. Наталкин. Выше всех располагалась лагерная зона, ближе к горным выработкам. Долина ручья очень узкая, все постройки располагались на левом более пологом склоне сопки с небольшим перерывом в застройке. Поэтому появились такие названия – Верхний поселок и Нижний поселок .

Поселок фабрики им. Берия (с 1953 г. Фабричный). (Эти названия упоминаются в многочисленных архивных документах). Золотоизвлекательная фабрика была построена на левом притоке р. Омчак, ручье Раздельном, в 5 км от рудника. Хвостохранилище ЗИФ расположилось между фабрикой и дорогой, а вокруг всего этого лагерные зоны, бараки и индивидуальные домики вольного поселка, именуемого на карте Верхним Омчаком. Между крайними строениями Нижнего поселка рудника и крайними строениями Верхнего Омчака 2 км. Здесь же, на территории Верхнего Омчака располагалась и Омчакская стройконтора. Стройконтора занималась в большей степени производственным строительством, а не жилищным.

Рудник и фабрика были пущены в эксплуатацию без наличия материально-технической базы для основного производства и вспомогательных служб. За первые 5 лет «основное производство рудника выросло в 4 раза, но до сих пор не имеет капитально выстроенных и надлежаще оборудованных жилых домов и производственных помещений». Такие «мелочи», как жилье и культбыт, оставались на последнем месте. Но все же людям надо было где-то жить. Для заключенных строили бараки, также приходилось и утепленными подручным материалом палатками довольствоваться. Вольные, как правило, из бывших заключенных, ссыльных и спецпоселенцев, тоже жили в барачных общежитиях или строили себе неказистые домики.

Обеспеченность жилплощадью на руднике в 1951 г. составляла: 69% в общежитиях и 33% в квартирных домах.

Об уровне жизни, в частности, об обеспеченности жилплощадью работников рудника, фабрики и разведки и количестве населения свидетельствуют архивные документы, цифры из которых сведены в таблицу.

[singlepic id=10611 w= h= float=none]

Из тех же документов видно, что в начале 1950-х гг. около 40% населения рудника и разведрайона проживало в общежитиях.

«В июле 1956 г. на рудник прибыли первые 128 комсомольцев – посланцев Москвы. К их приезду подготовили поселки Верхний и Молодежный». Пос. Верхний – вероятно, имелся в виду Верхний поселок, относящийся к пос. Матросова, а не Верхний Омчак, который примерно с этого времени стал именоваться Молодежным. Точнее, Молодежный, – эта та часть бывшего Верхнего Омчака, которая расположена на правом берегу Омчака, между ручьями Наталкин и Коротыш, а все, что осталось на левом берегу в районе фабрики, осталось пос. Фабричным. Улица Новая, например, имеет одну нумерацию домов, но часть их расположена в пос. Молодежный, а другая часть в пос. Фабричный. Вскоре пос. Молодежный, Фабричный, Омчак-2 станут частями одного поселка Омчак, хотя название «Молодежный» в неофициальных документах можно встретить и поныне.

В 1950-е годы учреждения соцкультбыта в поселках рудника размещались в маленьких приспособленных тесных помещениях. Больница на 25 мест в пос. им. Берия была еще в 1946 г., позже она была преобразована во врачебный здравпункт. Клуб и детские сады были там тоже с 1950-х годов (на 1.01.1956 г. были детсад в пос. им. Матросова на 93 и в пос. Молодежный на 106 детей). 1 сентября 1956 г. в пос. им. Матросова была открыта начальная школа.

«Строительство жилья и зданий культурно-бытового назначения не велось вплоть до 1959 г..

В ноябре 1967 г. создано Омчакское СМУ, вероятно, на базе бывшей стройконторы.

В 1960-е годы рудник им. Матросова вновь отрабатывал месторождения «Игуменовское» и «Родионовское».

Приказом № 586 от 31 октября 1969 г. рудник им. Матросова выведен из состава ТРГПУ и подчинен непосредственно объединению «Северовостокзолото». В 1970-е годы на месте деревянного разрушавшегося здания старой фабрики была построена новая ЗИФ с новым технологическим оборудованием, к настоящему времени уже устаревшим. И в последующие годы продолжалась реконструкция рудника, вводились в отработку новые горизонты, применялись новые технологии и машины.

В период 1979-1988 гг. население только лишь пос. им. Матросова было стабильным и превышало 2 тыс. чел., а после стало резко уменьшаться до 680 чел. в 1998 г.. Перестроечные процессы лихорадили все предприятия, население уезжало.

В мае 1994 г. предприятие «Рудник им. Матросова» преобразовано из государственного в одноименное акционерное общество открытого типа.

К началу нового века «на месторождении пройдено более 500 км подземных горных выработок, добыто из недр свыше 23 млн т руды, из которой получено около 64 т химически чистого золота». Проектная годовая производительность ЗИФ составляет 660 тыс. т руды.

Ежегодно рудник добывал более тонны золота, а мог бы добывать до 10 тонн, так считают специалисты. Для модернизации рудника и фабрики требуются инвестиции. Потенциал же месторождения огромен. «По состоянию на 1 января 2000 г. учтено 245,4 т золота и 68,6 т серебра для подземной отработки». С учетом открытой добычи и прогнозных запасов на флангах «общие запасы месторождения оцениваются в 720 т золота».

Инвестиции для рудника нашлись в лице акционеров «Норильского никеля». В 2004 г. он стал хозяином рудника. Главным в направлении его работ оказалось «хорошо забытое старое» – переход от подземной добычи к открытым горным работам. Летом 2004 г. подземная добыча на месторождении была приостановлена, и началась интенсивная геологоразведка. В конце декабря 2006 г. в ГКЗ РФ состоялась защита запасов Наталкинского месторождения – 1500,8 т золота для добычи открытым способом и еще 335 т забалансовых. Месторождение получило статус самого крупного в России и одного из крупнейших золоторудных объектов в мире. Лицензией на освоение месторождения в настоящее время владеет ОАО «Рудник им. Матросова», входящее в структуру золотодобывающей компании «Полюс Золото». Отработку месторождения планируется начать с 2013 г..

[singlepic id=10612 w= h= float=none]

Судьба пос. им. Матросова предрешена, его не будет, на этом месте будет карьер. Новый поселок будет размещен за пределами производственной зоны. Есть надежда, что это будут современный поселок и современное производство.

 

Прииски и поселки Омчакской долины во второй половине ХХ века

В марте 1953 г. Дальстрой из ведения МВД был передан в состав Министерства металлургической промышленности (позже Министерство цветной металлургии), а в декабре этого же года были образованы Тенькинский район (2 декабря) и Магаданская область (3 декабря). И хотя Дальстрой, а в районе главное его подразделение – ТГПУ оставались значительными хозяйственными организациями вплоть до лета 1957 г., многое в жизни района стало меняться.

Одним из характерных явлений в хозяйственной жизни района и Омчакской долины, в частности, стало укрупнение предприятий. Укрупнение началось еще при Дальстрое в начале 1950-х, но наибольшего размаха оно достигло во второй половине 1950-х.

К 1953 г., как было сказано выше, в Омчакской долине работали три прииска – им. Тимошенко, им. Буденного и прииск им. Гастелло (новый). С 1 декабря 1955 г. был ликвидирован прииск им. Буденного. Горные отводы бывшего прииска перешли к приискам им. Гастелло и им. Тимошенко. В феврале 1957 г. произошло слияние приисков им. Тимошенко и «Ветреный» под наименованием первого, а в январе 1958 г. база прииска была переведена из Омчакской долины в пос. Ветреный на р. Колыму. С этого времени хозяином всех россыпей Омчакской долины стал прииск им. Гастелло.

Омчакская долина во времена Дальстроя была населена так плотно, что населенные пункты следовали один за другим, практически сливаясь, где чередовались многочисленные лагерные и вольные зоны, различные производственные и служебные постройки. Я не оговорилась, назвав вольной зону. По существу, в поселках, где жили вольнонаемные, тоже была зона, только без колючей проволоки и охраны. Здесь жили освободившиеся из лагерей и не имеющие права выезда спецпоселенцы и ссыльнопоселенцы. Даже смену места работы все эти контингента должны были согласовывать с начальством и спецкомендатурами.

По Указу Президиума Верховного Совета СССР № 134/27 от 10 марта 1956 г. была отменена ссылка. Ссыльнопоселенцы могли уехать. 29 июня 1956 г. по приказу МВД был закрыт Теньлаг. Конечно, уезжали многие, но далеко не все, кого когда-то привезли сюда в трюмах пароходов. Кто-то обзавелся семьей, здесь была работа, какое-никакое жилье. Многим просто некуда было ехать. Другие, уехав, вскоре возвращались обратно, как, например, отбывшие срок на руднике «Хениканджа» супруги Логиновы.

«В 1957 году поехали к его родне сначала на Урал, потом в Тулу. Он на работу устроился, я уже была беременна, и вскоре там родила дочь. Но начались конфликты с родственниками из-за жилья, из-за всякой мелочи, жить стало невозможно. Я написала подругам на Хениканджу, чтоб денег прислали на дорогу. Они прислали, и мы решили возвращаться сюда».

И это не единственный случай такого рода. Наконец, оставались и потому, что полюбили наш край.

В связи с такими переменами в жизни долины лагерные зоны начали исчезать, а вольные поселки меняли хозяев и названия. Образование Советов в начале 1954 г. разделило поселки Омчакской долины на два административных образования – Гастелловский и Тимошенковский поселковые Советы. В первый из поселков долины вошли населенные пункты: им. Гастелло, Транспортный, им. Буденного, Павлик, во второй – все остальные поселки долины. Осенью 1957 г. в связи с Указом Верховного Совета СССР «Об упорядочении дела присвоения имен государственных и общественных деятелей.» были переименованы пос. им. Тимошенко в Омчак, а пос. им. Буденного в Нагорный.

В последующие годы строились и улучшались поселки, где находились административные центры поселковых Советов и прииска, а мелкие населенные пункты ликвидировались. На отдаленные участки прииска рабочих возил автобус, надобность таких поселений отпала. Исчез населенный пункт Павлик. Если на 1.01.1954 г. в поселках прииска им. Буденного проживало 1100 чел. и то к декабрю 1956 г. их осталось только 450 чел.. И позже численность населения в пос. Нагорный продолжала падать – (на 15.01.1970 г. – 261 чел., на 1.01.1980 г. – 206 чел., на 1.01.1990 г. – 70 чел.). Сначала исчезла часть поселка, расположенная вдоль трассы, а часть поселка на правом берегу р. Омчак перестала существовать в 1992 г. Пос. Ремонтный (Старый Гастелло) исчез с карты района в начале 1970-х, когда цех ремонта бульдозеров был переведен в Усть-Омчуг. Перестал существовать и населенный пункт Старый Тимошенко, а все остальные поселки бывшего прииска им. Тимошенко (с 1958 г. – это 2-й участок прииска им. Гастелло), и поселки фабрики им. Матросова стали именоваться пос. Омчак. Фактически в Омчак вошли следующие населенные пункты (в направлении снизу вверх по долине р. Омчак): Омчакский разведрайон (он же 2-й Омчак), им. Ворошилова -1-й (он же им. Тимошенко – 2-й), Верхний Омчак (он же Фабричный + Молодежный + пос. Стройконторы). Население пос. Омчак с середины 1950-х и до середины 1990-х всегда превышало 2 тыс., а в конце 1970-х составляло почти 3,5 тыс. человек, лишь в конце 90-х оно стало меньше 2 тыс. человек, оставаясь и сейчас вторым по численности населения поселком района.

О других поселках Омчакской долины Транспортном, им. Гастелло, им. Матросова рассказано выше.

Смена места расположений приисков с оставлением им прежних названий и другие переименования внесли путаницу и на государственную карту масштаба 1:500 000, изданную в 1957 г. Так, пос. Транспортный на ней обозначен как Мохоплит, пос. Ремонтный назван им. Гастелло, хотя в это время Гастелло располагался уже в другом месте. Старый Тимошенко обозначен как Омчак, а Омчак назван Свободным, в то время как населенный пункт с таким названием никогда здесь не был. Пос. им. Ворошилова (2-й), переименованный в Свободный в 1957 г., к этому вре-мени располагался на руч. Родионовском, это даже не Омчакская долина.

И еще одно наблюдение, связанное с названиями наших поселков. Практически все жители говорят, а в СМИ пишут, когда речь идет о поездке в тот или иной поселок – «поехал на Омчак, на Кулу, на Нелькобу и т. д.». В то же время мы ездим в Москву, в Саратов, в деревню Петушки и т. д. Вероятно, ошибка в применении предлога связана с тем, что сначала мы ездили на реку Омчак, на реку Кулу, на прииск им. Гастелло, а название поселка оставалось чем-то вторичным.

Из книги Инны Грибановой «Тенька – виток спирали»

Омчакская долина: 2 комментария

  1. Добрый день. Я внук Федора Данилович Милованова. Спасибо вам за статью. Если есть какие-либо ссылки на статьи или любые источники о моем деле, вышлите мне пожалуйста, буду вам очень благодарен.

  2. Очень интересная статья. Хочу заметить что на 78 год зиф Матросова добывала 12 тонн золота в год.В том же году когда фабрика не давала плана по добыче, на Карамкен отправляли здоровенную колонну машин, его тогда только открывали и добыча была просто бешеной. Мы жили на Фабричной улице, видимо в бывшей конторе,прямо рядом с фабрикой (через дорогу). Мы переехали туда в 74 году, фабрика была уже полностью построена. Я еще любовался ее макетом выполненном из оргстекла. Внутри трубы и кабеля, все в своем цвете, где что в цехах стоит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *